anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про "уничтоженную большевиками интеллигенцию"

Среди антисоветчиков очень популярным выступает миф о том, что, придя к власти, большевики устроили «разгром образованного слоя». Разумеется, о том, в чем состоит разгром, предположения разнятся – в зависимости от вменяемости (если так можно сказать) антисоветчиков. В том смысле, что наиболее агрессивные настаивают на полном расстреле интеллигентов. Более же осторожные говорят о эмиграции. (Обычно любят приводить пример Сикорского и Зворыкина.) Впрочем, смысл в любом случае остается одним: пришедшие «хамы» лишили Россию ее образованного сословия – и тем самым загнали ее в нищету и дикость.

Правда, при этом как-то опускается тот факт, что, например, тот же отъезд Сикорского вовсе не привел к «катастрофе российского авиастроения». Скорее наоборот: начиная с 1920 годов производство самолетов в стране развивалось семимильными шагами, а с 1950 достигло самых высоких мировых вершин. На этом фоне если какой вывод и может родиться – так это то, что «выбрасывать» своих интеллигентов за границу чрезвычайно выгодно. (По крайней мере, для авиации. Кстати, данный момент – не только шутка, но об этом будет сказано уже отдельно.) Впрочем, понятно, что в действительности речь идет о несколько ином процессе – о том, что инженерная школа в СССР не только сохранилась, но и была увеличена на порядок и развита даже на те области, что до 1917 года ей не затрагивались. (Скажем, в авиации это – двигателестроение.) Один этот момент требует пересмотра самой концепции «уничтожения интеллигенции», столь любимой антисоветчиками.

Но прежде всего, необходимо понимание: что же такое представляет эта самая «интеллигенция», и почему она так ценна. И вот тут-то возникает очень интересная проблема. Дело в том, что в дореволюционной России … никакой интеллигенции на самом деле не было. Да, именно так: все население страны делилось на сословия – дворянство, духовенство, купечество, мещанство и крестьянство, а так же казаков и инородцев. Интеллигенции тут, понятное дело, нет. Впрочем, и само данное слово в российский лексикон вошло достаточно поздно – где-то с конца XIX столетия, когда началось активное формирование индустриального типа общества, для которого характерно наличие широкого слоя «работников умственного труда». (Впервые слово появилось во втором издании словаря В.Даля.) И изначально использовалось, скорее, как некое «неформальное» самоназвание той части этих самых работников, которые осознавали свою «отличную» - от общего «мира традиции» - природу.

И стала интеллигенция «отдельной социальной группой» только в советское время. Причем, только после Второй Мировой войны, когда указанное самоназвание охватило значительное число тех лиц, что изначально именовали «служащими». А именно – инженерно-технический персонал, медиков, педагогов и т.д. (Включая, разумеется, самый известный «слой интеллигенции» - интеллигенцию творческую, включающую в себя бесчисленное количество актеров, художников, писателей, журналистов. и т.д., которые активно расплодились в послевоенное время на щедрых хлебах разного рода «творческих союзов».) Именно в указанном понимании «интеллигенция» и вошла в мифологию антисоветчиков – а от них и в общественное сознание наших современников.

Однако – как уже было сказано – в дореволюционное время ни в какую отдельную социальную группу (слой) интеллигенция не выделялась. По банальной причине: указанные выше «самоназывающие» люди составляли ничтожную часть даже от высших сословий Российской Империи. (То есть, от дворян, духовенства и купечества.) Ну, в самом деле, разве могло прийти в голову какому-нибудь чиновнику в департаменте или, не дай бог, провинциальному писарю в Земской управе называть себя «интеллигентом»? Нет конечно. Вот инженеру или врачу, журналисту или учителю, художнику или писателю – другое дело. Но сколько было инженеров или врачей до 1917 года? На самом деле мало: инженеров, как таковых, в 1913 году насчитывалось порядка 8000 человек, вместе с техниками и мастерами их число составляло не более 50 тысяч. Число врачей, соответственно, было 23 тысяч, с фельдшерами – порядка 60 тысяч. Вот общее число учителей было довольно большим – порядка 300 тысяч. Однако тут надо понимать, что значительную их часть составляли т.н. «народные учителя», имеющие, в лучшем случае, среднее образование. (А порой – и начальное.) Количество же лиц с высшим образованием тут не превышало 10%.

Что же касается журналистов, или, тем более, писателей, то их число было, буквальным образом, штучным. (Собственно, тот факт, что чуть ли не ВСЕ представители искусства – писатели, поэты, художники, актеры – были или родственниками друг другу, или друзьями, или супругами, или любовниками, показывает, насколько «сверхузок» был круг подобных профессий.) И даже офицеров – кои, кстати, в дореволюционное время никто интеллигентами не считал (включая самих представителей данной профессии в первую очередь) – в том же 1913 году насчитывалось порядка 46 тысяч. (Всех – начиная с подпоручиков, и заканчивая генералами.) Правда, в связи с необходимостью наращивания офицерского корпуса во время войны (а так же в связи с массовой гибелью командного состава в последней), за 1914-1917 год их количество выросло до 250 тысяч. Но, в основном, это было сделано за счет т.н. прапорщиков – лиц, окончивших ускоренные курсы военных училищ или специальные школы – которых к 1917 году насчитывалось до 200 тысяч. Понятно, что уровень их знаний был довольно низок – в прапорщики часто принимали даже лиц, не имеющих среднего образования, не говоря уж о высшем.

На самом деле, кстати, в институте прапорщиков ничего обидного нет: нормальная практика в военное время – когда лучше иметь хоть таких командиров, нежели никаких. Однако понятно, что относить его (института) представителей к интеллигентам нельзя даже крайне условно. В общем, можно считать, что вся «интеллигенция» в 1917 года – даже если причислить к ней офицерский корпус (с прапорщиками – 250 тыс. человек), а так же лиц со средним специальным (и не специальным) образованием – составляла не более 700 тыс. человек. На 175 миллионов человек населения Российской Империи (без Финляндии) это будет не более 0,5%. Разумеется, общее число «лиц, занятых умственным трудом» тогда было больше – до 2,5 млн. человек, но это были, в основном, мелкие чиновники, вплоть до писарей.) Понятно, что ни тогда, ни сейчас назвать их «интеллигентами» было невозможно. (И сами они делать это никогда не собирались.) Если же брать «чистое» количество лиц, которых можно отнести в данную категорию – скажем, отбросить прапорщиков, мастеров и техников, народных учителей и т.д. – то получится, вообще, ничтожное количество. (Не более 100 тыс. человек, а возможно и меньше.)

Для сравнения: в 1980 годах, когда и началось формирование антисоветского дискурса – включая и миф об «уничтожение интеллигенции большевиками» - число тех же инженеров в СССР составляло 1,3 млн. человек! Педагогов – 5,6 млн. человек! (Разумеется, включая не только учителей, но и воспитателей детсадов и работников внешкольного образования, но порядок, в общем-то, понятен.) Медиков (с высшим и средним образованием) – 3,6 млн. человек! И даже литераторов – членов Союза Писателей СССР – наличествовало 9584 в 1986 году. (До Революции, напомню, литераторы «считались поштучно».) Всего число «специалистов со средним и высшим образованием» превышало 28 млн. человек. (Против 700 тыс. дореволюционных.) Если же пересчитывать к общему числу жителей страны, то это выйдет более 10%!

Наверное, отсюда не надо удивляться тому, что в указанный период любое упоминание об «интеллигенции» воспринималось прямо относящимся к жизни значительного числа людей. А уж потенциальные «репрессии против нее» выглядели прямо относящимся к этим самым людям. Именно тут и лежит основание мифа о «гибели русской интеллигенции», а так же о том, что Россия много потеряла от расстрелов и эмиграции «лучших людей». Ну да: они то – эти самые 28-36 (в 1990 году) миллионов советских граждан, volens nolens, примеряли ситуацию «по себе». Воображая грандиозный «исход» десятков миллионов человек, в то время, как в реальности…

Ну, а о том, что же было в реальности, будет сказано уже в следующем посте. Тут же только можно еще раз указать на то, что само сохранение послереволюционной Россией статуса индустриальной державы очевидно свидельствует о том, что не только «все образованные люди» страну не покинули. Но и то, что покинувшая ее часть была относительно немногочисленной даже в сравнении с указанной категорией. Ну да: как уже много раз писалось, тот же офицерский корпус (!) – т.е., самая, что ни на есть «антибольшевистская» часть «образованных сословий» - в действительности раскололся по отношению к революции. В том смысле, что примерно 70 тысяч офицеров и прапорщиков оказалось служащими в … Красной Армии. Что же касается гражданских – тех же инженеров и врачей –то их число на стороне Революции было еще больше. (На самом деле, конечно, многие из них прямо это не декларировали – оправдываясь тем, что «это вынужденное решение» - но в действительности дело обстояло именно так.)

P.S. И на этом фоне, кстати, возникает вопрос: так кто же составил 2-4 млн. (по разным источникам) «русской эмиграции»? (Если, еще раз, все «лица умственного труда» в 1914 году составляли не более 3 млн. человек – включая уездных писарей.) Тут даже прибавление числа помещиков – 134 тыс. человек в 1917 году – ничего не меняет. Но об этом так же будет сказано отдельно.

Subscribe

  • Про психопатов в современном мире

    Как уже было сказано в прошлом посте , в обществе, где поведение человека в значительной мере определяется страхом, человек, у которого этого самого…

  • Про страх в классовом мире

    Удивительно, но очень многие люди не понимают, что «самой главной эмоцией» традиционного общества является страх. Разумеется, под «традиционным…

  • Кризис современности: образовательный аспект

    И вот тут – после сказанного в прошлом посте – мы подходим к той самой идее, которая была высказана по поводу «казанского стрелка». А именно: к…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1000 comments

  • Про психопатов в современном мире

    Как уже было сказано в прошлом посте , в обществе, где поведение человека в значительной мере определяется страхом, человек, у которого этого самого…

  • Про страх в классовом мире

    Удивительно, но очень многие люди не понимают, что «самой главной эмоцией» традиционного общества является страх. Разумеется, под «традиционным…

  • Кризис современности: образовательный аспект

    И вот тут – после сказанного в прошлом посте – мы подходим к той самой идее, которая была высказана по поводу «казанского стрелка». А именно: к…