anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про прививки и «прививки»

Наверное, сейчас не надо говорить, что кампания по вакцинации в России оказалась провалена. В том смысле, что организаторы данной кампании не смогли  сбить «четвертую волну» коронавируса путем массовых прививок до начала этой волны. В результате чего мы имеем заболеваемость, превосходящую прошлогоднюю – и это притом, что в руках российского руководства изначально наличествовали прекрасные «козыри». А именно: наличие аж трех видов отечественных вакцин, наличие более-менее широкой сети медицинских учреждений, где можно сделать прививку (это не Бразилия с 12 врачами на 10 тыс. человек), наконец – давняя советская «традиция» массового прививания, идущая еще с довоенных времен.

Но все это было слито в канализацию! В том смысле, что к началу осеннего пика заболеваемости (на 1 сентября этого года) количество полностью привитых составляло всего 38 млн. человек – то есть, порядка 27% от всего населения. Для сравнения – в Израиле к тому времени было привито 61%, в Великобритании – 70%, и даже в упомянутой выше Бразилии – 31%. (Речь идет о привитых двумя компонентами вакцин.) Надо ли говорить, что результат такого положения оказался крайне неприятным. А именно: когда началась «осенняя волна», то ее уровень быстро превысил прошлогоднее значение.

В то время, как в большинстве других «прививочных» стран ничего подобного не было: в крайнем случае, там речь шла о «достижении прошлых результатов» - как в Израиле – но со значительным сокращением длительности «волны». (С 6 до 3 месяцев.) В лучшем же – как в той же Британии или США – рост заболеваемости оказался много меньшим прошлогоднего. И это даже без учета того, что уменьшилось количество тяжелых больных и смертей – скажем, осенью 2020 года от «короны» умирало по 500 британцев в день (на пике волны по 1500), этой же осенью речь идет только о 150 погибших.

То есть – Россия, судя по всему, проходит данную заразу по очень плохому сценарию. (Разумеется, с учетом всех условий: понятно, что если бы национальных вакцин не было, то и уровня в 27% - или, даже 38% текущих – достигнуть было бы невозможно. Но радоваться этому было бы смешно.) Причем, судя по всему, по одной-единственной причине, состоящей в катастрофическом отказе населения от получения прививок. Да, дело обстоит именно так: россияне добровольно прививаться не просто не хотят – а не хотят очень активно. (И даже имеющийся уровень достигнут был, в значительной мере, «насильственно» - через угрозы введения пресловутых «QR кодов» и т.п. вещей.
Поскольку в конце «чисто добровольного периода», длящегося с конца зимы до начала августа, привилось всего 17% россиян.) Ну, а «недобровольно» сделать это просто невозможно: для данного момента надо вводить режим ЧП, что для всей страны не просто дорого – а катастрофически дорого. (И поэтому сделано никогда не будет.)

Более того: только отказом от прививок дело тут не ограничивается, поскольку в стране возникло настоящее «антипрививочное движение», направленное на дискредитацию всей медицины. (Антипрививочники давно уже перешли от нападок на пресловутый «Спутник» к охаиванию всех врачей, вместе взятых.) Которое было поддержано одной из ведущих политических партий. (Не буду говорить какой по этическим соображениям.) Правда, впоследствии эта партия от подобного отказалось, но сути это не изменило. В том смысле, что до сих пор подавляющее количество россиян крайне скептически – а то и просто враждебно – относятся к прививкам. Чем серьезно отличаются от обитателей иных государств, которые, напротив, стараются провакцинироваться – причем часто даже за деньги!

Разумеется, говорить о причинах подобного положения можно очень долго. Поскольку никаких тайн в нем, в общем-то, нет – и более того, само неприятие прививок выступает всего лишь подмножеством гораздо более обширного «движения». Которое может быть названо воинствующим антисциентизмом, и которое является отличительной чертой постсоветского миропонимания, зародившись еще во времена позднего СССР. Да-да, механизмы, заставляющие россиян «не давать себе вколоть жижу» в своей «глубине» те же самые, что и механизмы, заставлявшие их в свое время «заряжать воду» у телевизора, вступать в разнообразные «Белые братства» и поклоняться «Богу Кузе», ну, и разумеется, нести свои деньги в разнообразные МММ.

Поэтому тут можно однозначно сказать про деструктивность подобного поведения – причем, деструктивность, давно уже доказавшую себя. (См. выше про МММ, а так же «Кузю.) На этом фоне все аргументы «противников прививок» - кои пытаются выдавать себя за «скептиков» - выглядят крайне забавно. Впрочем, «эмэмэмщики» так же любили много чего говорить в плане верности своего выбора, причем даже с примерами. Тем не менее, есть в случае с массовым «отвращением от прививок» один момент, который отличает его от всего остального – и, по сути, выступает причиной его невероятной массовости и популярности. (Обычно все эти «зарядки» и «финпирамиды» охватывают от 30 до 40% людей, а «неприятие жижы», как уже было сказано, достигает 70%.)

Речь идет о том, что россияне – как не забавно это прозвучит – в прошлом году действительно пережили одну крайне опасную «прививку». Правда – не в «медицинском смысле», а в смысле информационном, но сути это не меняет. (Поскольку тут так же можно сказать об «введении» некоего искусственного «возбудителя», который воздействует на условную «иммунную систему» - в данном случае информационную.) Этим «возбудителем» в данном случае выступает искусственно созданный страх перед «коронавирусом», который активно нагнетался российской властью весной прошлого года. Нагнетался сознательно – о чем сами работники «медиа» впоследствии не раз говорили.

 Думаю, тот момент многие запомнили очень хорошо: тогда не только были введены жесткие ограничения – вплоть до запретов прогулок по паркам (!) и лесам (!!!!) – но и шла очень агрессивная кампания в СМИ. Состоящая в буквальном смаковании каждой «ковидной смерти». Причем, речь тогда шла о действительно ничтожном количестве жертв: на всю страну приходились единицы тысяч заболевших и несколько десятков (!) летальных исходов в день. Надо ли говорить, что этот «экранный ужас» очень сильно контрастировал с тем, что человек наблюдал самостоятельно. В том смысле, что он знал, в лучшем случае, единицы заболевших на свой город – и отдельные случаи смерти на область. (А в это время телевизор буквально разрывался в заявлениях об «ужасной эпидемии» и о том, что надо сидеть дома – и никуда не ходить.)

Самое забавное тут то, что – по причине отсутствия «локальных проявлений» эпидемии –российская медиасфера активно «форсила» проявления международные. Показывая, какой кошмар твориться в Италии, в Испании или в США. Разумеется, на «короткой дистанции» это работало: тех же пенсионеров охватил натуральный ужас перед «новой чумой». Но только на короткой, поскольку чем больше проходило времени, тем яснее становилось несоответствие между окружающей жизнью и «экранной картинкой». На экране «морги не справлялись» - правда в Италии, но это не важно – а в жизни изредка кто-то лежал две недели с температурой. Но именно что изредка: эти тысячи заболевших «размазывались» по огромной стране тонким слоем. Итогом данного парадокса стало то, что люди… перестали бояться. Просто потому, что психика так устроена, что переживать «огромный ужас» в течение нескольких месяцев – а уж тем более, лет – она не может.

Поэтому, когда осенью 2020 года пошли уже реальные проблемы – десятки тысяч больных, причем часто тяжелых – то общество восприняло это удивительно спокойно. Настолько спокойно, что тогда удалось обойтись безо всяких ограничительных мер: ну, умирают от «ковида» по полтысячи  в день – и что теперь? (Никаких возмущений по этому поводу не было.) То есть, получилась именно что «прививка»: инфицирование общества весной бессмысленным страхом перед болезнью дало стойкое равнодушие к ней, подкрепленное уверенностью в том, что «все это кремлевские штучки», «все это нужно только власти». (Что действительно было актуально на весну 2020.)

Отсюда неудивительно, что даже на начало 2021 года количество желающих привиться было относительно небольшим: порядка 48% населения. (При том, что в странах, подвергшихся действительно серьезному течению эпидемии число подобных переваливало за 70%.) Впоследствии оно – как уже говорилось – только падало, достигнув к лету указанных 30%. Со всеми вытекающими последствиями. (То есть, со вхождением в очень жесткую «четвертую волну» с тысячами трупов каждый день.)

Разумеется, выводы отсюда сделать несложно. А именно: следует признать катастрофическое неумение россиских медиа работать со сложными «информационными конструкциями», а равно такое же неумение российских властей использовать указанные  медиа. В результате чего результат оказывается наихудший изо всех возможных. (Даже если бы в СМИ весной 2020 года вообще ничего не говорили о «короне» - именую ее «сезонным гриппом» и т.д – это было бы лучше сделанного.) Впрочем, с учетом сказанного выше о «глубинном антисциентизме» постсоветского общественного сознания – которое однозначно охватывает и власти и медиасферу – последнее выглядит весьма предсказуемо.

Tags: здравоохранение, общество, прикладная мифология, социодинамика, текущее
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 333 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →