anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Вопрос о времени в современном мире

Один из ключевых вопросов современности – это вопрос о времени. В том смысле, что современные люди не умеют работать со временем, и не желают этого делать. Они боятся данного параметра и даже – потихоньку – надеются на то, что его удастся отменить. Собственно, и концепция «Конца Истории» - в том виде, в котором она находится в общественном сознании - означает именно это. То есть, то, что никакого будущего, простите, не будет – а будет одно продленное настоящее. В котором, конечно, будут появляться разные «ништяки» - но сути они не изменят. Впрочем, про это самое исчезновение будущего я уже писал. Однако тут надо добавить, что в современном мире исчезает и прошлое!

Разумеется – в отличие от будущего – о построении «мира без прошлого» никто в здравом уме не заявляет. (Поскольку, в общем-то, закон причинно-следственной связи еще признается действующим. (Но лишь формально – о чем будет сказано отдельно.) Однако само понимание того, «что было раньше», становится все более условным. В том смысле, что это самое «раньше» превращается в такое же подобие «сегодня». Если кто не понимает: о чем это? – то пускай вспомнит разнообразное фэнтези и «исторические романы». Где рыцари XII века или, скажем, дворяне века XVIII ведут себя неотличимо от наших современников. (А сам «мире феодализма» или «мир Античности» воспринимается, как та же самая современность, только в иных декорациях.)

Подобное явление – т.е., отказ от концепции исторических изменений (в лучшем случае, таковые ограничиваются лишь одеждой – но это именно в лучшем) – в общем-то, является традиционной для человеческого восприятия. В том смысле, что именно так представляли себе люди жизнь во времена традиционного общества. Время в нем закольцовывалось в ряд циклов: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем». Однако в прошлом столетии эти самые «временные круги» были разорваны – и человек смог выйти на восходящую прямую» прогресса. (Тут, разумеется, надо понимать, что отдельные представители homo sapiens сделали это раньше – переход к «восходящему времени» обычно связывают с т.н. «философией Просвещения». Но и во времена «просветителей», и в более поздние период – скажем, в середине XIX века – подобное времявосприятие затрагивало очень немногих.)

Связано это было, разумеется, с системой производства, в рамках которой все действия вплоть до самого ХХ века происходили именно в рамках замкнутых временных циклов. (Сельскохозяйственного, ремесленного.) И это в лучшем случае – поскольку часто эти циклы «разрывались» теми или иными случайными деструктивными событиями. (Наводнения, заморозки, война между сеньорами и т.д.) Более того: в период начала промышленной революции большая часть рабочих потеряла даже это, буквально «провалившись» в состоянии «безвременья». Связано это было с тем, что положение их было настолько шатким, что планировать что-либо на срок более нескольких дней было бессмысленно. А если так – то зачем оно нужно, это время? И будущее – которого у этих рабочих не было. И прошлое – которое имеет смысл только в плане того, что из него можно извлечь закономерности, позволяющие планировать будущее.

И лишь после того, как – в результате рабочей борьбы – положение основной массы населения начало улучшаться (особенно резко – после создания СССР), понятие времени вошло в человеческую жизнь. (Момент возникновения и развития этой борьбы пока опустим.) Разумеется, вначале оно охватило наиболее высокооплачиваемые слои населения – специалистов и рабочую аристократию, но впоследствии – где-то с 1930-1950 годов – начало превращаться в обыденность. Это явление, кстати, прекрасно можно увидеть через всплеск т.н. «исторической литературы» - включая разнообразные «фольк-хистори», которые тогда имели конструктивное значение (в отличие от сегодня) – а так же фантастики. (Имеется в виду, конечно, scienсe fiction.) Собственно, именно «открытие времени» стало основанием для того взлета подобного жанра, до того находившегося в глубокой тени. (Можно даже сказать, что до Жюля Верна его вообще не было – отдельные произведения не в счет.)

То есть, еще раз: время, как категория общественного сознания, никогда не была «естественной и нормальной» часть человеческого сознания. (И даже возникновение «великих религий» - с чем обычно связывается появление «хронологии» - на самом деле тут мало что изменило.) Ее породило только создание области более-менее стабильного и предсказуемого человеческого развития. В свою очередь, обретя время, люди получили возможность активного планирования своих действий. (Именно активного.) Т.е., выстраивания долговременных планов и их реализации. Это дало очень много конструктивных явлений – начиная с активного роста науки, техники и изобретательства и заканчивая улучшение здоровья населения. (Сам появление гигиены, идей рационального питания, физического развития или, например, массовой вакцинации проистекает именно из возможности долговременного планирования.)

Конечно, надо понимать, что само появление новой «категории бытия» не могло пройти одномоментно. И что умение выстраивать свою и общественную жизнь «в четырех координатах» могло возникнуть только постепенно, через относительно долгий процесс выработки рациональных стратегий. Собственно, само появление такой возможности и было следствием «открытия времени», поскольку в традиционном обществе никаких рациональных стратегий почти не было – там были только традиции и нормы, «сформированные веками». Поэтому даже в период активного использования «временнЫх технологий» значительное число людей продолжало, фактически, жить так же, как и раньше. И понимать то, какой фантастически мощный инструмент был им дан, к сожалению, не смогли.

Что, собственно, и стало причиной последующего падения. Поскольку позволило совершить т.н. «правый поворот» конца 1970-1980 годов, который – как не странно это прозвучит – одним из самых важных последствий имел именно «хронокластию». Т.е., фактически, уничтожение описанных выше возможностей. Это проистекало из базиса данного «поворота» - того, что он делал ставку на случайное, хаотическое существования производственной (экономической) системы. На биржевую игру немногих избранных в противовес рациональному планированию с учетом потребностей большинства. (По той простой причине, что именно подобное положение является нормой для конкурентно-иерархической структуры общества – возвратом к которой и был данный «поворот».)

Иначе говоря, в данном случае имело место возвращение прежнего, «временнО-неопределенного» положения большинства, судьба которого начала зависеть от «биржевых игр» властительного меньшиства, или от конкурентных сражений оных за долю государственного бюджета. (Так же, как раньше зависела от случайных прихотей сеньора или не менее случайных колебаний климата.) Вследствие этого что-либо планировать этому самому большинству снова стало невозможным – и время для него исчезло. Кстати, забавно – но так же оно исчезло и для указанного меньшинства, которое целиком и полностью погрузилось в решение задач конкурентной борьбы. Где любые длинные и хорошо разработанные планы могут быть легко разрушены случайным стечением обстоятельств – многократно усиленных действиями конкурентов. (Иначе говоря, конкурентная борьба является положительной обратной связью для любых случайностей.)

Самое же интересное тут то, что это самое большинство восприняло данный момент, в общем-то, положительно: как уже говорилось, для времени у него не было стратегий, поэтому потеря его выглядела, как «возвращение в естественное положение». Вот только связь этого «естественного положения» с личной нищетой и бесправием, разумеется, понята не была. Поэтому-то «правый поворот» фактически не встретил сопротивления – скорее, он был поддержан массами. (Если кто помнит вторую половину 1980 годов, то понимает, о чем речь.) Ну, а затем… А затем произошло резкое обрушение всех «временных концепций» общественного сознания – вслед за хаотизацией экономики и политики. Итогом всего этого, в свою очередь, стала деградация всех областей, требующих «длинного планирования»: науки, тяжелой промышленности, энергетики, образования и даже – массового здравоохранения и медицины. Разумеется, падение столь массивных систем так же не произошло одномоментно – на самом деле этот процесс для многих является секретом даже сейчас. Хотя, например, на проблемы с тем же образованием в развитых странах начали активно указывать еще с конца 2000 годов. А проблемы с массовым здравоохранением очень ярко проявились в прошедшем году, во время «коронавирусной эпидемии».

Впрочем, если честно, то в мире «уничтоженного времени» понимание подобных вещей становится затруднительным. (Ведь не задумывались же люди вплоть до конца XIX о причинах своей колоссальной смертности.) Однако, понятно, что так обстоит не везде. В том смысле, что в процессе «хронокластии» любые островки, локусы, где сохраняется восприятие времени, получают значительные преимущества. Что может использоваться для возврата к «временнОму состоянию». Но об этом, понятное дело, надо говорить уже отдельно.

P.S. Кстати, забавно – но одним из примеров успешности применения «хроноса» в своей деятельности выступает Кургинян с его, простите, «Сутью Времени». Правда, это не отменяет того факта, что сей деятель – банальный жулик, который все свои способности использовал для улучшения собственной жизни. (Через «продажу» своего движения АП «под выборы 2012 года». После чего «Суть», фактически, была брошена – и потихоньку распалась.) Но сам факт создания одного из наиболее успешных «гражданских движений» - причем, на крайне малые средства (много меньшие тех, что уходят на ту же «оппозицию») – показывает, насколько эффективен данный метод. Впрочем, о нем так же надо говорить уже отдельно.

Tags: история, кризис 2020, постсоветизм, прикладная футурология, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments