Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Бессилие Суперменов - или об одной особенности постсоветского мышления

На самом деле, кстати, понять – откуда взялась у постсоветских эта самая страсть ко Вьетнаму или, скажем, Вермахту во Второй Мировой войне – можно довольно легко. Дело в том, что все это происходит из господствующего тут (в бывшем СССР) «суперменского мифа». Разумеется, этот миф распространен не только на территории бывшего СССР, но в данном случае нас интересует именно «локальная» его версия. Напомню, что смысл данной мифологии состоит в том, что существуют некие «сверхлюди» - напрямую Übermensch’ами их, конечно, называть не рискуют по известной ассоциации, но смысла это не меняет – которые «кладут врагов на лопатки» одним движением мизинца. Ну, или применительно к реальным войнам, захватывают целые страны одним десантным полком. Или, например, выжигают целые деревни своих врагов одним баллоном напалма.

И даже поражение тут, по сути, ничего не меняет: оно, обычно, приписывается неким неблагоприятным стечениям обстоятельств – «предатели в штабе/правительстве», слишком большое количество неприятельских солдат, которые закидывают своими трупами, неблагоприятные погодные условия (!), ну и т.д., и т.п. Поэтому, даже проиграв, Супермены (или Юберменши – это то же самое, только по-немецки), оказываются лучше и сильнее. И, разумеется, «в другой раз» они не проиграют! (Кстати, забавно – но все верят в то, что будет «другой раз» - что, впрочем, так же вытекает из данной мифологии.)

Понятно, что к действительности это не имеет ни малейшего отношения. В том смысле, что в современной войне вопрос о «суперсолдатах» не имеет ни малейшего значения. Поскольку – как уже не раз говорилось – любой современный конфликт на 90% решается «в тылу». (Еще раз: война сейчас – это логистика, логистика и еще раз логистика.) Экономикой – а точнее, не просто экономикой, а возможностью реального производства (для войны важно именно оно, а не пресловутая «капитализация») – научно-технической мощью, организационными способностями воюющих, медициной и т.д. Ну, и разумеется, возможностью обеспечить множество здоровых и образованных солдат – не «супервоинов», конечно, но людей, способных к сознательным боевым действиям в рамках индустриальной армии.

Еще раз: «здоровые» тут означают «способные к выполнению своих боевых обязанностей», а вовсе не «суперы», способные перевернуть танк и перебить полсотни человек из десятизарядного пистолета. (Поэтому, скажем, те же «вьетконговцы» данному условию удовлетворяли, хотя по формальным физическим качествам они были хуже американцев. Однако в плане подготовленности к войне в джунглях они были выше последних.)  То есть, еще раз: если не вести речь о «войне с папуасами» - т.е., о боевых действиях в условиях, где противник находится на пару уровней «ниже» - то никакого «суперменства» быть просто не может. А может быть или планомерное напряженное противостояние – «война как работа». (То самое представление, что господствовало в СССР.) Или же…

Или же … неожиданная сдача противника. Как случилось, например, с тем же Третьим Рейхом в начале Второй Мировой войны – когда его «враги» то ограничивались некими «демонстрационными» противостояниями, вроде разного рода Бельгий-Голландий. Collapse )

Почему не будет большой войны на Украине

В последнее время весна – вместе с совершенно ожидаемым обострением у психически больных – приносит так же совершенно ожидаемое обострение у больных «политических». А именно – крики о том, что Украина готовится военным путем присоединить себе непризнанные республики Новороссии. Так стало принято с самого начала этой самой украинской катавасии, и только в прошлом году, кажется, коронавирусная истерия сумела «забить» обязательное обострение на этом «фронте». Но, слава Богу, «корона» оказалась много мягче, нежели это «планировалось» изначально, и поэтому общественное внимание вновь вернулось к старым идолам.

Однако значит ли это, что вот теперь-то – в отличие от предыдущих случаев – данная угроза претвориться в жизнь? Думаю, вопрос этот чисто риторический. Потому, что основной проблемой для Украины и пять лет назад, и сейчас является одно и то же. А именно: вопрос о возможности поддержания сложных организационных структур, каковой и является армия. Даже в той убогой конфигурации, в которой она существует в пресловутой АТО – или как это сейчас называется. Точнее сказать, эта самая проблема в настоящее время только усиливается – поскольку распад структурности в указанной стране за последние годы не только не остановился, но и перешел в более активную фазу.

В этом состоянии пытаться решать какие-то военные вопросы – идея более, чем безумная. Поскольку современная война, как уже не раз говорилось – это, прежде всего, логистика, логистика и еще раз логистика. А точнее сказать – не просто логистика, а логистика «мобильная», перестраиваемая в соответствии с меняющейся обстановкой. Но именно в подобную «мобильную логистику» могут не только лишь все. В смысле – в нее сейчас почти никто не может. Включая Соединенные Штаты. Для которых еще остается возможным организовывать снабжение своих войск в «колониальных операциях» за счет огромной избыточности. (Т.е., крайней дороговизне их проведения.) Но более «крупные» перемещения даже для них оказываются критичными. То же самое можно сказать и про Россию. Для которой отладка «сирийского экспресса» заняла около двух лет, и только после этого стало возможным что-то делать. (А ведь в Сирии осуществляется очень скромная, по сути, военная кампания.)

Кстати, именно поэтому пресловутое «российское вторжение на Украину всегда проходило «по разряду фантастики». В том смысле, что необходимость устраивать обеспечение множества совершенно разнородных военных соединений – что стало бы неизбежностью при подобном развитии событий – поставило бы РФ в очень тяжелое состояние. И хотя понятно, что для Украины данный ход оказался просто катастрофой – на самом деле даже в 2014 годы вопрос о «всеобщей мобилизации» указанного государства подниматься даже не мог (сейчас тем более) – но сути это бы не изменило. Кроме того, разумеется, неизбежно встал бы вопрос о «гражданском снабжении» присоединенных территорий, что по умолчанию становится полной … ну, вы поняли.

Именно понимание этого самого факта, а не мифические «бюрхгальтеры» и стало причиной того, что пресловутая «война» между Россией и Украиной так и не стала реальностью. Collapse )

Чем эпидемия "ковида" похожа на Первую Мировую войну?

Я очень долго думал над тем, что же напоминает мне «ковидурь». Т.е., совершенно абсурдная реакция нынешней элиты на эпидемию коронавируса, которая привела не только к распространению данной заразы на все страны, к заражению им более 100 млн. человек и 2,5 млн. погибших, но и вывела экономики развитых стран в устойчивый «минус». Чего, между прочим, не было не во время эпидемии «Гонконгского гриппа» 1968 года, ни, даже, во время эпидемии «Испанки» 1918-1919 годов! (То есть, можно сказать, что «власть имущие» реализовали один из худших сценариев развития событий, превратив пусть серьезную – но все же только эпидемию – в главную проблему современного мира.)

И вдруг мне стало понятно, что примерно так же вела себя «мировая элита» перед и во время Первой Мировой войны. Которая стала не только самой большой – по сравнению со всем, что было до этого – человеческой бойней, вовлекшей в себя несколько десятков миллионов людей и принесшей почти 19 млн. трупов. Но и явилась самым большим и явным собранием «фейлов», предпринятых самыми «авторитетными» деятелями – от королей до генералов – в истории. Да, именно так: наверное, не было у человечества другого такого действа, все время которого с начала до конца ошибки не шли бы так «плотно». (И да – даже завершение ПМВ было охарактеризовано ошибками «высшего масштаба», которые, в конечном итоге, привели ко «второму акту» данного мероприятия.)

Но пойдем по порядку. И, прежде всего, отметим, что указанная особенность начала проявляться еще на начало подготовки будущей Катастрофы. В том смысле, что «архитектура ПМВ» чуть ли не в открытую закладывалась за несколько лет до начала данного события. Впрочем, почему «чуть ли»? Скажем, тот же «План Шлиффена» был создан еще в 1905-1906 годах, и при этом публиковался… в какой-то газете. Хотя, разумеется, и без плана было понятно, что те огромные вложения, которые делались «мировыми державами» в начале ХХ века в вооружения (вроде «дредноутной гонки»), должны были привести к одному-единственному финалу. (Как говориться, не впервой.)

Однако, при этом подавляющая часть «хозяев мира» предпочитала вести себя так, как будто эта самая война должна будет пройти в каком-то «виртуальном пространстве». (Недаром одной из самых популярных книг перед войной стала «Великая Иллюзия» Энжелла, где тот математически доказывал «невыгодность большой войны».)
Итогом данной политики стало то, что – когда все случилось – все воюющие державы оказались к данному событию не просто не готовы, а катастрофически не готовы. Начиная с Германии, которая начала войну по указанному выше «Плану Шлиффена», который был прекрасно разработан, продуман, детализован, но при этом… совершенно не подходил к реальной обстановке. Да, именно так: этот самый «план» основывался на использовании «максимальных параметров» в плане скорости продвижения войск, а так же – на выступлении Италии на стороне немцев. (В действительности «макаронники» оказались «на другой стороне» из-за противоречий с Австро-Венгрией, которые сопровождали данную страну с самого начала ее образования. Т.е., Шлиффен и Мольтке не могли не знать про это.)

Впрочем, в данном случае «итальянский фактор» может считаться вторичным – поскольку в действительности немецкие войска просто «выдохлись» после месячного наступления в августе-начале сентября 1914 года. И в реальности «Чудо на Марне» имело ровно те же причины, что и случившееся в 1940 году «Чудо в Дюнкерке». (Позволившее тогда британцам сохранить армию.) В том смысле, что солдаты – это, в общем-то, тоже люди, и гнать их вперед до бесконечности невозможно. Но и Шлиффен, и Мольтке, и вся «немецкая военная школа» традиционно рассматривала войну, как разновидность шахмат. (Ко многим другим «военным школам» это тоже относится.) И поэтому, разрабатывая свой проект уничтожения Франции, ориентировались только на «максимальные параметры» - поскольку при «минимальных» победа была не возможна. (Речь идет о военной победе на уровне развития условного 1910 года.)

Впрочем, если честно, то и другие участники «кампании» были не лучше – если не сказать, наоборот. Например, Великобритания после начала войны вдруг обнаружила, что у нее… нет армииCollapse )

Итоги года. Лузеры и винеры среди государств 2

Итак, в прошлом посте было рассмотрено государство-победитель этого года. В этом же будет показано государство-неудачник. Правда, стоит сказать, что поиск «главного лузера» в 2020 – дело гораздо более сложное, нежели поиск «винера». Поскольку реально выигравших тут – единицы, а вот проигравшими можно считать практически всех. Начиная с Соединенных Штатов и заканчивая Украиной. Тем не менее, есть в этой плотной толпе «лузеров» одна страна, которая может рассматриваться, как «суперлузер». Т.е., не просто как государство, ухудшившее свое положение – но сделавшее это с невероятной «помпой», с треском и шумом на весь мир.

Разумеется, это Армения. В том смысле, что 2020 года предоставил нам не только пример того, как из, в общем-то, банального респираторного заболевания устроить мировую катастрофу с миллионами погибших, но и показал, как можно слить практически полностью независимость своей страны. Причем, последнее не преувеличение: по сути, Армения в этом году оказалась свободной только потому, что она – как тот неуловимый Джо – мало кому нужна в этом мире. А отнюдь не потому, что имеет возможность сопротивляться внешним врагам.

Но пойдем по порядку. И, прежде всего, отметим, что данное государство – как и подавляющее число «постсоветских образований» - с самого начала обладало достаточно специфическим представлением о суверенитете. В том смысле, что получив независимость в руки безо всякой борьбы: все решения о ликвидации СССР принимались в Москве и москвичами. Поэтому реально Армения не нуждалась в особой необходимости защиты собственного существования. Считая, что это определяется то ли «исторической особенностью», то ли «международным сообществом». При этом советский период существования государства – когда, собственно, и был сформирован «армянский народ», «армянская культура», а главное, «армянская экономика» - разумеется, отбрасывался. И на место него ставился исключительно мифологическая «армянская история», имеющая к настоящей Армении то же отношение, что и история античной Эллады к современной Греции. (Т.е., никакое.)

* * *

Впрочем, то же самое можно сказать про любое из постсоветских государства, за исключением РФ. (И то – исключении весьма условном.) Тем не менее, у Армении было одно важное отличие: а именно, помимо этой самой, буквальным образом, «упавшей и неба» независимости, ее характеризовала и активная международная поддержка со стороны армянской диаспоры. Которая (диаспора), во-первых, своей численностью превышает число армян, как таковых: в диаспору входит порядка 14-15 млн. человек при населении самой Армении в 3 млн. человек. (Причем, это именно диаспора –т.е., лица, ассоциирующие себя, как «армяне», а не просто имеющие «армянские корни».) А, во-вторых, включает в себя многих богатых или медийно известных лиц.

На этом фоне неудивительно, что после создания «армянского национального государства» его блестящее существование стало казаться неизбежным. (По крайней мере, самим армянам.) А уж после завершения Карабахского конфликта – в результате которого Армения сумела установить полный контроль над Нагорно-Карабахской автономной области, формально находившейся в составе Азербайджана – эта самоуверенность взлетела до небес. В том смысле, что было решено, что, во-первых, страна обладает наиболее боеспособными вооруженными силами в своем регионе. (Кои имеют все – начиная с боевого духа и заканчивая современным вооружением.) Во-вторых, что наличествующая международная поддержка со стороны диаспоры позволяет с легкостью решать любые возникающие вопросы. Ну, и в третьих, что в самом крайнем случае можно будет использовать Россию, как государство, где армяне традиционно (т.е. с 1980 годов) занимают ведущие места.

В результате чего за более, чем четверть века, прошедших с завершения Карабахского конфликта – а точнее, с его «замирения» на благоприятных для Армении условиях – руководители и жители указанного государства были уверены в том, что полученный статус будет сохраняться вечно.Collapse )

Про «военную литературу» и прочий милитаризм в СССР

По мотивам обсуждения в ФБ был поднять вопрос о том, что в СССР мало печаталось «военно-технической» литературы. И вообще, литературы нонфикшн «военного характера», наподобие известной серии «Военно-исторической библиотеки». (Эх, славная была серия – в том смысле, что именно она открыла для меня широкий мир «гуманитарных проблем». А так бы и остался тупым технарем.)

Причем, на самом деле спорить с этим сложно: действительно, подобных книг в советское время было мало. В том смысле, что, возможно, что-то и существовало (мемуары, например, военачальников издавали), однако для «широких масс» этого было недостаточно. И уж конечно, недостаточно было сведений – не только «книжных», но и журнальных, кинематографических, телевизионных о «сегодняшней армии». В смысле, не о той армии, которую показывали в передаче «Служу Советскому Союзу» - с шагающими строем поющими солдатами, «ленинскими комнатами», идеально заправленными кроватями и прочими прелестями «отдачи гражданского долга». (На самом деле как раз этого было полно и в газетах, и кино, и в книгах.) А армии «в своем настоящем обличье», армии, как мощной машины по уничтожению врага.

Вот этого действительно не хватало. Ну, разве что два раза в год проходили по Красной площади военные колонны, да и то там акцент делался на стройные ряды военнослужащих, а не на проезжающую технику. На этом фоне многие современные «российские патриоты» - те из них, кто настроен «благожелательно» к Союзу – даже периодически высказывали мысли о том, что если был «советская военная пропаганда» не была бы столь беззуба (с белыми подшитыми воротничками военнослужащих и веселыми их песнями под гармошку на фоне бюста Ленина), то, может быть СССР и не распался бы.

Хотя нет, сейчас уже не высказывают, поскольку нынешнее, совершенно обратное, положение, показывает… Впрочем, о текущем надо говорить отдельно. Тут же хочется только сказать, что все эти люди – имеется в виду, те, кто возмущается и удивляется отсутствию в Советском Союзе 1970 годов мощной «военной информационной компоненты» - банальным образом не хотят замечать хорошо известное. А именно: то, что как раз в это время в стране «при власти» находилось поколение, которое перенесло на своих плечах самую страшную Войну в человеческой истории. Collapse )

О том, что же показал Карабахский конфликт

А точнее, "нынешняя версия" Карабахского конфликта. В любом случае, показал он тот факт, что современные армии, во-первых, "не могут в оборону". Причем, если честно, то это было понятно еще по последней "иракской войне", при которой Ирак был слит с поражающей легкостью. (Тогда, помню, рисовались картины "крепости Багдад", причем, судя по всему, не только у нас, но и в самих Штатах. Еще помнивших Вьетнам и Корею и готовых к долгим и изматывающим боям.) Но тогда это виделось связанным исключительно с тем, что "нет такого города, который не мог бы взять осел, груженый золотом". Сиречь, с "покупкой" Штатами иракских военных и чиновников.

Сейчас же становится понятным, что дело не только в этом. В том смысле, что, конечно, продажность современной элиты действительно существует. Однако вместе с этим существуют и другие проблемы, связанные с работой и государственного механизма в целом. И отдельные его частей - к которым относится и армия. В том смысле, что этот самый государственный механизм выглядит катастрофически неспособным к ведению долговременных планомерных действий - к коим, собственно, и относится оборона.

Иначе говоря, выстроить эшелонированный оборонительный рубеж, обеспеченный всеми средствами ведения боевых действий - от подземных сооружений до регулярной доставки боеприпасов и вывоза раненых - современная армия не может. Да, именно так: немцы и французы в Первую Мировую могли, советские в тяжелейших, нечеловеческих условиях - см. оборона Ленинграда - могли, вьетнамцы в еще более нечеловеческих условиях - могли. А современные "вояки" не могут.

Впрочем, оборона тут только частный случай. Поскольку, в действительности, речь идет о невозможности обеспечения "тыла", как такового.Collapse )

Про ядерную бомбу, Украину и проблему с инновациями

Александр Розов написал пост под названием:  «Выбирайте: атомная бомба или беззащитность? Зеленский обрушил глобальное ЯО-табу». Посвященный – как можно легко догадаться – ядерному оружию в качестве средства защиты. Разумеется, сам по себе указанный вопрос  – то есть, нужна ли государству ядерная бомба или ее могут заменить некие «международные гарантии» - могут возникнуть только у самых упертых жителей Страны Эльфов. Поскольку известные примеры Ирака, Ливии или Сирии, которые атомной бомбы не имели, а так же не менее известный пример Северной Кореи, которая оной обладает, прекрасно доказывают практическую пользу от данного вида вооружений.

Однако если с первой частью заголовка – «Выбирайте: атомная бомба или беззащитность?» Розова вопросов не возникает, то вот с тем, чему посвящена вторая его (заголовка) часть, дело обстоит совершенно иначе. В том смысле, что отсылка автора к господину Зеленскому выглядит, скорее, замаскированной издевкой, нежели чем-то серьезным. А еще точнее – издевкой совершенно незамаскированной, т.к. у украинских властей давно уже сложилась репутация самых больших  лжецов и сказочников в мире. (Больши даже, нежели власти российские - что совсем не просто. Но ведь сумели же!) А уж в плане «долгосрочных прогнозов» и обещаний – а точнее, тотальной невыполнимости последних - им, похоже, вообще нет равных в мире.

Впрочем, в данном случае речь идет только о проведении референдума, на который будет вынесен вопрос «о бомбе». То есть, даже не об обещании ее сделать, а об обещании обсудить возможность ее изготовления. Подобных обсуждений в мире проходит множество с совершенно очевидным нулевым значением. Вон, в США была рассмотрена петиция о начале постройки «Звезды Смерти» - причем, совершенно официально, со всеми полагающимися формальностями. И на ее отклонение был составлен совершенно официальный документ, где обосновывалось, почему создание данной конструкции невозможно. (Причем, под последним подразумевались не психические проблемы авторов петиции, а дефицит бюджета и «неподдержка» Штатами идеи уничтожения планет.)

* * *

Так что и Украина может вписывать в референдум хоть необходимость создания ядерной бомбы, хоть программу колонизации Юпитера – никаких последствий это не принесет. Впрочем, важно тут не это. А то, что для многих – в том числе и для самого Розова – сам факт наличия подобных заявлений оказывается эквивалентен наличию данного оружия. То есть, огромное число людей считает, что для создания той же атомной бомбы – или же огромного числа иные вещей, вроде космических станций, атомных реакторов, реактивных самолетов и т.д. – необходимо, прежде всего, желание. «Воля власти». А все остальное уже «приложится». И поэтому любое государство – или же не государство, а иное сообщество, Розов вон любит говорить о «мафии» – обладая определенным колинчеством ресурсов, всегда может все это начать производить.

Разумеется, можно легко понять, откуда это берется: дело в том, что сам процесс деиндустриализации – который мы наблюдаем сейчас в самых различных странах, начиная с РФ, и заканчивая США – имеет в своем основании именно «волевое решение». Причем, «в нашем случае» это решение было еще и очевидным образом обозначено: о том, что не надо производить сложные изделия в своей стране, говорили самые различные «лидеры», начиная с Егора Гайдара и заканчивая Медведевым. И не только они – еще в позднесоветское время в печати пошли сплошные «антииндустриальные» материалы, согласно которым уничтожение промышленности было бы очевидным благом. Более того – ряд современных российских деятелей продолжает утверждать это даже сейчас, и при этом постоянно удивляются, когда закупку того или иного товара вдруг ограничивают пресловутыми «санкциями»!

То есть – если вернуться к тому, с чего начали – в современном обществе преобладает уверенность в возможности быстрой реиндустриализации. Дескать, если в 1990 годах мы смогли перейти к «постиндустриальной экономике», просто лишив промышленность денег, то теперь можем эти деньги ей дать, и «вернуть все взад».Так что тут Розов не одинок – у него есть очень могущественные единомышленники. Collapse )

О «дармовой рабочей силе» в СССР

Во время обсуждений советской истории периодически вплывает миф об «дармовой рабочей силе», якобы используемой в СССР. Под последней подразумевается то заключенные, то солдаты, то инженеры с учеными, собирающие картошку, а то, вообще, школьники и студенты, делающие то же самое. Цели у подобных упоминаний бывают разные: например, это приводится в качестве доказательств неэффективности советской экономики, не могущей «потянуть» настоящую оплату труда. (!?) Или же в качестве утверждения об эксплуататорской природе этой самой экономики, не могущей обойтись без студентов и солдат. Наконец, иногда встречается очень странная, но, тем не менее, имеющая своих сторонников в определенных кругах, точка зрения, согласно которой это делалось для унижения населения. Дескать, ненавидили большевики русский народ, и старались всяческие его гнобить и уничижать.

Впрочем, последнее, понятное дело – уже «клиника». В отличие от утверждений о благости «бесплатного труда», которые принимаются каждым вторым – если не каждым первым. (Эту идею принимают даже многие сторонники СССР, другое дело, что они воспринимают ее исключительно положительно.) Однако так ли это на самом деле? И в плане того, что данная «рабочая сила» была бесплатной, и в плане того, насколько ее использование было благом для страны. Разумеется, нет. В том смысле, что мифическая «бесплатность» в действительности легко оборачивается в весьма серьезные затраты.

* * *

Возьмем тех же солдат, чей труд с т.з. обывателя не стоит ни копейки, поскольку на руки военнослужащие ни копейки не получают. Однако это не значит, что государство на них не тратит денег – ни в советское время, ни сейчас. Дело в том, что само существование военнослужащих в государстве означает наличие там особой военной инфраструктуры, коя во все времена стоила крайне солидно. Например, в том же СССР «образца 1980 года» на оборонные нужды тратилось порядка 20 млрд. рублей. (Это прямые расходы, без косвенных.) На всех военнослужащих – коих тогда приходилось порядка 4,5 млн. человек – это давало порядка 4400 тыс. рублей в год, или 366 рублей в месяц. Немало по сравнению со средней зарплатой в то время. И хотя понятно, что эти деньги не все шли на обеспечение жизни солдат, тем не менее, прямую связь с их существованием они, конечно же, имели.

В том смысле, что вся эта крайне дорогостоящая военная инфраструктура, набитая самым современным оборудованием – начиная с танков и заканчивая ракетными шахтами – требовала для своего функционирования тех самых солдат. Поэтому когда последних  снимали с выполнения своих прямых задач, и направляли, скажем, на ту же уборку капусты, переборку  картошки или строительство пресловутых генеральских дач, то возникал очевидный парадокс. Состоящий в том, что вся военная техника становилась бесполезной.Collapse )

Блеск и нищета "реалполитик"

Пока кратко.

Забавно: на постсоветском - да и не только - пространстве традиционно считается, что лучшей "моделью поведения" для государства в международных делах является т.н. "реальная политика" или "реалполитик". (От нем. Realpolitik) То есть, руководство в международных отношениях исключительно принципом "практической выгоды" в противовес любым идеологическим или моральным соображениям.

Разумеется, это кажется интуитивно понятным: ну, в самом деле, ситуация, в которой правители вместо размышлений о том, насколько этичным является то или иное действие, изыскивают пути получения реальных благ из имеющихся конфликтов, выглядит гораздо более рациональной. Однако именно что выглядит, поскольку в реальности данное положение оказывается далеко не таким уж привлекательным.

Для примера возьмем страну, которую традиционно считают образцом "реальной политики" - Соединенные Штаты послевоенного периода. И, для сравнения - СССР, который, напротив, считается государством, выступавшим исключительно с т.з. "первенства идеологии". (По крайней мере, так считается сейчас.) И посмотрим какие были их "потери" на внешнеполитическую деятельность.

Итак, те же США после завершения Второй Мировой войны в рамках своего "реалполитики" умудрились принять участие в более чем 20 военных конфликтах. При этом количество убитых солдат у данной страны составили порядка 100 тыс. человек. Большая их часть пришлась на две войны - Корейскую (36 тысяч) и Вьетнамскую (58 тысяч), однако сути это не меняет. Скорее наоборот - показывает, как легко от "реальной политики" перейти к реальным боевым действиям.

Для сравнения - СССР по существу, "полноценно" участвовал в одном военном конфликте - в Афганистане. Потеряв при этом порядка 15 тыс. человек - что было воспринято тогдашним обществом, как "катастрофические потери". Во всех остальных случаях наша страна обходилась минимум убитых - скажем, в Корейской войне их не больше 1000. Подобное положение само по себе прекрасно показывает разницу между американской "реалполитик" с ее стремлением к выгоде и советской "идеологической платформой", над коей так любят издеваться наши современники.

Но, может быть, американские финансовые затраты были меньше?Collapse )


 

Можем ли мы "повторить"?

Наверное, не надо говорить о том, что лозунг «Можем повторить!» - с очевидной отсылкой к Победе в Великой Отечественной войне – в последние годы стал крайне популярным. Дескать, не думайте, что Россия такая мирная и беззащитная, как в 1990 годы, поэтому если будет новая агрессия, то она закончится так же, как и раньше. А именно: российскими войсками в столице агрессора. (О том, почему «российскими», а не советскими, надо говорить уже отдельно.)

Разумеется, нетрудно догадаться, что подобное явление – восходящее к т.н. «военному патриотизму», который, в свою очередь, выступает разновидностью уже не раз описанного «имперства» - вызвало и очевидное противодействие себе. В основном направленное на доказательство того, что «повторить» Победу с текущим населением вряд ли удасться. Поскольку пресловутый «офисный планктон» - который, в основном, и пишет подобные лозунги – а так же не менее пресловутое «быдло», кардинально отличается от своих предков. И в реальной войне не имеет никаких шансов против «реального противника». (Под коими подразумеваются элитные наемные войска из развитых стран.) Разумеется, в первую очередь подобной критикой занимаются «либералы», однако встречается подобный подход и среди левых.

Правда, в реальном рассмотрении современных примеров военных действий все чаще становится понятны, что пресловутая «элитность» западных военных – причем, речь идет о «линейных армиях», а не о ЧВК – оказывается довольно условной. Поскольку последние практически всегда терпят поражение в случае, когда их численность и огневая мощь оказывается хоть как-то сравнимой с противником. (Т.е., когда им приходится реально воевать. ) Хотя противостоят им, как правило, пресловутые арабы, кои традиционно считаются довольно условными «вояками». Кстати, российские военные в подобных случаях – скажем, в Сирии – смотрятся гораздо достойнее.
Тем не менее, в данном случае можно возразить, что тут со стороны РФ так же воюют «элитарии», а не «офисный планктон». И поэтому «примазываться» к данному успеху со стороны последнего бессмысленно. Правда, то же самое можно сказать и про Запад – но указанного вопроса это не снимает. В том смысле, что – вне зависимости от состояния «условного противника» - уровень физического, а главное, морально-этического состояния большинства россиян все равно может показаться критичным. То есть, не «суворовские чудо-богатыри», однозначно.

* * *

Однако если реально обратиться к тем "героическим временам", то можно увидеть, что реальные «чудо-богатыри» российской (дореволюционной) армии особым здоровьем не обладали. Например, в том плане, что призывались, в основном, из сельских районов, где питание находилось примерно на уровне выживания. Особенно актуально это стало после замены рекрутского набора призывной повинностью – когда стали гресли «всех». А точнее – как раз наиболее бедных и голодных, поскольку богатые имели официальную возможность откупиться. (Впрочем, и во времена Суворова ситуация была не намного лучше.) Поэтому неудивительно, что в том же начале ХХ столетия 40% призывников впервые попробовали мясо в армии. С таким рационом неудивительно то, что почти 70% солдат имели дефицит веса, многие из них страдали различными заболеваниямиCollapse )