anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Как Гагарин эпоху сакрального закрыл

Разумеется, очередной юбилей выхода человека в Космос неизбежно означает появление огромного количества публикаций об открытии Космической Эры. Публикаций, безусловно, заслуженных – поскольку влияние космонавтики на развитие цивилизации в действительности очень большое. На порядок бОльшее, нежели это обычно представляется – поскольку важные тут не только спутники и космические станции, но и огромный спектр технологий, которые были порождены созданием подобных аппаратов. (Скажем, первые «твердотельные» интегральные схемы были созданы для применения в бортовом компьютере «Аполлона».)

Однако существует событие, не меньшее по значению, нежели открытие Космической Эры. Это – как не странно прозвучит – закрытие эры «докосмической», одной из важнейших особенностей которой была «закрытость небес», превратившихся в этот период в сакральное понятие. Доступное только «немногим избранным» -  точнее, не «избранным» (никто никого не избирал), сколько «нужнорожденным». Родившимся в «правильных» родах и фамилиях – царских или жреческих. (Уже для «обычных» аристократов небеса были закрыты.)

И вот в эти самые «эмпиреи» - которые ранее могли лишь обозревать издалека немногие «брахманы» - поднялся сын плотника, уроженец  деревни Клушино, обучавшийся в Люберецком ремесленном училище на профессию «формовщик-литейщик», а после в  Саратовском Индустриальном техникуме по тому же направлению. То есть, фактически, чистый пролетарий. (Высшее образование Гагарин получит уже после полета, в Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского.) Разумеется, у него был и аэроклуб, и в 1-е военное авиационное училище лётчиков имени К. Е. Ворошилова – в котором Юрий Алексеевич получил умение пилота, но это так же мало что меняет. Поскольку суть остается той же – это был чуть ли эталонный «обычный», низовой человек, не имеющий никаких связей с «лучшими». (Кстати, забавно – но в авиационное училище Гагарин был направлен … после воинского призыва.)

И вот этот самый обычный человек совершил свой самый обычный подвиг. Да, именно так: наверное, тут не надо говорить, что полет на космическом аппарате, не имевшем системы аварийного спасения, может рассматриваться как не просто рискованный, а крайне рискованный. (Впрочем, наверное, таких идиотов, которые об этом не догадываются, сейчас нет. А вот в году  1989 их было немало.) И как раз эта обычность, обыденность данного действа – вспомните классическое «Поехали!», данная фраза как раз про указанный момент – и стала тут самым главным. Ну, в самом деле, ведь это означало, что Юрий Алексеевич воспринимал свой полет… ну, примерно так же, как ранее воспринимал полет на поршневых машинах в аэроклубе, а затем – на реактивных истребителях в училище и во время службы.

Кстати, если кто помнит, то первый раз человек совершил управляемый полет на летательном аппарате («Флаер-1» братьев Райт) всего за 58 лет до старта «Востока-1». То есть, весь прогресс «человеческого полета» от фанерной «этажерки» до космической ракеты занял время, меньшее, нежели то, что прошло со времен Гагарина до наших дней. Но об этом будет, разумеется, сказано в отдельном посте. Тут же можно только еще раз указать на то, что выход человека в Космос на самом деле не только продолжил данное «движение» (развитие средств полетов), но перевел его совершенно новый уровень. Показав, что не только «приземное пространство», но вся остальная Вселенная является потенциально достижимой. И что больше нет в ней места сакральному, нечеловеческому, неземному. (На самом деле это стало понятно еще после запуска первого «Спутника», но полет «Востока» дал данному факту более, чем очевидное для всех подтверждение.)

Так была, фактически, закрыта «Эпоха Сверхлюдей». Эпоха, начавшаяся еще в III тысячелетии до н.э. на Ближнем Востоке и в Древнем Египте, где первые цари-герои-полубоги (а то и не «полу») начали формировать первые государства. (На самом деле наоборот, конечно: первые государства формировали «царей-героев-полубогов» - но в общественном сознании всегда господствовала обратная схема.) Именно тогда первобытная мифология была оформлена в «сакральное», в недоступное для простых смертных – и требующее для себя существование особых социальных институтов. Институтов власти, фактически. (Первоначально сакрум и власть не разделялись – да и потом первые два сословия шли очень и очень близко друг к другу.)

Избранные, избранничество, установленность свыше имеющихся порядков, при которых одна небольшая (ничтожная) категория людей владела волей всех остальных – вот что было потом! Тысячелетия взирания на Землю (вместе с землепашцами) Холодных Небес, для которых каждая человеческая жизнь была пылинкой, недостойной рассмотрения. (На самом деле, конечно, жизни были пылинкой во вполне «земных» руках царей и жрецов, установивших себя «небом» - но сути это не меняло.) Невероятная, нечеловеческая роскошь и мощь высших каст: пирамиды и храмы Египта, зиккураты Месопотамии, «дворцы» Крито-Микенской цивилизации – а так же множество других подобных сооружений – полностью подавляли простого человека, ставили его в отношение раба (не только де-юре, но и «внутренне», психологически) по отношению к «дваждырожденным». То есть, к властителям – царям и жрецам.

И вот все это рухнуло – сын плотника поднялся выше пирамид, выше зиккуратов и прочих храмов, выше небоскребов и иных символов «земного могущества», полностью обесценив последние. (Кстати, всего десять лет прошло между тем, как он окончил Ремесленное Училище (ПТУ) по профессии литейщика, и тем, как он сказал «Поехали!».) И спустился на Землю, принеся «ключи от неба» всему человечеству. Отныне «сакрум» был отменен: космонавтом мог стать каждый. (С этого времени – и до самых 1990 годов данная профессия стала одной из популярнейших среди детей.) Каждый мог подняться с самого низа на самый верх – туда, где цари (короли), президенты, богачи («вайшья») и жрецы. И – как это невероятно прозвучит – практически все поняли этот момент. Гагарин практически мгновенно стал самым популярным человеком на Земле – его встречали в самых разных странах самые разные люди, но всегда с радостью.

То есть, фактически, Юрий Алексеевич разрушил идущие со времен той же древности представления о разделении мира на отдельные государства. На какое-то – пускай довольно короткое время – соединив людей самых различных стран в единое Человечество. Более того,  Гагарин просто простым движением руки «сорвал» тот уродливый образ, что мировые хозяева «лепили» для СССР. Продемонстрировав всем, что гражданин СССР – это не тот «звероподобный монгол», которых щедро рисовали в популярных комиксах, а наоборот – открытый и дружелюбный человек, готовый к сотрудничеству со всеми, кто не имеет к нему зла. (Не думает только о том, чтобы превратить в раба или, вообще, уничтожить.) Кстати, в этом плане Гагарин и его полет может рассматриваться, как одна из предпосылок т.н. «политики разрядки», которая наступила в конце 1960-начале 1970 годов. Сломав на какое-то время систему «Холодной войны» - тщательно выстраиваемую «мировыми властителями». (Впрочем, о данном моменте надо говорить уже отдельно.)

И даже своей дальнейшей судьбой Юрий Алексеевич, фактически, способствовал разрушению пресловутого «сакрума». В том смысле, что он смог сломить нарастающую тенденцию превращения его в «свадебного генерала» - неизбежную реакцию прежнего сознания на случившиеся перемены. И добиться «возвращения в строй» - строй летчиков-космонавтов, «рядовых человечества», людей, которые должны выполнять тяжелую и опасную работу по продвижении во внеземном пространстве. Наверное, этот момент не менее важен для нас, нежели сам «гагаринский полет» - хотя, конечно, именно он и стал причиной гибели самого Гагарина. Ну что тут скажешь: даже воздух – чуждая для человека стихия. И самолеты – как это не печально – падают даже сейчас. Падали они и в 1960 годах, почему профессия летчика всегда считалась опасной. Поэтому гибель первого космонавта 27 марта 1968 года во время учебно-тренировочного полета не может рассматриваться, как что-то невообразимое.

Скорее наоборот: это еще раз доказало его «обычность» и «земность» - став, фактически, самой яркой декларацией отказа от «судьбы небожителя». (Пускай и советского – т.е., представителя номенклатуры.) И хотя последующие события оказались совсем не такими, какими они мыслились из 1961 года – а именно, наступил расцвет реакции, ответный удар «сакрального», тесно сцепленного с социальным неравенством – но полностью обесценить гагаринский «взлом неба» им не удалось. В том смысле, что и теперь – после 30 лет торжества Тьмы и Хаоса – космонавтика до сих пор рассматривается, как вполне реализуемая идея. Несмотря на то, что указанные десятилетия она не просто «болтается на месте», а совершила очевидную деградацию. (Например, американские «Шаттлы» уже не летают.)

Но самое главное –до сих пор еще множество детей хотят стать космонавтами. То есть – Небо до сих пор открыто. (Несмотря на желание фанатов «сакрума» снова закрыть его.)

Tags: будущее, исторический оптимизм, история, космос, прикладная мифология, техника
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 76 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal