anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Про израиле-палестинский конфликт

Не хотел писать про очередную итерацию «израиле-палестинского конфликта». Просто потому, что это именно очередная итерация – т.е., событие не просто не новое, но даже скучное. В том смысле, что арабы с евреями воюют – с некоторыми перерывами – с самого 1947 года. И все давно уже привыкли к тому, что «там» - на этом конфликте – кого-то убивают, кого-то взрывают, кого-то выгоняют из домов, доводят до нищеты и т.д. (Тем более, что эти «кто-то», по большей степени, арабы – т.е., лица «второго сорта» с т.з. господствующей идеологии евроцентризма.) Так что и тут можно было бы не обращать на случившееся особого внимания, заранее предполагая, что все закончится как обычно.

Однако на самом деле есть в происходящем одна черта, которая показывает, что указанная «стационарность» конфликта скоро может исчезнуть. Причем, связана она отнюдь не с Ближним Востоком, и впервые проявилась совершенно в ином месте. Речь идет об уже забытом «интернетом» армяно-азербайджанском столкновении, произошедшем прошлой осенью. Тогда – напомню – азребайджанцы разморозили почти такой же «длинный конфликт», а именно, конфликт карабахский. Который медленно тлел еще с начала 1990 годов, когда Армения сумела «отхватить» у своего соседа Нагорно-Карабахскую автономную область, а главное – сумела практически зафиксировать этот момент в рамках текущей политической системы. (В виде создания непризнанной Нагорно-Карабахской республики.)

Кстати, слово «отхватить» тут не случайно в кавычках, поскольку Нагорно-Карабахская автономная область изначально была образована в рамках не столько Азербайджана, сколько СССР. Для которого все эти локальные споры на тему: «кто где раньше жил, и кто на что имеет право» между закавказскими народами были досадной мелочью на фоне той титанической программы изменения, которая реализовывалась в стране. (Тем более, что гасить конфликты на «восходящей прямой» развития было нетрудно.) Однако начавшийся во второй половине 1980 годов кризис привел к тому, что это «гашение» прекратилось, и слабо тлевшие противоречия сумели разгореться до «настоящей войны». Ну как, настоящей: общий уровень боеспособности армянских и азербайджанских сил был где-то около нуля, однако это не помешало им «набрать» немало жертв, прежде всего, гражданских.

Впрочем, особо рассматривать указанное событие тут нет смысла. Поскольку главное, что тут надо понять – это то, что «победу» одной из сторон в начале 1990  годов в действительности обеспечила не «победоносная армянская армия». (Которой быть не могло по понятным причинам.) А мощная поддержка многочисленной армянской диаспоры. Коя не только превышает по численности население Армении – 14-15 млн. человек против 3 миллионов – но и обладает на порядки большим влиянием. Ну, в самом деле, что такое Армения с экономической точки зрения? Карлик! (Небольшие «остатки» советской промышленности – вроде производства меди или химических заводов, локальное сельское хозяйство и 47% пресловутых «услуг».) А армянская диаспора – это миллиардеры и миллионеры, политики и деятели культуры мирового уровня.

Понятно, что именно они (а не нищая Армения) и сумели «продавить» ту схему, по которой могла существовать «непризнанная Нагорно-Карабахская республика», тем не менее, ведущая активную экономическую деятельность. Поэтому «отхват» и следует писать в кавычках – в том смысле, что эта победа буквальным образом «сама свалилась армянам на голову». (Кстати, сама Армения НКР… не признала.) В том смысле, что если бы не влияние диаспоры, то никаких побед просто быть бы не могло. (Сравнение мобилизационного потенциала 3 млн. человек Армении и 10 млн.  Азербайджана прекрасно это доказывает.) И именно она (диаспора) до определенного времени выступала главным фактором сохранения полученного состояния. Пока в прошлом году не случилось уже указанное размораживание конфликта с феерическим сливом армянами всех своих преимуществ.

Впрочем, об этом я так же уже говорил, поэтому повторяться не буду. Отмечу только то, что главной реакцией на этого и самих армян, и всего мира, и азербайджанцев-победителей было: «а что, так можно было?» В том смысле, что оказалось, что наличие «своих» в элите развитых стран больше не гарантирует успеха. (А вот наличие сколь-либо реально боеспособной армии, напротив, значит практически все.) И это было очень серьезное открытие, далеко выходящее за пределы Закавказского региона. Поскольку в настоящее время очень много государств существует именно «по гарантии» (хочется написать «по доверенности») со стороны «ведущих мировых элит». В том смысле, что их собственные способности для обороны настолько слабы, что единственным сдерживающим фактором для соседей выступает опасность противодействия иных государств. (Порой, впрочем, важным тут является очевидная бесполезность захвата в виду полной никчемности данных стран – но объясняется это все равно так, как указано выше.)

Разумеется, Израиль в данную категорию не входит: его собственная армия является одной из сильнейших в регионе. Да и экономическая мощь страны весьма значительна. (Хотя доля пресловутых «услуг» - т.е., «виртуального сектора» - тут очень велика: порядка 70%. Но даже оставшиеся 27% промышленности дают очень много.) Тем не менее, ни для кого не является секретом то, что одним из важнейших факторов израильского благополучия выступает наличие многочисленной еврейской диаспоры. Которая насчитывает целых 15 млн. человек (при израильских 9 млн.), причем, в значительной мере, входящих в пресловутые «мировые элиты». (Степень «еврейского вхождения» много больше, нежели степень «армянского».)

Поэтому данное государство, например, помимо собственной мощной экономики может, например, рассчитывать на постоянную «военную помощь» со стороны тех же США. Которая с 1948 по 1996 годы составила порядка 40 млрд. долларов, причем, порядка 30 млрд. были предоставлены в виде безвозмездной ссуды. Более того, даже сейчас – когда Израиль начал открыто считаться «развитой западной страной» - он продолжает получать порядка 3 млрд. «чистой» военной помощи в года. (Например, в 2018 году Конгресс США одобрил выделение на эту цель 38 млрд. долларов в течение 10 лет.) И разумеется, только деньгами дело тут не ограничивается: США и Великобритания предоставляют Израилю разведывательные данные (в том числе, и спутниковые), ведут подготовку специалистов, и конечно же, обеспечивают поставку самого современного военного оборудования и технологий для его производства.

Понятно, что на этом фоне израильское положение на Ближнем Востоке выглядит не просто блестящим, а практически непоколебимым. Точнее – выглядело, поскольку в последнее время указанный выше «кризис диаспор» начал проявляться и для данной страны. В том смысле, что пресловутый «западный мир» начал терять свои недавние однозначно произраильские симпатии: скажем, в тех же Штатах открыто поддерживающий данное государство Трамп был сменен на «невнятного» Байдена. Который – как и вся Демократическая партия – насторен гораздо более настороженно по отношению к еврейскому государству. А вот к арабам – скажем, к тем же Саудитам – наоборот, гораздо мягче. (Т.е., если трамповская администрация собиралась опираться в регионе именно на Израиль, то байденовская мыслит гораздо «шире». И вообще – в свете нарастающего могущества Китая «стратегический смысл» Ближнего Востока значительно теряется.)

А вот значимость антиизраильских группировок – вроде Хамаса – наоборот, постепенно нарастает. Особенно в свете роста могущества Ирана и его способности к высокотехнологичному производству – которое, в общем-то, грозится сравниться с израильским. Кстати, Саудиты – которые были «вторым крылом американской экспансии» - так же очевидно «сдуваются». (Как показывает ситуация в Йемене.) Что еще более «смещает» обстановку на Ближнем Востоке в сторону иных сил. (Прежде всего, Ирана.) Европа же – традиционно выступавшая «второй произраильской силой» - при этом ведет себя крайне неоднозначно. (Если же учесть тот факт, что европейским гегемоном выступает Германия – страна, которая изначально относится к Израилю крайне скептически – то это удивлять не может. Скорее наоборот – удивляет тот факт, что ЕС вообще находится на «израильской стороне». Хотя и очевидно мигрирует в сторону уменьшения поддержки.)

В подобном положении вопрос: «повториться ли с первой диаспорой то же самое, что случилось со второй?» – перестает быть риторическим. Конечно понятно, что Израиль – в отличие от Армении – достаточно развитая страна, и так просто сдаться он не может. Однако в данном случае суть проблемы состоит вовсе не в «сдаче», а в том, что превратившись в «локализованное государство», он неизбежно окажется в условиях «потери лоска». (И необходимости возвращения к периоду концентрации сил, существовавшем с 1947 примерно до конца 1960 годов.) То есть, к значительному перераспределению средств из «области роскоши» - включая и значительную часть ИТ сектора – в «область выживания». В область базовых технологий, базовых отраслей, дающих совершенно иную «норму прибыли» - и вытекающий отсюда уровень жизни.

Иначе говоря, должна произойти «деглобализация Израиля», переход его из состояния «диаспорного центра» в состояние «нормального государства». Которое, конечно, живет – но не господствует. Со всеми издержками данного перехода.

P.S. Впрочем, с т.з. деинфернализации мира разрушение «системы диаспор» - не важно, каких –  есть абсолютно прогрессивный процесс. (Кстати, к китайцам это так же относится – правда, в данном случае речь пойдет о насильственном выселении по мере нагнетания напряженности.)

Tags: Армения, Ближний Восток, Израиль, геополитическое, кризис 2020, смена эпох
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →