anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Про новые Темные Века – которых, к счастью, не будет

Помню, когда раньше (в подростковом возрасте) читал про падение Римской Империи и наступление Темных Веков, то всегда поражался: как же это возможно. В смысле – как же можно взять и позабыть огромное количество знаний. А точнее – не просто позабыть, а сознательно отбросить их. Разумеется, сейчас-то понятно, что тогда все было не так однозначно. И что в реальности никто специально ничего не забывал: обскурантизм, как таковой, был редок, а основная вина за «Темные века» лежит на разрушении производительных сил. Неизбежных после того кризиса, в который попала рабовладельческая экономика Античности в конце своего существования.

Но об этом – в смысле, об античной экономике (особенно Римского периода) и о накрывшем ее кризисе, а точнее, Суперкризисе – надо, понятное дело, говорить отдельно. Сейчас же следует сказать о другом. О том, что указанная связка «состояние производительных сил – отношение к знаниям», вовсе не осталась в прошлом. Наоборот – ее влияние оказывается фундаментальным и сейчас, по сути, формируя базовые для нашего общества процессы. Разумеется, с учетом того, что сами производительные силы, в свою очередь, находятся в еще более фундаментальном взаимоотношении с производственными отношениями.

И поэтом все, что происходит в настоящий момент, выступает не каким-то извращением, каким-то нарушением нормальности – но совершенно закономерным последствием тех решений, что были приняты 30-40 лет назад. Когда и «ведущие представители человечества», и – что уж тут скрывать – подавляющая часть всего населения решили «дефорсировать» социальное развитие, а потом и просто обратить его вспять. (То есть, ликвидировать социализм и его влияние на капиталистическое общество, совершив то, что сейчас именуется «правым поворотом» конца 1980 годов.)

Разумеется, тогда считалось, что все обойдется исключительно «социальной сферой». Проще сказать, исчезнет «халява» - которую все «думающие личности» тогда считали источником многих бед – и увеличится «стимул к активной работе». Однако в действительности только этим дело не ограничилось: вместе с ростом «капитализации» общества (в смысле увеличения числа капиталистических элементов) пришла и стагнация производительных сил. В том смысле, что остановка роста – а затем и фактическое снижение – реальной заработной платы уничтожила необходимость наращивания производительности труда. В результате чего все прогнозы роста автоматизации и роботизации производства – которые активно делались в 1970 годах – «пошли лесом». И вместо роботизированных заводов человечество к 2000 году получило массовое использование ручного труда в странах Третьего Мира.

Разумеется, до определенного времени это маскировалось пресловутой компьютеризацией управленческой деятельности в странах мира Первого. Но сути это не меняло. В том смысле, что общий уровень производительности – т.е., производительность всего цикла создания продукта – все равно падал. (Да и менеджеры на своих ПК работали не намного быстрее, нежели во времена арифмометром и «гроссбухов».) Более того, значительная часть компьютерной техники (и связанных с ней людей) оказалась вовлечена не в самое производство – даже на уровне управленческо-распределительной деятельности – а сферу виртуальных спекуляций. Что еще более усугубляло проблему. В том смысле, что – начиная с конца 1980 годов – это приводило к оттоку средств их производственной сферы в сферу спекулятивную.

Ну, а за кризисом, собственно, производства – то есть, за стагнацией и деградацией производительных сил – последовал и кризис «знаний». В том смысле, что упавшая потребность в реальных знаниях привела к известной «виртуализации» научно-образовательной сферы. Выразившейся в том, что последняя стала все более производить не реальные сведения о Вселенной и умения эти сведения использовать в производственной деятельности. А некую условную информацию, облеченную в формально научную форму, но мало чем полезную в реальности. (А то и прямую дезинформацию, необходимую заказчику.) Причиной этого было то, что «настоящее производство» - как уже было сказано – не нуждалось в повышение «настоящей» же производительности труда. (В условиях, когда основные богатства делаются биржевой игрой или «присасыванием» к бюджету, то особо заботится о познании реальности нет смысла.)

Но и это положение, как не странно, не было «финишем». В том смысле, что движение, начатое «правым поворотом», пошло еще дальше. Начав формировать уже не скрытое – но прямое отрицание знаний. Этот момент, кстати, был замечен еще в 1990-2000 годах, когда в ряде регионов – на постсоветском пространстве, на Ближнем Востоке – возникло множество религиозно-фундаменталистских движений. То есть, движений, которые ставили себе целью вернуть архаичные нормы и модели поведения, характерные для мира, связанного с традиционным сельским хозяйством. (Например, через введения шариата.) С отрицанием всех достижений последних пары веков.

Тогда, разумеется, это было интерпретировано, как последствие «цивилизационной особенности» ряда народов – скажем, арабов или кавказцев. (Что само по  себе является деградацией человеческой мысли.) Но на самом деле все было гораздо серьезнее, и относилось к той самой деградации производства, о которой сказано выше. Поэтому дело не ограничилось указанными регионами: фундаментализм стал постепенно распространяться по всему миру. И уже в конце 2000 годов никого не удивляло, когда в каком-нибудь ИГИЛе (организации, запрещенной на территории РФ) оказывались выходцы из Европы, а среди исламских террористов в самой России встречались люди, выросшие в Татарстане или Москве.

Но и это было еще только началом процесса. В том смысле, что необходимость подгонки уровня знаний под уровень текущих производительных сил заставила изменяться и само «ядро» современного мира. А именно: население развитых стран. Причем, не только отдельных его представителей, желающих вступить в  ИГИЛ (организацию, запрещенную на территории РФ), но именно что масс. Которые больше не желают получать ненужные им знания, поскольку серьезного экономического эффекта это не несет. Речь идет именно что о знаниях, а не о дипломах или разного рода сертификатах – последние ценность не потеряли.  (Скорее наоборот.) Но вот реальное понимание того, как устроен мир, в современном мире стало ненужным.

Поэтому появление открыто антискиентистких сил – то есть, сил, главной целью которых станет уничтожение науки и связанной с ней образовательной системы – на самом деле неизбежно. И нынешний рост «антиваксерства» и ковиддиссидентства – это лишь последствие указанных изменений. В том смысле, что если бы не текущая эпидемия, то они вылились бы во что-то иное – но, тем не менее, столь же антискиентистское. Кстати, и пресловутое BLM, с его отрицанием «белой культуры», имеет ту же самую направленность. (В смысле, что связано с неявным пониманием того, что все созданная современным обществом технологическая система не несет для основной массы населения особых благ.) Да и пресловутая «борьба с ГМО» так же возникла уже давно.

Так что вполне можно было бы предположить, что «отрицание науки» возникло бы безо всякого «ковида». И единственное, в чем можно обвинить «коронавирус» - а точнее, борьбу с ним – так это в том, что они выступили катализатором скрытых до этого процессов. Поскольку вплоть до недавнего времени прямо обвинять ученых в том, что они мечтают ухудшить жизнь человечества, было невозможно. (Точнее сказать, те же «антиГМОшники» это делали – но их было мало.) Теперь же каждый второй пост в соцсетях посвящен борьбой против вакцин – с перечислением тех бед и страданий, которые последние принесут людям. (Начиная с опасности тромбоза и заканчивая массовым бесплодием.)

Особенно интересно все это выглядит в совокупности с массовыми протестами в Европе против данного процесса. В которых «антиваксерство» - и стоящий за ним антискиентизм – только крепнет и вызревает. (И чем жестче правительственная реакция – тем сильнее противники науки уверяются в своей правоте.) Если же прибавить сюда тот факт, что государства и дальше будут делать ставку на насильственные действия, то нетрудно догадаться, что идея «антизнаний» с каждым днем будет становиться все актуальнее. (О том, что современные государства не могут действовать иными методами – и о том, почему это происходит – я уже писал.) А значит, пресловутые новые «Темные века», причем, в том самом значении, в котором они виделись из нашего детства – как отрицание практически всего, что было создано человечеством – станут еще более вероятным.

И ведь – что забавно – тут не потребовалось даже столетий для того, чтобы перейти к ним: хватило менее четырех десятилетий. (С условного 1980 по условный 2020 год.) Впрочем – в отличие от прошлого – надо сразу сказать, что нынешняя конфигурация социумов на планете не даст этим самым «Темным векам» действительно продлиться веками. Поскольку в мире, где наличие современных технологий является основным фактором обеспечения независимости государства, деградация научно-образовательной сферы – а уж тем более, ее отрицание – очень быстро приводит к отрицанию и тех социумов, в которых это происходит. Это только в условиях «внешней подпитки» разного рода «запрещенные в РФ организации» могут успешно воевать. Если же никто не будет поставлять им оружие, а тем более, если более развитые социумы будут применять к ним современные системы вооружения – вроде вакуумных или кассетных бомб, не говоря уж о ядерном оружии – то время их существования быстро закончится.

Но об этом, понятное дело, надо будет говорить уже отдельно.

P.S. Тут же – завершая сказанное – можно только еще раз указать на то, что поскольку все происходящее началось с желания «отменить социалистическую халяву», то это прекрасно показывает реальные последствия подобных желаний. А ведь все еще только начинается…


Tags: закат Европы вручную, общество, постсоветизм, социодинамика, теория инферно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →