anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Что мы не заметили 2

Интересно, но левые – а уж тем более, коммунисты – в последнее время как-то зачастили плакаться о своем тяжелом положении. (Этим страдают многие, включая таких здравомыслящих людей, как товарищ Коммари.) Дескать, никак не получается у левых – а уж тем более, у коммунистов – обрести поддержку масс, необходимую для Мировой Революции.

Однако на этом фоне неплохо будет вспомнить ситуацию, которая существовала лет тридцать назад. Когда практически во всем мире – включаю нашу страну – установилось некое негласное согласие всех существующих политических (и неполитических) сил. Против одного общего врага – коммунизма. Казалось, что мир, наконец-то, обрел немыслимое ранее единство – и агнец улегся рядом со львом, в смысле – либерал рядом с монархистом, представитель сексуальных меньшинств рядом с религиозным фундаменталистом, националист рядом с глобалистом, ну и т.д., и т.п. – главное, что и все выступили против «поганого совка». Причем, по всему земному шару – начиная от Богоспасаемой и заканчивая США.

 Вот это действительно был «абсолютный минус», кристально чистая выжимка антикоммунизма, заполнившая все человечество. С вершиной падения в проклятом августе 1991 года. Однако оказалось, что все это «общечеловеческое единство» держалось именно на всеобщей ненависти – ненависти представителей привилегированных слоев к самой идее «общества равенства». (Это и к «нашим привилегионеров» относится – начиная с разнообразных «вторых секретарей обкома» и заканчивая «цеховиками». Когда же проклятая идея была сокрушена, вся эта свора начала заниматься тем самым занятием, которым она занималась всегда и везде: междоусобной грызней друг  с другом.

Конечно же, этот процесс не наступил мгновенно: инерция социальных систем велика, и первое десятилетие обитатели политикума т.н. развитых стран еще изображали «всеобщее единство». (Вот у нас дело очень быстро подошло к «горячей фазе»: в 1993 году уже начали открыто стрелять.) Тем не менее, и этот пряничный домик не мог устоять слишком долго: как уже было сказано, уже 2000 годы начались «пробиваться» первые признаки грядущего распада. Например, в плане «неожиданного появления» национальных интересов – если кто помнит, то в указанное десятилетие наблюдались попытки «торговых войн» между США и ЕС. (Последний пытался утвердить свою субъектность, однако в отсутствии военной силы это провалилось.) Или, скажем, в виде создания «альтернативных блоков», наподобие БРИКСа.

Правда, тогда все эти попытки разрушения американской гегемонии происходили при сохранении прежних парадигм – вроде «единства человечества» и «свободного перемещения капиталов». (То есть, считалось, что «все будет так же, как раньше – только еще лучше.) А главное – сохранялось еще внутреннее единство правого дискурса, состоящее из двух «сверхидей»: о неравноценности людей по их значению для общества (деление на «эффективных и «нищебродов», а так же из концепции о то, что при всех изменениях общий смысл существования общества состоит в увеличении комфорта этих самых «эффективных». (Разумеется, постулировалось, что последние вносят в жизнь много больше пользы, нежели «нищеброды», и поэтому должны жить гораздо лучше.)

Однако – как уже было сказано в прошлом посте  – именно этот самый дискурс был торжественно спущен в унитаз уже в 2010. Да, случилось то самое, что ни один «правак» - даже если он и называл себя «леваком» - не мог даже представить. А именно: началось активное акцентирование «прав меньшинств». (То есть, групп людей, никак не связанных с пресловутой «приносимой ими пользой».) Точнее сказать – акцентирование прав меньшинств в сфере управления «большими деньгами». (Поскольку ранее речь шла исключительно о «ритуальных» действиях, вроде запрета некоторых слов и названий.) Понятно, что реальные представители того же цветного населения или женщины от данного «акцентирования» не получили практически ничего. (Ну, на самом деле, разве легче стало обитателю «черных районов» найти хорошо оплачиваемую работу от того, что его «сорасники» начали заседать в руководстве крупных корпораций?) Однако в «высших сферах» данный процесс вызвал известное перераспределение, благодаря которому некоторые «экономические акторы» оказались отодвинуты от «больших денег», а другие присосались к ним еще сильнее.

Впрочем, в определенной мере пострадала от этого и «медийная обслуга» - актеры, режиссеры, телеведущие и т.д. Кои в течение всего постсоветского периода привыкли беззастенчиво сосать выделяемое бабло, не задумываясь над своей дальнейшей судьбой. Ну. а что тут задумываться: с 1990 по 2010 те же актерские гонорары выросли от 3 до 10 раз для разных категорий с учетом инфляции. То же самое относится других «звезд медиа». Теперь же – в 2010 годах – оказалось, что этот рост не только прекратился, но и стал очень сильно зависеть от того, «попал ты в волну, или нет». (В смысле, поддержал ли верную – сиречь, распоряжающуюся баблом – сторону.) Причем, если этого не случилось, то никакие «прошлые заслуги» ни на что уже не влияли. (А почему они должны влиять: единственная роль «медиаперсон» - это пропаганда, а все остальное – от лукавого.)

Впрочем – если вернуться к тому, с чего начали – в любом случае можно сказать, что конец 2000 – 2010 годы стали временем, которое похоронило указанный выше «антикоммунистический консенсус» 1990 года. (В рамках которого можно было быть кем угодно – главное, чтобы не коммунистом.) И привело к ситуации, в которой «правый поливает правого»: условные «неоконы» (республиканцы в США) собачатся с «неолибами» (демократами в США), выбрасывая друг на друга массу компромата. Националисты (какая-нибудь АДГ в ФРГ) выступают против «зеленых». (Наверное, не надо тут говорить, что «зеленые» в данном случае – чистейшая правая сила, направленная на удовлетворение интересов одних финансово-промышленных кругов за счет других.) Феминистки чехвостят сторонников «традиционного общества», при этом раскрывая всю жестокую (по отношению к массам) сущность последнего. (Наверное, тут не надо говорить, что еще лет двадцать это делали только коммунисты – получая за это одни негативные эмоции.)

На этом фоне не удивительным становится, например, то, что «грабительскую суть банковского кредита» обсуждают в самых респектабельных источниках. Причем, об этом пишут и условные «неоконы-традиционалисты», и «неолибы-леволибералы», и религиозные фундаменталисты, и феминистки, и т.д., и т.п. (… ну, возможно, ЛГБТ-активисты об это не пишут.) То же самое касается тех же колониальных вторжений – вроде «операций» США в Сирии или Афганистане. В том смысле, что пока «у руля» был Трамп, их активно клеймили «демократы». А когда стал Байден – к этому приступили республиканцы. И хотя при этом ритуально упоминается «необходимость защиты демократии», но в реальности это не на что не влияет. В том смысле, что прежняя концепция «священной войны с мировым терроризмом» - которая еще лет десять назад выглядела гранитной скалой современного мира – давно уже выродилась во что-то непонятное и чисто произвольное.

И да: в подобной ситуации традиционный метод «создания образа врага для консолидации общества» так же перестал работать. В том смысле, что создаваемые сейчас на Западе «враги» - вроде России, Ирана или Китая – давно уже перестали пугать даже обывателей. Почему, собственно, и приходится вводить сейчас жесткую цензуру в соцсетях – так как даже обычные люди в значительной мере не понимают антироссийскую или антикитайскую истерию. (То есть, медиакартинка давно уже стала «работать сама на себя» - перестав выполнять даже пропагандистскую функцию.) Ну, а как иначе, если та же идея «работа Байдена» то ли на Китай, то ли, простите, на Украину давно уже стала «секретом Полишинеля». (На этом фоне речи политиков становятся все «злее»: в распадающемся мире необходимо все сильнее демонстрировать свои качества. Но на действиях это сказывается мало.)

Можно сравнить это с положением тридцатилетней давности, при котором само слово «коммунизм» неминуемо вызывало взрыв негодования. Ну да: это был «милитаризм, тоталитаризм, ГУЛАГ», ну и т.д., и т.п. Теперь же «коммунисты» находятся в Китае - где делают всеми любимые «айфоны» и куда вкладываются капиталы из самых различных стран – и поэтому давно уже не вызывают отторжения. (В прошлом году даже не удалось запустить «антикитайскую истерию» на фоне эпидемии коронавируса – хотя американское руководство и пыталось это сделать.) На этом фоне даже пресловутый Ким Чен Ын с его «ракетой» давно уже воспринимается исключительно, как персонаж комиксов.  Ну, такой карикатурный злодей, который всем угрожает, но на самом деле ничего сделать может. Не сравнить, скажем, с тем же Бен Ладеном из 2000 годов, который гляделся, как реальная опасность, угрожающая каждому. (Поэтому, например, новости о запуске КНДР очередной ракеты давно уж не приводят к падению биржевых индексов.)

Таким образом, можно сказать, что никакого «культурного» и информационного единства в стане правых – т.е., политических сил, стоящих на стороне правящих классов – давно уже нет. (И экономического единства – тоже.) На указанном фоне неудивительным становится то, что общее поведение людей значительно «левеет» - по сравнению с тем, что было лет двадцать назад. И современная молодежь из развитых стран в действительности относится к социалистическим идеям – реально социалистическим идеям, состоящим, например, в необходимости уравнивания доходов разных слоев населения – гораздо более положительно, нежели их сверстники из 2000, а уж тем более, из 1980 годов. (Как я уже неоднократно писал, самое антикоммунистически настроенные поколения – это люди 1950 и 1960 г.р.)

То есть, в действительности весь современный антикоммунизм чем дальше – тем очевиднее становится ритуальным и мемориальным элементом уходящей «цивилизации 1990 года». А взамен него приходит… Впрочем, о том, что приходит взамен, будет сказано уже в отдельном посте.

Tags: левые, политика, постсоветизм, правое мышление, прикладная мифология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Еще раз про Израиль в свете постсоветизма

    Интересно – но в 1990-2000 годы Израиль был для жителей РФ, фактически, «землей обетованной». Причем, вне зависимости от из национальности и…

  • Про израиле-палестинский конфликт

    Не хотел писать про очередную итерацию «израиле-палестинского конфликта». Просто потому, что это именно очередная итерация – т.е., событие не просто…

  • Про психопатов в современном мире

    Как уже было сказано в прошлом посте , в обществе, где поведение человека в значительной мере определяется страхом, человек, у которого этого самого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 215 comments

Recent Posts from This Journal

  • Еще раз про Израиль в свете постсоветизма

    Интересно – но в 1990-2000 годы Израиль был для жителей РФ, фактически, «землей обетованной». Причем, вне зависимости от из национальности и…

  • Про израиле-палестинский конфликт

    Не хотел писать про очередную итерацию «израиле-палестинского конфликта». Просто потому, что это именно очередная итерация – т.е., событие не просто…

  • Про психопатов в современном мире

    Как уже было сказано в прошлом посте , в обществе, где поведение человека в значительной мере определяется страхом, человек, у которого этого самого…