anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Почему правые неизбежно проиграют...

В свете предыдущих постов (1, 2, 3) – посвященных фундаментальным основам правой и левой идей – думаю, у многих может возникнуть закономерный вопрос. А именно: если господство «правой идеи» (она же правая концепция организации жизни) приводит сейчас к стагнации и деградации, то почему же она так популярна? И главное: почему же до относительно недавнего времени эта деградация не происходила? (Ведь – как уже не раз говорилось – большая часть развитых государств всегда были «правыми»?)

Впрочем, на последний вопрос ответ, в общем-то, уже давался. А именно: связано это было с тем, что «правая идея» для своего существования обязательно должна компенсироваться чем-то иным. Например, «левой идее» - как это было после Второй Мировой войны. Но не только ей. Впрочем, об этом будет чуть ниже. Пока же стоит еще раз указать, что для успешной работы «отборного механизма», в любом случае требуется создать тот «пул», из которого будет осуществляться отбор. Например, для того, что можно было «выбирать персонал», его – этих работников необходимо обучить, а до того, вырастить и выкормить до трудоспособного возраста – и только потому уже отбирать.

Или, например, для того, чтобы «гениальные инноваторы» смогли внедрить свои «гениальные инновации», необходимо достичь необходимого уровня производительных сил. (И пока этого не случиться, никакая гениальность – даже без скобок – не поможет. См. пример Леонардо, который придумал массу вещей – от танка до вертолета – но вошел в историю исключительно, как художник.) И даже для того, чтобы могли «работать рыночные титаны» необходимо, чтобы… наличествовал сам рынок. Да, именно так: для того, чтобы хоть что-то продавать,  надо, чтобы наличествовали покупатели, имеющие на руках «живые деньги». И – как не странно – сделать так есть задача крайне нетривиальная. Решаемая совершенно неочевидным способом.

А именно: путем силового принуждения народных масс к «рыночному обмену» с использованием феодальных государственных механизмов. Проще говоря, крестьянам устанавливали денежные подати, кои они должны были исполнять, несмотря не на что. (Сами же они пользоваться такими «удобными механизмами», как рынок и деньги, никак не желали.) Поэтому им приходилось продавать свои урожаи даже при условии, что самим есть было нечего. Именно так был сформирован «свободный (хе-хе) рынок» (в привычном нам понимании) в Европе. (До этого торговля касалась только ничтожной доли населения – «господ».) Впрочем, в колониях дело обстояло еще забавнее – там просто волевым решением просто запрещали заниматься самостоятельным изготовлением тех или иных вещей, заставляя покупать их на рынке. (И, опять-таки, денежные поборы – причем, очень высокие – просто заставляли людей переходить к денежному обмену.)

То есть, проще говоря, до определенного времени эта самая «правая» - сиречь, основанная на отборе, на «успехе» - экономика (и шире – «правый образ жизни») банальным образом паразитировала на обширной «квазиобщинной» экономике (и шире – образе жизни), которая и составляла большую часть традиционного общества. И которая, собственно, и занималась подготовкой того самого «пула», необходимого для выбора «лучших». На самом деле, кстати, это относится не только к капитализму. Поскольку сам «мир традиции», фактически, надо разделять на две стороны – на сторону «масс», живущих в большинстве своем именно общинами. И на сторону «господ», которые всегда (ВСЕГДА) жили именно отбором, изъятием «лучших кусков», а так же перекладыванием всех ошибок (неизбежных в подобной ситуации) на плечи простолюдинов. (Ну да: самая частая ситуация – сеньор пошел на войну и, по своей дурости, попал в плен. И теперь его наследники сдирают с крестьян по три шкуры для того, чтобы заплатить выкуп.)

Еще раз: «правая идея» - т.е., идея о том, что надо ориентироваться не на методичное изменение текущей реальности посредством производительного труда, а на «ловлю момента», на отыскание в этой реальности неких «плюшек» и пожирание их с отпихиванием конкурентов (чтобы не пожрали) – изначально идея паразитическая. И поэтому она – до определенного времени – могла иметь исключительно ограниченное значение. Поскольку вся «господская жизнь» - с ее ценностями и концепциями – занимала не более 5% социума, включая разнообразную обслугу и «связанные профессии». (Хотя – по понятным причинам – 100% исторических памятников оставила именно она.) Однако, на определенном уровне развития, эта ситуация изменилась. (О том, почему это случилось – надо говорить отдельно.) И поэтому за очень короткое время – фактически, за один XIX век – мир стал «правым».

То есть, община – которая, фактически, тысячелетия кормила пресловутую «культуру» - исчезла. Нет, не везде, конечно, и не полностью – как не странно, но даже в начале XX века большая часть населения Земли продолжала жить так, как жила раньше. Однако людей, мыслящих и действующих «по правому», оказалось много больше 5%. И это привело к катастрофе – той самой, которая потом была названа Первой Мировой войной. В том смысле, что рынки в подобной ситуации исчерпались – по исторической мерке – практически мгновенно, и потребовалось устраивать большую «бучу» ради их передела. Причем, как показала практика, даже после этого «запас переделенного» подошел к концу уже через десять лет: Великая Депрессия 1929 года закрыла период «послевоенного подъема». (А значит, «вторая серия» передела стала неизбежной.)

Однако именно это – то есть, полная невозможность «единственного существования правой идеи» - привело к возникновению альтернативы ей. В виде «левой идеи», облеченной – как уже не раз говорилось – в форму Советского государства. Поскольку именно советский социализм стал реализацией указанной выше «идеи производительного труда, как основы существования» в противовес «отбору» - то есть, того, что лежало в основании общинного общества – но на новом уровне развития. На уровне сознательного проектирования и принятия идей – а не на основании неких «древних традиций». (Отсюда проистекает известная путаница между социализмом и общиной. В том смысле, что многие их считают «единокровными» - хотя на самом деле речь тут идет об огромном «диалектическом витке», разделяющим подобные типы общества практически по всем показателям.)

Ну, а в свою очередь, это появление социализма, его выживание в условиях жесточайшего давления Запада, а так же возможность ведения им самостоятельной политики, стало основанием для … «продления» существования капитализма, как такового, и «правой идее», лежащей в его (капитализма) основании. В том смысле, что, во-первых, социализм заставил капитализм обратить внимание именно на «физическое» изменение мира вместо бесконечной «игры». (Скажем, на биржевом рынке.) Именно заставил – путем «угрозы Мировой Революции», которая привела к резкому росту ограничений на спекулятивные сделки и одновременный переток средств в реальную экономику. (См. «Новый Курс» и прочее кейнсианство.) А, во-вторых, «сплотил» конкурентов страхом перед собой и заставил «копировать» свои решения. (Прежде всего, в плане создания высокотехнологичных отраслей, на 100% выросших за счет «соперничества двух сверхдержав».) В результате чего произошло серьезное «полевение» мира – т.е., переход от ценностей отбора к ценностям труда.

Итогом же данного момента, собственно, стало относительно бескризисное существование мира после Второй Мировой войны. В том смысле, что кризисы, конечно, были – но они никогда не затрагивали базис существующей цивилизации. (Именно отсюда проистекает и та крайняя легкость, с которой современные элиты «вгоняют» мир в критические состояния.) То есть, можно сказать, что – оставаясь формально «правыми», западные государства в указанный период (1950-1980 годы) вели себя, как «левые». Т.е., имели цель не столько «урвать куски» в наиболее выгодных местах, сколько – выстроить мощное «физическое» производство и инфраструктуру. Именно тогда колоссальные деньги были вложены в развитие заводов и фабрик – что выражалось в резком росте производительности труда. (За три десятилетия, фактически, был пройден путь от «классических» станков, разработанных еще в XIX веке – т.е., до «суперкризиса» - до ЧПУ, обрабатывающих центров и роботизированных систем.) А так же – в системы энергоснабжения, обеспечения коммунальных услуг (еще в 1930 годах большая часть жилья в Европе не имела банальной канализации), транспорта, образования, здравоохранения и т.д.

В результате чего мир достиг небывалого в истории совершенства – в том смысле, что в нем наличествовала масса высококвалифицированных работников, связанных со сложной производственной и инфраструктурной системами. И это – при формально «правом» мироустройстве.  Но «правом» лишь условно, поскольку все вышесказанное в нем создавалось не под воздействием пресловутых «биржевых индексов», а по причине необходимости противостояния СССР и Социалистическому блоку.

Однако – как обычно и бывает в нашей диалектической Вселенной – именно это «сверхблагоприятное» состояние и стало причиной конца построенной системы. Поскольку – как нетрудно догадаться – в мире, избавленном от катастрофических кризисов (а «обычные» - это несколько другое) и разрушительных Мировых войн, поведением, направленное на возрождение «стратегии отбора», «выхватывания лучших кусков», будет неизбежно набирать популярность. Причем, не встречая особого сопротивления: ведь люди, живущие «левыми установками» - т.е., ориентированные на труд и мирное сосуществование – обычно со снисхождением смотрят на тех, кто выбирает противоположную стратегию. (А именно: риск и удачу.) Ведь – рассуждают они – люди действительно могут жить так, платя высокой неопределенностью за гипотетическую награду. Не понимая, что это – только начало.

И что если не остановить этот процесс, то за риск «лучших» будут платить именно они. (Причем – не только деньгами.) Как было всегда в человеческой истории. И как наблюдается сейчас, когда «правая идея» - вновь ставшая популярной в 1980 годах – снова победила и «выжрала» практически все, до чего могла дотянуться. Правда, заложенные в «золотые десятилетия» базисные системы еще как-то существуют – но им осталось недолго. (А некоторые вещи – например, то же образование – уже «сожрали.)

Но об этом – то есть, о том, к чему привело «торжество правых» - уже было сказано в предыдущих постах.

Tags: история, классовое общество, правое мышление, прикладная мифология, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →