anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Что же погубило СССР. Часть вторая

Наверное, тут не надо говорить о том, что описанная в прошлом посте  «антиалкогольная кампания» вряд ли может быть названа уникальной. Скорее наоборот – она является всего лишь одним из многих «властных решений» своего времени. (Периода т.н. «перестройки».) Которые практически все могут быть охарактеризованы, как совершенно бессмысленные с т.з. решения поставленных задач – но при этом разрушительные для экономики. Причем, эта бессмысленность и разрушительность указанных действий выглядит очень странно на фоне, в общем-то, очевидности и тогдашних проблем, и их решений.

Именно этот момент стал основным для создания «теории заговора» - а точнее, «теорий заговоров», поскольку вариантов последних было много. Но порождались они одним: тем, что после завершения «Перестройки» и наступления периода ее осмысления невозможно было поверить, что разумные и знающие люди – а руководство СССР, безусловно, относилось к таковым – могут принимать решения подобного рода. Вот еще один характерный пример:  в 1987 году был введен т.н. «Закон о государственном предприятии (объединении)», который – с т.з., декларируемой его авторами – должен был способствовать росту советской экономики и ликвидации дефицита. В действительности же он приводил ровным счетом к обратному – к росту этого самого «дефицита» до катастрофических значений. Причем, приводит закономерно.

Ведь чем был вызван указанный «дефицит»? То есть, пресловутая «нехватка» товаров в магазинах? Разумеется, не тем, что этих товаров было мало: на самом деле, в «физическом исчислении» их количество было, как минимум, не меньшим, нежели в 1990-2010 годы. А в большинстве случаев – гораздо большим, как. например, с уже указанном в прошлом посте мясом, по которому  РФ смогла  догнать РСФСР только в 2015 году. (Именно РФ, чтобы не было вопросов с другими республиками. ) Однако на самом деле проблем с данным продуктом «в магазинах» не стало уже с 1992 – хотя вплоть до начала 2000 годов его производство в стране только падало. То же самое можно сказать почти по любому другому товару – от кроссовок до автомобилей. (И даже по электронике, которая в огромном количестве появилась на прилавках с уже указанного 1992 года.)

Проблема была в другом – в том, что в позднем Советском Союзе рост средней зарплаты был более быстрым, нежели рост производительности труда. Именно поэтому чем дальше – тем меньше становилось в магазинах товаров, при том, что в домах людей число их увеличивалось. (Знаменитое: «пустые прилавки – полные холодильники».) Причем, момент, с которого «все началось», никогда не был секретом: это т.н. «косыгинская» или «либермановская реформа» 1965 года. Во время которой вопрос формирования цен и зарплат был, в значительном мере, отдан «на усмотрение» руководителям предприятий. (Был введен «фонд материального поощрения», формируемый из прибыли.)

Разумеется, цели реформы были благими – поднять производительность труда (об этом еще будет сказано), и даже, в определенной мере, они смогли реализоваться. (В начале реформы.) Однако «долговременные» последствия ее оказались достаточно специфичными: в том смысле, что – в условиях дефицита трудовых ресурсов – предприятия стали стараться всеми возможными методами повышать величину выплат работникам. (Это, в свою очередь, привело к тому, что для большинства заводов премии – кои выделялись из указанного «фонда поощрения» - начали приближаться к окладу.)

То есть, еще раз можно сказать, что никаких тайн с «причинами дефицита» в середине 1980 годов не было. Более того – уже с конца 1970 годов (т.е., через десятилетие после проведения «либермановских реформ») в советском руководстве шли разговоры о том, что же делать с указанным процессом. Было даже произведено несколько повышений цен – для того, чтобы «выравнять» их с увеличивающимися зарплатами. Но – учитывая тот факт, что рост зарплат касался только работников заводов, а, скажем, те же учителя, культурные работники и т.д., оставались в «прежнем положении» - сильно «играть» данным показателем было невозможно. Поэтому оставалось действовать только одним методом – а именно: постараться поднять производительность труда так, чтобы она превысила все повышения зарплаты.

Причем, повышать производительность труда в индустриальном производстве можно было только одним методом: усовершенствованием применяемых технологий.  Поскольку в подобном типе производств применяемые техпроцессы, по умолчанию, оптимизированы – т.е., подогнаны под максимально возможную эффективность для используемого оборудования. (И возможности для «нежелезного» повышения скорости работы были достаточно небольшие – на порядки меньшие, нежели для неиндустриальных типов производства.) Однако, вместо этого, в 1987 году было сделано обратное.

А именно: еще раз повышена «самостоятельность» предприятий, в том числе и в плане распределения получаемой прибыли. Т.е., тот эффект, который, собственно, и породил «дефицит» после «либермановской реформы», был еще более усилен. Поэтому после 1987 года, зарплаты резко «взмыли вверх», ну, а товары, которые продавались по фиксированным ценам, навсегда покинули прилавки магазинов. (В смысле – покинули до самого момента гибели СССР.) Впрочем, у данного закона были и еще неприятные эффекты. Например, вывод взаимодействия между производителями за пределы органов центрального планирования создал колоссальную нагрузку на транспортные сети. Заводы стали заключать договорА, невзирая на территориальное размещение – что было возможно из-за крайне дешевых тарифов на перевозки. Вследствие чего уже к 1988 году в стране… кончились железнодорожные вагоны. То есть, весь транспорт – который тогда был на 90% железнодорожным – оказался зафрахтован, и поэтому перевезти даже нужный товар стало очень и очень сложно.

Ну, а самым разрушительным последствием этого стало, наверное, то, что у предприятий появилась возможность выхода на «внешний рынок». Что – в совокупности с законом «О развитии хозяйственной деятельности советских организаций за рубежом», принятом в 1989 году –позволило «играть» на очень большой разнице международных и внутренних цен. Описать ту катастрофу, к которой привела данная не лазейка даже, а «лазеища», очень трудно. Поскольку после указанного решения за рубеж потекло все – начиная от сырья и заканчивая готовой продукцией. (Да, именно так: значительная часть «убогих советских товаров» - начиная с посуды и заканчивая телевизорами – прекрасно продавалась на Западе.) Что начало после этого твориться на «внутреннем рынке» - лучше не говорить.

То есть, на указанном примере – равно, как и на многих других – мы можем наблюдать классическое «тушение огня керосином». В смысле – необъяснимое, на первый взгляд, принятие решений, полностью противоположных тому, что на самом деле нужно. (Еще раз: для борьбы с советским «дефицитом» был только один путь – начало очередного перевооружения производства. Причем, подобная программа действительно была принята – см. знаменитое «Ускорение», в рамках которого, например, предполагалось развитие ГАП – но уже в 1987 году эти действия были свернуты.) Именно отсюда проистекают различные конспирологические теории «агентов влияния», возникшие в 1990 годах после осмысления случившегося. Но в действительности все было много проще.

Дело в том, что советские руководители – так же, как и все остальные граждане – находились в рамках уверенности в том, что «ключи» к успеху находятся исключительно в плане «стимулирования». (В широком значении этого слова.) В том смысле, что для решения любых проблем бытия – начиная с бытового пьянства и заканчивая дефицитом электроэнергии – необходимо воздействовать, прежде всего, на сознание человека. «Научно-технический» же путь – т.е., развитие, собственно, материального производства, внедрение передовых технологий и применение новой техники – чем дальше, тем более считался вторичным. Именно поэтому внедрение ГАП было остановлено ради «развития экономической самостоятельности», хотя на самом деле именно эта самая «самостоятельность» уже тогда очевидным образом показала свою бесполезность. (В лучшем случае.)

Разумеется, тут можно сослаться на «денежный вопрос»: дескать, напечатать закон об «уменьшении государственного контроля над предприятиями» дешевле, нежели разворачивать производство станков с ЧПУ, промышленных роботов и прочего современного оборудования. Однако это – ошибочное восприятие. Например, в прошлом посте уже приводился пример потерь, которые страна понесла только от «антиалкогольной кампании» - потерь, которые в разы перекрывают затраты на столь дорогую «железную программу», как Энергия-Буран. А ведь тот же «Закон о государственном предприятии (объединении)» обошелся на порядки дороже – одно падение поступления денег в бюджет за счет вывода в различные «фонды» исчисляется астрономическими суммами. (Тут можно еще вспомнить такое порождение конца 1980 годов, как «малые предприятия» - фактически, фирмы-паразиты, которые формировались заводским начальством, и через которые выводились в «неизвестность» значительные финансовые потоки. Именно они дали нам значительную часть пресловутых «олигархов» - включая Березовского и Ходорковского.)

То есть, реальные затраты на эти самые «бумажные вложения» - развитие самостоятельности, либерализацию внешней торговли, кооперативное движение, которое очень быстро пришло к тому же способу «доения» госзаводов, что и «малые предприятия»- оказывались в действительности много дороже, нежели «железное» переоснащение производства. Причем – еще раз напомню – эта «дороговизна» была строго прогнозируема. (Например, не предвидеть массовый вывоз из страны товаров после «либерализации» мог, на первый взгляд, только полный идиот.) Однако все это было неважным на фоне указанной выше уверенности.

Ну, а о том, откуда взялась последняя – т.е., почему советские граждане «вдруг» так охладели к «железу» (т.е., к научно-технической основе производства), и так «воспылали» к идее «развития самостоятельности» - будет сказано уже в следующем посте.

Tags: 1980 годы, СССР, гибель СССР, постсоветизм, прикладная мифология, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 678 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →