anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Миф о "маленькой стране" - как одна из особенностей постсоветского мышления

Забавно сейчас вспоминать о том, как же лет тридцать-двадцать назад  мы желали жить в «маленькой чистой стране».  С тротуарами, намытыми шампунем, с «пряничными домиками», построенными в поза-позапрошлом веке по технологии «фахтверк», со столиками кафе прямо на тротуаре, за которыми мирные бюргеры чинно попивают свой кофе. (Или пиво – что кому нравится.) В общем, то, что ассоциировалось у нас с «Европой», бывшей для обитателей позднего СССР аналогом посмертного Рая. В том смысле, что США, это, конечно, «Град Сияющий На Холме» – но позднесоветским не хотелось слишком много света, пускай даже и правильного, демократически-либерального. Им хотелось покоя – и именно его должна была дать эта самая «посмертная Европа».

И разумеется, этой игрушечной чистоте противопоставлялась Россия. Тогда, разумеется, говорили о  СССР – но в данном случае подразумевалась именно что «историческая» Россия, с ее огромными пространствами, перманентной неустроенностью и, главное, постоянным стремлением к чему-то за пределами житейского благополучия. По крайней мере, так считалось на излете советской эпохи, когда реалии последней переносились на всю остальную российскую историю. Ну да: вместо того, чтобы мыть мылом тротуары, россияне, зачем-то, занимались «устроением судеб всего мира». Начиная с борьбы за освобождение славян – разного рода русско-турецкие войны тогда трактовались именно в этом плане – и заканчивая построением мирового коммунизма.

Разумеется, это были именно что мифологические представления. О том, чем реально жила дореволюционная Российская Империя, и чем была вызвана ее политика – разумеется, тогда не особо задумывались. Впрочем, к СССР это так же относится – только в еще большей степени. Поскольку человек условного 1990 года жил исключительно в рамках «мифологического» восприятия действительности – и, прежде всего, исторической. С чем это было связано и как мы пришли к подобному положению – будет сказано отдельно. Тут же единственно, что хочется указать – так это то, что подобное состояние было неизбежным в условиях «безопасного общества». (Т.е., общества, в котором ликвидированы все возможности резкого ухудшения жизни человека или ее потери.) И поэтому стало возможным демонстрировать самые нелепые «изверты сознания» - поскольку они были не способны навредить человеку. (Разве что в условиях полного «отлета кукушки» можно было в «дурку» попасть – но до этого доходило редко.)

Поэтому в данном случае обратить внимание стоит на другое – на то, что позднесоветский человек конца 1980 годов был твердо уверен в том, что именно «маленькая развитая страна» дает оптимальные условия для жизни. А вот большое мощное государство только «высасывает из граждан все соки». (Правда, для США делалось исключение – но только для них. И да: постоянно указывалось, что это именно что «Соединенные Штаты», т.е., конфедерация отдельных государств.) А так – у подзднесоветских всегда были готовы примеры из жизни каких-нибудь Швейцарии-Швеции-Финляндии-Монако, где всегда чисто, тепло, красиво и сыто вне того, в каком месте эта страна находится. И наоборот – огромные «монстры», типа СССР или Китая выглядели «историческим извращением», пригодным только для причинения страданий своим гражданам.

Поэтому – как это не странно – идея «разделения России на множество мелких «россиек» оказалась крайне популярной на стыке десятилетий. Разумеется, прямо подобные идеи обычно не высказывали: даже тогда это звучало слишком радикально. Read more...Collapse )
Tags: безопасное общество, гибель СССР, общество, постсоветизм, прикладная мифология, теория инферно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 431 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →