anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Categories:

О фантастике, ядерной войне и «креаклах»…

В дополнение к возможности фантастики отражать особенности нашей реальности (вернее, не просто показывать существующее, а выявлять еще совсем слабые и незаметные тенденции) приведу еще один интересный пример. Совсем недавно известный жж-автор 
 puffinus в посте, посвященном книге Глуховского «Метро-2035» заметил весьма важную вещь. А именно:
«…И ведь на Западе подобные антиутопии были весьма популярны, да и серия игр Fallout из той же оперы. Но в постсоветской России я здесь никого, кроме Глуховского, и не припомню…».
Я не могу точно сказать, реально ли Пуффинус прав – поскольку не являюсь поклонником современной российской фантастики, и не знаю – действительно ли помимо пресловутого автора «метро» у нас никто постапокалипсисом не увлекается. Но если это так, то данная особенность много может сказать о нашем обществе.

Потому, что отсутствие не просто страха, но даже сколь-либо отмеченного интереса к сюжету «гибели человечества» является довольно важным признаком. В самом деле, в том же советском обществе идея «ядерной зимы» выступала одной из важнейших составляющих идеи «борьбы за мир». При этом нельзя сказать, что в СССР был какой-то особенный страх перед ядерной войной (мероприятия ГО обыкновенно проводились формально, «для галочки»), однако к ее возможности относились серьезно. И, кстати, именно снятие подобной угрозы было одним из важнейших «козырей» М.С. Горбачева – правда, как обычно, использованным бездарно.

Что же касается наших «заклятых друзей», то у них ожидание ядерной атаки имело характер настоящей паранойи. Если в СССР устраивали убежища при заводах и школах (в которых потом хранили всевозможный скарб и проводили занятия по ГО), то в США дело зашло намного дальше – убежища устраивались самими гражданами на свои личные средства. Причем, не только сумасшедшими миллионерами (которым и так денег некуда девать), но и представителями среднего класса. А возможность увидеть за окном ядерный гриб воспринималась не как надоедливая формальность (как у нас на занятиях по ГО, типа «вспышка справа», «вспышка слева» - а все думают: «когда все это кончиться, и можно будет заняться нормальными делами»), а как вполне ожидаемое действие.

Кстати, интересно, что данный психоз охватывал весь спектр американского общества, начиная от министра обороны, который выбросился из окна с криком «русские идут»  и заканчивая детьми. А самое главное, что подобное состояние продолжалось десятилетиями – начиная с 1950 гг., когда СССР вообще не имел адекватных средств доставки ЯО до США (первым стала королевская «семерка», появившаяся в 1957 году, но она имела массу недостатков). И заканчивая 1990 годами – когда СССР, как таковой, уже перестал существовать, однако страх перед ядерным ударом оставался. Впрочем, если рассматривать данную проблему через уже упомянутую «лупу фантастики», то можно увидеть, что СССР тут, в общем-то, не причем. В качестве источника гипотетической опасности помимо него рассматривался то Китай, то КНДР, то преступные/террористические организации («всемирный терроризм» в последней трактовке). И наконец, «компьютерный разум», как в знаменитой серии «терминаторов».

Если прибавить сюда еще и просуществовавшую все это время (с 1950 гг.) «угрозу» захвата Земли инопланетянами, то становиться понятным, что главным в данном явлении выступал не страх перед той или иной страной или силой, а параноидальный ужас перед уничтожением существующего мира. Недаром указанный жанр, описывающий подобный сценарий, получил говорящее название «постапокалипсис». Т.е. восходящий напрямую к пресловутому Апокалипсису Иоанна Богослова. Напомню при этом, что «исходный текст» полагает полное уничтожение существующего мира через некую титаническую битву (на самом деле, серию битв и катастроф), в результате которой «силы добра», ведомые Иисусом Христом, побеждают «силы зла» и выстраивают совершенно иной социум, основанный на христианских ценностях («царство Христово»). В принципе, можно сказать, что Армагеддон (как называется это финальное сражение) в подобной трактовке является, безусловно, положительным явлением, так как ведет к установлению христианских норм. (А все погибшие в конце-концов, все равно будут «восстановлены» к Страшному Суду, так что с этой т.з. у подобной операции вообще отсутствуют какие-то отрицательные моменты). Однако это уведет разговор слишком далеко от исходной темы.

* * *

Поэтому просто отмечу, что представители Запада (а указанный аспект относится не только к США, в определенной степени он касается всех развитых стран) – что «послевоенные», что современные – подразумевают под «апокалипсисом» идею завершения существования текущего мира. Именно в этом смысле он и показывается в бесконечном числе фантастических произведений, начиная с середины XX века – как «главный страх» западного человека самых разных социальных слоев. Точнее – как «главный страх» представителей западных правящих классов, оттранслированный на все остальное общество посредством мощной идеологической машины. Противопоставить этому «суперстраху» следует идею, которая выступает базисом мышления современного человека – идею о «конце времен», «завершении Истории».

Именно эту «бинарную пару» следует считать «метаидеей Запада», подобно тому, как антисоветизм выступает метаидеей современного «постсоветского мира». Т.е. основной целью представителя «развитых стран» является, как не удивительно,  банальное фаустовское «остановись мгновенье, ты прекрасно». Или, еще более упрощенно: «закуклиться, свернуть пространство и остановить время» - как писали Стругацкие. Смысл данной установки заключается в том, что мир достиг периода максимального совершенства, и изменять его – означает лишь двигаться к ухудшению. Причина возникновения данной «суперидеи» или метаидеи проста – капиталистический мир к середине XX века полностью исчерпал свой потенциал развития, и любое существенное улучшение ситуации значило то, что менять придется саму основу. Собственно, поэтому можно сказать, что вся «послевоенная эволюция» представляет собой результат ни чего иного, как внешнего воздействия, «тени СССР».

Впрочем, это достаточно сложная тема, и ее надо рассматривать отдельно. Тут же следует сказать то, что это дает объяснение параноидальному страху представителей Запада перед «Апокалипсисом» и непрерывное ожидание «конца света» (вплоть до пресловутого «2012»). Дело в том, что «покушение на ядро» любым обществом воспринимается, как «абсолютная угроза», а если таковым становится любое изменение, то социум начинает жить в состоянии «непрерывной абсолютной угрозы». Что, в свою очередь, находит свое отражение в виде пресловутой концепции «конца света», в том числе и через идею ядерной войны. И значит, никаких рациональных объяснений тут не требуется. К примеру, никто не задумывался, зачем СССР (или вообще кому-то) вообще начинать ядерную войну, если она закономерно заканчивается его поражением (даже в случае перехвата части боеголовок системой ПРО их «остаток» оказывается достаточным, чтобы уничтожить экономику страны). То же самое относится и самим Штатам.

Впрочем, для рационализации этой идеи придумывалась концепция «случайного пуска»: дескать, несанкционированный запуск ракеты может привести к «цепной реакции» ответных запусков. (Пример можно увидеть в фильме Кубрика «Доктор Стрейнджлав, или как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу»). При этом то, что в реальности такого не произошло, а гипотетический ядерный конфликт («Карибский кризис») был мирно разрешен – а равно и то, что системы ЯО оборудованы многоступенчатой системой защиты – особенно во внимание не принималось.

Впрочем, учитывая указанную особенность «западного мира» (а именно, неспособность к самостоятельному развитию), данный момент можно посчитать даже положительным. Видимо, этот механизм (преувеличение страха перед любым процессов, гипотетически способным привести к гибели системы) представляет собой один из системных регуляторов, ограничивающий активность «вырожденных систем» (правда, как будет сказано ниже, при одном условии). А то вдруг реально кому-то из западных властителей захочется уничтожить СССР. Гитлер, в конце-концов, на это пошел – правда, еще до полного «вырождения» германской системы. В частности, именно благодаря указанному «суперстраху» советская дипломатия смогла сделать то, что казалось невозможным: остановить гонку вооружений.

Как не странно, но подобный шаг следует рассматривать, как действие,  «неадекватное» реальному положению условного Запада. Дело в том, что Холодная война, она же – военно-экономическое соперничество двух блоков, была основана на абсолютном превосходстве членов НАТО во всех областях. Просто потому, что размер экономики стран, входящих в данный блок, превышал размер экономики стран Варшавского договора (то же самое можно сказать и про военный потенциал). Именно на этом и строилась выбранная Западом стратегия, которую можно коротко охарактеризовать так: «пока толстый сохнет, тощий сдохнет». Т.е., США и союзники сознательно вели к удорожанию и усложнению систем вооружения (особенно после начала работ по ПРО), надеясь, что рано или поздно, но  СССР банально не хватит на это сил и средств на адекватный ответ этому (что приведет к кризису «советского блока»).

Правда, в реальности Советский Союз достаточно легко справлялся с возрастающими требованиями, используя более дешевые аналоги имеющимся вооружениям. Но, в конце концов, рано или поздно, но предел возможности должен был им достигнут (с т.з. формальной логики и формального же подхода к анализу). Однако до данного (гипотетического) предела не дошло: тот же Карибский кризис показал, что даже значительно уступающий по мощи противник (соотношение реальных носителей в этот период было очень сильно смещено в сторону Штатов) способен адекватно защищать свои цели. И, что еще важнее, стало ясно, что США (вернее, их правящие круги) очень болезненно воспринимают возможность ядерного удара по своей территории. (Притом, что «советский ответ» в 1964 году вряд ли мог привести к уничтожению и экономического, и военного потенциала Штатов, в отличие
от обратного).
* * *

В итоге СССР смог склонить ситуацию к проведению политики «Разрядки», закончившейся подписанием соглашения по ограничению наступательных вооружений и ПРО. Это решение можно рассматривать, как абсолютный выигрыш Советского Союза в Холодной войне, поскольку он был выгоден именно ему, как слабейшей стороне конфликта. То, что этот выигрыш был впоследствии бездарно утерян, относится уже к совершенно иной теме. Пока же можно сказать, что примерно в это же время (конец 1960 – начало 1970 годов) идея «ограничения развития, как общего блага» наконец-то заявляется открыто. Речь идет о пресловутом «Римском клубе», и выдвинутой на нем концепции «устойчивого развития». Основная мысль, выдвигаемая «Римским клубом», состояла в том, что следует как раз «остановить время» и желательно «закуклить пространство» (т.е. блокировать рост экономики т.н. «промышленно неразвитых стран») – т.е. разделить мир на некий «Золотой миллиард» - развитые страны, которые уже достигли пика –и всех остальных.

В общем, именно в это время (начало 1970 годов) т.н. «развитой мир» впервые продекларировал идею «конца Истории» (хотя явно она была выражена только через 20 лет). Что же касается страха перед ядерной войной, то он не мешал, к примеру, тем же Штатам, развязать Вьетнамскую войну и множество других, менее масштабных, «локальных войн». То есть, он не смог привести страну к настоящему миролюбию. (Что естественно, так как классовые общества по умолчанию являются агрессивными. Даже «вырожденные».) В общем, можно сказать, что после того, как СССР оказался в состоянии кризиса второй половины 1970 годов (который, в свою очередь, являлся признаком надвигающейся Катастрофы), и перестал быть определяющим мир структурой, то сколь-либо положительные факторы данного явления исчезли. Это выразилось в возобновлении гонки вооружений и прочих явлениях «рейганомики» - что, однако, не означало изменение глубинной основы современного мира, но являлось лишь следствием «снятия» внешнего прогрессивного давления.

В общем, теперь можно вернуться к «нашим баранам», точнее – к нашей «постапокатиптической» фантастике. А именно – понять, что значит указанный в них страх перед «концом света». Понятное дело, что значит он нечто не особенно хорошее – а именно, представление о том, что существующий мир является «венцом творения», малейшее отклонение от которого ведет к катастрофе. Т.е., неспособность его к развитию  - за исключением имитации оного в рамках особых институтов. (К примеру, в науке главный смысл работы – «индекс цитирования». В экономике  - «рост ВВП» и т.д. Что реально стоит за всем этим, что в нашей реальности изменяется от роста данных показателей – не важно.) Именно поэтому понимание человека оказывается в состоянии биады: или будет «как сейчас» - или полная катастрофа. Кстати, указанный рост опасения перед ядерной угрозой в позднем СССР имеет ту же природу (хотя до западного уровня он никогда не дошел – СССР до самого распада так и не стал «вырожденным обществом»).

И вот теперь мы приходим к тому, от чего начали. А именно – к тому, что если в нашем обществе отсутствует страх перед ядерной войной, то это значит ни что иное, как отсутствие подобных представлений. Иначе говоря, наш «мир» для нашего же современника не является «вершиной развития», сохранение которого представляет собой главную цель жизни. Правда, это относиться не ко всем – то же «Метро» имеет определенную популярность среди определенных же слоев. Это, понятное дело, современный городской «креативный класс» («креаклы»), которые и представляют собой «наш вариант» вырожденного социума. Именно этот социальный слой и является представителем «ультраконсервативных» настроений в современной РФ (равно, как и на всем постсоветском пространстве), готовый на любое, ради сохранения современного status quo.

Причем, как можно легко понять, за рамками этого «мира» наш «креаклиат» готов на что угодно, подобно правящим слоям США, для которых зверства во Вьетнаме или еще где «за пределами Ойкумены», не означали что-то необычное. «Закуклиться, свернуть пространство и остановить время»- при том, что весь «внешний мир» может лететь в тартарары – вот основной их принцип. Однако для остальной части населения (или, по крайней мере, значительной его части) это понимание не является нормой. Для них текущее положение выступает, как тем или иным образом не нормальное, как значительное отклонение от более-менее приемлемой реальности. А Апокалипсис наступил лет двадцать назад… и до сих пор продолжается. И следовательно, никакой сверхценности для них сегодняшнее состояние не представляет – ну есть что-то, и ладно. Может быть и хуже….

При этом никакого «рая на Земле» эти самые слои вряд ли ожидают. Вернее, совсем не ожидают – поскольку уже почти четверть века кругом видят исключительно Ад. Отсюда, кстати, очень серьезное непонимание между «уверенными в благости» сегодняшнего мира, и не уверенными в этом: первые любые неприятности воспринимают, как отклонение от нормы – и следовательно, выпячивают. Для вторых же мир и так несправедлив – так что любой вред от него является его базовым свойством. Разумеется, это не означает, что этот вред надо безропотно принимать, напротив, с ним надо бороться - но эта борьба воспринимается, как жизненная норма. И следовательно, то или иное ухудшение жизни (вроде исчезновения в магазинах пармезана или еще чего подобного) есть не «попрание устоев» мира, всего лишь одно из ожидаемых вариантов развития. Не «ужас, ужас, ужас», а просто банальная мерзость бытия.

* * *

Это непонимание, к примеру, приводит к полному непониманию у «людей с хорошими лицами» всех остальных социальных слоев. К примеру, они интерпретируют высокую путинскую поддержку, как некий вариант «сверхценности» нынешнего «лидера» для масс – хотя на самом деле, это всего лишь вариант общественного конформизма. Путина терпят, как одно из зол, не самое худшее, а его политику воспринимают исключительно в плане того, что он не позволяет реализоваться самым худшим сценариям. На самом деле, реальных путинистов, т.е. лиц, которые рассматривали бы нынешнего президента, как лучший из существующих вариантов, довольно мало. Т.е., пресловутое «торжество путинизма» представляет собой ни то иное, как переложение «креаклиатом» собственных представлений о мире, с его зацикленностью на идеальности текущего положения, на все остальные слои общества. Что, соответственно, приводит к уверенности в «испорченности» народа и «привычности того к рабству» (раз «растет поддержка» в условиях ухудшения жизни).

А на самом деле, речь стоит вести о полном непонимании событий, происходящих в стране у того слоя, который претендует на интеллектуальное лидерство. О том, что «русские европейцы» вообще не понимают, как живет все остальное население, и почему для них прежний мирок, полный пармезаном и поездками в Испанию, по какой-либо причине не имеет ценности настолько, что его легко можно отдать за «крымнаш» и прочие патриотические фишки. О том, что основная масса просто не видит возможности погружения в Инферно больше, чем это существует сейчас – и пытаться запугать этих людей гибелью человечества будут успешными не более, чем попытки испугать ежа сами понимаете чем. А следовательно, надеяться на то, что массы реально «образумятся» и примут идею о поддержании текущего положения, как главной ценности, нет смысла.

Что же касается вопроса о том, существует ли опасность глобальной ядерной войны, то его надо разбирать отдельно. Пока отмечу только, что ИМХО, эта беда является одной из самых маловероятных в истории, на одном уровне с падением астрероида – причем даже в самых критических ситуациях, вроде начала Третьей Мировой войны. Потому что элита (по обе стороны гипотетического фронта) хочет что угодно – но только не своей гибели. «Лица, принимающие решения» готовы положить на «алтарь» своих интересов бесчисленное количество людишек – но вот свою жизнь и комфорт ценят бесконечно высоко. А значит – идея полного и окончательного уничтожения мира не будет принята ими никогда. Именно поэтому в том же 1964 роковой приказ отдан не был – и никто никогда его не отдаст. Впрочем, это уже совершенно иная тема…
Tags: постсоветизм, теория, теория инферно, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →