anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Что мы не заметили? - или об одной особенности современного мира

На самом деле рассмотренная в недавнем посте особенность наших современников в плане понимании времени и умении – а точнее, неумения – с ним работать, очень характерно проявляется в среде постсоветских левых. Которые до сих пор оказываются неспособными увидеть очень важные процессы, протекающие в обществе – и, в целом, играющие именно левым на руку. (При этом, наоборот – внимание акцентируется на давно уже сошедших со сцены трендах.)

Например, это относится к случившемуся в 2010 годах расколу правых. Точнее сказать, раскол этот зародился гораздо раньше – еще в 2000 годах – но до последнего времени особо явных проявлений его не была. В том смысле, что, разумеется, разделенность правого лагеря на разные «противодействующие стороны» была известна давно, но так же давно было известно, что все это – «битва нанайских мальчиков». Сиречь, разновидность политической клоунады, призванная запудрить мозги обывателю и создать иллюзию того, что от его «выбора» (на «выборах») чего-то зависит.

Это, понятное дело, «тайна» не просто старая, а очень старая, разоблаченная еще в конце позапрошлого века. Тем не менее, в связи с процессом постоянного притока «в обыватели» новых лиц – приходящих из прежних необразованных или низко образованных «слоев», скажем, рабочих или фермеров – данный момент в течение почти что ста лет оставался «откровением». В том смысле, что получающие – в связи с выходом из нищеты – возможность задумываться «об устройстве жизни» люди какое-то время действительно искренне считали, что «от их голоса чего-то зависит». И лишь через определенное время до них начинало доходить, что все устроено совершенно не так…

Впрочем, разбирать устройтство традиционного правого политикума, а равно и тот момент, как ему удавалось в течение столь долгого времени «пудрить мозги» огромной массе народу, надо отдельно. Тут же следует обратить внимание несколько на иное. А именно: на то, что как раз к тому моменту, когда практически до 100% населения начал доходить тот факт, что пресловутая «политическая борьба» на самом деле являет собой заранее подготовленный спектакль, в этом самом «спектакле» стали проявляться довольно странные «нотки». В том смысле, что указанная срежиссированная «борьба очень хорошего с просто хорошим» начала выплескиваться из экранов телевизора, страниц газет и интернет-сайтов в «обычную жизнь».

Например, в виде «борьбы с харрасментом». Началось это, кстати, еще в 1990 годах – когда само понятие «харрасмент» вошло в лексикон широких масс. Именно тогда заговорили о том, что «женщин унижает ухаживание», что «представители ЛГБТ должны иметь возможность демонстрировать свою особенность», и что «в каждом фильме должен быть, простите, цветной». Но, разумеется, в указанный период это были именно, что спектакль – одни представители правых показывали, какие они толерантные и прогрессивные. Другие же демонстрировали «приверженность вечным ценностям» - вроде религии, семьи и права на ношение оружие. Но все это было так же довольно театрально – вроде отказа дам от «знаков внимания» (открывания двери, уступки места и т.д.) или, скажем, выступления ЛГБТ на своих парадах.

Все изменилось во второй половине 2000 годов, когда от деклараций (и демонстраций) толерантности и разного рода судебных исков «по поводу дискриминации» эта самая борьба за равноправие начала переходить в «экономическую плоскость». В том смысле, что вдруг стали появляться законы, согласно которым «гендерное или расовое равноправие» должно быть введено в руководящие органы крупных корпораций и, даже, государств. Разумеется, консервативная часть правых тогда взвыла о том, что это – «левацкие замашки». (Хотя понятно, что ничего левого в руководстве ТНК быть не может по определению.) И, разумеется, они – в давних традициях «театральной политики» - начали активно раздувать каждый подобный факт.

Однако это самое «раздувание» - к удивлению этих самых «консерваторов» - неожиданно вызвала довольно жесткое противодействие. Не информационное – к которому, как к элементу «политического театра» все давно привыкли – а административное, а порой и силовое. (Скажем, в виде увольнения «неправильно сказавших» журналистов или судебного преследования их.) Вот это было внове – в том смысле, что всем давно известно, что деньги – имеется в виду, большие деньги – «любят тишину». И поэтому любые тараканьи бега «публичного политикума» для них не имеют никакого значения. Теперь же речь пошла о том, что в сферах, связанных с распределением этих самых денег, происходят какие-то непонятные вещи.

Впрочем, дальше пошло еще интереснее. В том смысле, что в течение всех 2010 разнообразные адепты того или иного вида «равенства» активно заполняли все возможные структуры западного социума. Начиная с руководства крупного бизнеса и заканчивая «силовиками». (Армией, полицией.)  При этом чем дальше, тем очевиднее становилось то, что, во-первых, эти изменения отнюдь не декоративны. (В том смысле, что речь не ограничивается пресловутыми «департаментами связи с общественностью».) А, во-вторых, что они, как минимум, не конструктивны. То есть, улучшения положения экономики или государственного управления за 2010 годы не произошло. Точнее, наоборот – в это время начали явственно проявляться признаки деградации данных структур. И хотя понятно, что основа этой деградации лежит отнюдь не в пришедших жещинах, «цветных» или представителях ЛГБТ, но сам факт совпадения этого процесса с указанным «приходом» выглядит не случайным.

Ну, и наконец, прошедший 2020 год, фактически, подвел итог указанных изменений. В том смысле, что он прекрасно продемонстрировал, насколько серьезно расколот правящий класс т.н. «развитых стран». Этот самый раскол проявился, практически, во всем – начиная с совершенно абсурдной и бессмысленной «борьбой с коронавирусом», в результате которой и экономику обрушили, и с вирусом не справились. (Можно сравнить, это с тем же «Гонконгским гриппом» 1968 года - эпидемией, сравнимой по опасности. Которая унесла от 2 до 4 млн. человек в мире, но при этом те же США потеряли всего 68 тысяч – благодаря своевременным действиям.)

Но наиболее ярко он выразился в прошедших в США президентских выборах. Кои оказались настолько наглой и беззастенчивой фальсификацией, что возмутили самих американцев. Напомню, что концепция «выборы – это спектакль, в котором выбирают исключительно того, кого надо», была известна еще в позапрошлого столетия. Но до прошлого года этот спектакль старались сыграть так, чтобы его постановочность была, в общем-то, незаметна. (Чтобы на какое-то время «зрители» поверили в то, что их голос может решить, какую политику будет проводить страна.) Так вот: в прошедшем году эта задача была отброшена, и – вместо того, чтобы «традиционно» договориться друг с другом – участвующие в них стороны всерьез начали бороться друг с другом. (Кстати, Трамп, судя по всему, до последнего был уверен в компромиссе, но вот «демократы» произвели разрыв грубо и бесцеремонно.)

Впрочем, этот год – начавшийся с захвата Капитолия «трампистами», который в действительности был инсценирован «демократами» - оказался еще эпичнее в указанном плане. В любом случае, уже сейчас понятно, что только «нанайскими мальчиками» все происходящее объяснить уже не получится. Равно, как не получится объяснить происходящее и любимой для российских правых идеей о том, что «толерастию развели распоясывшиеся леваки». Порой, впрочем, стречаются и более абсурдные определения – вроде «троцкистов» и «марксистов». Поскольку понятно, что никакие «марксисты» - которых, впрочем, сейчас вообще не наблюдается (если брать действительных последователей Маркса, а не самоназвания крошечных анархистских групп) – не способны преодолеть то давление «больших денег», которое наличествует на высших этажах власти. Кстати, этот момент сами российские правые не отрицают – они, напротив, постоянно кивают то на Сороса, то на Ротшильдов с Рокфеллерами.

После этого любые кивания на «левую природу» леволибералов – как их обычно называют – становятся чисто издевательскими. Ну да: левые, которых поддерживают миллиардеры, и которые – как отсюда нетрудно догадаться – делают что-то хорошее для этих миллиардеров. Впрочем, это «что-то» так же известно: речь идет о функционировании особого «денежного насоса», который перекачивает финансовые потоки от государства в карманы связанного с ним бизнеса. Разумеется, рассматривать подробно этот «насос» надо отдельно. Тут же можно только сказать, что – по понятным всем причинам – ценность указанного инструмента такова, что за обладание им идет очень серьезная борьба. В рамках которой годятся любые способы давления – в том числе, и через использование разнообразных «меньшинств». (Которые – будучи вводимыми в ведущие структуры социума «большими деньгами» - очевидно начинают действовать в интересах этих «денег».)

Причем, в связи с указанной особенностью – а именно, с почти полной развязкой данной схемы с физическим производством – эффективность самих структур становится неважной. (Ну, в самом деле, какой смысл в производстве чего-то, если можно получать миллиарды от государства?) Скорее, наоборот: чем меньше средств уходит в «физический мир», тем больше их остается на главную задачу экономических субъектов в классовом мире. На конкурентную борьбу их друг с другом. Именно поэтому чем дальше, тем больше этот самый «физический мир» испытывает дефицит денег – при том, что мир «виртуально-информационно-биржевой» буквально купается в последних.

Впрочем, о данной особенности так же надо вести отдельный разговор. Тут же можно только еще раз констатировать тот факт, что – вопреки господствующим левым представлениям – среди правых всех развитых стран в последние годы произошел не «театральный», а реальный раскол как минимум, на две противоборствующие стороны. Которые отнюдь не настроены на мирное сосуществование с имитацией борьбы – ради общей идеи подчинения себе всей остальной массы – а готовы идти на весьма жесткие меры. (Вплоть до судебного преследования оппонентов и физического их устранения.) Если же прибавить сюда так же открыто происходящий «национально-цивилизационный раскол», то….

Но об этом будет сказано уже в следующем посте.

P.S. Кстати, забавно – но определенное подобие данного конфликта наблюдается сейчас и в «родных пенатах». В том смысле, что выглядевшее долгое время управляемым из АП (и являющийся им) противостояние между «либералами-западниками» и «государственниками» как раз в прошлом году перешло в «новое русло». Судя по всему, далеко не полностью подвластное «Старой площади». Но об этом так же стоит писать уже отдельно.

Tags: США, классовое общество, кризис 2020, левые, политика, постсоветизм, правое мышление
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments

Recent Posts from This Journal