anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Еще один реквием по журналистике

Некоторое время назад Сапожник (кажется) в одном из своих постов жаловался на то в современном мире практически исчезла журналистика. И что вместо профессиональных журналистов новости сейчас создают блогеры – что, с т.з. этого самого «топа» есть очень и очень плохо. Поскольку качество их новостей много хуже.

Об этом, впрочем, можно было бы и забыть – но пришла еще одна интересная новость на подобную тему. А именно: информация о том, что в Белоруссии закрывается представительство газеты «Комсомольская правда». Связано это с задержанием корреспондента данного издания белорусскими властями – впрочем, последнее в данном случае не особо интересно. Поскольку гораздо важнее тут то, что, фактически, белорусские власти с легкостью «побороли» одно из самых мощных изданий на постсоветском пространстве.

Это – как не удивительно – выглядит странно. Поскольку еще в  1990 годы «Комсомольская правда» считалась одним из самых влиятельных изданий на постсоветском пространстве – если не самым влиятельным изданием. Ее тиражи доходили до 2 млн. экземпляров, а тираж «особого» пятничного номера – «толстушки» - достигали 3 млн. экземпляров. Читательская аудитория ее охватывала всю страну – от столиц до глухих деревень, куда газеты приходили по почте, более того, «КП» читали и в большинстве «независимых государств», в которых она обходила по популярности «местные» ведущие издания.

Надо ли говорить, что в подобной ситуации представители газеты могли честно именовать себя «четвертой властью». Нет, разумеется, все понимали, что есть еще более «властные» СМИ – а именно, телевидение, которое считалось тогда «абсолютным оружием» - но, все равно, положение журналистов данного издания выглядело блестящим. И, в любом  случае, сравнивать по мощи «центральную газету» и какую-нибудь «банановую республику» - вроде Белоруссии – было просто смешно. (Если кто помнит, то в 1997 году Лукашенко попытался арестовать российского журналиста Шеремета – и «получил» по полной программе.)

Однако уже в следующем десятилетии ситуация начала меняться. В том смысле, что тиражи газет – в том числе и «Комсомольской правды» - стали резко падать, снизившись к 2010 до 700 тыс. экземпляров. Разумеется, представители газеты объясняли это тем, что читателей «оттягивает» телевидение и интернет – но эта было только одна сторона вопроса. В том смысле, что указанное «физическое» снижение тиражей в действительности никуда не шло по сравнению со снижением «репутационным», связанным с резким падение уровня доверия населения к газетной (СМИшноцй) информации. Кстати, это касалось и телевидения, и интернет-сайтов – которые к 2010 годам были практически у всех изданий, включая «КП».

В том смысле, что уже в конце 1990 годов в общественном сознании россиян – на самом деле, конечно, не только их, но об этом будет сказано отдельно – произошла кардинальная переоценка отношения к «журналистской информации». Которая привела к тому, что последнюю начали рассматривать, как изначально содержащую ложь. Нет, конечно тут можно вспомнить про то, что лживость всегда считалась одним из признаков работников СМИ, что еще в позапрошлом столетии иронизировать над честностью газет и журналов было нормой. Тем не менее, тут надо понимать, что до самого последнего времени ложь в прессе воспринималась, как нечто нежелательное, как ошибка работы последней.

Более того, «прежде» к основному типу лживости относили разного рода недоговорки и опускание подробностей, а так же акцент на положительных сторонах описываемого явления, которые раздували до предела. (Или наоборот – раздували отрицательные стороны.) Например, при выступлении газеты на стороне того или иного кандидата обыкновенно любили говорить, какой он семьянин, какой он благотворитель и прилежных христианин –а вот, скажем, обвинения в коррупции тщательно замалчивали. И наоборот – у «противоположных» кандидатов выискивали малейшие правонарушения, вплоть до нарушений ПДД, а вот их положительные черты всячески  скрывали. И так было со всем: с политикой, с экономикой, с производимыми товарами и т.д.

Но к концу 1990 годов стало понятно, что эта «привычная» ложь становится архаизмом, сменяясь на совершенно иной тип «массового обмана». А именно: на прямое придумывание «фактов», не связанных с реальностью практически никак. Начиная с того, что пресловутые «съемки из горячих точек» делались на мирных полигонах и заканчивая тем, что журналисты просто придумывали все содержание своих статей. (Скажем, так делал автор немецкого журнала Spiegel, лауреат многих журналистских премий Клаас Релотиус.) Ну, а в 2010 разнообразные «хайкли лайкли» стали визитной карточкой самых солидных изданий, кои фактически вычистили всю связь с реальностью из своей повестки.

На этом фоне вопрос о «профессионализме» - об утрате которого сожалеет господин Рощин-Сапожник – начинает выглядеть чистым издевательством. В том смысле, что, конечно, профессионально оформленная чистая ложь выглядит гораздо более приятно, нежели безграмотная ложь непрофессионалов-блогеров. Однако суть ее, в любом случае, остается прежней: это даже не нулевая, а отрицательная информация, потребление которой уменьшает наше знание о мире. Отсюда неудивительно, что отношение к прессе – да и вообще, к СМИ – в современном мире давно уже стало так же отрицательным. То есть, журналист давно уже воспринимается, как некая разновидность социальных паразитов, не нужных и опасных – несмотря на то, что прямое паразитирование в данной среде давно уже не наблюдается.

Отсюда если что и может удивлять – так это то, что государство к прессе относится еще с определенным пиететом, поддерживая относительно высокий ее статус. Например, через сохранение разного рода «журналистских удостоверений», придающих их владельцам хоть какой-то иммунитет. Впрочем, это понятно: «государственное мышление» крайне инерционно – еще более инерционно, нежели общественное сознание– и находится где-то в конце 1990 годов. Когда действительно, публикация в газете – а уж тем более, передача на ТВ – значили очень  много. В то время, как действительная способность «четвертой власти» формировать общественное мнение постепенно сходит к нулю. (Кстати, это прекрасно иллюстрирует тот факт, что порой полностью безграмотный в плане владения приемами «информационной борьбы» блогер становится более популярной «инфоличностью», нежели «профи с журфака». Поскольку в ситуации всеобщего отрицания любое инфособытие оказывается событием чисто случайным.)

Тем не менее, вряд ли стоит надеяться на то, что подобное положение будет вечным. И поэтому чем дальше – тем больше будет падать статус журналиста даже в «государственном плане». А значит – можно будет наблюдать окончательное превращение прессы в механизм пропаганды, причем крайне малоэффективной (но другого-то нет), поскольку иная позиция будет неизбежно вызывать преследование. И не только в Белоруссии, но и практически по всему миру – что так же очень хорошо заметно сейчас. Итогом же данного процесса станет, разумеется, полное исчезновение «института прессы», как таковой – заменяемой на чистую «машину по генерации инфошума». То есть, совершенно не связанных с реальностью событий, необходимых для забивания инфорпространства – что в условиях нулевого доверия является единственно рабочей инфотехнологией.

Но обо всем этом надо будет говорить уже отдельно. Тут же, завершая поставленную тему, можно только еще раз указать на то, что фактическое уничтожение «института СМИ, как социально значимого фактора» есть событие, прямо вытекающее из поведения этого самого «института СМИ» в последние три десятилетия. И значит, сожалеть о случившемся не стоит: журналисты получили ровно то, к чему шли все это время. Со всеми вытекающими последствиями…

P.S. Интересно, кстати, что как раз перед началом вакханалии лжи – в 1990 году – разовый тираж той же «Комсомольской правды» составил астрономические 21 млн. экземпляров. Это так, просто к слову - для понимания того, с какой "горы" упала журналистская профессия.

Tags: общество, прикладная мифология, теория инферно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments