anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Заботы генной инженерии... для подростков.

Вчера товарищ lenin_kerrigan опубликовал статью , посвященную генетически модернизированным организмам (ГМО). Сама статья интересна (хотя и в некотором роде спорна), но я хочу обратить внимание на другое. Дело в том, что в связи с данной публикацией я вспомнил о том, как впервые прочел про возможность генной инженерии (науки, занимающейся создание ГМО) где-то в середине 1980 годов в журнале "Юный техник". Году в 1985-1986.  

Этот факт по какой-то причине запомнился мне на всю жизнь, равно как и название статьи, звучавшей как-то вроде "проблемы генной инженерии". Так же запомнилось то, что журнал читался в библиотеке ("ЮТ" выписывался нашей семьей с 1988 года). Разумеется, мысль о том, что данный журнал удасться найти, мне приходила в голову. Но времени на то, чтобы  перечитывать весь "Юный техник" за первую половину 1980 гг. не было. Однако на удачу я все же ввел поисковик слова "Юный техник" и ""Проблемы генной инженерии"...  

И, что интересно, та самая статья, из которой я узнал о самой возможность манипулирования генами, нашлась. К счастью, память особенно не подвела - статья та называлась "Заботы генной инженерии". Но самое удивительное тут то, что она датируется не серединой 1980 годов даже, когда я читал журнал в библиотеке, а 1977 годом! (1977 годом, Карл!) Это значит, что в 1977 году генная инженерия достигла того уровня, что о ней писали не только научные труды, но и популярные статьи в детских журналах.

Такая вот "новая технология" и "достижение XXI века". Впрочем, ситуация еще анекдотичней: в 1977 году советским подросткам серьезно объясняли суть манипулирования генами, преимущества этого метода и его проблемы (причем, я не уверен, что вышеупомянутый журнал был первым на этом пути, скорее всего, та же "Наука и жизнь" писала про ГИ гораздо раньше). А теперь множество сайтов и СМИ различно степени желтизны смакуют разнообразные ужасы того, к чему может привести манипулирование генами - вплоть до "массового вымирания русского народа". 

Даже само понятие "ген" и "мутация" изменили смысл: из чисто научных терминов, отсылающих читателя к вполне конкретному понятийному аппарату, они превратились в разновидность "бытовых страшилок", когда сама мысль о том, что тот или иной продукт "содержит гены" вызывает ужас. И ведь понятно почему: в 1977 году любой подросток мог - если бы захотел - вникнуть в проблему, прочитав ту или иную научно-популярную литературу. А в 2015 году даже взрослые люди узнают о сути мутации из фантастических фильмов. Последние 20-30 лет просто "вымыли" из нашего культурного поля научно-популярные источники.

Причем, не физически. Тот же "ЮТ" вместе с "НиЖ", кажется, еще существуют, кроме того, абсолютно любой "научпоп" можно просто скачать из сети (кто сказал "торрент"!). Но вот возможности для выбора именно его (даже в видеоварианте) вместо очередной "голливудщины" намного меньше: средний современный человек находится в столь тяжелой "информационной" ситуации, он так задерган своими проблемами, что ни на что, кроме "развлекухи" у него просто нет сил. А уж про то, что он начнет приобщать к современным знаниям детей, не стоит даже и надеяться.

Вот и получается, что советский школьник, вынужденный читать журналы в библиотека лет тридцать-сорок лет назад, имел о тех же ГМО намного более здравое представление, нежели наш современник, с его широкополосным Интернетом.

Впрочем, ладно. Для общего развития размещу тут тот самый, из журнала "Юный техник" № 1 за 1977 год, текст статьи. Для общего развития, так сказать...

"В истории науки еще не было случаи, чтобы до проведения исследований ученые задумывались об их возможной опасности. Но именно это произошло в новой области биологии — генной инженерии.

В пражском трактире «У чаши», где в былые времена любил посидеть за кружкой пива бравый солдат Йозеф Швейк, лет пятнадцать тому назад образовался клуб любителей юмора. На одном из первых заседаний острословов кто-то предложил скрестить арбуз с блохой. На недоуменный вопрос председателя: «Что же из этого получится?» — автор идеи ответил: «Когда такой арбуз разрежешь, семечки из него сами будут выпрыгивать».

Говорят, что каждая шутка несет в себе долю истины. Пожалуй, это так, но только вряд ли острослов из трактира «У чаши» мог предположить, что не пройдет и десяти лет, как возможность скрещивания чрезвычайно далеких друг от друга существ будет всерьез волновать умы крупнейших ученых мира, а в недрах молекулярной биологии зародится новая наука — генная инженерия.

На первый взгляд сочетание слов «ген» и «инженер» кажется несколько странным. В самом деле, «ген» — понятие биологическое, обозначает единицу наследственности, и в биологии играет роль своеобразного живого атома. Слово «инженер» принадлежит миру техники, с ним тесно связано конструирование сложных машин, станков, приборов. Эти два слова, поставленные рядом, дают название новой биологической науке, которая занимается проблемами скрещивания, используя инженерные методы.

Но ведь скрещивание — традиционное поле деятельности другой науки — селекции. Чем же отличается от нее генная инженерия? Селекционеры имеют дело с растениями и животными. Разработанные ими методы позволяют получить гибриды между организмами одного вида, в редком случае — рода. Можно, конечно, получить потомство от лошади и осла, от льва и тигрицы, но это потомство бесплодно. А дальше селекционеры попадают в тупик, более глубоко проникнуть в тайны наследственности им не суждено.

В генной инженерии вместо организмов скрещиваются друг с другом молекулы, причем не любые, а лишь те, которые несут в себе наследственные признаки. Все многообразие организмов в живой природе сводится к определенному количеству признаков, точно так же, как все книги, написанные на русском языке, представляют собой комбинацию из тридцати трех букв алфавита. Правда, признаков известно во много раз больше, чем букв, но все-таки они поддаются учету. Отличительные признаки человека — цвет кожи, разрез глаз, группа крови и сотни тысяч других, птицы — размер крыльев, цвет перьев, форма клюва и т. д. Каждый признак проявляется лишь в том случае, если в организме есть ген — носитель этого признака. Например, у птицы не может быть копыт, потому что у нее вообще нет гена, который давал бы «команду» на формирование копыт.

Все гены организма связаны в огромные молекулы, которые находятся в ядре каждой клетки, ученые называют их сокращенно ДНК. Молекула ДНК человека состоит из многих миллионов закрученных в спираль и плотно упакованных атомов. Если развернуть ее в линию, она почти на два метра, а каждый ген занимает в этой нити жизни около одной тысячной доли миллиметра. Гибридизацией наследственных молекул ДНК специалисты генной инженерии в принципе могут за короткое время создать организмы, на которые природе не хватило миллионов лет эволюции.

Чтобы придать организму новые свойства, достаточно в его молекулу ДНК ввести соответствующий набор генов. Если гены уподобить деталям машины, то методы генной инженерии очень походят ка конструирование из готовых деталей и узлов. Установленный в автомобиле радиоприемник делает машину комфортабельнее, а двигатель большей мощности — быстроходнее. Нечто подобное осуществимо и в генной инженерии.

Ученые уже сумели скрестить молекулы ДНК человека с молекулами ДНК мыши и даже москита. Причем клетки с гибридными ДНК живут и делятся, как одноклеточные микроорганизмы. Со временем можно пойти еще дальше и распространить эти методы на целые организмы. Скажем, включить в молекулу ДНК коровы ген от тонкорунной овцы, который управляет ростом шерсти, и вывести новую породу животных. Кроме молока и мяса, они будут давать и отличную шерсть. Если культурным растениям добавить по гену от бактерий, усваивающих азот из атмосферы, то отпадут заботы по производству и транспортировке миллионов тонн азотных удобрений.

Перспективы генной инженерии настолько велики, что просто дух захватывает. Возможно, ученые получат в свои руки поистине волшебный инструмент проникновения в тайны живого. Но вот что удивительно. Генная инженерия сделала пока еще первые робкие шаги, но уже стали раздаваться голоса о добровольном отказе ряда исследователей от дальнейших экспериментов. Чтобы ученый, едва вступив на открытый им материк, тут же отказывался от его изучения — такого еще не знала многовековая история науки. Больше того, в июле 1974 года группа из одиннадцати видных американских ученых во главе с лауреатом Нобелевской премии, одним из первооткрывателей пространственной структуры ДНК, Джеймсом Уотсоном, обратилась к специалистам по молекулярной биологии всего мира с призывом приостановить эксперименты. «Хотя проводимые эксперименты, вероятно, и облегчат решение важных теоретических и практических проблем биологии, — говорилось в подписанном ими обращении, — однако есть основания предполагать, что некоторые из искусственных молекул ДНК окажутся биологически опасными».

Опасения, высказанные учеными, пожалуй, оправданы даже с точки зрения конструктора. Конечно, установка в автомобиле радиоприемника не должна приводить к отрицательным последствиям. Но, слушая интересный концерт, водитель отвлекается от своего основною дела и может попасть в аварию. Более мощный двигатель скорее развалит автомобиль, потому что другие его узлы не рассчитаны на повышенную скорость. Подобное может произойти и в генном инженерии. Как ген- «новосел» подействует на своих соседей-старожилов? Не исключено, что, обрастая овечьей шерстью, корова по размерам своим приблизится к овце и перестанет давать молоко. Но это еще не самое худшее. Растения, получающие всего вдоволь из атмосферы, конечно же, воспользуются новой благоприятной обстановкой. Последствия этою очень трудно предвидеть. Не подвергнется ли тогда наша планета мощной атаке растительного мира? Кроме того, в лабораториях ученых наверняка появятся отходы использованного генетического материала — осколки самых различных молекул ДНК. Какое чудище может самопроизвольно вырасти на этой генетической свалке, не решится предсказать даже самый смелый фантаст.

Выходит, что ученым лучше остановиться, пока не поздно, и забыть про генную инженерию? История науки н техники свидетельствует о том, что движения вспять для них нет. А чтобы не было отрицательных последствий, нужно вовремя позаботиться о безопасности исследований. Например, в 1769 году французский изобретатель Никола Жозеф Кюньо первым в мире установил на повозку паровую машину. Когда же он показывал свое изобретение правительственному чиновнику, неуправляемая повозка наехала на каменную стену и разрушила ее. Кюньо посадили в тюрьму. Говоря современным языком, его вина заключалась в том, что он не обеспечил условий безопасной эксплуатации машины.

Однако, несмотря на отрицательный исход испытаний, развитие средств передвижения не остановилось на попытке Кюньо. С тех пор люди научились управлять паровыми котлами с большим давлением пара, электрическими установками высокого напряжения и даже атомной техникой с ее радиационной опасностью. Потому что одновременно с внедрением в практику новых физических явлений, машин, приборов устанавливались и правила их безопасной эксплуатации. А люди, не знающие этих правил, не допускались к работе с ними.По такому же проверенному практикой пути пойдет и развитие новой науки. Начало этому уже положено. В феврале 1975 года в небольшом американском городке Асиломаре состоялась международная конференция, рассмотревшая вопросы безопасности в генной инженерии. В работе конференции, созванной Национальной академией наук США, приняло участие 140 ученых из 16 стран. Советский Союз представляли академики В. Энгельгардт, А. Баев, В. Колосов и доктора биологических наук Ю. Берлин и А. Мирзабеков. 
 
 
В Асиломаре впервые в истории науки обсуждался вопрос об ответственности ученых, о тщательном соблюдении ими правил проведения исследований в лабораториях. В зависимости от степени опасности все работы по генной инженерии подразделены на шесть ступеней. Самые простейшие исследования с безвредными бактериями и вирусами разрешается проводить в обычных биологических лабораториях. По мере повышения опасности усиливаются и меры предосторожности — от запрещения принимать пищу в рабочих помещениях до создания специальных, изолированных от внешней среды боксов со шлюзами, собственной системой вентиляции и канализации. Чтобы при утечке генетических материалов за пределы лабораторий они не причинили вреда, конференция рекомендовала использовать в исследованиях только такие бактерии, которые не выдерживают воздействии ультрафиолетовых лучей и повышения температуры до +36° С. Ученым предложено пока воздерживаться от экспериментов с молекулой ДНК человека и высших приматов.

Генная инженерия как наука находится пока на той ступени, откуда только начинается еще один поход за истиной. А истина. по выражению Салтыкова-Щедрина, не клад, случайно находимый в поле, и не болид, падающий с неба совсем готовым; она дается ищущему ценою величайших жертв и усилий, ценою заблуждений."

Tags: антиконспирология, листая старые журналы, наука, текущее
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments