Левые и меньшинства - или немного о "женском вопросе"

У Яны Завацкой – Синей Вороны – вышли интересные посты (1, 2) на тему взаимосвязи левых и меньшинств. А точнее, постсоветских левых, или даже тех, кто на постсоветском пространстве традиционно именуется «левым». Тем более, что и «меньшинства» в данном контексте следует давать в кавычках – поскольку подобное понятие так же обладает значительной условностью. А порой – как в случае с женщинами, который разбирается Завацкой – вообще звучит издевательством.

Впрочем, к женщинам мы вернемся чуть ниже. Пока же стоит сказать, что самое первое, что следует в подобном случае сделать – это в очередной раз уточнить само понятие «левых». Поскольку многие под последним понимают что-то свое – например, пресловутых «защитников меньшинств». Или, напротив, сторонников «коллективизма», подавляющего отдельную личность. Тем не менее, даже из этого огромного спектра можно выделить более-менее четкую политическую дефиницию понятия «левые». Состоящую в том, что «левизна» характеризует отношение к социальному неравенству. Более того, сама шкала «право-лево» с самого начала была связана именно с данным показателем. (В Национальной ассамблее времен начала Великой Французской Революции слева сидели якобинцы, а справа – приверженцы феодального абсолютизма. Ну, а между ними все остальные – в соответствии с уровнем приязни/неприязни друг к другу.)

Разумеется, впоследствии это самое разделение «обросло» новыми смыслами. Например, в плане обозначения т.н. «правого мышления» - то есть, мышления, ориентированного исключительно на частное, локальное, конкретное при полном игнорировании глобальных трендов и событий. Но даже в данном смысмле «левое» продолжает сохранять описанную выше основу: так, человек, «ориентация на локальное», как правило, выбирается именно потому, что имеет цель защиты локального привилегированного положения. По той простой причине, что «привилегированных» всегда много меньше, нежели непривелигированных. (Разумеется, это не значит, что речь идет об «олигархах» – нет,чаще всего носителями «правого мышления» оказываются представители т.н. «рабочей аристократии». Т.е., наемных работников, получающих зарплату значительно выше средней по рынку.) Впрочем, не стоит забывать о том, что правящие классы используют для своего господства и пресловутую идеологию – то есть, навязывание всем остальным своей системы ценностей посредством массированной пропагандистской атаки.

* * *

Впрочем, подробное рассмотрение всего этого будет уже выходом за пределы выбранной темы. Поэтому только еще раз зафиксируем тот момент, что «левыми» могут считаться те политические силы, которые направлены на снижение неравенства в обществе. Они могут быть радикальными – как коммунисты, которые вообще настроены на ликвидацию указанного разделения. Или достаточно «мягкими» - как социал-демократы, считающие, что наиболее обеспеченные слои населения должны лишь не допускать скатывания наименее обеспеченных в нищету. Забавно, кстати – но даже либералы в своей «первоначальной форме» могут рассматриваться, как разновидность левых сил. Поскольку их требования к обеспечению всеобщих гражданских прав в условиях господства феодальных отношений однозначно вело к увеличению социального равенства граждан. Правда, после окончательного установления буржуазного общества актуальность данного момента падает.

На этом фоне вопрос о взаимодействиях с упомянутыми Завацкой «меньшинствами», в принципе, должен решаться «автоматически». Collapse )
vorona

Забастовка в Индии

Как прошла забастовка 250 миллионов в Индии?

8 января в Индии произошла самая большая забастовка рабочих, в которой приняли участие около 250 миллионов человек по призыву 10 федераций профсоюзов. Забастовка пришлась на то время, когда большая часть Индии вышла на протесты против против политики «Бхаратия джаната парти» (Индийской народной партии, БДП) и премьер-министра Нарендры Моди. Правительство активно продвигает идеологию индуистского национализма вместе с неолиберальными реформами.

К общенациональной всеобщей забастовке присоединились более 200 общественных групп, крестьянских движений и студенческих организаций, объединившихся в коалицию крестьян, рабочих и молодежи. Этот союз, над созданием которого работали прогрессивные и массовые движения, — главная ось сопротивления БДП и связанным с ней фашистским группам, в том числе родительской организации «Раштрия Сваямсевак Сангх» (RSS) — правой военизированной организации.

Забастовка 8 января стала кульминацией месяцев организации трудящихся: она была объявлена в сентябре 2018 года. Однако политические события за последний месяц еще больше вовлекли общественность в борьбу рабочего класса за создание коалиции. Попытки правительства протолкнуть противоречивый и фанатический закон о гражданстве, полицейское насилие против студентов и протестующих, нападения фашистских группировок, связанных с правящей партией, — все это подтолкнуло огромную массу индийцев участвовать в забастовке.

Рабочие по всей Индии сопротивляются неолиберальной политике нынешнего правительства. Сопротивление усилилось из-за огромного скачка цен, рекордного уровня безработицы и значительного замедления экономического роста в сочетании с массовыми махинациями индийских миллиардеров. Между тем правительство активно работает над ослаблением трудового законодательства в стране.

Читать дальше на сайте, с фото

Про "лишние рабочие места"

В последнее время очень популярной стала идея о том, что количество рабочих мест увеличивают искусственно. Точнее сказать, подобная идея была популярной уже лет десять назад, и в настоящее время стоит говорить о ее окончательном превращении в «общепринятый факт». По крайней мере, среди большинства правых, до которых – как это не удивительно – все же же начинают доходить осознание того, что «что-то сейчас идет не так». Поэтому прежней убежденности их в том, что после «уничтожения ужасного совка» наступил пресловутый «конец Истории» - т.е., вечное господство неолиберального капитализма – уже не существует. На ее место приходит ощущение надвигающегося Кризиса (пока еще не Суперкризиса), который «персонализируется» в текущей реальности через кризисы локальные. (Скажем, кризис 1998 или 2008 года.)

Но, разумеется, увидеть настоящие причины надвигающейся бури – состоящие в том, что последняя являются неизбежным следствием неограниченной ничем конкуренции – правые оказываются неспособными. Поэтому они упорно продолжают выискивать в современных проблемах «левые причины» (левые – в смысле, имеющие отношение к левому движению), которые, якобы, еще не до конца преодолены. К коим, собственно, и относится идея об «избыточности рабочих мест», связываемых то ли с действиями государства. То ли вообще, с некоторой «политикой бизнеса», приправленной значительной долей конспирологии. Разумеется, эта концепция может – в свою очередь – маскироваться под «левое» понимание, как это происходит, например , у Розова. Однако в своей основе она имеет именно правые, элитаристские идеи – такие, как разделение людей на «достойных» и «недостойных».

В рамках которых «достойные» могут всего добиваться сами – становиться высокооплачиваемыми специалистами, богатыми бизнесменами и успешными политиками. Ну, а «недостойные», понятное дело, на это неспособны – и должны или довольствоваться низкими зарплатами и убогим существованием на самом дне общества. (Причем как раз это нормально – с точки зрения правых, разумеется.) Или же надеяться на то, что государство не сможет «переносить их страданий», и – по той или иной причине – будет каким-то образом повышать благосостояние данной категории. (В крайне правом варианте таковой причиной выступает способность «быдла» к массовым выступлениям – как это происходит, например, во Франции.) Разумеется, для правых это – ненормально, и является одной из главных причин текущего кризиса, если не единственной его причиной.

* * *

Причем еще раз хочется сказать, что подобные утверждения встречаются не только среди очевидных сторонников капитализма, но и среди многих из тех, кто, вроде как, позиционирует себя его противников – однако в действительности находится в рамках тех же представлений, что и откровенные правые. При этом в отношении приведенной проблемы они мотивируют свои убеждения тем, что, дескать, подобная система приводит к тому, что «достойные» живут хуже, нежели «недостойные». (Т.е., растет социальное расслоение.) Которые как раз забираются «наверх» - во все эти «сладкие места» ненапряженной и не требующей особых умений работы. Становятся разнообразными «менеджерами среднего звена», разнообразными «консультантами» и специалистами по «телефонным опросам» - ну, и т.д. и т.п. И тем самым «отбирают хлеб» у остальных работников.

Интересно, что при этом, как правило, подчеркивается именно «элитарный» характер подобных должностей – то есть, это должен быть именно аналитик, а не курьер. Поскольку курьеров жалко – а аналитиков нетCollapse )

Розов, "MAXIM", свобода слова и правое мышление...

Александр Розов выложил пост , поводом для которого послужило интервью главного редактора русской версии журнала "MAXIM". (Глянцевый журнал с элементами эротики из Великобритании.) Основным смыслом данного интервью были жалобы на засилье «политкорректности», которая (якобы) убивает глянец. (Почему «якобы» - будет сказано ниже.) Дескать, в современном мире «…климат изменился: политкорректность, феминизм, новое ханжество — все это есть. » И разумеется, все это очень мешает продажам журнала, поскольку «…Ты можешь лишиться рекламного контракта или даже быть изгнанным — мы все знаем, как это бывает…» (Все цитаты из ЖЖ Розова – каюсь, интервью редактора «мужского журнала» я не читал, равно как и этот самый «мужской журнал».)

Разумеется, одним только интервью данный пост не ограничивается – в нем писатель-фантаст высказывает и свои мысли. В общем смысле отсылающие к известному высказыванию Бенджамина Франклина про свободу и безопасность: «Те, кто готовы пожертвовать насущной свободой ради малой толики временной безопасности, не достойны ни свободы, ни безопасности.» (Точнее, приписываемому Франклину, поскольку указанная фраза относится к письму от Ассамблеи Пенсильвании губернатору Томасу Уортону.) Что, понятное дело, совершенно неудивительно – Розов позиционирует себя как либертарианца, а в «пантеоне» либертарианцев деятель, размещенный на купюре в 100$, имеет очень высокое значение.

* * *

Однако в приведенном контексте – то есть, в связи с помянутым интервью редактора «мужского журнала» - данный момент выглядит довольно забавно. В том смысле, что американский политический деятель и ученый 18 столетия, думаю, был бы крайне удивлен, если бы узнал, по отношению к чему приводится его изречение. Поскольку несмотря на то, что он не был особо религиозным человеком (впрочем, в Бога, понятное дело, верил), однако в плане понимания пороков и добродетелей находился на вполне традиционном «уровне». И вряд ли считал публикацию фотографий «полуобнаженных дев» чем-то, достойным порядочного человека. (Разумеется, Франклин был масоном – но кто из образованных людей его времени им не был?)

Поэтому, думаю, журнал подобного типа полетел бы в печку у него сразу же после получения – несмотря на все почитание «естественных и неотъемлемых прав человека, к которым он относил жизнь, свободу, собственность». Равно как то же самое случилось бы у других прогрессивных и передовых ученых, политиков и мыслителей, причем самых наилиберальныйших взглядов, но живших где-то до 1930-1950 годов. По той простой причине, что подобные «фривольные картинки» выглядели бы для них зашкаливающей пошлостью, не имеющей ничего общего ни со свободой мысли, ни с отсутствием цензуры – а только с «естественной человеческой брезгливостью». (И да – так самая «эротика», которая публикуется в современных «мужских журналах», и заклеивание которой «блямбой «все интересное внутри» в Ашане Розов считает невообразимым ханжеством, тогда бы считалась откровенной порнографией, само упоминание о которой недостойно образованного джентльмена.)

Кстати, это не значит, что «тогда» - в период «до политкорректности» - порнографии не было. Нет конечно, и в указанное время существовали и пресловутые «картинки», которые вполне продавались, и разнообразные «предметы живописи» или скульптуры соответствующего свойства были. Однако все это находилось в очевидной «тени» - о подобных вещах не подобало ни говорить, ни писатьCollapse )

К психозу недели – или почему Мировые войны не начинаются вдруг…

Так получилось, что вторую половину 3 января – первую половину 4 января сего года я не заходил в ЖЖ. (Не только в качестве автора, но и в качестве читателя.) Однако когда зашел – то оказался сильно удивлен. Дело в том, что за указанный период Соединенные Штаты сумели уничтожить какого-то иранского генерала – что, по мнению многих, выступало причиной для скорого начала новой Мировой войны. Поскольку данный генерал был, оказывается, не просто генералом – а каким-то крупным иранским героем и, чуть ли не вторым человеком после президента.

Правда, убит он был не в Иране – а в Ираке, где находился на встрече с представителями «шиитского ополчения». Напомню, что указанная страна вот уже более 16 лет – с 2003 года –находится на положении фактически находящегося под американским контролем государства. (Несмотря на официальное прекращение оккупации, американские военные базы тут никуда не делись.) Что совершенно не мешает идти в Ираке перманентной гражданской войне – которая то затухая, то усиливаясь продолжается с самого момента «избавления от тирании». Причем, что самое интересное – значительную роль в данном процессе имеет Иран, для которого падение и нынешнее жалкое положение своего относительно давнего соперника выступает, в общем-то, положительным явлением. (Поэтому нахождение Сулеймани в Багдаде выглядело довольно двусмысленным.)

* * *

Впрочем это нисколько не оправдывает его убийство со стороны США. Но самое интересное тут вовсе не это – а равно и не то, насколько велик был убитый, и насколько Штаты в данном случае нарушили международное право. Поскольку, если честно, в отношении поставленной темы все это вторично – по той простой причине, что к пресловутой Мировой войне не имеет никакого отношения. Да и к «локальной» войне регионального масштаба (скажем, США против Ирана), если честно – тоже. Впрочем, о последнем моменте будет сказано отдельно. Тут же, прежде всего, имеет смысл напомнить о том, чем является по своей сути Мировая война. А является она ни чем иным, как кульминацией борьбы за мировую гегемонию. Т.е., за право «снимать сливки» с имеющейся системы международной торговли – что, собственно, и есть самое «сладкое» из всех способов получения прибыли.

Причина этого состоит в том, что международная торговля – по умолчанию неэквивалентная. Т.е., обмен товаров в этом процессе происходит, по умолчанию, по стоимостям, серьезно отличающимся от потребительских. Ну да: стеклянные бусы в обмен на золото и землю. Разумеется, в более поздние времена подобные схемы взаимодействия сменились на более сложные, прикрытые многочисленными заявлениями о «равенстве» и определяемыми сложными правилами, но суть их осталась той же. (Более того – схема типа «обмен программного обеспечения на нефть, никель или молибден» выглядит чуть ли не более издевательской, нежели схема со стеклянными бусами. Последние можно признать хоть какой-то ценностью – в отличие от программ, копируемых одним движением мышки.) Отсюда нетрудно догадаться, что тот, кто смог поставить под контроль данные действия, приобретает неслыханные возможности. Иначе говоря, он начинает буквально «купаться в деньгах», снимаемых за посреднические услуги. Что, в свою очередь, однозначно приводит к укреплению данного положения – так как если есть деньги, то всегда можно купить оружие, солдат, адвокатов и прочие орудия поддержания своей власти. За исключением одного – о чем будет сказано чуть ниже…

Именно поэтому место «гегемона» оказывается так притягательным для стран. И одновременно невозможным – так же, как невозможным для большинства акторов оказывается место «локального гегемона» (крупного финансового бизнеса) внутри страны. (Поскольку, как уже было сказано, этот гегемон имеет по умолчанию больше ресурсов, нежели все остальные – и может легко справляться с «претендентами на престол».) Впрочем, тут следует сказать точнее – это самое «место гегемона» оказывается невозможным на протяжении некоторого ограниченного времени. Поскольку, как уже было сказано, существует один фактор, приобрести который невозможно за любые деньги.Collapse )

О "пике энергии" и тем, что стояло за ним

Увидел в ленте пост с фотографиями 1960 годов  под говорящим названием «Облик мира на пике энергии - взгляд в конец 1960-х». На самом деле подобных фото сейчас немало – современные люди открыто «ностальгируют» по относительно недавнему прошлому. Причем – касается это не столько людей, заставших данное время, когда «трава была зеленее и девки давали», сколько тех, кто воспринимает его по подобным фотографиям, а так же фильмам и песням. Поэтому слово «ностальгируют» и дается в кавычках – так как речь идет вовсе не о ностальгии в привычном смысле, а о том, что как раз в указанном прошлом многие видят идеал, недостижимый в настоящее время. (Кстати, для тех, кто возмущается данным положением на основании того, что «это постановочные фотографии, а в реальности все было по другому», стоит сказать, что и «современный мир» в 99,99999% известен так же по фотографиям. Да еще и отфотошопленным – так что разница с 1960 годами тут если и есть, то только в сторону указанного времени.)

Впрочем, о данной теме так же будет сказано в отдельном посте. Пока же хочется обратить внимание на несколько иное. А именно: на то, что приведенное название данного материала – «Образ мира на пике энергии» - фиксирует достаточно популярное представление современности о «том мире». Принятое у тех, кто видит, что нынешнее «движение» осуществляется «несколько не туда» - а подобных людей становится с каждым годом все больше. Так вот – указанное представление состоит в том, что в один прекрасный момент некие «властители» (хозяева) мире вдруг решили, что научно-техническое развитие человечества угрожает их власти. И поэтому решили затормозить прогресс – а то и направить его вспять. Что мы, собственно, и наблюдаем в сейчас.

В ЖЖ подобный взгляд в наиболее чистой форме демонстрирует писатель-фантаст Александр Розов. Неплохой, кстати, писатель – по крайней мере, пишет он на порядок лучше, нежели 99% представителей данной профессии. Впрочем, в данном случае это не имеет значения – поскольку, как уже было сказано, подобная идея с каждым годом завоевывает все большую популярность. (Причем, переходя от однозначно конспирологической версии о некоем «заговоре антипрогрессистов» во главе с «Римским клубом» к более сложной модели, связанной с интересами «финансовой элиты», банкиров.) Ну, а самое главное – в «феноменологическом» смысле, т.е., в плане описания феномена «торможения прогресса» - она действительно может рассматриваться, как верная. В том смысле, что научно-техническое развитие цивилизации в последние сорок лет действительно понизилось по сравнению с тем, что было во времена «золотых десятилетий» 1950-1970 годов.(И все «современные достижения» - вроде средств телекоммуникации или медицины – на самом деле являются «глубоким развитием» технологий, созданных в то самое время.)

* * *

Подобные вещи оспаривать невозможно – несмотря на огромное количество адептов «современного прогресса», пытающихся это сделать. Проблема в другом – в том, что свести все это к пресловутому «Римскому клубу» или даже «финансистам», в целом, не получится. Collapse )

Россия и "идеология"

В который раз встретил в ленте страдания по тому, что «наша страна не имеет своей идеологии». Если честно, то – поскольку пост начинал писаться в прошлом году – уже не помню, у кого и к чему там это было сказано: к отношениям с Украиной, к проблемам с оценкой Великой Отечественной войны или еще к какой-то теме. Однако общий смысле был одним: России сильно мешает то, что у нее нет идеологии, и именно поэтому она не может «отстаивать собственные интересы» - и постоянно «остается в дураках».

Эта мысль, в общем-то, не нова, поскольку зародилась еще в 1990 годы, когда существовало пресловутое «красно-коричневое» («патриотическое») оппозиционное движение. Согласно основным ее идеям все проблемы России происходили от того, что ее политика определялась некими «внешними силами» «оккупационной администрацией», «мировым сионизмом»). Именно для борьбы с данной заразой и собирались вводить пресловутую «идеологию». (Почему данное слово дается в кавычках – будет сказано ниже.) Кстати, для лучшего понимания данной системы взглядов, стоит сказать, что «красное» в ней существовало исключительно в виде отсылки к «могучему Советскому Союзу» (который мог «покарать весь мир»), не более того. Но это, разумеется, уже совершенно иная тема.

Поэтому рассматривать «красно-коричневый конструкт» тут нет смысла – тем более, что он давно уже перестал существовать. Единственное, что можно отметить – так это то, что представление о «необходимости идеологии» оказалось самым живучим по сравнению всех остальных признаков «красно-коричневости». Однако это вряд ли это значит его верность. Хотя бы потому, что и тогда, и сейчас указанное требование не дает ответ на самый главный вопрос, возникающий при мысли о «России, остающейся в дураках». (Или России «униженной», «ограбленной» и т.д.) Это то, что же в данном случае стоит подразумевать под «Россией». В том смысле, что наша страна в широком смысле слова подразумевает наличие самых различных категорий граждан, причем, часто с антагонистическими интересами. (В смысле – что одни получают выгоды тогда, когда другие получают убытки.)

* * *

Так, пресловутые олигархи – да и «обычные новые русские» - ельцинских времен никакого «национального унижения» тогда не испытывали. Скорее, наоборот. В смысле, что именно в указанный период они впервые в жизни почувствовали некие признаки «уважения» и даже «признания» со стороны «настоящих» европейцев и американцев. Нет, разумеется, в действительности никакого признания их за равных тогда не было – российский миллиардер все равно оставался для европейских элитариев «белым дикарем»». Однако в условиях существовавших в указанный период западного экономического подъема, «новорусские капиталы» выглядели достаточно «сладким» куском, ради которого можно было изобразить и уважение к представителю «молодой демократической страны». (Смешно – но считавшие себя «прожженными циниками» «новые русские» эту фальшь не заметили.) Поэтому данная категория вполне логично считало, что именно проводимая тогда политика способствует росту «национального величия» в отличие от жалкого состояния «совка», с его невозможностью покупать «мерсы» и летать в Париж на выходные.

То есть – для фактического правящего класса в стране положение было вполне комфортным. Ну, а все остальные – в смысле, рабочие, инженеры, учителя, военные (да, тогда они относились к «остальным»), милиционеры (и они тогда были «остальными»), ну и т.д., и т.п. – жили, разумеется, очень плохо.Collapse )

Матрешки, балалайки и генезис «национальных культур»

У Олега Матвеичева вышел интересный материал «Частушки, матрешки, балалайки... Когда появилась эта "древняя Русь"?» . Интересный он двумя вещами: во-первых, упоминанием достаточно широко известного факта, состоящего в том, что весь этот «русский колорит» был придуман в конце XIX –начале XX века. (О японских корнях той же матрешки я читал, кажется, еще в «Пионерской правде».) Ну, а во-вторых, тем, что то же самое можно сказать и про все другие «национальные традиции» - начиная с шотландских килтов (ведущих свою «родословную» из XVIII столетия), и заканчивая американским Санта-Клаусом, придуманном в 1823 году преподавателем Колумбийского университета.

То есть – тут мы имеем место не с одной из особенностей не национальной, а мировой истории. (Невнимание к чему со стороны «ведущего политолога и аналитика» удивляет. Точнее сказать – не удивляет, поскольку для человека с «правым мышлением» никаких глобальных закономерностей существовать не может.) Состоящей в том, что те явления, которые сейчас принято именовать «нациями», выступают не некими «примордиальными сущностями», и не «сконструироваными» некими внешними силами конструктами (как утверждают некоторые «конспирологи»), а формируются вследствие того процесса, который принято именовать «развитием производительных сил».

Да, именно так: вначале система общественного производства, а потом – «культура» (в узком смысле слова), а не наоборот, как это принято сейчас считать. Поэтому появление пресловутых матрешек и балалаек, о которых пишет Матвеичев, а равно – и всех остальных «базовых признаков русской нации» в действительности выступает следствием ни чего-нибудь, а вполне определенного состояния производственной системы нашей страны. Состоящей в переходе от традиционного производства к производству индустриальному. Ну, а поскольку указанный процесс начался как раз в конце XIX столетия, а закончился к началу 1960 годов, то именно тогда эта самая «национальная культура» и была создана.

* * *

Разумеется, это не значит, что до указанного момента никаких особенностей «русского образа жизни» не существовало. Конечно же, нет – они были. Однако, в подавляющем числе случаев, они очень тесно были завязаны на имеющийся тогда производственный базис – на традиционное крестьянское хозяйство. Можно даже сказать, что отделить «культуру», как таковую – и крестьянское производство – не получится вообще. В том смысле, что все эти народные песни, верования и праздники, все виды народных одежд и способов постройки жилищ, приготовления пищи и воспитания детей – в общем, все, что сейчас принято считать «культурным бытием» - служило единственной цели: обеспечению обработки земли. (Что было основой жизни человека вплоть до индустриальной эпохи.)

Впрочем, опять-таки, речь идет не только о нашей стране, но об особенностях, присущих человечеству вообще. Другое дело, что в странах с высоким уровнем «прибавочного продукта» - связанном с удачным климато-географическим положением (выражающимся или в высокой продуктивности сельского хозяйства, или в удобстве осуществления торговых операций) – могла существовать ничтожная «прослойка» людей, с производством практически не связанных. Которые, собственно, и могли осуществлять то, что сейчас принято именовать «культурным процессом» в узком смысле – т.е., создавать вещи, «малопригодные» для хозяйственной деятельности, относящиеся к неким «отвлеченным» сферам. (Скажем, античные статуи или пьесы Шекспира.) Эту самую ничтожнейшую – и по влиянию на современное ей общество, и по уровню распространения среди населения – категорию и принято именовать «высокой культурой».Collapse )

Краткие итоги 2019 года

На самом деле разговор об «итогах десятилетия» не закончен – просто, в связи с наступающей датой, хочется подвести и итоги прошедшего года. Правда, если честно, особых изменений за указанный период в мире не произошло – но это и к лучшему. (Поскольку в текущем состоянии единственно возможным трендом может быть тренд нисходящий.) Поэтому подавляющая часть «событий» выглядит довольно скромно – ну, так оно и есть.

Итак, в 2019 году могут быть выделенными:

1. «Человек» (почему в кавычках, будет сказано ниже) года – Петр Порошенко. Да, именно так, поскольку представить более эпический провал на выборах при настолько благоприятных условиях было практически невозможно. И, тем не менее, это случилось – благодаря уникальной некомпетентности и самого бывшего украинского президента, и его «политтехнологов».Collapse )

2. Событие года – торговая война США и Китая. Разумеется, это явление не новое – начало ему было положено более года назад, однако именно в уходящем году стало понятно, что указанная «война» - всерьез и надолго. Кстати, в отличие от написанного выше эпического поражения бывшего украинского президента, «американо-китайская торговая война» выступала более, чем прогнозируемым событием. Collapse )

3. Компания года – разумеется, Huawei. Которая тесно связана с написанным выше – а именно, с «торговой войной» США и КНР. Причем, не только в том смысле, что данная фирма была выбрана Штатами для нанесения первого действительно серьезного удара по китайской экономики. Но и потому, что она первая в мире продемонстрировала бессмысленность подобных действий. Collapse )

4. Политик года – Николас Мадуро. Ну, тут понятно: в начале года многие (в том числе и я) не были уверены в том, что данная личность продержится сколь либо долго на своем посту. Поскольку, будучи лишенным известной харизмы своего предшественника (а главное – его связей в военных кругах), он казался слишком слабым для того, чтобы держаться в условиях активного давления со стороны Соединенных Штатов. Collapse )

5. Государство года – Иран. Поскольку именно он смог в данном случае продемонстрировать шаткость текущей американской (а точнее- западной) гегемонии в самом, наверное, «тугом узле» международной политики – на Ближнем Востоке. Collapse )

6. Технология года – «система предотвращения сваливания» (MCAS), примененная на Боинге 737 Max. Напомню, что именно она 10 марта этого года привела к крушению подобного самолета Ethiopian Airlines. Причем, если случившуюся за пять месяцев до того похожую катастрофу Lion Air еще можно было отнести к «комбинации трагических случайностей», то данное событие показало, что ничего случайного тут не было. А было, наоборот, закономерное последствие чуть ли не всех господствующих в общественном производстве трендов. Collapse )

7. Ложь года – ну, тут без вариантов: «климатические проблемы». Наверное, после того, как человечество выйдет из нынешнего Суперкризиса и перейдет к состоянию развития, разговоры об «антропогенном факторе» станут не просто признаком лженауки, а такой же «неприличной» вещью, как разговоры об евгенике после Второй Мировой войны.Collapse )

Итоги десятилетия 4. Постинформационная эпоха

Итак, в прошлом посте было сказано, что современный мир практически потерял понятие «средств массовой информации». В том смысле, что практическое исчезновение всякой «гарантии» достоверности сообщаемых фактов привело к тому, что ни один имеющийся источник в настоящее время не может считаться надежным. А значит – ни одно «СМИ», начиная с газет со столетней историей и заканчивая рядовыми блогерами – не может не просто гарантировать отсутствие «фейков», но даже не обеспечивает минимальную «правдивость», позволяющую хоть как-то осуществлять «верификацию данных».

То есть – даже попытки сравнения «разных источников» не позволяет получить истинную картину мира. По той простой причине, что сравнение изначально ложной информации не позволяет выйти на истину ни при каких условиях. Так же, как любая обработка т.н. «белого шума» не позволяет извлечь из него чего-то ценное даже при условии применения самых сложных механизмов исследования. Да, именно так: современное состояние информационного пространства оказывается напрямую приближенным к «белому шуму», т.е., к… отсутствию информации, несмотря на множество (кажущихся) источников последней. То есть – можно даже сказать, что современный человек, погруженный в пресловутую «информационную среду», имеет гораздо меньше возможностей для получения нужных ему сведений, нежели его предки.

Подобное утверждение кажется слишком парадоксальным – поскольку принято считать, что в условиях торжества «всемирной информационной сети» любая «некачественность» источников всегда может быть скомпенсирована их количеством. Однако, как указано выше, это не работает – поскольку, во-первых, значительная часть информации оказывается полностью ложной (скажем, к этой категории можно отнести все украинские «СМИ»), а во-вторых, даже при условии, что истинные сведения в сети имеются, произвести полное сравнения приближающихся к бесконечности корреспондентов оказывается невозможным. (И никакой «искусственный интеллект» помочь тут не может.) По крайней мере, в отношении общественно-политического сегмента «инфосферы» дело обстоит именно так. С другими «секторами» ситуация несколько получше – однако чем дальше, тем сильнее проблемы возникают и там. (Скажем, в области научно-технической информации еще лет десять назад можно было надеяться на получение истины. Сейчас же – почти невозможно.)

* * *

И тут надо сделать одно очень важное отступление. Состоящее в том, что указанное состояние следует отличать от т.н. концепции «информационного потопа», которая появилось где-то с 1950 годов. (Скажем, Станислав Лем очень любил писать о ней.) Напомню, что основная мысль данной концепции состоит в том, что информации в последнее время становится столько много, что человек теряет возможность ее охвата даже в самом упрощенном виде. Разницу с текущей ситуацией можно увидеть сразу: тогда предполагалось, что информация будет, пускай и многочисленной, однако, в любом случае, истинной. То есть, ее будет много, она будет несистематизированная, с ней окажется трудно работать – но, по большей степени, это будет именно информация, а не «белый шум». О том, что подавляющая часть предоставляемых в информационные сети или иные способы коммуникации сведений окажется изначально ложной, никто тогда даже предположить не мог.

Нет, был, конечно, пример Министерства Пропаганды Третьего Рейха (и его аналоги в англосаксонских странах, вроде оруэлловского BBC). Но все это рассматривалось, как некое «искажение», как следствие ненормальности ситуации Collapse )