anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О роли личности в истории - или еще немного о происхождении фашизма

По наводке с ФБ  увидел детское фото Адольфа Гитлера. (Он стоит наверху в центре.) Нетрудно догадаться, что «главный злодей во всей человеческой истории» ничуть не отличается от других детей, и никак не выдает в себе человека, в будущем вставшего во главе Третьего Рейха. Как, впрочем, не выдают себя и другие «враги рода человеческого», стоящие у основания системы, создавшей лагеря смерти )не путать с концлагерями, придуманными британцами), газовые камеры для массового умерщвления людей, рвы Бабьего Яра, сожженные деревни Белоруссии и прочие проявления «Великого Германского Духа».

Впрочем, выдавать они и не могут. Поскольку весь тот Ад, который был устроен в Европе на промежутке между 1932 и 1945 годами, на самом деле лично к Гитлеру, а так же Гиммлеру, Герингу и иже с ними, имеет весьма опосредованное отношение. В том смысле, что именно этот Ад, по сути, и породил данных «деятелей», превратив бывших художников, агрономов или летчиков в проводников самой античеловеческой идеологии ХХ века – а не наоборот. Это, конечно, не снимает с указанных лиц ответственности за то, что они позволили этому Аду «войти в себя» - заключив хорошо всем известный контракт о продаже души в обмен на славу, могущество и богатство. Однако при этом позволяет понять: что же реально выступает базисом нацизма (и фашизма вообще), и почему ритуальное проклятие фашистских идей – и самих фашистов –  не работает в плане предотвращения нового появления подобной идеологии.

Итак: что же было основанием для появления указанного Ада? На самом деле тут тайн нет: его породил самый кризис – а точнее, Суперкризис – «западной цивилизации», в который последняя провалилась в 1910 годах. И который получил высшее свое воплощение в Первой Мировой войне, фактически, и являющейся главным «породителем» и фашизма, и фашистов. Да, именно так: это война превратила австрийского художника в фанатичного сторонника «немецкой нации», а так же злостного врага коммунистов и евреев. И одновременно – именно она создала такое положение, при котором даже после поражения ремилитаризация Германии и агрессивный реваншизм ее стали неизбежными. А фашистская идеология, состоящая в разделении людей на «отдельные сорта» - причем, с пониманием того, что одни из этих «сортов» надо холить и лелеять, а другие безжалостно уничтожать – стала нормой для европейского сознания.

Точнее сказать – и до того данная концепция была господствующей. Определяя, например, поведение «джентльменов к востоку от Суэца», а так же пресловутый социальный расизм всех классовых государств. (Не только европейских, конечно.) Однако до войны все это еще маскировалось «традициями» и «привычными нормами», создавая иллюзию того, что просвещение и «прогресс» смогут покончить с данным явлением. Что когда-нибудь все эти индусы и абиссинцы «дойдут» в своем развитии до просвещенных европейцев, и «колониальное разделение» закончится. Равно – как все «нищеброды» станут образованными и будут получать соответствующую зарплату.

Война резко порвала эти иллюзии. Показав, что, во-первых, знаменитый «европейский гуманизм» - это всего лишь тонкая пленка, покрывающая жестокий мир всеобщей конкурентной борьбы. (И что «массовые экзекуции» - например, в виде сжигания целых деревень и развешивания их населения на окрестных деревьях – могут быть не только в «царстве дикости», вроде Африки. Но и, например, в Восточной Европе.) Ну, а во-вторых, открыла правду о том, что для «лучших людей» Великих Европейских Держав их собственное население ничуть не отличается от абиссинцев или индийцев. В том смысле, что его можно с легкостью гнать на верную смерть в бесконечных «зерг-рашах», вроде Вердена, гнобить в залитых водой окопах, а так же отправлять под военно-полевой суд за малейшие сомнения в разумности происходящего. (Про такие мелочи, как цензура или перлюстрация почтовых сообщений и говорить нечего.) В общем, оказались все эти короли и императоры, президенты и генералы не «отцами нации», а ее жестокими пастухами, гонящими стада «баранов» на бойню.

Наверное, тут не надо говорить, что это очень сильно «сработало по мозгам» у населения. Но если значительная его часть сделала из открывшегося совершенно рациональные выводы в виде полного или частичного отрицания сложившихся общественных систем - то есть, стала коммунистами или, хотя бы, социал-демократами – то нашлись и те, кто решил данный когнитивный диссонанс иным образом. А именно – через иррациональное отторжение открывшейся правды, через сознательный переход к чисто виртуальной картине мира. Где не было ни бессмысленной бойни, ни абсурдной жестокости войны, ни массовых разрушений – а напротив, была победа Германии, украденная у нее коммунистами и еврейскими плутократами. (И социал-демократами – хотя, понятное дело, пока те были у власти, данная точка зрения не афишировалась.)

Разумеется, эту позицию вполне можно понять. Особенно при учете того, что реальную картину боевых действий – а уж тем более, общую картину соотношения военно-экономических потенциалов держав 1910 годов – стало возможным получить только после Второй Мировой войны. (А до этого реалистичность «плана Шлиффена-Мольтке» - возможность германской победы – оспаривать было крайне сложно.) Ну, и конечно же, идея возвращения к довоенному восприятию мира – с его «существующими вечно» нациями и мудрыми царями-императорами – была намного более «щадящей» для человеческого сознания, нежели необходимость полностью менять свое миропонимание. И поэтому очень многие немцы – а так же иные народы Европы, от итальянцев до румын – выбрали именно ее.

Тем более, что – как уже говорилось выше – «индустриального уничтожения» поверженной стороны не произошло, и «национальная буржуазия» осталась у руля. (А значит, альтернатива этого мышления, состоящая в признании краха классового мироустройства, получить поддержку не могла.) О том, почему так случилось – в смысле, почему Германия не была деиндустриализована и разделена на несколько областей (как предлагала, например, Франция) с уничтожением «местного» капитала – надо говорить уже отдельно. Пока же можно только сказать, что случилось это отнюдь не из-за «германофилии» остальных «победителей». А потому, что в условиях всеобщей конкурентной борьбы вывод одного из «суперигроков» - которым выступал Второй Рейх – приводил к слишком серьезной «перекройке политико-экономического ландшафта».

И поэтому Германия не только оказалась сохранена в почти прежних границах – разумеется, часть территорий все же «оторвали», но на общей экономической структуре это сказалось слабо – но и осталась промышленно развитой страной. Со своим мощным капиталом. Который – понятное дело – с железной неизбежностью должен был поддержать «реваншистов», поскольку альтернативой им было «рабочее государство». И значит – несмотря на все заверения в «антимилитаризме» и миролюбии, а так же на стремления значительной части немцев именно к антимилитаристкой и миролюбивой политике – Германское государство должно было «мутировать» в государство реваншистское. То есть – в государство нацистское, берущее себе в качестве идеологического «стержня» концепцию «возвращения к корням». К жесткому классовому разделению, ведущему – по известным причинам – к агрессивной внешней политике и большой войне. Но при этом держащееся не на традициях – которых после 1914 года уже не было и быть не могло – а на искусственной «эмуляции» традиций через мощную пропагандистскую и репрессивную машину. (То есть, правящий режим буквальным образом заставлял немцев жить так, будто бы катастрофы 1914 года не случилось.) 

Именно этот процесс, по сути, и вызвал из Преисподней признаки нацистского Ада – со всеми его эксцессами и извращениями. (Вроде стремления к Мировой войне, поиску и уничтожению «врагов нации», лагерями смерти и т.д., и т.п.) А Гитлер – или, скажем, Гиммлер – просто «приблудились» к нему, просто решили «оседлать» данный инфернальный поток ради своих (шкурных) интересов. Ну, в самом деле, быть «Великим вождем» вначале мощной партии, а потом – и целого государства все лучше, нежели быть безработным художником. Так что идея «послать в прошлое человека, для того, чтобы убить Адольфа Алоизовича» на самом деле крайне наивна  и глупа. Равно, как наивны и глупы страдания по поводу того, что нацизм не был остановлен «на взлете». (Дескать, если бы в свое время наци были посажены в тюрьму – а они и в реальности туда садились, включая самого Гитлера – то ничего не было бы. Ну, или «классическое»: если бы во время ремилитаризации Рейнской области французы с англичанами решили бы подавить это парой батальонов, то это позволило бы обойтись без Второй Мировой войны.)

Но на самом деле это такой же бред, как и мечта о применении машины времени. Поскольку – как уже говорилось – появление фашизма и его стремление к мировому господству неизбежно вытекало изо всей буржуазной политики Интербеллума. (Не только германской – но и британской, французской, американской и т.д.) И единственное событие, которое могло бы изменить ход истории – это победа в Германии реально социалистических, а точнее – коммунистических сил. То есть, образование Германской Советской Социалистической Республики. Но подобная удача вряд ли может быть названа особо вероятной из-за очень большого количества факторов,  мешающих ей. (Скажем, буржуазия Второго Рейха была слишком сильна для того, чтобы сохранить свою власть, «сбросив» все проблемы на «феодальную оболочку».)

Впрочем, о последнем моменте надо говорить уже отдельно. Тут же – завершая разговор – можно только еще раз указать на то, что в данном случае наиболее важно никогда не забывать связь между фашизмом, капитализмом и кризисом. А вот про связь его с «отдельными персонами» и символами, напротив, всегда помнить, в первую очередь, то, что эта связь иллюзорна и, как правило, «обратна»: не персоны и символы порождают события – а события создают персон и символы...

Tags: Вторая Мировая война, Первая Мировая война, история, классовое общество, социодинамика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 279 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →