anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Про один ковиддиссидентский миф

Недавно – не помню в какой дискуссии – встретил очередное доказательство «ковидотрицателей» про то, почему никакого «ковида» то ли не существует вообще, то ли он не опасен. И что все это придумано специально для того, чтобы «запугать людей». (Кажется, у Розова это было: отрицание текущей эпидемии – это его любимая тема.) Это доказательство том, что в начале эпидемии было много роликов о том, что в Китае люди просто умирают на улицах. Вроде того, что шел человек, упал – и все, труп. (Его забирают санитары в противочумных костюмах.) Разумеется, основной смысл этой информации (высказывания, а не ролика) состоял в том, что подобные видео выступали в качестве манипулятивного инструмента, призванного напугать людей – и позволить реализовать некий «хитрый план», которым на самом деле выступает текущая «эпидемия». (Которая на самом деле никакая не эпидемия.)

 Аргументировалось это, разумеется, тем, что сейчас – когда «ковид» официально распространился по всем странам и континентам – никаких «внезапных падений» на улицах не наблюдается. А значит – см. выше. Данный вывод выглядит настолько очевидным, что даже противники «ковиддиссидентов» предпочитают обходить этот вопрос стороной. Дескать, да, чего-то подобное было, но мы пока не будем это затрагивать, поскольку доказательства существования болезни, вызываемой вирусом  SARS-CoV-2 наличествуют без его учета. И мало кто задумывается о том: что же это было на самом деле? В смысле: действительно ли видео с падающими замертво людьми были чистой постановкой?

На самом деле, конечно, нет. В смысле – «падающие люди» действительно вполне могли быть. По вполне рациональным причинам, безо всяких постановок. И, пользуясь известной «бритвой Оккама», мы можем с легкостью установить это. Но для этого следует понять кое-что о Китае «доковидного периода». А именно: то, что страна эта на самом деле только-только перешла от традиционной к индустриальной форме существования. Не производству, а именно «форме существования», включающей в себя много чего. Например, модели поведения, практически не включающие в себя медицину – просто потому, что в «мире традиции» последняя была крайне ограниченной. (Только для знати – и то, для узкого круга болезней.)

Отсюда проистекает привычка к врачам не ходить – даже если они доступны. В Китае, впрочем, доступность врачей довольно низкая: на 1000 человек приходится 2,3 медика. (2016 г.) Для сравнения в России этот показатель составляет 5 человек. Но и это огромное достижение – еще в начале 2000 это врачей в КНР было порядка 1 человека на 1000 жителей! Причем, подавляющее число медиков было (и продолжает быть) сосредоточенными в крупных городах. В селах же люди предпочитают обходиться «народными методами». Которые – несмотря на огромную разрекламированность на Западе – в действительности имеют крайне слабую эффективность. (Смотрим на смертность в традиционном Китае – и выбрасываем на помойку все «восточные практики».)

Впрочем, нам можно так глубоко «не погружаться» в чужую жизнь, а вспомнить недалекое прошлое – лет тридцать назад – когда так же существовала реальная проблема в виде нежелания людей лечится. (Хотя медицина и была гораздо доступнее.) Особенно в селе, где пенсионеры часто трудились на огороде даже при признаках инфаркта-инсульта. («Кто корову доить/картошку собирать будет!») Ну, и мерли так, как сейчас представить тяжело – сводя на нет все огромные усилия советского государства по развитию здравоохранения. Правда, это касалось именно пенсионеров и селян – для горожан (кои по своему менталитету далеко не ушли от последних) наличествовала мощная система массовой диспансеризации. (Буквально заставляющая людей лечится!)

Но это в СССР, где была на 99% государственная экономика. В КНР же есть огромный частный сектор, в котором никто никого не гонит проверяться – а наоборот, заставляет работать до тех пор, пока есть силы. (А то и когда сил нет.) Да, именно так: это капитализм, детка – тут никто не смотрит на здоровье населения до тех пор, пока оно есть. (А с этим у полуторамиллиардной страны все в порядке.) Разумеется, к государственному – и связанному с государством – производству Китая это не относится. Так как раз социализм – причем официальный, со всеми диспансеризациями, профосмотром и т.д. Но огромное количество людей вынуждено работать на «частника» - со всеми указанными выше условиями.

В совокупности с указанным традиционным менталитетом это приводит к тому, что на все «несмертельные» симптому заболевания – вроде повышенной температуры, кашля и т.д. –работники там традиционно не обращали внимания. Тем более, что до определенного предела это прекрасно купировалось «симптоматическим лечением» - а там, гляди, и организм вытянет. Он и вытягивал до позапрошлого декабря – когда появился хорошо известный вирус. Который характерен тем, что определенное время прекрасно маскируется под ОРВИ (очень многие – включая меня – в свое время на это попались), а затем, внезапно, начинает поражать весь организм. Начиная с легких – но не ограничиваясь этим. В результате чего человек, еще недавно неплохо чувствующий себя – ну, температура 38, ну кашель, но жить, в общем-то, можно – за пару дней может «дожить» до 50% (и более) поражения легких. (И дальше – только на кислороде!)

Еще раз: если не знать, что это COVID-19, то даже будучи уже больным, некоторое время вполне возможно вести прежний образ жизни. (Тем более, что температура то поднимается, то спадает.) В принципе, у 70% все ограничивается именно этим, но есть еще 20% тех, кому не повезло. У нас в этом году – то есть, через полтора года после начала заболевания –на этом до сих пор «ловится» много людей. Один знакомый, например, ходил с температурой на работу – и нормально. Правда, через неделю оказался в реанимации, где пролежал месяц! (Сколько людей он перезаражал – сказать сложно.) Что же говорить про китайцев образца 2019 года.

Но даже это не дало бы еще умирающих на улице, если бы еще не один фактор. А именно: то, что в своей легочной форме COVID-19 приводит к резкому возрастанию опасностей тромбоза. Собственно, даже сейчас – когда больным дают соответствующие лекарства – именно тромбы выступают значимой причиной смерти. Причем, даже в больнице, где есть соответствующая помощь. (Сосед по палате, с которым я лежал в «ковидарии», говорил, что за время его «лежания» в отделении умерло двое – и оба от тромбов.) Кстати, именно с этим фактором было связан и высокий процент летальности в начале эпидемии: врачи тогда про тромбоз не знали, и лечили больных от число легочного заболевания – итогом чего была 10%, а то и 20% смертности. Когда все выяснилось, и когда начали обязательно колоть кроворазжижающие, эта смертность сразу же упала в несколько раз.

Вот теперь «пазл» очень легко складывается, и все оказывается вполне объяснимо. В том смысле, что в начале эпидемии – когда еще не ясно было, что это эпидемия новой болезни – многие жители КНР просто не видели нужды в том, чтобы лечиться. Предпочитая работать до последнего, поскольку «гриппов» бывает много – а работу еще надо найти. В результате чего очень быстро доходили до состояния, при котором развивалась легочная форма «ковида» вместе с опасностью тромбов. (И да, кстати, не стоит забывать, что при тяжелом течении заболевания мозг человека почти отключается – и он очень плохо соображает: что с ним, собственно, происходит. Кстати, даже при среднетяжелом это заметно.) Ну, а поскольку он не лежит в больнице, а идет куда-то по своим делам, то очень часто тромб оказывается смертельным именно на улице. С соответствующим «эффектом».

Разумеется, сейчас это невозможно: сейчас Китай поднял мощнейшую кампанию по выявлению заболевших и помещении их на лечение. (Кстати, для китайцев эпидемия, вообще, оказалась почти благом – в том смысле, что уровень их медицинского обслуживания был резко увеличен.) Что же касается развитых стран – вроде РФ или Европы – то там подобных вещей просто быть не могло по причине иной психологии. (Хотя, как уже говорилось, у нас многие ложатся в больницу только при температуре выше 39 и невозможности дышать – но хотя бы по улицам в подобном состоянии они не бродят.) Отсюда, разумеется, и происходят мысли о невозможности «уличных смертей» и, конечно же, «срежессированности процесса».

Ну, а теперь самое важное, ради чего, собственно, все и писалось: как уже было сказано – в начале эпидемии было огромное количество смертей болеющих из-за тромбозов. По той простой причине, что до этого «респираторные инфекции» ничего такого не вызывали – и врачи в «эту сторону» просто «не копали». Поэтому они могли с легкостью сказать, что «люди умирают не от ковида, а от инсультов и инфарктов». (Как, кстати, любили тогда говорить ковидоотрицатели.) И снять с себя всю ответственность, сказав – так же, как любят говорить «знатоки тайных сил» - «эти люди все равно должны были умереть от старости или болезней».

Однако вместо этого медики смогли увидеть зависимость тромбов и вируса – в Китае, кстати, это было сделано еще в начале года – и выработать необходимые методы лечения. (Спасшие огромное число людей.) Этот момент прекрасно показывает деструктивность конспирологического мышления – в отличие от мышления рационального.

Впрочем, подобный факт был известен и до «ковида».

Tags: антиконспирология, здравоохранение, правое мышление, прикладная мифология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 148 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →