anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Великая Отечественная война в свете социальной динамики Революции

На самом деле Революция не может проиграть. Это – самое первое, что надо понимать в социальной динамике применительно к подобным событиям. Поскольку если было бы иначе, то – как уже не раз говорилось – человечество до сих пор жило бы в пещерах. (То есть – социального прогресса просто не было бы.) В том смысле, что если бы созданное Революцией общество не имело определяющих преимуществ по отношению к окружающим (контрреволюционным) обществам, то оно было бы очень быстро ими раздавлено в самом начале. (По принципу Ла Шателье.) Если же указать на то, что Революция – сама по себе – случается тогда, когда «изначальное» общество находится в положении Суперкризиса, т.е., имеет очень серьезные проблемы, то становится понятным, что без учета указанного эффекта понять динамику подобных событий не получится.

Собственно, на примере 1917 года это очень хорошо видно. В том смысле, что если бы молодая Советская Республика не демонстрировала колоссальные способности к развитию, то она была бы с легкостью уничтожена еще до начала Интервенции. (За счет внутреннего распада и деградации, которые в 1917 году охватили практически всю территорию страны.) Поэтому можно сказать, что сам факт существования Советской власти является достаточным для того, чтобы признать ее явлением более высокого порядка, нежели все, что было до. (И существовало вне ее.) А ведь было еще послевоенное (после Гражданской войны) восстановление в условиях «внешнеторговой блокады». (Кстати, до сих пор не оцененное с учетом того, что Российская Империя была очень тесно «интегрирована в Западный мир» в плане закупок любого сложного оборудования. Наверное, тут не надо говорить, что данная тема сейчас очень и очень актуальна.)

И уж конечно, была знаменитая Индустриализация – создание в стране полного производственного индустриального комплекса. То самое «пробегание за десять лет того расстояния, которое другие страны проходили за 50-100 лет», что позволило, собственно, встретить грядущую (Вторую Мировую) войну во всеготовности. Этот момент так же плохо осмысливается нынешними людьми, просто не представляющими того, что же тогда происходило. В смысле – с какого положения осуществлялся «старт», и в каких условиях шло указанное развитие. И, кстати, какие альтернативы этому были. Впрочем, тут сразу можно отметить: никаких альтернатив тут не было. Поскольку во время Великой Депрессии любая система хозяйствования – за исключением ориентированной исключительно на внутреннее интенсивное развитие – оказалась бы обречена. (Поэтому, скажем, делать ставку на «продовольственную спецификацию» - как предлагали некоторые лидеры тогда, и как предлагают сейчас некоторые – было эквивалентно самоубийству.)

Впрочем, в данном случае подробно разбирать особенности положения «интербеллума» и вытекающих особенностей развития нет смысла: это так же стоит сделать отдельно. Тут же можно только сказать, что, в целом, СССР прошел этот участок по оптимальному пути. (Были, конечно, ошибки, причем серьезные – но это неизбежное следствие тех колоссальных трудностей, которые стояли перед страной.) Показав еще раз, что социалистическая форма общественного устройства позволяет решать крайне сложные задачи. (Много сложнее тех, что стояли перед т.н. «развитыми странами» - еще раз, см. «пробежать за 10 лет расстояние, которое другие проходили за 50-100».)

То же самое – но в еще более резкой, «компактизированной» форме можно сказать и про Великую Отечественную войну. В том смысле, что она стала завершением первого этапа Революции – т.е., перехода Советского государства от «режима выживания» к «режиму развития». В том смысле, что задолго до 1941 года всем было очевидно, что «Крестовый поход против большевизма» рано или поздно, но будет. Поскольку Запад просто обязан был отыграть свою неудачу с Интервенцией – которую он воспринимал, как последствие «простой усталости» после Первой Мировой войны. (Разумеется, признать то, что в столкновении с Революцией она проиграла, западная элита не могла.) Ну, а поскольку мирное сосуществование рядом с революционным государством для капиталистического мира было невозможно по причине его неизбежного воздействия на «собственные» общества, то… ну, думаю, все поняли что. В том смысле, что должно было быть или полное поражение Революции с возвратом мира на то состояние, которое было до 1917 года. (С нищетой и бесправием основной массы населения даже самых развитых стран, и со сверхбогатством богачей и аристократов.) Или же – победа СССР.

Разумеется, тут сразу стоит сказать, что описанное выше не отменяет причин, собственно, Второй Мировой войны. Т.е., столкновения Германии и Британии в борьбе за мировую гегемонию – которое, по сути, было продолжением «прошлого» конфликта. (Первой Мировой войны.) Другое дело, что эти два события – «Крестовый поход» и «Битва за гегемонию» - наложились друг на друга, создавая иллюзию «одного действа». (В то время, как в 1919-1920 годах они были разделены друг от друга.) Но это «единство» ложное, поскольку оно легко распадается при рассмотрении генезиса обоих явлений. Например, то, что Британия – как это не странно выглядит с учетом последних событий – способствовала «умиротворению» гитлеровского режима, делая ему поразительные уступки (от Рурской области до Чехословакии), можно понять только с учетом «антибольшевистской концепции».

Впрочем, это относится практически ко всем «предвоенным» столкновениям Третьего Рейха с «просвещенной Европой», в которой та с необычайной легкостью сдавала все положения «Версальского мира». (В надежде «натравить Зверя на Восток».) Другое дело, что эта самая Европа была уверена, что «зверь» удовлетвориться исключительно поглощением СССР. (Ну, может быть, некоторых стран Восточной Европы – вроде Польши и уже помянутой Чехословакии.) Про то, что Гитлер решит вначале разобраться с текущим «гегемоном», а уж потом заняться приобретение «лебенсраума на Востоке», ведущие политики «версальской системы», судя по всему, не планировали. (Считая, что сам Третий Рейх – не подкрепленный «восточными ресурсами» - слишком слаб.) Но сути все это не меняет. В том смысле, что не отменяет того, что столкновение «глобальной Революции» и «глобальной Контрреволюции» было неизбежно, и что произошло оно именно в период 1941-1945 годов.

А дальше – см. сказанное в начале поста. В том смысле, что вся убежденность и нацистов, и «просвещенных европейцев» в том, что Революция слаба, что «СССР есть колосс на глиняных ногах, держащийся только на насилии и пропаганде», оказалась ложной. Поскольку – как уже было сказано – действительная мощь построенной на революционных началах системы в действительности очень велика. Причем, мощь и в «чисто военном плане» - в плане способности Красной Армии к сопротивлению противнику. (Еще раз напомню: план «Барбаросса» начал рушатся уже в июле-августе, когда стало понятно, что оборонные способности СССР значительно выше, нежели планировалось немецкими штабистами.) И в экономическом – в плане возможности не просто увеличения производства вооружений и иных необходимых вещей при захвате значительных территорий противником, но и запуска новых образцов изделий в подобных условиях. (На самом деле уровень военной продукции к 1943 году увеличился на 300%, и это при учете потери значительного количества промышленных центров.) И – это так же не стоит забывать – в плане моральном. В том смысле, что даже значительные территориальные захваты противником не привели к деморализации и солдат, и мирного населения. (Отдельные случаи – не в счет.)

Ну, а итог этого всего известен очень хорошо. В том смысле, что завершение указанного «Крестового Похода» вступлением Красной Армии в Берлин и безоговорочной капитуляцией Третьего Рейха прекрасно показало: что же бывает при попытке противостоять историческому прогрессу. (В недалеком будущем этот пример окажется очень кстати: военные США, например, прекрасно помнили об указанных событиях, и поэтому не горели энтузиазмом при предоставлении различных планов «Немыслимое» или «Дропшот». В отличие от иных «гражданских лиц».) Ну, а пресловутая Вторая Мировая война окончилась тем, что Запад – как уже говорилось – потерял гегемонию над значительной частью Земного шара вообще. (Одна потеря Китая, население коего на 1940 годы составляло четверть жителей планеты, чего стоит!) Да и вообще, бурно вспыхнувшее уже в конце 1940 антиколониальное движение, само по себе, может считаться событием тысячелетнего масштаба. (Завершение начавшегося в XVI столетии «колониального рабства», как-никак.)

Но об этом так же надо говорить уже отдельно. Тут же, завершая вышесказанное, можно только отметить, что подобное свойство Революции – т.е., «сверхсила» созданных ей социальных систем, их способность выстаивать в условиях огромного внешнего давления (что в 1919, что в 1941 году) надо обязательно учитывать при рассмотрении процессов общественного развития. Тем более, что Революция еще не завершилась – скорее наоборот, она сейчас находится «на подходе» к крайне важному событию. Но не будет пока забегать вперед…

Tags: СССР, война, история, революция, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments