anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О взаимном восприятии левых и правых

Наверное, после всех сказанных постов не надо особо объяснять то, что «левое» и «правое» политические направления являют собой не «разновидности» одного и того же мировоззрения («сдвинутые» по некоей оси – как обычно считается), а совершенно различные способы «подхода к миру». В том смысле, что правые воспринимают последний, как некую «делянку для охоты», из которой можно извлекать некие «ништяки» в соответствии со своей удачливостью. (В том числе и в виде места и времени рождения – а точнее, прежде всего, в соответствии со своим местом и временем рождения. Хотя, понятно, что именно это правыми активно отрицается.) Левые же видят мир, как «поле» для приложения своего труда, которое должно – и может быть – изменено в соответствии с некоторыми рациональными критериями. (Вполне возможно, что ошибочными в конечном итоге – но сути это не меняет.)

Именно отсюда вытекает тот интересный факт, что правые – в общем-то – всегда оказываются готовыми к компромиссу с левыми. В том смысле, что они могут признать левых «равноправными» участниками своей «охоты», и даже выделить им место на «делянке». Точнее сказать, готовы дать им возможность за это место побороться – так же, как делают и они. И, разумеется, после этого правые очень сильно удивляются, когда не получают ответных признаний. Дескать, левые – с т.з. правых – являются или просто недоговороспособными. (В крайнем случае – фанатиками, не могущими в «нормальные человеческие отношения». И поэтому – должными быть уничтоженными.) То ли – банально трусами и лентями, не способными к «настоящей борьбе». (В крайнем случае – «биомусором», зря потребляющим драгоценные ресурсы. И поэтом – так же, как и в первом случае – пригодным лишь к уничтожению.) Но все это, разумеется, после того, как «был дан шанс».

В том время, как в действительности левые просто не понимают – в лучшем случае – саму необходимость «охоты» там, где требуется приложение труда. И воспринимают правых примерно так же, как крестьяне в свое время воспринимали феодалов, веселой компанией «вкатывающихся» к ним на поле «погонять оленей/кабанов/зайцев». Уничтожая при этом посевы и обесценивая весь вложенный труд. И при этом удивляющихся: а чего эти мужланы так недовольны? Оленей что-ли им жалко? Так они на них сами не охотятся – хотя подобный способ «добычи пропитания» гораздо более выгоден, нежели земледелие. Разумеется, реальные сеньоры до подобных «обобщений» не доходили – но, в данном случае, это не важно.

Важно то, что реальное допущение «охоты» («стратегий отбора») с точки зрения тех, кто рассматривает мир через «стратегию труда», практически невозможно. Поскольку она просто разрушает любую рационально организованную систему хозяйствования. Даже в случае, если эта самая рациональность недостаточна. У пресловутых крестьян, например, эта рациональность была близка к нулю – в том смысле, что они плохо понимали: на чем же основано сельское хозяйство. (Разнообразные биологические, агрономические, а уже тем более, агротехнические знания появились относительно недавно.) Поэтому ориентировались тогда на плохо работающую систему традиций и «вековых норм». (Разработка которых шла на уровне «коллективного выживания» социума – то есть, очень и очень медленно.)

Однако даже эта самая, ничтожнейшая, почти нулевая рациональность была гораздо более рациональной, нежели «охотничье» поведение господ. Которые только и могли, что силой вырывать у своего окружения необходимые им ресурсы – будь то олени у природы или оброки у самих крестьян. (Или же – «спорные земли» у соседей, с которых так же можно было брать оброк.) Поэтому-то это самое «околорациональное» традиционное сельское хозяйство могло в течение веков кормить не только самих крестьян, но и всю «господскую верхушку» (вплоть до королей и императоров), а так же разнообразных представителей «культуры». (Кои выступали «приживалками» у господ, и по указанной объективной причине создавали свои произведения исключительно с т.з. последних.)

Впрочем, о данной проблеме надо говорить отдельно. Тут же – если вернуться к поставленной теме – можно только еще раз отметить, что левые – в отличие от крестьян – обладают более эффективными системами рациональности. И поэтому прекрасно понимают, что поведение людей, ориентированных на «стратегию охоты» - это вовсе не «стихийное бедствие, посылаемое Высшими силами». (Или силами «низшими», но, все равно, «внемировыми».) А всего лишь действия таких же представителей вида homo sapiens, только действующими слишком разрушительно для производственных систем. И значит – с этими действиями вполне возможна борьба, проведение которой помогает улучшить условия труда. (А так же – условия жизни самих трудящихся.)

И поэтому, если та же биржевая игра неизбежно ведет к кризису, причем, в определенных условиях, кризису очень серьезному, то ее надо – с т.з. левых – как минимум, ограничить. (А как максимум – убрать вообще.) Причем надо сразу сказать, что эта «кризисогенность» биржевых спекуляций давно уже подтверждена и теоретически (см. «Теорию вероятностей» и «теорию игр»), и исторически. (Вспоминаем «Великую депрессию».) А значит, любые послабления бирже и связанному с ней финансовому капиталу – все эти «свободы движения денег» и «свободы торговли» - есть однозначно деструктивные вещи. Большие по разрушительности, нежели любые природные бедствия, а так же техногенные катастрофы. (И поэтому любой настоящий левый не понимает: почему это те же технические регламенты сейчас жестко регулируются – ради предотвращения аварий, а так же биржевая игра или движения капиталов находятся в «свободном поведении».)

Кстати, забавно: но «настоящие правые», в свою очередь, так же не понимают тот факт, почему регулируются технические регламенты. И поэтому постоянно возмущаются относительно пресловутых «снипов-хрипов» и прочих «нелепых ограничений». Правда, окончательно отменить все регуляции и вернуться во времена полной рыночной свободы все же, не решаются. (Более того, через три десятилетия отсутствия контроля некоторых правых начинает доходить, что «режим максимального благоприятствования» оффшорному капиталу есть несколько не то, что ведет к процветанию и развитию. И что ограничения для «оффшоров», все же, нужны.) Но это, все же, выступает последствием относительно недавнего – закончившегося в 1980 годах – господства «левой идеи». И поэтому – ведет в «голове у правых» к известному диссонансу. (А часто – просто к распаду единого мироощущения на отдельные фрагменты.)

В любом случае, оказывается, что идея «право-левого взамососуществования» - на «правый манер», разумеется – есть конструкция исключительно мифическая. В том смысле, что невозможно одновременно принимать «ценности успеха» и «ценности труда», а уж тем более – выстраивать на этом основании разумные и непротиворечивые стратегии. В самом лучшем случае можно говорить о «разделении сфер» - но и эта, в общем-то, «правая идея» оказывается в действительности невозможной. В том смысле, что даже если и будет существовать какая-то область (организация, отрасль), построенная на «левой идее» (т.е., на идее рационального труда в противовес отбору и успеху), то необходимость ее взаимодействия с «конкруентным миром» все равно останется. А значит, во-первых, эта самая отрасль или огранизация вынуждена будет использовать чуждые ей методы. А, во-вторых, ориентироваться на людей с «чуждым восприятием».

Именно поэтому, например, разрушились все проекты «утопического коммунизма» - коих в позапрошлом столетии было немало. В том смысле, что они прекрасно работали вначале, но стоило перейти – по мере развития проектов – к усложнению производственного цикла, требующего к взаимодействию с «извне», и все! «Фаланстеры» рассыпались или перерождались в обычные капиталистические предприятия. (А вначале, до этого момента – даже на том уровне обеспечивали уровень жизни своих членов выше, нежели во «внешнем мире».) Именно поэтому все идеи «коммунистических заповедников» - кои предлагают иногда правые – следует расценивать исключительно, как бред. (Поскольку данная идея давно уж была проверена на практике – см. сказанное выше.) Впрочем, стоит понимать, что «правое мышление» и рациональность – несовместимы в принципе. И поэтому отсылки к фаланстерам для правых – не аргумент.

Ну, а о том, что отсюда следует в свою очередь, будет сказано уже отдельно. Так же, как отдельно будет сказано о том, могут ли правые существовать в условиях «левого мира», и как надо обеспечивать подобное существование – если оно возможно.

Tags: история, классовое общество, правое мышление, прикладная мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 300 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →