?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Впорос о белых перчатках. Часть пятая
anlazz
Итак, главная тайна гибели СССР – это то, как он смог просуществовать до этого самого момента. В том смысле, что поскольку данное государство не имело «нормального» механизма стабилизации классового общества через систему собственности, то оно должно было неизбежно погибнуть. Причем, очень быстро – практически через те самые несколько лет, которые предрекали «совдепу» белогвардейцы. Конечно, сейчас это выглядит наивно – но на самом деле, указанная дата (не более 5 лет) выглядела вполне разумным прогнозом, сделанным людьми, в принципе, представляющими, о чем шла речь. В том смысле, что понимающими, насколько сложно обеспечить существование страны с разваливающимися экономическими и прочими связями – особенно с учетом общей бедности. Таковой, что единственно возможными «единицами стабилизации» - то есть, теми элементами собственности, ради благополучия которых и выстраиваются все стратегии –становятся мелкотоварные крестьянские участки.

Нет, разумеется, сохранялись еще и крупные производства – но, во-первых, их было мало. А, во-вторых, они изначально в большинстве случаев существовали, как тесно связанные с Западом. Откуда поступали технологии и оборудование, а зачастую – и жизненно важные узлы производимых изделий, вроде автомобильных и авиационных моторов. В случае «обещанной» капиталистическими государствами блокады все это должно было встать. Впрочем, и без указанного действа тут возникали огромные проблемы, учитывая тот факт, что для функционирования современной промышленности требовалось огромное количество вещей, отсутствующих у большевиков: начиная с образованных специалистов – тогда считалось, что большая часть их не примет «совдеп» и или эмигрирует, или откажется от сотрудничества с новыми властями. И заканчивая необходимостью организации всего технологического процесса в единую систему, что было возможно лишь на «коммерческой основе» при наличии избыточности средств. (Которые брались за счет изъятия у тех же крестьян –но после Первой Мировой и Гражданской войн крестьянское хозяйство, и без того перегруженное поборами, из них уже было невозможно что-либо выжать.)

Собственно, у «белых» был и свой опыт – начиная с тщетных попыток построить более-менее управляемую и планируемую экономическую систему во время Первой Мировой войны. И заканчивая совсем уж провальными экспериментами по организации жизни на оккупированных территориях во время войны Гражданской. В подобном случае ожидать от большевистских правительств что-то иного с их т.з. было странным. Ну да, можно было считать, что за счет террора удалось как-то обеспечить функционирование экономики короткое время, создать мощную армию, и т.д. Но даже самым последним идиотам было понятно, что это время ограничено. В конце концом, сами белые подобной политикой не могли обеспечить стабильность более, чем на несколько месяцев.

* * *

Тем не менее, годы проходили – а «совдеп» все не падал. Эмигранты так и умирали, не разобрав чемоданы – поскольку они до самого своего конца понять не могли, что же реально происходит. И хотя разговоры о том, что все держится исключительно на насилии и принуждении, что везде один «гулаг» и репрессии – продолжались все межвоенное время, особого эффекта они не имели.Read more...Collapse )


Краткие выводы из предыдущего поста
anlazz
Хотя цикл еще не закончен, тем не менее, хочу представить некоторые полезные выводы, которые проистекают из понимания разности устойчивости советского и классового обществ. Пока без доказательств - хотя последние несложны.

Итак, можно сказать, что:

1. Никакого "повторения 1991 года" сейчас ожидать не приходится. Просто потому, что социальное устройство тогда и сейчас различались кардинально. А значит, "легкого" развала России не будет -- как бы его не предсказывали разного рода "пророки".

2. Для классового общества, которое являет собой Россия, уровень жизни населения влияет на стабильность системы крайне слабо. Можно сказать даже, что вообще не влияет. Так что думать, что та же пенсионная реформа или еще какая-то подлость, совершенная властями, приведет "режим" к катастрофе - есть абсолютная глупость.

Так что можно расслабиться - в том смысле, что перестать ожидать, что вот-вот, и "рашка все". Да, кстати, пресловутые санкции так же не способны привести к указанному событию - хотя, конечно, они относятся к иной области. (И их надо разбирать отдельно.)

Да, кстати, вышесказанное относится не только к РФ, но и к Украине и даже США. (Поскольку находятся люди, которые ожидают там (!) Гражданскую войну и иные варианты Апокалипсиса.) Можно их успокоить: никто пока не рухнет. Впрочем, ключевое слово тут "пока"...


Вопрос о белых перчатках. Часть четвертая
anlazz
Итак, СССР не имел того самого механизма, который обеспечивает стабилизацию классового общества –т.е., собственности. Кстати, последний, как уже говорилось, работает не только при капитализме – напротив, он обеспечивает функционирование подобных социальных систем с глубокой древности. (Начиная с Месопотамии.) И успешно обеспечивает – как это было сказано в прошлой части. Только слово «успешно» тут относится, разумеется, к «правящим сословиям» - поскольку для всех остальных жизнь при подобном «успехе» превращается в Ад.

Но если отвлечься от подобного момента, то можно сказать, что классовые общества большую часть времени своего существования крайне стабильны. Ведь любое серьезное социальное изменение в них неизбежно затрагивает множество интересов огромного числа собственников, в том числе – и крупных. А поскольку в подобном процессе обязательно кто-то из последних будет терпеть убытки, то образуется естественное сопротивление данным изменениям. (Учитывая, что собственники крупные – то крайне серьезное.) Кстати, в наивысшей точке существования подобного социума – когда вся собственность давно переделена и предельно укреплена – подобная особенность приводит к полной невозможности перемен. То есть – идущие негативные процессы вполне могут осознаваться, равно как осознаваться может необходимость их преодоления, однако сделать что-либо оказывается невозможным. (Смотри историю гибели Римской Империи. Или нынешнюю «свистопляску» с коррупцией по всему миру.) Впрочем, это уже совершенно иная тема.

* * *

Тут же стоит обратить внимание на тему совершенно противоположную. А именно, на то, что в отличие от классовых систем – включающих в себя все известные государства, начиная от рабовладельческих тираний древнего Востока и заканчивая империалистическими США – в СССР указанного механизма не было. В том смысле, что его население – включая самых высокопоставленных лиц - собственностью практически не обладало. («Мелкая собственность», конечно же, была – но ее было недостаточно.) И, вследствие этого, «внутреннего» желания противодействовать любым переменам не имело. Нет, конечно, можно сказать, что советская бюрократия была, напротив, удивительно косной, что она блокировала всю новое, и старалась удержать жизнь на одном месте. Все это верно – впрочем, подобное свойство присуще любой бюрократии, не только советской. (Особенно если учесть банальную малочисленность последней: достаточно сравнить разницу в численности чиновников при СССР и сейчас, чтобы понять, насколько небюрократизированной страной был последний. И это еще не учитывая того, что помимо государственных служащих сейчас есть и колоссальное число служащих «частных».)

Однако при сравнении «бюрократического торможения» и «торможения собственнического» можно понять, что первое несравненно более слабо, нежели второе. Поскольку бюрократ, как правило, рискует только формальными «показателями» – самое страшное, что с ним может случится, так это перемещение на «уровень» ниже. Собственник же – особенно крупный – рискует практически всем своим существованием. Кстати, и физическим тоже – по крайней мере, до самого недавнего времени. (Разорившийся господин не имел навыков выживания – и лучшим выходом для него было самоубийство.) Именно поэтому последний оказывается способным на крайне решительные меры – вплоть до таких, которые выходят за рамки закона.

Именно поэтому указанные изменения становятся возможным лишь при крайнем разложении общества, тогда, когда все социальные связи разрушены, и выполнение любого приказа становится вещью вероятностной. Именно так обстояло дело, например, во время русской Революции февраля 1917 года – когда господствующий класс был готов на самые крайние меры. А именно, в Петербург были введены войска, которым были даны указания применять боевое оружие – вплоть до того, что на крышах домов были установлены пулеметные команды. Однако представители этих самых войск – начиная от этих самых пулеметных команд и заканчивая казаками – просто «послали» своих начальников по известному адресу,Read more...Collapse )


Вопрос о белых перчатках. Часть третья. Об устойчивости
anlazz
Сделаю некоторое отступление, крайне важное для понимание темы.

Итак, собственность. Альфа и омега классового общества, то, вокруг чего, собственно, все и «крутится». Классовое общество начинается с собственности, и ей же заканчивается – или, по другому, существует благодаря ей и ее же воспроизводит. (И имеет своей целью ее воспроизведение.) Было бы странным, если стабильность подобной системы основывалась на чем-то ином. Поэтому именно так и происходит: любое событие, происходящее в социуме, оказывается завязанным на множество собственнических отношений. Которые, разумеется, вовсе «не желают» быть измененными – а точнее, этого не желают те люди, которые в эти отношения вовлечены. (Согласно принципу Ла Шателье.) В результате чего система «отыгрывает» эти изменения, стабилизируясь буквально на «микроуровне» - что делает ее в данном плане крайне эффективной.

Правда, за данную эффективность приходилось платить – и очень дорого. В том плане, что пресловутая собственность всегда имела «склонность» к укрупнению – что всегда ведет к одному. А именно – к очень быстрому разделению людей на тех, кто что-то имеет, и на тех, кто не имеет почти ничего – а значит, должен работать на «хозяев». Указанное разделение началось еще в глубокой древности, когда с развитием классовых отношений мир свободных крестьян-общинников быстро трансформировался в мир с владельцами земель и холопами, которые на них работали. (К данному факту мы еще вернемся.) Впрочем, «крепостной» (в той или иной форме) – это еще ничего, поскольку были еще рабы, полностью лишенные принадлежности к человеческому роду. И, разумеется, ни о какой субъектности, самоценности этих самых рабов-холопов не было и речи – в том смысле, что они рассматривались лишь как субстрат, инструмент удовлетворения желаний собственников.

В результате подобной политики подавляющая часть общества – от 70 до 99 (!) процентов населения (!) – как правило, жила довольно плохо. Настолько, что достигла уровень жизни развитых общинных обществ VI-V веков до н.э. лишь к XVIII веку н.э. – причем, только для развитых стран. У жителей стран неразвитых, попавших в колониальную (или еще какую) зависимость ситуация была гораздо хуже. Но даже в «ядре» мировой капиталистической системы вплоть до начала XX века сохранялся довольно многочисленный слой нищеты. То есть, людей, существовавших на грани физического выживания – и очень часто попадавших за указанную грань. Если задуматься, то получается довольно жуткая картина: проходили годы, века, тысячелетия, менялся сам ландшафт нашей планеты. Создавались и рушились великие империи, вырастали огромные города и снова обращались в руины, а затем – терялась сама память о них. Происходили войны и переселения народов, создавались и уходили в небытие религии – ну, и разумеется, миллиарды людей денно и нощно создавали своим трудом огромное количество ценностей. Но при этом указанные «создатели» жили хуже, нежели их предки на заре истории!

* * *

Однако да: устойчивость общества была колоссальной. Причем, не только ко внешним воздействиям, но и к возмущениям внутренним. Read more...Collapse )


Вопрос о белых перчатках. Часть вторая
anlazz
Итак, печальная судьба ГКЧП стала завершением целого этапа в истории советской жизни. Разумеется, последнего этапа, неминуемо ведущего к ее – этой самой жизни –завершению. Так что страдать по поводу «проигрыша патриотов» было бы глупо, поскольку выигрыша у них не могло быть по умолчанию. Впрочем, как уже говорилось, данный повод давно уже не вызывает особых эмоций: это лет двадцать назад идея о том, что «СССР можно было спасти» хоть как-то грела душу – впрочем, вместе с мыслью о том, что его можно восстановить. Дескать, вот придет какой-нибудь «Deus ex machina» в виде гипотетического честного армейского генерала или, скажем, полковника ФСБ – и «вернет все взад». (Выгонит ненавистных олигархов, накажет вороватых чиновников – а самых «злостных» их первой и второй категории вообще расстреляет. Вместе с «братками», разумеется.) Тогда да – подобные мечты грели душу, но теперь они выглядят крайне наивно. И не только потому, что пресловутый полковник – точнее подполковник – КГБ действительно пришел, но вместо восстановления социализма занялся совершенно иными задачами.

А еще и потому, что чем дальше – тем очевиднее становится тот факт, что то, что обычно подразумевают под «восстановлением СССР», на самом деле является отсылкой ни к чему-нибудь. а как раз к указанному периоду скатывания советского общества к своей гибели. Поэтому очевидно, что говорить о жизнеспособности данной системы можно весьма условно – то есть, конечно, сам поздний СССР действительно существовал. И был – при всех своих недостатках – достаточно комфортным обществом для проживания большинства своих граждан, так что ностальгия по нему естественна. (О том, почему он был комфортным – надо говорить отдельно.) Однако при всем этом единственным итогом существования данной общественной системы мог быть только ее распад. Собственно, именно об этом говорит и крайне легкое протекание данного процесса, выразившегося в том, что умирающий СССР не нашел достаточного числа сторонников, способных бы выступить в его защиту.

Впоследствии этот факт крайне любили приводить в пример «либералы»: дескать, мы сумели провести «мирную революцию», не пролив почти ни капли крови. (Те трое случайно погибших во время «защиты демократии», разумеется не в счет.) Правда, при этом удивительным образом не рассматривались процессы, последовавшие за этой «мирной революцией». И приведшие, например, к этническим чисткам в ряде бывших советских республик. Или к кровавым гражданским войнам в них же, причем, указанные войны порой продолжаются и по сей день. И это не говоря о самом главном – о том, насколько данный «мирный переход» перепахал жизнь практически всем бывшим советским людям, на много лет бросив их в тотальную нищету. Все это очевидно – однако так же очевиден сам факт потрясающе легкой смены самого режима. То есть – миллионы человек спокойно позволили меньшинству изменить само устройство их жизни, затронуть самый базис человеческого существования: функционирование производственной системы. О разного рода словах и символах тут даже говорить не стоит – поскольку на указанном фоне это выглядело лишь досадными мелочами, хотя в ту же Великую Отечественную за эти самые «мелочи» люди клали свои жизни.

* * *

В общем, получается, что не только ГКЧП с легкостью слил свое начальственное положение – при наличии всех необходимых сил и средств для того, чтобы его удержатьRead more...Collapse )


Вопрос о белых перчатках
anlazz
У товарища Буркина-Фасо burckina_new встретил интересное определение события 19-21 августа 1991 года: «путч в белых перчатках». Собственно, в идущем далее посте  это понятие больше не используется – да и, если честно, сам пост не особо интересный, посвященный демографическим потерям «рыночных реформ». (Эти потери, так же, как и потери экономические, давно уже известны и мало у кого сейчас вызывают эмоции.) А вот акцентация на «белых перчатках», которые – в переносном смысле – оказались на руках пресловутых «путчистов», действительно хороша. Поскольку прекрасно раскрывает всю суть случившихся событий – кстати, даже лучше, нежели наличествующая у того же Буркина-Фасо метафора об «импотенции» гэкочепистов.

Ведь кто такой импотент – ну, в переносном смысле, конечно? Это тот, кто, условно говоря, «хочет, но не может». То есть, желает достигнуть той или иной цели, однако не имеет для этого возможности. На первый взгляд, пресловутый «путч» производит именно подобное впечатление: дескать, задекларировали цели «принять самые серьёзные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса» - но никаких мер не приняли. Разве что бронетехнику – без боекомплекта – в Москву ввели, причем, безо всякого результата. Тем более, что для разгона «защитников Белого Дома» эти самые танки и бронетранспортеры оказались более, чем бесполезно. Тут надо было применять совершенно иные средства…

Тем более, что внимательном рассмотрении вопроса становится понятным, что эти средства у ГКЧП были. И, кстати, последующие события показали, что даже определенные «полицейский функции» можно выполнять даже танками – как это было сделано в 1993 году. Впрочем, в отличие от тех событий, в 1991 подобное делать было совершенно не нужно: «боевые возможности» «защитников» находились около нуля, а для разбора пресловутых баррикад потребовался бы один-единственный бульдозер. Так что, будь отдан приказ на штурм, то даже «Альфа» - которая, кстати, была приведена в боевую готовность – вряд ли оказалось нужной: один батальон ОМОНа с легкостью решил бы все проблемы. (Среди «защитников» не было боевиков националистических организаций, как в «национальных республиках» - т.е., людей, готовых убивать и умирать. Так что вряд ли кто сумел бы оказать серьезное сопротивление – если бы оно вдруг понадобилась.)

Поэтому неудивительно, что даже у самых «высших» участников «демократической оппозиции» настроение было «не очень». Например, Ельцин – по словам Руцкова – ушел в трехдневный запой. Ну, для него это, судя по всему, была норма – так что ничего страшного данный факт не означает. Однако он еще и намеревался скрыться в американском посольстве – и это при том, что, в целом, данный политик достаточно хорошо был осведомлен о том, что реально происходит в стране. (И прекрасно знал, что же представляют эти самые «гэ-ка-чэ-пэ»Read more...Collapse )


Несобытие
anlazz
С приближением очередной годовщины «Августовского путча» снова начали вспоминать пресловутое ГКЧП. Правда, не сказать, чтобы часто – все-таки, за более чем четверть века все эмоции улеглись, и прежнее бурление… ну, скажем так, умов, давно уже стихло. Слава Богу, уже никто не считает, что в роковом августе 1991 произошло что-то переломное – в том смысле, что поражение пресловутого «госкомитета» то ли дало нам свободу и демократию, то ли привело к поражению социализма и развалу СССР. На самом деле, кстати, это приводит к крайне интересной ситуации: с одной стороны, данная дата остается очевидно значимой для нынешнего общественного сознания. Можно даже сказать, ключевой: именно вокруг «мифов 1991 года» выстраивается вся современная мифология. Причем, не только «либеральная», но и «патриотическая», и даже – левая. (Собственно, они все основаны на одних и тех же мифологемах – только «знаки» разные.)

Но при этом мало кто верит в то, что именно поражение этого нелепого «госкомитета», представленного предпенсионными личностями с трясущимися руками – а именно так выглядели пресловутые путчисты вне отношения к своему реальному возрасту – реально закрыло путь «возвращения социализма».  (Возможно, какие-то упертые члены КПРФ еще остаются верными данному мифу – но среди адекватных людей подобных нет.) Более того, каждый, кто хоть как-то интересовался указанной ситуацией, помнит, что реально данные «путчисты» коммунистами были лишь на уровне лозунгов. Да и то – те были скорее «общепатриотические», уровня «Родина в опасности», «кругом спекуляция и порнография». Что же касается экономического базиса, то о нем «гэкачеписты» высказывались исключительно в рамках «горбачевской платформы» с ее «многоукладной экономикой» в основе и необходимостью «нового заключения союзного договора».

* * *

Впрочем, в защиту указанных деятелей следует сказать, что в указанный момент ничего другого быть и не могло. И даже если бы – именно если бы – представители ГКЧП были самыми честными и преданными Родине людьми,Read more...Collapse )


О Синей Вороне, мигрантах и постсоветизме. Кратко
anlazz
У Яны Завацкой - Синей Вороны - вышел пост, посвященный состоянию с мигрантами в Европе . Точнее сказать, посвященный реакции российского гражданина на ситуацию с мигрантами в Европе - поскольку это была реакция на пост юзера uborshizzza, делящегося впечатлением от поездки в Вену. Последний на самом деле представляет довольно обычное описание того, как "чурки" заполонили европейские города - наверное, каждый второй путешественник на "Благословенный Запад" сейчас считает своим долгом помянуть об этом.

Хотя в реальности ни о каком "заполонении" речи быть не может - количество мигрантов невелико по сравнению с коренным населением. По данным википедии в Австрии последние составляют не более 9,6% от общей численности, однако больше половины последних являются выходцами из бывшей Югославии. Не думаю, что российский турист может отличить серба или хорвата от астрийца. Ну, а среди оставшихся превалируют выходцы их Турции. (Турки и курды.) Они так же, судя по всему, не особо выделяются среди австрийских граждан - и под мигрантами uborshizzza подразумевает, судя по всему, "новых беженцев" из Сирии. (Число которых не превышает 1% населения страны.) Однако в связи с тем, что процесс ассимиляции для указанной категории граждан еще не начался, а возможно, и не начнется никогда - поскольку существуют планы высылки данной категории лиц - то они крайне выделяются на общем фоне. Что, в общем-то, создает ложное впечатление "захваченности Европы мигрантами", хотя на самом деле до этого еще далеко.

Впрочем, обо всем этом прекрасно сказано в посте Завацкой. Я же хочу обратить внимание несколько на другое - а именно, на эпическую "битву в комментах", которая развернулась там. Где сошлось два магистральных направления "новой русской либеральной мысли". А именно - ненависть и презрение к представителями "неевропейских народов" (тех же сирийцев), и страстное поклонение "великой Европе". То есть, налицо определенный парадокс - с одной стороны, "грязные сирийцы", вот-вот готовые устроить "европейский джихад". А с другой - какой-то русский позволил себе усомниться в благости "града сияющего на холме", в роли которого тут выступает Вена. В результате чего постоянно происходит забавная отсылка к России, которая и посте Яны, и в посте uborshizzza ни разу не упоминается.

Ну, а вывод из всего этого один. А именно, какой бы вопрос не рассматривался, люди, связанные с постсоветским культурным пространством всегда будут следовать идеям, этим самым пространством задаваемым. Ну, а о том, что же за идеи задает данное пространство и какую роль они играют в нашей жизни, надо говорить отдельно...

Еще раз о фантастике - или мир без мыслителей. Завершение
anlazz
Итак, современный мир отличается от мира несовременного тем, что, как было сказано в прошлом посте, в нем отсутствует понятие «мыслитель» в классическом понимании. То есть, нет людей, которые могли бы заниматься изучением текущей реальности – прежде всего, в социальном смысле – а не выполнением поставленных перед ними работодателями заданий. Такая вот ситуация: в течение тысяч лет, начиная с Древнего Мира, подобные люди были, а теперь вот «кончились» - поскольку «кончилась» воспроизводящая их экономическая ниша. Существовавшая во времена «классического» классового общества, когда была возможность существования некоего ничтожного количества образованных людей, не связанных прямо с системой общественного производства. Тех самых мыслителей – философов, поэтов, позднее писателей и ученых. Да, последние тоже относятся к указанно категории, поскольку до определенного времени наука и производство были не связаны.

Но те времена давно завершились – и, скажем, те же работники науки вот уже почти столетие как являются полноправными участниками производственного процесса. (Хотя данный переход начался еще лет на сто раньше.) Впоследствии эта же трансформация произошла и с остальными людьми, занятыми в «интеллектуальной сфере» - вплоть до поэтов. Что одновременно позволило резко увеличить их количество – ведь указанные интеллектуалы теперь стали не «приживалками», существующими за счет небольшого «избытка» ресурсов, а полноценными «винтиками» общественного производства. Однако при этом эти самые деятели полностью лишились своей прежней «свободы творчества» – в том плане, что они, как и все остальные участники, стали зависимы от поставленной работодателями задачи. Что неизбежно привело к тому, что единственной допустимой ролью данных «мыслителей» стала роль пропагандистов, ну, и еще немного развлекателей…

Собственно, на этом и был закончен прошлый пост. Однако при этом было сказано, что указанная печальная ситуация на самом деле представляет собой только одну сторону мирового развития. И есть еще вторая, гораздо более позитивная сторона. Которая парадоксальным образом перекликается с тем материалом, который, собственно, и породил данную тему – а именно, с определения Яной Завацкой литературной «фантастики, как варианта философии». А точнее – единственно возможного в настоящее время «варианта философии». То есть, способа поиска тех самых моделей реальности, которые ранее должны были искать пресловутые «философы» - в настоящее время ставшие «бойцами пропагандистского фронта». На самом деле подобное заявление действительно выглядит странно – даже на фоне уже указанного «падения интеллектуалов». Тем более, что сами писатели-фантасты так же оказываются вовлеченными в систему создания новых текстов –по крайней мере, так же, как и представители «большой литературы».

* * *

Но на самом деле тут существуют определенные нюансы, которые несколько меняют дело. Скажем, стоит у помянуть о том, что, как представителям «развлекательного жанра», фантастам в определенной степени проще адаптироваться к существующему порядку, нежели более «серьезным» интеллектуалам.Read more...Collapse )


Еще раз о фантастике - или мир без мыслителей. Часть третья
anlazz
Итак, основанием для нынешнего неприятного положения с моделями реальности и с «мыслителями» - т.е., генераторами данных моделей – выступает жизненная необходимость для последних полностью вписываться в господствующее информационное поле. Собственно, именно это определяет главную особенность существования данных субъектов – а именно, тот факт, что все создаваемые ими концепции просто обязаны быть комплиментарными к господствующим представлениям. (Даже если они и выглядят, как оппозиционные последним.) Можно сказать, что в современном мире существует только одна возможность оказываться «мыслителем» - то есть, создателем идей – это заниматься подобным делом исключительно в рамках господствующих представлений. То есть, по сути, быть не мыслителем, как таковым – а пропагандистом, работающим на распространение уже созданных концепций.

Подобное положение сильно отличается от того, что существовало, скажем, в позапрошлом веке. Когда вполне могли существовать совершенно различные «информационные пространства», почти не пересекающиеся друг с другом. В подобных условиях мыслитель в плане своего творения был ограничен только «внутренними причинами» - то есть, имеющимися у него знаниями о реальности и способами их использования. Нет, конечно, была еще и «внешняя цензура», заключающаяся в том, что публикация получившихся идей контролировалась. Но ее возможности были на порядок слабее, нежели может показаться на первый взгляд, поскольку, во-первых, она ограничивалась только одним государством. (В результате чего, будучи «забаненным» в одном месте, можно было печататься в другом – как это делали Герцен или Карл Маркс.) А, во-вторых, эта самая цензура была исключительно формальной – то есть, скажем, местного монарха ругать было невозможно. (В этом случае могли «забанить» по конкретному – например, отправить на каторгу.) А вот разговоры о каких-либо «отвлеченных материях» (не затрагивающих конкретных имен и званий) вполне проходили.

В конце концов, «запрещенную литературу» можно было читать, и даже обсуждать, нелегально – в сегментированном обществе подобные вещи «вылезали на свет» крайне редко. Кстати, именно тут и кроются корни знаменитой легенды о масонах и прочих «тайных обществах», якобы обладавших огромным могуществом, которое позволяло скрывать их существование от властей и «непосвященных». Это, разумеется, по мнению современного человека – на самом деле же все эти «закрытые клубы» жили по принципу «Неуловимого Джо». В том смысле, что мало кого интересовали – разумеется, если не переходили к активным действиям. (Вроде свержения самодержавия и иным подобным вещам.) Если же они ограничивались лишь собраниями с определенными ритуалами – как это было с указанным масонством – то государство просто не интересовалось указанными процессами. (В результате чего чуть ли не половина государственных деятелей были членами той или иной «ложи» - рассматривая ее, как разновидность «клуба для общения». В то время, как официально все было запрещено.)

* * *

В общем, до определенного времени "мыслитель" вполне мог жить независимо относительно от «действующего режима». Дополнительно эту независимость усиливал тот факт, что само положение «образованного человека» делало его существование на порядки более простым, нежели жизнь подавляющего большинства населения. Read more...Collapse )