anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Система Макаренко – как пример образования «метатехнологического типа»

В прошлом посте я упомянул про коммуны, созданные великим советским педагогом Антоном Семеновичем Макаренко. В том смысле, что подобные педагогические структуры – а Макаренко создал две коммуны, имени Горького и имени Дзержинского – можно считать одними из первых успешных попыток преодолеть «генетические» недостатки системы образования. (Т.е., недостатки, проистекающие из-за происхождения образования от иных, классовых социальных систем.) Причем, реализованных в условиях крайнего дефицита, и уже тогда показавших возможность решения большей части имеющихся образовательных проблем.

На самом деле сейчас это выглядит просто чудом: в голодном 1920 году молодой учитель принял руководство над колонией для малолетних преступников. (Среди которых были реальные воры, бандиты и убийцы.) И смог сделать то, что считалось тогда, да и теперь, невозможным. А именно: «перековать» вверенный ему контингент не просто в законопослушных людей – но и людей, целиком и полностью преданных идеям гуманизма. При этом практически находясь на «самообеспечении», поскольку основные средства на свое содержание коммунары зарабатывали сами.

Но и это еще не все, поскольку весь свой педагогический опыт Антон Семенович сохранил в прекрасно написанных книгах – «Педагогическая поэма», «Марш тридцатого года», «Флаги на башнях». Где, фактически, показал весь период становления и развития своей системы. Так что можно было бы предположить, что подобный опыт будет востребован в рамках хотя бы заведений для «малолетних правонарушителей». (Поскольку именно в данной системе они были выработаны – хотя сам педагог неоднократно заявлял, что они подходят и для «обычных» школ.) Но нет – вопреки всем достижениям Макаренко, не удалось не только «транслировать» его опыт на другие учреждения, но и «удержать» полученный результат в самих макаренковских коммунах после ухода педагога.

Подобное положение выглядит странным. Тем более, что во время деятельности Антона Семеновича он – помимо всего прочего – имел и положительный опыт подобной трансляции. А именно – во время слияние «колонии имени Горького» и разложенной «колонии Куряж» горьковцы «победили» неожиданно легко. При том, что «куряжцев» было много больше, и даже сам Макаренко реально боялся того, что «уголовная вольница» пересилит всю его организацию. Но не пересилила, наоборот, это живущие мелкоуголовной жизнью «куряжцы» с радостью отбросили все свои привычки, включившись в трудовую деятельность «горьковцев». Да и создание практически с нуля коммуны им. Дзержинского – после того, как Макаренко был, фактически, снят с руководства колонии им. Горького – так же показывает возможность распространения опыта на разные организации.

Тем не менее, причина «нетранслируемости» разработок Макаренко была. И была она связана с базисом данной системы – с ее трудовой деятельностью. А точнее, не просто трудовой деятельностью, а трудовой деятельностью неотчужденной, захватывающей полный производственный цикл от планирования труда до потребления произведенной продукции. Именно подобная схема была присуща колонии имени Горького, и именно ее Макаренко буквальным образом «пробивал» в коммуне имени Дзержинского. В том смысле, что требовал поручение коммунарам не просто отдельных производственных операций – с этим-то в молодой Советской стране проблем не было – но отдельный завод.

Поскольку при выполнении «отдельных операций» в рамках общей обезличенной системы все образовательные особенности трудовой деятельность исчезают. Read more...Collapse )
Tags: 1920 годы, Макаренко, СССР, история, образ жизни, образование, общество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal