anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Конец «правой утопии» - или почему "современность" не может длиться вечно

Удивительно, но в последнее время становится понятным, что серьезные проблемы ожидают две популярные постсоветские утопии. В смысле – «идеальные образцы государственного устройства». А именно: утопия «глобализма» - т.е., некоего «всеобщего мироустройства», при котором любой человек может спокойно перемещаться между государствами, не испытывая ни малейших проблем. («Новые кочевники».) Точнее, не «любой», а тот, кто доказал, что способен принадлежать к касте «избранных», тех самых кочевников, которые с легкостью переходят с языка на язык, не испытывают ни малейших проблем при смене обычаев и норм, и вообще, обладают чрезвычайной гибкостью ума и высокой эрудицией. (Об этом будет сказано чуть ниже.)

Ну, а вторая – это «утопия национализма». Порожденная периодом «национального возрождения», наступившего после крушения социализма. Согласно этой концепции люди – для достижения оптимального образа жизни – должны твердо придерживаться «традиций предков». Прежде всего, в плане «национальной культуры» - коя противопоставляется культуре враждебной, оккупационной, ведущей к разрушению «ядра» народа. Причем, основой этого ядра объявляется национальный язык – который должен всячески защищаться от внедрения всего «внешнего». (В самом оптимальной случае – «очищаться» от иноземной основы.) Но не только. Скажем, значительное внимание в рамках «национализма» уделяется «чистоте кадров», которые должны быть, разумеется, «правильного происхождения». (При этом кандидаты из «неправильной нации» должны быть, разумеется, удалены – или, по крайней мере, ограничены в своих возможностях.)

Самое интересное во все этом – разумеется то, что эти самые «утопии» взаимодополняют друг друга. Точнее сказать, они являются двумя сторонами одной и той же «медали». А именно: концепции «единые элиты – разделенные народы», она же – «Железная пята» мировой олигархии. Поскольку понятно, что пресловутые «новые кочевники» не могут охватить все население Земли. Хотя бы потому, что для того, чтобы знать несколько языков и множество норм и обычаем, нужно достаточно долго учиться. Впрочем, если честно, то в конечном итоге тут все «разнообразие культур» сводится к… одной-единственной американской культуре «образца 1985 года», которая и объявляется «всечеловеческой». И соответственно, «множество языков» превращается в один-единственный «американский английский» в упрощенном варианте. Однако смысл это не сильно меняет – поскольку для большей части населения Земли он, все равно, оказывается чужим.

А главное: это самое «население» в любом случае не имеет возможностей для передвижения по миру иначе, нежели в виде пресловутых «гастарбайтеров». Т.е., полностью бесправной рабочей силы, которая – по мнению глобалистических утопистов - должна в конечном итоге полностью заменить рабочую силу «местную». (Которая требует для себя каких-то социальных благ и прочих гарантий.) А «гастарбайтерам» - как известно – знание культур и языков, в общем-то, ни к чему. Ну, разве что несколько элементарных выражений можно запомнить, не более того. (См. многочисленных «гостей с южных республик».) Все остальное для них излишне – а то и просто вредно. С т.з. бенефициаров данной ситуации, разумеется. Которым очень не хочется, чтобы «гасты», во-первых, получили возможности «полноценного» использования местной социальной системой. (Что при знании языка и местных норм хоть как-то возможно.) А, во-вторых, которые в страшном сне видят, как «приезжие» объединяются с местными, скажем, в рамках профсоюзной борьбы.

Поэтому-то самое лучшее для этих бенефициаров – это то, чтобы большая часть населения Земли была замкнута в рамках своей «исконно-посконной» культуры. Тем более, что указанная «исконная» традиция, как правило, не подразумевает таких «богомерзких» вещей, как физика, математика или химия. Взамен их можно учить «национальную историю» - т.е., мифологизированный корпус «локальных событий», имеющий нулевой историческое значение. (Единственный смысл знаний которых – демонстрация лояльности текущему режиму.) Подобная система мало что крайне дешева: для обучению «национальной памяти» подойдут полные дебилы – в отличие от физик-математик, учителя коих должны иметь хоть какие-то реальные знания. Но и позволяет ликвидировать «завышенные требования» рабочих, поскольку ставит их в положение «чистой производственной функции», не способной к рефлексии и осознанию своего бедственного положения.

То есть, еще раз: элите в рамках данной «биутопии» должен был принадлежать «глобализм», свобода езды по миру, а главное – свобода перемещать свои капиталы. А массам – «этнонационализм», сиречь, пресловутые «вышиванки-гопак-мова-великая прошлая история». И все должны быть довольны. Элиты – своими высокими возможностями, массы – тем, что могут считать себя «более великими», нежели их «убогие соседи». Такая система, на первый взгляд, почти идеальна. Но именно что на первый. Поскольку на самом деле она имеет один серьезный недостаток, состоящий в «исключении из себя» понятия работы с реальностью. Сиречь – сознательного изменения окружающего мира, для чего необходимо его (мира) постоянное познание.

На самом деле это главная беда всех «правых утопий», которые на самом деле представляют собой вариации на тему изъятия – под тем или иным предлогом – прибавочного продукта «лучшими у худших». Иначе говоря – эксплуатацию небольшим количеством «избранных» основной массы населения. Собственно, все «правые идеи» - хоть либеральные, хоть консервативные – сводятся именно к этому: к утверждению «изначального неравенства людей» (по своим «изначальным качества»), и вытекающего из него неравенства распределения. Однако указанная «постсоветская утопия» выделяется на этом фоне, своей глобальностью и всеохватностью. Что, собственно, и является ее ахиллесовой пятой. (Диалектика!)

Еще раз: ей должен был быть охвачен именно весь мир. (Ну, или почти весь мир.) Поскольку существование тех же «национальных государств» в условиях локальности невозможно: производить сложную продукцию на базе «национальной памяти» не получится. Просто потому, что разворачивания сложного производства потребует огромное количество людей, чье миропонимание выходит за пределы пресловутых «вышиванок-гопаков». (А вот некоторую часть «всемирной промышленности» держать таким образом можно – тут и «спецов» надо много меньше. И они могут «концентрироваться» в одной локальной области – как те же «айтишники» в Израиле, или, скажем, специалисты по с/х на Украине – и не разрушать «стройную национальную картину».) А значит – все преимущества «глобализма-национальизма» тут исчезают.

Более того: нетрудно увидеть, что в требуемом «мировом разделении труда» некоторые «места» являются более прибыльными, нежели другие. Скажем, производить то же программное обеспечение (и вообще, IT) намного более доходно, нежели плавить сталь или добывать нефть. А обеспечивать «финансово-консультативные услуги» вообще сравнимо по «выходу» с алхимией: они приносят фантастический доход при нулевых вложениях. (Собственно, сама идея «трансмутации» и возникла благодаря попыткам осмысления ростовщических прибылей.) Поэтому неудивительно, что чем дальше, тем больше, во-первых, происходит попыток «посягательства» на высшие места в международной иерархии. А, во-вторых, даже без посягательств происходит негласное «стягивание» населения к двум «полюсам» данной системы: к «верхнему», элитарному полюсу. (Пресловутые менеджеры по маркетингу и прочие «специалисты по государственному управлению», разного рода дизайнеры и айтишники – в общем, «модные профессии».) И к полюсу «нижнему»: полуграмотные гастарбатеры – в том числе, и из «отечественных регионов».

То есть, проще говоря, происходит разделение на «господ» и «рабов». Причем, понятно, что «вакансий» на господские места очень мало, и за них идет жесткая конкуренция – что определяет, в общем-то, стратегию поведения «кандидатов». Итогом всего этого становится буквальное вымывание людей, способных к осознанной работе с реальностью: инженеров, ученых, врачей, квалифицированных рабочих и т.д. Что, в свою очередь, ведет к уже не раз указанной деградации производства (в обобщенном виде) – которое все более сводится к разнообразным спекуляциям и перепродажам с одной стороны, и к примитивизации и архаизации с другой. (Нетрудно догадаться, что если «с одной стороны» есть разного рода менеджеры-дизайнеры, а с другой – гастарбайтеры-«селюки», то ничего другого ожидать не стоит.)

А эта самая деградация, в свою очередь, придает привлекательность альтернативным проектам. Тем, что делают ставку не только на «гуманитарный фактор» - как глобализм или национализм. Но и, прежде всего, на концепцию изменения мира. Пускай и в достаточно слабой степени – поскольку даже этого оказывается достаточным для превосходства над загибающимся «всем цивилизованным миром». (См. ситуацию с Китаем, Ираном или КНДР.) Но об этом – а так же на том, что придет за разрушающимися «правыми утопиями» - надо будет говорить уже отдельно.

Tags: кризис 2020, правое мышление, прикладная футурология, социодинамика, теория инферно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments