anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

"Цифровой концлагерь" и миф о тоталитаризме

В последнее время часто стали раздаваться голоса о том, что «власть хочет загнать нас в цифровой концлагерь». Кстати, это началось еще до эпидемии «ковида», в связи с объявленной властью политикой «цифровизации» - начатой еще в 2018 (кажется) году. Тогда началось массовое внедрение сервиса «Госуслуги», которому начали передавать все больше функций по взаимодействию граждан и властей. (Сам сервис был создан, кстати, еще в 2009 году, однако до указанного момента не имел особой популярности.) Этот момент, кстати, имел абсолютно положительное значение – в том смысле, что позволил серьезно снизить трудности по получению различных документов и другим подобным задачам. (Разумеется, с учетом известной «сырости» решения и огромного количества недоработок.)

 Впрочем, последнее не удивительно с учетом того, как у нас происходит выполнение «государственных задач». В том смысле, что сейчас любые взаимодействующие с государством субъекты имеют – как уже не раз говорилось – одну-единственную задачу: получение максимальной прибыли. И в связи с этим выполняют те функции, которые от них требуются, крайне халтурно и неохотно – что, думаю, понятно сейчас всем. Но в данном случае интересно не столько это – а то, что указанный процесс в массовом сознании породил не столько обвинения в коррупции, сколько указанный выше «мем» о «цифровом концлагере».

То есть, о некоем типе государственного устройства, в котором власти могут получать всю информацию о гражданах благодаря тому, что все их действия осуществляются в «цифровом виде». Построения которой жители постсоветского пространства бояться настолько, что готовы «простить» власти все остальные проблемы, за исключением этого. Думаю, тут не надо говорить, что подобный признак – то есть, отнесение чего-то к категории «абсолютного зла» - есть такой характерный признак мифа, что на этом данную тему можно было бы посчитать исчерпанной. (В том смысле, что поместить «страх перед цифровым концлагерем» где-то рядом со страхом перед Бабой Ягой, «ужасной радиацией», нашествием инопланетян и т.п.)

Тем не менее, имеет смысл разобрать ее несколько подробнее. Просто потому, что данная идея прекрасно «прижилась» не просто среди постсоветских граждан – а среди левых и даже тех, кто считает себя коммунистами. Что, разумеется, забавно – поскольку это совершенно правый конструкт. И представляет он собой перелицованный вариант хорошо известного «тоталитаризма» - мифической государственной системы, созданной еще в 1940 годах, и представляющей собой попытку правых «объединить» хорошо известный фашизм и устройство СССР. Напомню, что реальный фашизм – начиная с немецкого нацизма и заканчивая разнообразными восточноевропейскими режимами – представлял собой «радикальный» вариант «обычного империализма». (Если последний есть просто диктатура крупного капитала, то фашизм – это открытая террористическая диктатура крупного капитала. То есть, такая диктатура, которая основана на открытом терроре против любых попыток борьбы с собой – прежде всего, против рабочего движения.)

Разумеется, указанная трактовка правым не подходила по определению – и поэтому они начали активный поиск «особенностей» фашистских режимов, которыми они отличались бы от «нормального капитализма». И, желательно бы, напоминали СССР и идеи «своих» социалистов. (Кстати, Оруэлл писал свой «1984» не столько против «Советов», сколько против получивших активную поддержку после войны британских лейбористов.) Собственно, именно эти особенности и составили модель «тоталитарного общества» - т.е., общества, основанного на полном контроле правительства над населением. (А так же на идее «оболванивания» населения посредством мощной пропагандистской системы.)

При этом, конечно, ни к реальному фашизму, ни, разумеется, к реальному социализму СССР – не говоря уж о западных социалистах – все это не имело никакого отношения. Поскольку, как уже было сказано, фашизм – это тот же империализм, имеющий главной целью увеличение прибыли своих «хозяев». И пресловутый «контроль» тут если и присутствует – так не в большей степени, нежели у других империалистических общественных систем. (Более того, ряд «обычных» империалистов – вроде Генри Форда – предполагали еще более «тотальные» контрольные системы, нежели те же нацисты. В том смысле, что Форд собирался полностью поселить рабочих на фабрике – в особых фабричных поселках, подчиненных заводскому расписанию. Но  ему это закономерно не удалось.)

В любом случае, устраивать «реалити-шоу» с наблюдением за каждым членом общества никому из «настоящих» фашистов даже не приходило в голову. Что же касается СССР, то тут проблема была, скорее, в обратном – в том смысле, что уровень развития коммуникаций был слишком слабым, а количество людей, пригодных для «работы с информацией», слишком малым. Поэтому, например, существовала серьезная проблема пресловутых «ложных доносов» - в том смысле, что соответствующие органы буквально заваливали ложными обвинениями на тех или иных людей. А последние не имели возможности их полноценной проверки. (При том, что «так просто» выбросить подобную бумагу в урну было невозможно по юридическим причинам. Впрочем, иногда «выбрасывали» - но иногда и нет.)

Можно даже сказать, что в СССР был «антитоталитаризм» - т.е., общество с низким уровнем государственного контроля,  при котором решение многих очень важных вопросов осуществлялось на уровне исполнителей. И подавляющее число проблем – в т.ч. и связанных с пресловутыми «репрессиями» - возникали именно от этого. Но, разумеется, про указанный момент надо говорить уже отдельно. Тут же можно только сказать, что на момент создания мифа о «тоталитаризме» - то есть, на 1940 годы – в мире не было ни одного общества, которое можно было бы назвать «прообразом» данного мифа. (Разумеется, в определенных моментах – скажем, в «субмифе» о всемогущей пропаганде – можно увидеть то же Министерство Пропаганды Геббельса, объединенное с британской BBC, но это именно элементы.)

Впрочем – что не удивительно – не возникло «тоталитарных обществ» и после этого. Хотя послевоенное (после ВМВ) время дало множество примеров самых различных диктатур – начиная с полпотовской Кампучии и заканчивая сомосовским Никарагуа – р рамках которых были реализованы многочисленные государственные режимы различных степеней жестокости. Но нигде среди них не появилось общество, ставившее себе главной задачей «тотальный контроль». Скорее наоборот – в этих самых диктатурах наиболее «популярным» направлением стала идея «свободного действия» сторонников диктаторской власти. В том смысле, что «клевреты и сатрапы» неких «великих Диктаторов» получали чрезвычайные полномочия по грабежу и репрессиям среди населения – для нагнетания страха перед «высшей властью», разумеется. Формально. Ну, а реально – для получения лояльности диктатору, поскольку ни один «фюрер» не может существовать без значительной поддержки со стороны репрессивного аппарата.

В итоге все традиционно сводилось к убийствам ради грабежа – то есть, ради получения того самого могущества, которое необходимо для продвижения по этажам иерархии. (Впрочем, иногда достаточно было просто жестокости – но необходимой для той же цели.) В любом случае, ни  о каких «инструментах тотального контроля» - вроде повсеместно поставленных «телескринов» и «замаскированных микрофонах» - кои так любили живописать в «тоталитарных антиутопиях», тут даже не задумывались.  Несколько ближе к «тоталитарному мифу» подошли т.н. «развитые демократические государства», в которых указанные выше возможности – т.е., наведение страха через насилие – отсутствовали, но поддерживать власть хозяев нужно было. Поэтому в них – как, например, в США – действительно были созданы мощные спецслужбы (ЦРУ, АНБ, ФБР), способные «ставить под колпак» достаточное число населения.

Но и в данном случае этот «колпак» был, во-первых, выборочным. То есть, помещали под него исключительно активистов тех или иных движений, и вообще, тех, на кого были подозрения в серьезной нелояльности. (А точнее – тех из «нелояльных», которые что-то из себя представляли в иерархическом плане.) Ну, а во-вторых, большую часть энергии эти спецслужбы тратили даже не на это, а на то, чтобы получить себе (и своему руководству) максимально выгодные условия. Например, на создание мифа о «всепроникающем шпионаже», о «всемогущей мафии», о собственном «всеведении», и конечно же, об уже указанном «тоталитаризме» - который настал бы, если бы не эти спецслужбы. В любом случае, никакого «тотального контроля» над гражданами не было и в этом случае.

И быть, разумеется, не могло. Поскольку – как уже не раз говорилось – идея «контролировать все и вся» в действительности не слишком привлекательна для реальных властителей. Поскольку затраты на осуществления данной концепции слишком велики, а вот польза от не сомнительна. Просто потому, что в иерархически устроенной системе – а все системы, в которой есть властители или, тем более, диктаторы, по умолчанию иерархические – основная опасность для власти проистекает не от «основной массы». А от непосредственных «соседей» по иерархическим этажам. Ну, а то, что «остается» массам, определяется их именно «массовыми» качествами – т.е., качествами, характеризующими именно большое количество людей, а не отдельных граждан. И бороться с ними так же приходится «массово» - путем применения вооруженной полиции, армии и прочих элементов государственного террора.

То есть, проще сказать, любой государственной системе – не важно, «диктаторская» она или «демократическая» - свойственно две «модели» общественного контроля. А именно: «адресная», относящаяся к небольшому количеству «важных лиц»: политических оппонентов, конкурентов по иерархии, общественных активистов. И «общая»,  массовая – которой контролируется народ. И смешивать данные системы невозможно: даже если опустить затраты на контроль над миллионами (или десятками миллионов) людей, то все равно, легко понять, что понять, что обработать подобный объем информации крайне трудно. (А если было бы и это, то все равно, уперлись бы в огромные затраты «систем индивидуального контроля»: к каждому человеку полицейского не приставишь.)

Поэтому ни Гитлер, ни Муссолини , ни Сталин с Черчиллем, ни Сомоса с Дювалье и Пол Пот с Мао, ни де Голль с Никсоном – ну и т.д., и т.п. – в общем, ни один из авторитарных или «демократических» правителей подобными «идейками» не страдал. В смысле – оруэлловско-арендовский бред реализовать не пытался. Показывая тем самым полный провал мышления правых – кем, собственно, и были все «теоретики тоталитаризма», вне того, как себя они называли. Со всеми вытекающими последствиями. Ну, а сегодняшние «левые» или «коммунисты», достающие из нафталина подобную идею…

Но об этом  будет сказано уже отдельно.

Tags: антиконспирология, история, правое мышление, прикладная мифология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal