anlazz (anlazz) wrote,
anlazz
anlazz

Category:

Мифология креативного класса.

Одним из самых интересных явлений современности является появление популярного сейчас понятия «креативный класс». Будучи введенным американским экономистом Р.Флоридой в своей работе, посвященной постиндустриальной экономике, которая сама еще является очень размытым понятием, понятие «креативного класса» вышло за рамки этой специфической сферы и широко распространилось в современной публицистике. В России это понятие получило распространение в связи с известными событиями в 2011 -2012 году, хотя использовалось и до этого. Впрочем, политическая роль и место в современной политике  «креативного класса» обсуждается очень широко, но особого значения не имеет.. Более важно то,  что под этим понятием объединяют некую социальную группу вне политических представлений, и активно используют это понятие для объяснения структуры общества и путей его развития.

Но что же такое – «креативный класс»? Прежде всего, это однозначно, не класс в политэкономическом значении, к отношениям собственности «креативный класс» никакого отношения не имеет. Но как не странно, также креативный класс нельзя отнести к классам в социологическом смысле, таким, как «средний класс» или «высший класс», поскольку он оказывается довольно размытым в социальном смысле. Связать того же Марата Гельмана, входящего в социологический высший класс и какого-нибудь рядового копирайтера или дизайнера в единую категорию по экономическим или имущественным признакам представляется очень сложно.

Поэтому, если рассматривать «креативный класс», как  отдельную дефиницию, то она оказывается не связанной ни с политэкономией, ни с социологией.  Но эта особенность данного определения уже неоднократно разбиралась, и сейчас понятие «креативный класс» употребляется, как категория в некоей отдельной классификационной системе, которая преподносится, как одна из альтернатив традиционным представлениям об устройстве общества. В данном случае упор делается на способность к творческим решениям, которые рассматриваются, как одно из важнейших преимуществ в экономической и политической жизни.


Считается, что благодаря этому креативный может создавать те новые сущности, которые в современном мире  являются основным способом создания прибавочной стоимости. Данная теория перекликается с идеями технократов, утверждающими, что не пролетариат, а ученые и инженеры своими идеями создают основную прибавочную стоимость, но при этом является еще более сильным утверждением, так как почти полностью игнорируют производство, как таковое. Причем, тут сторонники идеи креативного класса активно оттесняют технократов, присваивая раскрученные ими примеры: того же Джобса и даже Гейтса. Только вместо акцента на техническом творчестве делается акцент на «креативе» - Джобс тут не гениальный инженер, а гениальный маркетолог, придумавший способ раскрутить свой продукт и сделать его незаменимым для миллионов людей.

Разумеется, все возражения, которые обычно относят к технократии, можно также отнести и к идеям о креативном классе. Если идею, что именно инженеры или ученые создают основную прибавочную стоимость еще можно как-то рассматривать, то идея о том, что прибавочную стоимость создают маркетологи или бренддизайнеры, выглядит весьма странно. Тогда логично сразу признать, что прибавочная стоимость создается только продавцом (еще точнее, кассиром), ведь именно он получает на руки деньги.
Однако более представляется то, что творческая составляющая работы креативного класса преподносится, как важная особенность, без которой общество не сможет существовать. Обычно  возражают тем, что не каждый представитель креативного класса этой творческой составляющей пользуется, что основная его работа представляет собой рутину, не меньшую, нежели у обычного служащего и выглядит, как пресловутое «перекладывание бумаг с места на место», но данное возражение не сильно меняет картину. Если творчество «креативных профессий», пусть даже эпизодически, но имеет важность для общей деятельности, то значит креативный класс имеет глубокий смысл.

Можно сказать – а что такого совершает, скажем, дизайнер, в тот момент, когда создает макет билборда или  создавая дизайн-проект нового офиса? Во-первых, он умеет пользоваться своим инструментом - соответствующим софтом. Но софт проектируется с учетом того, что человек должен пользоваться им достаточно легко, причем в отличии от систем управления большинства технологического оборудования, как раз для софта это  вполне достижимо, и работы с соответствующими программами не сложнее управления любым станком. Так что работа того же токаря в плане сложности овладения своим оборудованием даст фору любому дизайнеру.
Во-вторых, можно сказать, что любой креативный работник должен иметь соответствующие знания. Но в чем они состоят? Если во владении разнообразной информацией, то теперь, в период интернета, подобное кажется странным. Если же рассматривать знание, как умение совершать некие осмысленные действия, то можно привести те же возражения, что и выше — каждый профессионал обладает неким количеством знаний, и вряд ли овладение знанием «креативщиков» менее доступно, нежели овладение знанием в других областях.

Так что остается только одно – то, что «креативщик» умеет создавать нечто новое. Но это и является как раз спорным вопросом. Да, дизайнер может выйти за пределы типового решения, а токарь, нет, но это является характеристикой не способности работника, а характера работы. Большинство работников работают в рамках сложных технологических процессов, охватывающих сотни и тысячи участников, и если токарь начнет «креативить», то вряд ли получится что-нибудь хорошее. Это особенность современного мира – в нем человек загнан в узкие рамки своей работы, и все – от разнорабочего до офисного клерка – оказываются исполнителями чужой воли. Это явление называется отчуждением труда, и именно оно рассматривается, как один из самых важных факторов угнетения работника при капитализме.

Дело в том, что как раз творчество, как создание новых сущностей, является одной из самых важных качеств разума, как такового, поэтому каждый человек имеет потребность в нем. Человек может творить даже не получая от этого никаких преференций. Многие художники или литераторы в свое время жили беднее, нежели типичные представители их социального слоя, но компенсировали свою бедность именно возможностью творить. Правда, до недавнего времени для реализации творческих способностей было одно препятствие – образование. Для того, чтобы стать художником, надо научиться рисовать. А это – краски, холсты и главное, уйма времени, которое человек должен затратить для того, чтобы «набить руку». Для писателя или поэта–  это умение не просто писать – хотя данный навык тоже был доступен не для всех— но и наличие достаточного словарного запаса, знание метафор и гипербол, которое образуется от достаточно долгого чтения. И опять же, время, а его представители низших слоев никогда не имели, принужденные постоянно зарабатывать на хлеб.

Но эти проблемы остались в прошлом. Во-первых, среднее образование получают практически все. Книги или краски стали много доступнее, и тот, кто хочет научиться какому-либо искусству, может это сделать. А во-вторых, с развитием специфических инструментов, само это умение стало проще. Ну на самом деле, разве можно сравнить труд художника, вооруженного CorelDraw или еще какой-либо программой с тем, что было ранее. Или труд писателя, снабженного Вордом. Скрупулезной отточки техники уже не требуется. Дизайнер или копирайтер теперь могут сосредоточиться на самом процессе творчества, если конечно, этого захотят.

Таким образом, «креативная» работа упростилась до предела и стала доступна каждому. Но вот мест для подобного способа в существующих технологических цепочках прибавилось не сильно. Да, переход СМИ на электронную форму распространения информации привело к увеличению их числа и соответственно, росту рабочих мест для журналистов. Но с другой стороны, этих мест все равно меньше, нежели мест рабочих. Рост количества сайтов компенсируется ростом производительности труда в их создании, так что теперь на это способен, практически, любой студент.  Таким образом, именно число «креативных» мест работы ограничено, в то время как число человек, способных работать на них, возросло, что должно было привести к автоматическому снижению зарплаты на данных местах, но данный процесс происходит очень медленно. Это свойство сложных социальных систем, и о нем надо говорить отдельно, можно лишь отметить, что подобный процесс работает «в обе стороны», многие необходимые профессии оплачиваются много ниже той планки, что определяется соотношением спроса и предложения.

В общем,  сама способность к творчеству креативного класса оказывается связанной всего лишь с местом в технологической пирамиде. И никакой особенностью по сравнению с иными формами человеческой деятельности люди, работающие на «креативных» должностях, не обладают. Напротив, в огромном числе рабочих мест, от разнорабочего до офисного клерка человек испытывает значительное угнетение, вынужденный к бесконечному выполнению одной и той же монотонной работы, неприемлемой для разумного существа.  А представители «креативных профессий», не только зачастую получают зарплату, превышающую зарплату большинства работников, но и выполняют работу, наиболее привлекательную для человека. Неудивительно, что при этом они постоянно доказываю свою важность и уникальность для современного общества, создавая устойчивый миф о особенностях творческих личностей и о изначальной «избранности» своих представителей. сущности, такой миф сродни известному мифу о важности и уникальности «работы» буржуазии, о том, что предприниматель справедливо получает большую часть прибыли и о том, что способность к предпринимательству есть не у каждого, и поэтому надо уважительно относиться к месту элиты в обществе.

Это свидетельствует о том, что представители «креативного класса» входят в число господствующих социальных групп, или, по крайней мере, стремятся туда попасть, и вследствие этого стремятся сохранять исторически сложившиеся преимущества своей экономической ниши. То есть выступают не как прогрессивная, а как реакционная сила, что и следует учитывать при рассмотрении феномена «креативного класса». Именно тем, что этот «класс» выступает, как дополнительный инструмент реакции, объясняется то, что данная теория все более пропагандируется буржуазными средствами пропаганды, не смотря на всю видимую «прогрессивность» и «антибуржуазность». Отмечаемая многими революционность этого «класса» есть большое заблуждение, он так же требует буржуазного государства для охраны своих привилегий, и его мнимая «антибуржуазность» исчезает, если появляется реальная опасность потери своих привилегий.

Никогда не следует об этом забывать. Творчество – это не преимущество отдельных лиц, а естественная потребность разумного существа, и ограничение его использования только определенными экономическими нишами есть следствие современной структуры производства, а вовсе не способностей человека.
Tags: капитализм, прикладная мифология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments