Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

С чем было связано "богатство" Грузии в позднем СССР?

В очередной раз наткнулся на высказывание «известного философа» Мераба Мамардашвили  о том, чем же русские отличаются от грузин. Ну, те самые, где данный представитель «элиты человеческой мысли» рассуждает о том, что:
«…Посмотрите на тбилисские дома, тротуары. Грязные дома, обветшалые ворота, зато внутри благоустроенные квартиры, забитые вещами, высококачественной импортной аппаратурой. Это атмосфера отражает самоуважение грузин, которое отсутствует у русских...»
Там есть еще про селедку на газете, которую который указанный философ считает максимальной глубиной человеческого падения: дескать, до этого грузины никогда не опустятся. Звучит, разумеется, забавно с учетом того, что как раз в то время, когда были сказаны данные слова – т.е., в конце 1980 годов – весь «цивилизованный мир» массово переходил на фастфуд, для коего даже газета – неоправданная роскошь. Впрочем, самое забавное в указанном тексте – это, конечно, то, , что нашлись какие-то французы, кои не просто знали о существовании данного грузинского «гиганта мысли», но и считали, что он может сказать что-то интересное. (Мамардашвилли сказал данную фразу в интервью французской газете.)

Впрочем, вполне возможно, что тут они просто испытывали любопытство по отношению к дикарю, который напялил европейское платье и пытается изображать из себя европейца. (Собственно, иного интереса к подобной философии - с ее очевидной вторичностью – ожидать было бы сложно.) Тем не менее, есть в данном тексте и полезная информация – которая, как это не удивительно, мало кем замечается. А именно: тот факт, что даже являясь ярым сторонником превосходства Грузии над Россией, Мамардашвилли не может не замечать крайней бедности и плохого состояния инфраструктуры данной страны. Да, эти самые «…грязные ворота, обветшалые дома, даже крысы и обваливающиеся стены…», которые неизбежно встают перед ним, когда он вспоминает о своей родине.

Разумеется, все это – с точки «философа» - компенсируется «благоустроенными квартирами» и «импортной аппаратурой». Причем, для Мамардашвилли указанный момент выглядит настолько естественным, что ему даже не приходит в голову, что для той же Франции пресловутая «импортная аппаратура» вряд ли может являться чем-то ценным. (Впрочем, как уже говорилось, там вряд ли вообще обратили внимание на подобный момент – ну, еще один «цивилизованный дикарь» что-то сказал, не более того.) Поскольку в реальности сверхценность всех этих Sony и Philips'ов была характерна только для позднего СССР – где действительно на видеомагнитофон «иностранной марки» можно было выменять квартиру. Для всего остального мира же…

* * *

Для всего остального мира же состояние стен, тротуаров и прочих коммуникаций, разумеется, оказывалось если не важнее, то, по крайней мере, много дороже, нежели весь этот «позднесоветский шик» - с его «видаками», коврами и «модными шмотками». Причем слово «дороже» тут стоит понимать в его самом простом, экономическом значении, просто как много бОльшие затраты средств на поддержание подобных вещей. (Недаром сейчас и у нас пресловутое «ЖКХ» рассматривается, как огромная черная дыра, поглощающая немалые средства – причем, связано это не только с пресловутым воровством.) Правда, стоит понять, что тогда вложения эти осуществляло (да и сейчас осуществляет) государство, поэтому для обычного человека – а философ, даже без кавычек, является более, чем «обычным человеком», в том смысле, что он вообще не касается никаких областей за пределами быта – они оказываются незаметными.

Собственно, именно поэтому он будет скорее восторгаться хрусталем и аудиоцентрами – а не центральным отоплением, электрическими подстанциями или токарно-винторезными станками.Collapse )

Вопрос о бифуркациях в социальных системах. Часть вторая

Итак, основным свойством «точек бифуркации» для социальных систем является существенное «отставание» их видимых «результатов» по сравнению с внутренними изменениями. В том смысле, что тогда, когда переход социосистемы в новое качество становится очевидным, ничего противопоставить этому процессу оказывается уже невозможно. Именно противопоставить – поскольку данные «неизвестные» изменения, как правило, несут деструктивный характер. (Что вытекает как раз из их «самопроизвольности», поскольку – как и другие «самопроизвольные» явления – она оказывается направленной соответственно «стреле Аримана». Т.е. накоплению энтропии в обществе.)

Впрочем, об этом было сказано в прошлом посте, поэтому повторяться тут нет смысла. Тем более, что гораздо понять, что данная особенность вовсе не означает полное признание фатализма – в смысле «запрета» на противодействовие подобным «переходам». Надо только знать момент, когда можно действовать. Более того – именно понимание подобной особенности социальной динамики позволяет не просто блокировать деструкцию, но и обеспечивает возможность для запуска процессов развития. Поскольку в «точке бифуркации» «сопротивление среды» падает практически до нуля – и незначительные по обычным меркам усилия способны принести колоссальные результаты. Можно сказать даже больше: именно в подобной «точке» такая большая, сложная и устойчивая система, как общество и получает возможность кардинальных изменений, поскольку вне «точки» любые – даже весьма значительные – усилия блокируются множеством «механизмов стабилизации».

Другое дело, что – как уже было сказано – понять, когда наступит «момент истины» крайне сложно, поэтому в течение веков именно указанный способ действия был единственно возможным, хотя КПД данного процесса близок к нулю. Но весь имеющийся прогресс обеспечивается только тем ничтожным количеством «попаданий», что изредка случаются. Впрочем, можно сказать, что даже по сравнению с «чисто случайным» распределением удач скорость данных изменений крайне мала: поскольку большая часть людей начинает свои действия именно тогда, когда проявления деструктивных процессов становились наиболее очевидными. А значит – они банально «выдыхались» задолго до момента подхода к следующей «точке». Ну, а во-вторых, именно благодаря этому – т.е. «самовыпиливанию» большинства сторонников конструктивных идей – в этот самый «роковой» момент часто актуальными оказывались именно «деструкторы». (Поскольку путь деструкции – тот самый «путь энтропии» - является «естественным». И при условии отсутствии борьбы с ним – неустранимым.)

* * *

Кстати, отсюда можно вывести эмпирическое правило, позволяющее, в принципе, хоть как-то «локализовать» точку социальной бифуркации. А именно – он практически всегда происходит в момент «социального затишья».Collapse )

О том, наша ли это Победа, и нужно ли ее праздновать.

Сейчас, во время празднования Победы, очень многие стали задавать себе – и не только себе – вопрос: а наша ли это Победа? И в том смысле, что имеем ли мы, современные, право праздновать этот день? И в том, насколько подобное дело может  вообще происходить в нынешней России, которая является насквозь антисоветской страной – т.е., страной, основанной на идеологии, отрицающей основы советского мироустройства – и это самое отрицание закладывает даже в свою символику. (Пресловутая «драпировка мавзолея».) Причем, аргументы в пользу указанной идеи порой кажутся настолько очевидными, что после них действительно может закрадываться сомнение в том: насколько корректно тут данное празднование?

На самом деле, проще всего ответить на второй вопрос. Т.е., на то, может ли современная Российская Федерация претендовать на какое-то отношение к Победе. Поскольку, на самом деле может – поскольку реально речь идет о той же самой стране. Несмотря на весь воинствующий антисоветизм современной власти – включая и ненависть к советской символике. (На самом деле, конечно, символика – это самая малость из всех мерзостей нынешнего бытия, однако и самая заметная.) Однако сути это не меняет, поскольку нынешняя РФ имеет очевидную генетическую преемственность именно с СССР. В том смысле, что все ее подсистемы происходят именно из соответствующих советских подсистем – а точнее, подсистем позднесоветских. (Что, впрочем, в рамках рассматриваемой темы несущественно.)

А значит, само существование антисоветской РФ определяется именно тем, что когда-то существовал СССР — и никакие представления отменить это не способны. Ну, а сам факт существования СССР, разумеется, неотъемлемо связан с Победой — и значит, нынешняя власть, присваивая себе достижения советского времени, в целом поступает более «исторически корректно», нежели те, кто пытается заявлять о неприемлемости данного шага.Collapse )

Профессор Лопатников и клоуны

Профессор Лопатников продолжает – как это принято говорить в ЖЖ – жечь. В том смысле, что выстраивает на основании выбора украинским президентом господина Зеленского целый апокалиптический сценарий . Согласно которому данная акция становится ни много – ни мало, но путем, должным привести к падению России.

Разумеется, над этим можно просто посмеяться – в том смысле, что подобных прогнозов (в смысле, предсказаний гибели России) за последние четверть века было сделано столько, что они навязли в зубах уже лет десять назад. Но на самом деле, из данных экзерсисов можно извлечь нечто интересное. Не в том смысле, конечно, что избрание Зеленского действительно способно привести к событиям космического масштаба – а в том, что реакция пресловутого «профессора» показывает вполне определенные черты политического мышления представителей позднесоветского/постсоветского поколения. Причем, что забавно – представителей поколения, входящего, скорее, в «американский мир», нежели в российский.

Да, я не оговорился – именно в американский, несмотря на то, что пресловутый «профессор» считает себя «русским» и даже пытается смотреть российское телевиденье. (Как та мышь, что плакала и жрала кактус – в то время, как в самой России огромное количество людей телевизор вообще не смотрят.) Дело в том, что Лопатников, судя по всему, в отличие от большинства эмигрантов оказался прекрасно интегрированным в американское общество – и совершенно естественно принял все его установки. (Правда, до сих пор этого не понял – ну, так это никогда непонятно «изнутри».)

 Поэтому его взгляды на мир примерно соответствуют взглядам на мир американцев – а точнее сказать, достаточно специфичного слоя американского «образованного общества»Collapse )

Еще к вопросу о сущности антисталинизма

Разумеется, я уже высказывал данную мысль в прошлом посте – однако повторю ее еще раз. А именно, скажу, что пресловутое «отрицание Сталина» - да и вообще, антисталинизм (который не эквивалентен ненависти к самому Иосифу Виссарионовичу) – это явление исключительно позднесоветское. В том смысле, что основные претензии, которые выдвигаются к данному правителю, могут возникнуть только в обществе, находящемся на вполне определенном уровне развития. Разумеется, речь идет именно о рациональных претензиях. Поскольку понятно, что иррационально Сталина – как и любого иного государственного деятеля – можно обвинить во всех грехах. Скажем, «навесить» на него всех умерших за время его правления – вне того, были ли они убиты на войне или умерли от холеры.

Однако понятно, что подобные утверждения всегда будут условны – в том смысле, что выдвигаются они с единственным смыслом: очернения врага. Причем, в контексте не столько самого Сталина, сколько СССР, как такового. (Скажем, как пресловутые «цифры Конквеста», ставшие одним из оснований создания «антисталинского мифа» времен Холодной войны.) Впрочем, как не удивительно, но подобное состояние, в принципе, нормально – в том смысле, что «информационная война» ведется практически всегда и везде, где существуют государства. Тем более, если речь идет о государствах, находящихся в антагонистических отношениях. Ну, а поскольку в классовом обществе все государства есть антагонисты – если не реальные, то потенциальные – то, следовательно, процесс массовой «демонизации» так же происходит по схеме: все против всех.

Это можно очень хорошо увидеть на том же материале позапрошлого века. Когда практически в каждой стране выходили пасквили и карикатуры на практически все окружение. В Великобритании клеймили Францию, Германию и Россию, во Франции доставалось британцам и немцам, Австро-Венгрия ухитрялась обвинять Российскую и Британскую империи в притеснении входящих в нее народов – ну и т.д., и т.п. На указанном фоне удивляться тому, что на СССР – который по умолчанию был enfant terrible для всего капиталистического мира – было вылито море помоев, совершенно неудивительно. И уж тем более неудивительно с учетом того факта, что, как уже говорилось, после Революции 1917 года на Западе обосновалось значительное количество российских эмигрантов. (Настроенных еще более антисоветски, нежели все буржуазные государства, вместе взятые.)

* * *

Однако вся эта «нормальная клевета», по большему счету, работает только «на коротких дистанциях». В том смысле, что она принимается во внимание только тогда, когда непрерывно звучит изо всех источников. В этом смысле интересно, например, то, что только стоило прекратить массированную антисоветскую пропаганду – что случилось, например, во время Второй Мировой войны – как оказывается, что большая часть населения западных стран начинают считают русских достойными людьми. (Которым можно сочувствовать, можно помогать, а можно вообще воевать бок о бок.) Ну, а Сталин из образа «дьявола во плоти» очень быстро превращается в пресловутого «дядюшку Джо» - довольно специфического, однако  благожелательного персонажаCollapse )

К предыдущему

У товарища Буркина-Фасо вышел пост , посвященный отношению современных россиян к Иосифу Виссарионовичу Сталину. Сам пост, разумеется, лучше читать у автора - ту же я хочу привести только одну интересную диаграмму. А именно - визуализацию опроса по поводу установки "памятных знаков" указанному политическому деятелю.

Разумеется, тут наиболее интересно даже не то, для скольких процентов россиян этот самый памятник является желательным, а для скольких - нет. А то, как распределились эти "проценты" по возрастам. В том смысле, что максимальное количество сторонников и одновременно - минимальное количество противников увековечивания "Кровавого Террана" находится в возрасте... 18-24 года. Ну, а минимальное - в возрасте 60+.Collapse )

Фритцморген и отношение к СССР

Фритцморген в очередной раз решил обратиться к теме СССР. Точнее сказать, к теме того, почему СССР до сих пор среди множества людей вызывает симпатию. На этот вопрос господин Макаренко отвечает следующим образом:
«Напомню, с распада СССР прошло почти 30 лет, и молодое поколение судит сейчас о той жизни по рассказам старожилов: не всегда честных и не всегда с хорошей памятью. Масла в огонь подливают и наши американские друзья — то «Радио Свобода» какого-нибудь молодого коммуниста начнёт пиарить, то иностранный агент «Левада» Иосифу Сталину рекламную кампанию устроит.»

Там дальше он упоминает бородатый анекдот, но это, разумеется, не важно. А важно то, что в данном случае обыкновенно довольно корректный блогер (разумеется, если сравнивать с другими правыми) приводит довольно странное объяснение. Разумеется, про «американских друзей» в подобном плане говорить вообще смешно, поскольку пресловутый «пиар молодого коммуниста» (это Семина, что-ли) явление настолько эпизодическое по сравнению с той Ниагарой помоев, которые та же «Свобода» вылила в свое время на СССР и коммунистическое движение. (И продолжает лить до сих пор.) Ну, а Сталин стал лидером «народных симпатий» задолго до всяких «Левад»: скажем, еще в 2008 году на конкурсе «Имя России» этот самый политик занял первое место – и потребовалось немало сил (и откровенных подтасовок) для того, чтобы «сменить» его на нейтрального Александра Невского.

А ведь это произошло тогда, когда в СМИ полновластно царила антисоветская и антисталинская истерия. Напомню, что в 2008 году можно еще было говорить о 80-70% охвате населения телевиденьем – т.е., роль интернета была еще довольно низкая. А телевиденье того времени – как, впрочем, и времени настоящего – было однозначно антисталинским. Но это не помешало росту популярности данного политика, который начался где-то с середины 2000 годов. Впрочем, все это более, чем очевидно – и на этом фоне упоминание «американской агитации за коммунизм» выглядит совершеннейшим бредом.

* * *

Однако самое интересное тут то, что и с пресловутыми «рассказами старожилов» дело обстоит совершенно не так, как пишет Фритц. Поскольку «старожилы» - т.е., те, кто застал СССР в трудоспособном возрасте – в подавляющем большинстве случаев относятся к людям, чье «вхождение во взрослую жизнь» наступило в 1980 годыCollapse )

Видеофоны и космолеты

У товарища Коммари в Фейсбуке увидел интересный пост, посвященный развитию технического прогресса.



Пост этот интересен, прежде всего, тем, что в реальности видеотелефон вошел в жизнь " как раз во времена космических полетов. Например, в СССР общественно-доступная (т.е. выходящая за рамки технических экспериментов) видеотелефонная связь была открыта в ... 1961 году. (Наверное не надо говорить, как символично это в указанном смысле.) Тогда "видеолинии" соединяли Москву с Ленинградом и Киевом. Правда, устройство было не персональным, а находилось в "общем пользовании": для обеспечения связи необходимо было прийти на особый переговорный пункт. Но тогда и "обычные" телефонные переговоры для 99% населения страны реализовывались подобным образом.

Так что никаких рептилоидов для того, чтобы создать устройства видеосвязи, в реальности не понадобилось. Скорее наоборот - если они к чему и приложили руку, так к обратному процессу. В том смысле, что сделали все, чтобы оттянуть время внедрения указанной технологии аж на 40 лет. Разумеется, тут понятно, что реальной проблемой в указанном деле было отсутствие широкополосных каналов междугородней связи - но это, по большому счету, не оправдание. Поскольку вполне можно было бы расширить эти каналы - например, через широкое использование спутниковых систем.

Но, в любом случае, никакого противоречия между "космической" и "информационной" парадигмами цивилизации не существует. И, как уже не раз говорилось, тут стоит вести речь только о том, что одно - тот самый Космос - кризис 1980-1990 годов почти полностью "свел под ноль". А другое - разнообразные "компьютерные технологии" - лишь немного ужал. Пока немного...

СССР – как катализатор

Неожиданно понял, с чем же можно сравнить роль Советского Союза в новейшей истории. С катализатором. Наверное, тут не надо объяснять: что же это такое. Но если кто не знает, то катализатор – это вещество, не участвующее в химической реакции, однако значительно ускоряющее ее. (Как написано в Вики, на самом деле, конечно, все несколько сложнее.) Именно поэтому, например, катализаторы очень широко используются в химической промышленности – начиная от крекинга нефти и заканчивая синтезом пластмасс. Но самое известное «применение» подобного принципа, разумеется, мы можем наблюдать на примере живого вещества. Само существование которого возможно только благодаря особым биологическим катализаторам – ферментам – обеспечивающим обмен веществ.

Впрочем, подробно погружаться в глубины химии тут нет смысла. Достаточно только указать на то, что подобная особенность – т.е., изменение социальных систем, к которыми на первый взгляд, никакого взаимодействия не происходит – может выступать хорошей метафорой уже не раз описанной «советизации мира». Поскольку СССР в своей истории не просто воздействовал на окружающий мир – он воздействовал на него с силой, на порядки превосходившей ту, которую можно было бы предположить, исходя из советской экономической или даже военной мощи. Ну, а о культурной и говорить нечего – в том смысле, что «прямое» воздействие советской культуры на западного обывателя было очень и очень низким.

Разумеется, о причинах подобного состояние надо говорить отдельно – хотя, в целом, они довольно очевидны. И включают в себя как «естественные» барьеры – начиная с разницы в общекультурном слое западных стран и России. (Продолжением коей и выступал Советский Союз.) Так и «искусственные», связанный с нежеланием западной элиты распространять «коммунистическую заразу», и совершенно закономерно ставившей преграды для тех же советских фильмов или книг. (Впрочем, данный аспект, ИМХО, вторичен по отношению к первому.) Так что тут правые, обычно указывающие на данную особенность, как на слабость и ничтожность «совка», да и левые, видящие тут слабость коммунистической пропаганды, говорят совершенно верные вещи.

* * *

Однако это только один, самый верхний, слой взаимодействия между СССР и Западом. Поскольку на более «высоких» (или глубоких, кому как больше нравится) уровнях воздействие Советского Союза на окружающий мир было на порядок более значительным. Являя собой пример одного из интереснейших явлений нашего мира – того самого «принципа Тени», о котором уже столько много говорилось.Collapse )

Прогресс и социум. Часть третья

Итак, никаких «развилок» в развитии прогресса не существует. (Ну, или если сказать более мягко – их пока не обнаружено.) Поскольку то, что сейчас принято считать таковой – то есть, пресловутая «смена парадигмы развития», якобы произошедшая в 1980-1990 годах, и приведшая к выбору «информационного пути» - на самом деле является всего лишь артефактом нашего восприятия. Связанным с тем, что «информационная сфера» - которая на самом деле является лишь одним из проявлений общего подъема развития человечества 1950-1970 годов – оказалась наиболее устойчивой к стагнационным процессам, накрывшим человечество где-то с начала 1980 годов, и ставшем определяющими в 1990 годы. (Ну, и разумеется, продолжающимся до сих пор – хотя сейчас идет плавный переход от стагнации к деградации.)

Поэтому вместо пресловутого перехода к «киберпанковому будущему» - как это мыслилось в тех же 1990-2000 годах - мы, в конечном итоге, получили совершенно иной мир. Мир, в котором пресловутые «хакеры» занимают довольно скромное место. (Да и вообще, «компьютерные специальности» давно перестали означать однозначный «путь наверх» - а вот число выпускников юридических вузов при власти все время возрастает.) Корпорации, впрочем, существуют – однако их могущество намного ниже, нежели в киберпанковых романах, а главное – они так и не стали «последней инстанцией» в мире. Поскольку помимо них в мире по прежнему господствуют пресловутые государства со всем своими аппаратами принуждения. Более того, именно государственные деятели – пресловутые чиновники – чем дальше, тем больше начинают определять состояние общества. Настолько, что даже успех бизнеса давно уже оказывается связанным исключительно с получением государственной поддержки. (Да и пресловутые «хакеры» если и вспоминаются теперь – то исключительно в плане все время возрастающего межгосударственного противостояния.)

Более того, из «глубин» исторической памяти оказались вытащены такие явления, которые еще лет сорок казались давно уже позабытыми – вроде религиозных или этнических различий и связанных с ними конфликтами. (Можно сравнить это положение с модной в 1990 годах концепцией «информационной цивилизации», где все народы мира должны были обитать в единой «цифровой деревне».) Причем, не только на Ближнем Востоке – где вместо еще недавно существовавших светских вестернезированных государств сейчас расположилось множество различных фундаменталистких «режимов». Но и практически в самом центре Европы – на территории бывшей Югославии, или, скажем, в некоторых государствах постсоветского пространства. (Более того – эти самые этнические и религиозные конфликты постепенно «забираются» в глубь самых развитых государств.)

* * *

Подобное положение вряд ли может рассматриваться в качестве демонстрации прогресса – пускай даже в «информационной сфере». Скорее наоборот – оно прекрасно показывает, куда реально начала двигаться цивилизация после условного 1991 года. И это направление – отнюдь не киберпанковая реальность… Так что сейчас «компьютерное будущее» 1990 выглядит практически таким же несбывшимся, как и «атомно-космическое будущее» 1950-1970 годовCollapse )