anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

Итоги года: усиление государства

Продолжу прерванную «серию» про итоги года. И укажу на один очень характерный тренд, который может быть назван «характеризующим» текущий момент. Разумеется, не сказать, чтобы был слишком новым - скорее наоборот – но при этом проявился в данном году крайне ярко. Речь идет об усилении государства во всех сторонах человеческой жизни. Начиная с экономической и заканчивая культурной. Причем, это касается практически всего мира, хотя нам, понятное дело, наиболее интересно происходящее в РФ. Тем более, что именно тут изменение роли государства – а точнее, отображение этой роли в общественном сознании – является наиболее «контрастным».

Поскольку – если кто помнит еще – где-то в конце 1980-нач. 1990 годов в нашей стране возобладало мнение, что «государство – это символ неэффективности», и что государственная роль должна быть сведена к минимуму. (И тогда все расцветет и запахнет!) Ну да: «государство – ночной сторож», «принцип laissez-faire» и прочие подобные вещи казались нам тогда самоочевидными. В том смысле, что огромный – тогда это выглядело именно так – бюрократический аппарат «совка» должен был обязательно сменен эффективным и производительным капиталистическим механизмом, в котором бюрократия практически отсутствует (!), потому, что каждый работает на свой интерес.

Но в реальности все пошло совершенно не так. Точнее – формально началось как раз «так», в том смысле, что все планирующие и регулирующие органы государство оказались фактически отменены, и экономика начала работать почти исключительно «по понятием». Правда, при этом количество тех, кто занимался распределением произведенного, начало резко возрастать. (Всевозможные менеджеры высшего звена и всевозможные «замы» в 1990 годах плодились как кролики.) Более того – происходил и рост числа государственных чиновников, начиная с примерно 1 млн. человек в 1991 году и заканчивая 1,2 млн. человек в 2000. (Для РФ.) И это при том, что – как уже было сказано – вопросы управления предприятиями были в это время целиком отданы в руки «частников».

Ну, а самое главное: уровень экономического развития в стране после начала массовой приватизации упал очень сильно. В том смысле, что из промышленно развитого государства, производящего практически весь необходимый спектр продукции – от микропроцессоров до самолетов – РФ начала превращаться в типичную страну «Третьего мира». Живущую чуть ли не исключительно за счет продажи полезных ископаемых, да за счет того, что ее население занимается, фактически, самовыживанием. (Именно так стоит понимать пресловутый «малый бизнес» - который практически всегда есть способ «утилизовать» население, избыточное для «большой экономики».) Впрочем, что там полезные ископаемый – в 1990 годах для РФ значимым выступала пресловутая «западная гуманитарная помощь». Включая такую постыдную для бывшей сверхдержавы форму, как бесплатные поставки продовольствия.

Впрочем, в постсоветской РФ были и еще один серьезный «ресурс» - это наличие «советских запасов». Начиная с высокоразвитой устойчивой инфраструктуры – в те же коммунальные сети или магистральные дороги в 1990 годы просто не вкладывали средств, при этом эксплуатируя по полной – и заканчивая высококвалифицированными кадрами. (Если кто помнит – то в 1990-2000 годы «высшее образование» издевательски требовали даже на место дворника.) Более того – даже прямая утилизация советских ресурсов кормила очень многих: скажем, вся страна была покрыта «пунктами приема» цветных и черных металлов. На металлолом в прямом смысле сдавали целые заводы! Были, разумеется, и более «интеллектуальные» формы данного процесса – скажем, продажа за малый прайс за рубеж передовых советских разработок…

В любом случае, разрушение государственной экономики в целях формирования гораздо более эффективной экономики частной, оказалось делом исключительно деструктивным. Поскольку с самого начала эта самая «частная экономика» оказалась гораздо более затратной и намного менее производительной, нежели экономика государственная времен СССР. Тем не менее, даже последующие за 1990 годами 2000 годы основным направлением государственной политики продолжал оставаться курс на рост «частника» с широким привлечением иностранных инвестиций. Поэтому все это время количество государственных предприятий снижалось: пресловутая приватизация была приостановлена только во второй половине 2010 годов.

Почему это происходило, думаю, так же нет никакого секрета: продажа госсобственности – помимо указанного «глобального» смысла, связанного с мифом о «низкой эффективности государственной экономики» - имела и более локальные «эгоистические» основания. Связанные с обогащением конкретных «локальных» групп и лиц, с данной приватизацией связанных. (Скажем, те же «залоговые аукционы» 1995 года превратили отдельных людей в миллиардеров «мирового уровня».) Поэтому «так просто» взять и отменить «курс на приватизацию» оказалось невозможно – в нее были вложены колоссальные ресурсы.

Тем не менее, игнорировать тот момент, что все частное – как минимум, начиная с некоторого производственного уровня – оказывается много менее эффективным, нежели государственное, было невозможно. (На самом деле и с «уровнями» тут не все так просто – но об этом будет сказано отдельно.) В особенности тогда, когда накопленные в прошлом запасы начинают заканчиваться, и становится необходимым переходить от утилизаторства к, собственно, производству. Поэтому где-то с конца 2000 в РФ начался процесс, обратный описываемому выше. В том смысле, что начались попытки использовать государственное вмешательство в экономическую жизнь.

Правда, по указанным выше причинам – потому, что практически все представители элиты происходили из утилизаторской среды – это самое «госвмешательство» всегда принимало довольно извращенные формы. В том смысле, что любой крупный проект, начатый государством, осуществлялся в рамках «частно-государственного партнерства». Где «частником» было, разумеется, «приближенное к государству лицо», главной задачей которого выступало «освоение бюджета». Тем не менее, даже при такой ультракоррупционной и крайне неэффективной схеме государственное воздействие было эффективным! В том смысле, что оно – помимо перетока госденег в карманы олигархата – позволяло хоть что-то делать! Создавая тем самым рабочие места и производя хоть какие-то ценности.

В особенности важным данные моменты стали для провинции, которая к середине 2010 начала постепенно «погружаться в кому» после относительного оживления 2000 годов. (Поскольку «советские ресурсы» были освоены и почти доутилизированы – а новых «источников богатства» так и не появилось.) Поэтому чем дальше, тем очевиднее стала необходимость для государства «прямой» экономической деятельности. Конечно, перейти на нее в текущих условиях «просто так» не возможно: слишком велика разница в тех структурах, которые требуются для этого - и тех структурах, которые сложились в государственной системе современной РФ. Поэтому приходится терпеть наличие пресловутых «частников» - которые активно превращают государственные деньги в собственные виллы и яхты, а вот с «физическим» производством справляются много хуже.

Тем не менее, даже в этом случае именно госвложения и вложение связанного с государством крупного бизнеса (корпораций типа «Газпрома») оказываются единственно работающим «драйвером» экономики. (Строятся дороги, электростанции, мосты, порты и прочие инфраструктурные объекты.) И даже те отрасли, которые формально остаются в руках «частников» - как то же домостроение – в реальности могут существовать только потому, что и сюда попадают государственные деньги. (Например, через институт льготной ипотеки.)

То есть – как и предсказывается марксистской теорией – на империалистическом уровне развития цивилизации избежать «сращивания крупного капитала и государства» оказывается невозможным. Даже при сохранении капиталистических отношений. (Поэтому направление развития подобной системы оказывается совершенно определенным – и полностью предсказуемым.) И наоборот: все представления, сформировавшиеся в период позднего СССР» - скажем, убежденность в том, что именно в рамках малого бизнеса может быть достигнут наилучший результат по причине высокой замотивированности тут – оказываются полностью ошибочными. Вызывающими единственную мысль – мысль о том, насколько же неадекватным должно быть миропонимание людей, которые способны были к подобным выводам.

Но об этом надо говорить уже отдельно. Тут же можно только еще раз указать на то, что только нашей страной подобные вещи не ограничиваются. Скорее наоборот – изменения в РФ происходят исключительно в рамках общемировых трендов, которые еще в ближайшие 20 лет приведут к крайне интересным и неожиданным событиям. Не говоря уж о событиях последующих…

Tags: 2021 год, Российская Федерация, итоги года, постсоветизм, социодинамика, экономика
Subscribe

  • К чему информационный класс привел мир?

    На самом деле не стоит думать, что проблема с "информационным классом" - а точнее, с повышением уровня его влияния на общество, наступившем в…

  • Про необратимость истории

    И вот теперь можно свести все последние посты и, наконец-то, указать: для чего это все писалось. А писалось это для одного: для показа важнейшего…

  • Почему не капитализм? Часть вторая

    Итак, как было сказано в прошлом посте, та социально-экономическая система, которая существует сейчас, не имеет право именоваться капитализмом. Даже…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 130 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • К чему информационный класс привел мир?

    На самом деле не стоит думать, что проблема с "информационным классом" - а точнее, с повышением уровня его влияния на общество, наступившем в…

  • Про необратимость истории

    И вот теперь можно свести все последние посты и, наконец-то, указать: для чего это все писалось. А писалось это для одного: для показа важнейшего…

  • Почему не капитализм? Часть вторая

    Итак, как было сказано в прошлом посте, та социально-экономическая система, которая существует сейчас, не имеет право именоваться капитализмом. Даже…