?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Entries by category: армия

О будущей войне
anlazz
А точнее - о будущей "большой войне". Которая пока еще, к счастью, невозможна - поскольку мир пока еще существует в рамках "парадигмы рациональности", при которой наличие баллистических межконтинентальных ракет блокирует подобные вещи. Однако имеет смысл предположить: что же случится, если этот блок со стороны "рацио" исчезнет вместе с последним. (Пока не затрагивая вопроса: почему же это "рацио" вдруг станет неактуальным. Поскольку это крайне большая и серьезная тема.)

Так вот - в подобном случае можно сказать совершенно неожиданную вещь: данная "большая война" окажется крайне похожей на войну Первую Мировую. Именно на Первую (не на Вторую) - с ее бесконечными рядами окопов, многоуровневыми укреплениями, огромными массами людей, вовлеченных в бессмысленное со всех точек зрения убийство. С "позиционным тупиком". И с нарастанием в обществе непонимания: для чего все это.

Разумеется, подобная картина кажется странной нашим современникам. Убежденным в том, что подобные боевые действия будут высоко автоматизированными - вплоть до полного неучастия людей. (Ну да: война роботов, как у Лема в "Мире на Земле".) Или же станут  полным Апокалипсисом, при котором все города Земли будут сожжены, и на планету опустится Ядерная Зима. (Зато со "Всемирным потеплением" справимся.)

Однако это не так. И причины подобного лежат в экономике - которая является основанием практически всего в нашем мире - начиная с сексуального поведения и заканчивая господствующей религией. Ну, а в плане войны тут и говорить не чего - поскольку последнюю еще Клаузевиц определял, как "продолжение политики иными средствами".Read more...Collapse )

Про беспилотники и современный прогресс
anlazz
Если кто помнит, то "впервые беспилотники вышли на арену" где-то в конце 2000 годов. Точнее сказать - именно тогда произошло явление данных аппаратов миру в качестве "отработанной технологии". (Почему все слова даются в кавычках - будет сказано чуть ниже.) Тогда это было воспринято в качестве очередного доказательства "современного прогресса": дескать, вот теперь приходит новая эра в военном деле. В том смысле, что теперь воевать - по крайней мере, в воздухе - будут роботы.

Правда, не у всех - поскольку владеть данной технологией могут только те страны, которые сделали ставку на креативность и эффективность. В частности, США, Европа и, почему-то, Израиль. Все же остальные - и, прежде всего, Россия - навсегда обречены оставаться в рамках старого, навсегда обесценившегося, вооружения. Тогда - в конце 2000 годов - это воспринималось именно так.

Тогда подобные слова звучали довольно обидно на фоне только что начавшегося "выкарабкивания" РФ из катастрофического кризиса 1990 годов - по крайней мере, в "оружейной сфере". Поскольку до этого момента ужасное положение российской армии казалось неоспоримым - наверное, не было в стране ни одного человека, который не знал бы про "ржавые советский ракеты", коими, в общем смысле, являлось российское оружие. (То есть, про то, что арсенал российской армии составляют глубоко устаревшие и давно уже утратившие свою годность образцы советского вооружения - которые и в лучшие годы были архаикой, не сравнимой с Западной мощью, а уж теперь тем более.) Однако возразить на них было тяжело - по той простой причине, что подобный тип военной техники действительно казался "прорывным".

По крайней мере так думали в 1990 и начале 2000 годов. Разумеется, западники делали это с тайной радостью и очевидным ехидством: дескать, ублюдочные русские больше никогда не сумеют нанести вред пресветлым господам. Ну, а патриоты с очевидной тоской - дескать, закончилась Русская земля, и никогда уже она не сможет противостоять враждебным силам. (Правда, оставались еще надежды на некие "секретные разработки", но последние представлялись особым Wunderwaffe, отличным от того, что находится в военных частях. Ну, а поскольку в 1990 годы подобного "чудо-оружия" так и не показали, то в него верили лишь самые упертые патриоты.)

Так вот - в конце десятилетия подобное положение, вроде бы, начало меняться. В том смысле, что армия перестала выглядеть толпой изгоев, не способных победить кучку чеченских сепаратистов. (Поскольку последних, как раз и победили.) Финансирование более-менее наладили, офицеры прекратили таксовать по ночам для того, чтобы выжить, а солдаты помимо пресловутой покраски травы начали иногда выезжать на учения. Более того - в войска начала поступать новая техника, и казалось, что жизнь налаживается...

И вдруг - беспилотники.Read more...Collapse )

Похождения бравого солдата Швейка как антиутопия
anlazz
Итак, представьте себе некое произведения, в котором показаны люди, коих ждет скорая смерть. Это само по себе весьма невесело, однако еще сильнее усугубляет ситуацию то, что, во-первых, смерть эта совершенно неестественна и осуществляется путем целенаправленного воздействия других людей. А, во-вторых, что эта неестественная смерть не имеет не только никакого смысла с т.з. ее жертвы, но так же не нужна и ее исполнителям. Однако при этом она неявным образом господствует над всем миром – ради ее совершения миллионы людей отрываются от своей привычной жизни, собираются в группы – и посредством обмана/манипуляции, и посредством физического насилия – и отправляются навстречу своему неминуемому уничтожению.

Ну, а пока это не произошло – то есть, пока они еще живы – данные люди пытаются делать вид, что ничего не изменилось, что текущее положение практически не отличается от того, что был ранее. Да, тут сразу стоит сказать, что они прекрасно осведомлены о своей участи, часто даже отпускают шутки по этому поводу – т.е., они находятся в полном осознании своей незавидной участи, которую еще недавно активно старались избежать. Но теперь сопротивление их сломлено, и единственная надежда на выживание состоит в том, чтобы суметь обмануть свою судьбу, совершив некий крайне постыдный и позорный акт, переворачивающий все привычные представления. (Но при этом достаточно рискованный – поскольку само его совершение подразумевает нахождение на «границе двух миров».)

* * *

Наверное, тут все сразу представили, что речь идет о какой-нибудь «книге ужасов». Ну, в лучшем случае, о некоей антиутопии – особенно если добавить, что происходит все это благодаря некоей таинственной воле всемогущих существ, для коих данные смерти выступают основанием для существования. Однако нет – тут описана одна из самых веселых и забавных книг на земле: Похождения бравого солдата Швейка. Да, именно так: эта полная очевидного – хотя и в значительной мере, грубого и пошлого – юмора, а так же жесткой сатиры на австровенгерскую действительность книга в действительности является одной из самых страшных антиутопий в истории человечества. Книгой о спланированном убийстве десятков миллионов человек в глобальной бойне, именуемом так же Первой Мировой войной.

Разумеется, в самом «Швейке» эти убийства находятся «за границами» сюжета: собственно, и война тут показана лишь в само конце.Read more...Collapse )

Посмертная жизнь капитализма – или долго ли «живут» зомби. Часть вторая
anlazz
Итак, основным признаком перехода капиталистического общества к «посмертному существованию» - сиречь, обществу-зомби наподобие фашистского – выступает невозможность дальнейшего роста капитала. Связанная, как правило, с ограниченностью имеющихся рынков сбыта. Впрочем, не только. Скажем, в конце 1920-начале 1930 годах значительную роль сыграло наличие мощного рабочего движения, так же существенно ограничивающего капитал – например, в плане сложности с уменьшением заработных плат. (В том смысле, что капиталист рассматривает снижение з/п как «нормальный» способ создания конкурентного преимущества – ну, а рабочее движение этому мешает.) Однако это явление, в любом случае, выступает вторичным по отношению к главному – к исчерпанию рынков сбыта.

Поэтому везде, где достаточно развитая капиталистическая система подходит к пределу своего развития, происходит один и тот же процесс. Поскольку данная система – желая «спастись», снова выйти в состояние роста – оказывается способной «бросать в топку истории» все, что было создано ранее. В том смысле, что общество, попавшее в Суперкризис, легко отказывается от всех тех «завоеваний», которые еще недавно рассматривались высшим достижением. Например, от всех демократических процедур, от пресловутых гражданских прав, наконец, от самого признания человека человеком. (Как это произошло в Третьем Рейхе, где часть населения страны была просто исключена из рода человеческого.) Впрочем, не только – данная остановка оказывается способной «выключить» даже такие базовые механизмы социального существования, как «инстинкт общественного самосохранения».

* * *

Кстати, в последнем случае лучше всего рассматривать даже не нацизм, как таковой – поскольку его «социальное безрассудство» давно уже приелось и навязло всем в зубах – а ситуацию перед Первой Мировой войной. Где никаких «бесноватых фюреров», вроде бы, не было – а были солидные господа, происходящие из существовавших столетиями родов –вроде Гогенцоллернов или Габсбургов. Которые – как казалось большинству – должны быть предельно осторожны. Особенно Франц Иосиф Первый, который мало того, что находился в более, чем почтенном возрасте – но и традиционно связывался современниками скорее с вальсами Штрауса и Венской оперой, нежели с какой-то милитаристской традициейRead more...Collapse )

Об явлении «переоценки противника» в позднесоветском и постсоветском общественном сознании
anlazz
Широко известный в узких кругах российской блогосферы американский «профессор-сталинист» Лопатников написал пост , посвященный индо-пакистанскому инциденту. В конце которого сделал «приписку» об гипотетических украинских ракетах, которые могут угрожать России. Разумеется, логика «профессора» понятна: с его т.з. Украина находится к России в том же отношении, что и Пакистан к Индии. Т.е., это такая же бывшая провинция, выделавшаяся в отдельное государство, и по этому находящаяся в извечной конфронтации к своей бывшей «метрополии», и доставляющая ей немало проблем.

Правда, при внимательном рассмотрении оказывается, что данная аналогия серьезно хромает. И потому, что сама Индия, по сути, никакой метрополией никогда на была – она как и Пакистан была создана при крахе колониального британского режима. И потому, что отношение экономической и военной мощи Индии и Пакистана гораздо менее выражено, нежели соотношение экономической и военной мощи России и Украины. Но, самое главное потому, что Пакистан – при всех его проблемах - является развивающимся государством, а Украина чуть ли не с самого начала своего существования – государство деградирующее. В связи с чем возможность появления полноценной ракетной промышленности там равно нулю. Да, от СССР ей достались некоторые, весьма значительные, остатки производственной и конструкторской базы. Однако, во-первых, они с самого начала были неполными и могли функционировать только в тесной кооперации с российскими предприятиями. А, во-вторых, за почти тридцать лет независимости Украина сделала все, чтобы с этими «остатками» покончить.

* * *

Впрочем, тут нет смысла говорить о том, почему и как был убит промышленно-конструкторский потенциал Украины и была ли возможность его сохранения и развития. (Хотя, ИМХО – ее не было.) Да и вообще, в описанном контексте хочется обратить внимание на нечто иное. А именно – на то, как силен в современном российском обществе страх перед «недооценкой противника». (А Лопатников в данном случае – представитель именно российского общества, имеющий тут немало сторонников.) Да, собственно вся «украинская феерия» в российском информационном пространстве основывается именно на том, что данная страна воспринимается, как некий «заповедник русофобов», как «нарыв», который однажды может прорваться – и тогда вся накопленная в нем «энергия ненависти» выплеснется на Россию. Поэтому русским надо – как призывает тот же Лопатников – потратить все силы на уничтожение современной Украины. (Пока она сама не стала способной уничтожить Россию.)

Правда подобная точка зрения не является всеобъемлющей – например, российская власть, судя по всему, так не считает. Равно как не считают и очень многие из российских граждан – особенно «последние» поколения.Read more...Collapse )

О возращении Вестфальской системы
anlazz
Как известно, создание т.н. Вестфальской системы международных отношений стало результатом завершения Тридцатилетней войны. Войны, которая унесла около 8 млн. человеческих жизней – при том, что, например, население Германии (Священной Империи Германской Нации) в то время составляло 18 млн. человек. (Из которых около 6 млн. человек – то есть, треть – погибла в указанной войне.) Уже по одному этому фактору понятно, насколько серьезным было указанное потрясение, постигшее Старый Свет в период 1618 по 1648 году. (Правда, если честно, то для нашей страны указанное событие оказалось счастливым: оно помогло снизить европейское давление на только-только выходящую из Смуты Россию.)

Тем не менее, в историческом плане Тридцатилетняя война запомнилась не только своими огромными потерями – но и тем, что она, по сути, завершила тот огромный период европейской истории, который принято именовать Средними веками. И хотя обыкновенно последние «завершают» на век-полтора «раньше», однако именно заключение Вестфальского мира, по сути, стало тем водоразделом человеческой истории, после которого можно вести речь о т.н. Новом Времени. По крайней мере, в рамках политики – поскольку именно после указанного события последняя приобрела привычный для нас облик. Т.е. стало областью, в которой основные цели обязательно должны были быть рациональными, сводясь, в общем, к увеличению могущества государства, росту его благополучия и т.д.. Тогда как в «довоенное» время все это могло легко «перевешиваться» важностью тех или иных религиозных положений. И хотя понятно, что за любой религией всегда стоят интересы правящих классов, тем не менее, в «довестфальском» мире эти интересы «преобразовывались» в весьма причудливые конструкты, порой полностью обесценивающие все порождающие их стремления.

Собственно, Тридцатилетняя война и явила самый ярки пример подобного обесценивания – когда проиграли все. И Германия, и Франция, и Испания, и Швеция. (Возможно, за исключением Великобритании.) Даже при условии если говорить об «элитах» данных стран –поскольку простые люди всегда страдали (и умирали) по умолчанию. Поэтому странным было бы удивляться тому, что по завершении указанной «бодяги» эти самые элитарии – короли и князья – с величайшей радостью приняли новые установки, состоящие в том, что теперь главным полагался принцип «национального суверенитета» и приоритет «национальных интересов» над всеми остальными. И, собственно, главным «потерпевшим» в данной ситуации оказались религиозные деятели – ставшие теперь навсегда «вторыми» после светских владык. Причем, в качестве главного проигравшего выступил Римский Престол – который впервые за свою тысячелетнюю историю потерял практически всякое политическое влияние.

* * *

И это при том, что большая часть европейских государств так и осталась католической – но теперь это касалось исключительно «обрядовой» стороны жизни, не более того. Времена, когда папская булла могла что-то значить на политической арене, канули навсегда.Read more...Collapse )


О "войне трех восьмерок" и ее месте в мировой истории. Часть вторая
anlazz
В прошлом посте – посвященном «войне трех восьмерок» - было показано, что основным итогом данного события была вовсе не пресловутая «победа России», о которой так любят заявлять путинисты. (И которую не желают признавать «патриоты», считающие, что единственно достойным итогом данной «войны» было бы занятие Тбилиси и установление там «пророссийского режима».) На самом деле, как уже говорилось в прошлом посте, все это вторично. В конце концов, для России единственной целью во всей этой операции было удержание «статуса кво»: никакого особого смысла для полного занятия Грузии у нее не было и нет. Да и, если честно, даже Абхазия с Южной Осетией для РФ не имеют особого смысла – ну, что там брать, кроме мандаринов. (Да и то, невкусных.) Рынок сбыта - то есть, наличие людей, обладающих платежеспособным спросом – в данных государствах ничтожный, а каких-либо ценных ресурсов, вроде нефти или газа, нет и не предвидится.

Другое дело, что «власть» над Грузией дает возможность контролировать Кавказ – что, собственно, и привело к присоединению последнего в свое время к Российской Империи. Т.е., принимая под свою корону Грузинское Царство, Александр I действовал исключительно в плане защиты южных рубежей страны от угроз со стороны Османской Империи. Собственно, это было единственной причиной данного действа – поскольку даже тогда государство Картли-Кахетия никакой экономической ценности не имело. Тем не менее, опасность столкновения с османами и «спонсируемыми» ими племенами была настолько велика, что в течение столетия Грузия стала считаться одной из важнейших провинций Российской Империи, а ее дворянство заняло однозначно привилегированное положение среди своих российских «коллег». Как не удивительно, но то же самое сохранялось и после Октябрьской Революции – разумеется, за исключением положения дворянства: Грузинская ССР рассматривалась, как ключевая в плане обеспечения защиты страны, в связи с чем в ее развитие вкладывались значительные средства.

* * *

Однако к началу XXI века ситуация сильно изменилась – в том смысле, что опасность со стороны Турции практически исчезла. То же самое можно сказать и об Иране. (Который в свое время был опасен, разумеется, не сам по себе – а потому, что с 1919 года он находился в британской сфере влияния, и мог выступать плацдармом для британского наступления.) Разумеется, нетрудно догадаться, что в настоящее время обе эти угрозы отсутствуют – и Турция, и Иран не питают особого стремления к экспансии. (Точнее, возможно они и мечтали бы расширить свою сферу влияния – но не имеют очевидной возможности для этого.) И единственная сила, которая способна угрожать России с данного направления – это, разумеется, США.

Но и американцы, как можно легко догадаться, вовсе не горят желанием бросать все свои силы ради приобретения Кавказа и Закавказья. Собственно, даже в период своего наивысшего могущества – то есть, в 1990-2000 годы – это государство прекрасно осознавало, что для установления контроля над всем миром у него просто нет сил. То есть отдельные значимые – то есть, имеющие ключевое ресурсное (нефть) или логистическое значение – Соединенные Штаты еще старались стремиться контролировать прямоRead more...Collapse )


Почему для России не нужна дружественная Украина
anlazz
Прошу не принимать написанное ниже особо серьезно – это, всего лишь, условное моделирование, основанное на довольно сильных допущениях. Направленное на то, чтобы попробовать понять те критерии, которыми МОГУТ руководствоваться современные властители России в своих действиях. Например, по отношению к Украине – в рамках взаимодействия с которой можно увидеть довольно большие странности. В самом деле: почти полное отсутствие поддержки пророссийских сил до и во время майдана, потрясающая нерешительность во время безвластия – когда, опять-таки, можно было усилить свое влияние, вплоть до ввода войск, отказ от признания ДНР и ЛНР, невнятное взаимодействие через пресловутый «Минск». И одновременно – чуть ли не открытая поддержка режима Порошенко, антироссийская сущность которого была известна с самого начала. Да и вообще, примеров можно приводить массу – что, собственно, и делают разного рода «патриоты».

Однако внятно объяснить, почему дело обстоит так, они, разумеется, не могут. Поскольку в своей непревзойденной «аналитике» «патриоты» используют такие наполненные глубоким смыслом выражения, как «терпилы», «опущенные» и т.д. (Сразу видно, как люди разбираются в политике!) Ну, или, в лучшем случае, сворачивают на личные качества тех или иных лидеров – что, разумеется, с исторической точки зрения есть чистый бред. Впрочем, проблема с пониманием в плане российско-украинских отношений в любом случае существует – поскольку, как уже говорилось, главной ценностью для капитализма является рынок. А тут этот самый рынок – пускай и не особо емкий – упускается самым бесстыдным образом. И это не считая военных и политических проблем, которые создаются нынешним украинским государством для России. Поэтому – так как сомневаться в капиталистической основе российского государства невозможно – можно сказать, что существует немалая вероятность того, что есть «что-то», что перевешивает по своей важности все указанные факторы.

И, как не удивительно, но это «что-то» вполне возможно обнаружить. Вот только для того, чтобы сделать подобное, необходимо отойти от двух крайне популярных постсоветских мифов. Первый из них - это миф об исключительности России, состоящей в уверенности, будто все мировые события крутятся вокруг нашей страны. (О том, почему этот миф является базовым для «патриотов», наверное, понятно всем.) И второй миф - а точнее, метамиф» - это широко известный европцентризм. Согласно которому существует только одна «настоящая» цивилизация – Запад, который и задает ход мировых событий. Нетрудно догадаться, что в результате комбинации этих самых мифов Украина превращается если не в центр мироздания, то, по крайней мере, в чрезвычайно важную страну. Как же – Хартленд, вокруг которого разворачиваются все основные события текущей и прошлой истории. Однако если предположить, что наша Земля, все-таки, состоит не из одной Запада, России, и Украины, что на ней существуют не менее мощные цивилизации, насчитывающие на порядки больше населения, нежели в указанных местах, то текущее состояние будет более объяснимым.Read more...Collapse )


Смена эпох: возвращение «дипломатии канонерок».
anlazz
Я специально тут не буду давать ссылки на современные события – поскольку они, сами по себе, по сути, не важны. Важна тенденция. Вот ее то мы и разберем в данной теме…

Если кто помнит политическую историю позапрошлого века, то помнит и термин «дипломатия канонерок». Канонерка (канонерская лодка) – это легкое морское или речное судно, оснащенное более-менее приличным орудием (орудиями). Первоначально подобные лодки действительно представляли собой гребные шлюпки, применяемые для военных операций на мелководье. Однако со временем значение этого слова несколько изменилось – под канонерками стали понимать мореходные боевые корабли водоизмещением 1500-3000 тонн, которые, однако, оказывались непригодными для эскадренного боя. Это было связано с тем, что где-то с середины XIX века - т.е., с момента перехода паровому флоту - параметры эскадренных судов, такие как скорость, защищенность и т.д., начали круто ползти вверх. А вместе с ними поползла вверх и цена постройки. Впрочем, делать было нечего, поскольку постройка более дешевого корабля автоматически значило его гарантированный проигрыш.

Однако канонерки и не предназначались для подобных вещей. Им не нужно было уметь тем или иным образом соперничать с кораблями основных классов. У канонерок были своя миссия. А именно – подобный небольшой корабль, оснащенный современными орудиями, прекрасно подходил для того, чтобы определять взаимоотношения с теми государствами, которые «нормального» боевого флота позволить себе не могли по причине недостаточного развития. В этом случае канонерская лодка превращалась из скромного вспомогательного судна в реальную «боевую машину». Ее посредственные – но, все-таки, современные - орудия позволяли вести бой на таких дистанциях, где у «технологий предыдущего уровня» просто не было шансов. Причем, речь идет не только по отношению к плавсредствам: зачастую и огонь по береговым сооружениям, рассчитанным на оборону, в лучшем случае, от пушек 16 века (а порой, вообще от стрел и копий) оказывался весьма впечатляющ.

В этом случае одно такое вспомогательное судно могло оказаться решающим фактором, определяющим судьбу того государства, против которого велась агрессия. Как раз о подобном способе «установления контактов» и стали говорить: «дипломатия канонерок»Read more...Collapse )


Еще раз о значении Победы.
anlazz
В прошлой теме я немного коснулся вопроса о том, почему же для нас является столь важным сохранять опыт Победы, почему мы не должны забывать данное событие. Дело в том, что в последнее время очень часто высказывается мысль о том, что Великая Отечественная война является лишь поводом для скорби, и что данный праздник должен стать ничем иным, как периодом поминания погибших,  и напоминанием нам о том, что война - это самое страшное зло. Ну, а радоваться тому, что когда-то советские войска прошли победным маршем по улицам европейских столиц вообще не достойно умного человека - за тысячи лет истории войска одного государства проходили по столицам другого бесчетное количество раз...

Все это, конечно, верно - поэтому ответ на данные высказывания, как правило, дается исключительно эмоциональный. Дескать, «это наша Победа» и т.п. Подобный ответ рассматривается «борцами с победобесием», как исключительная слабость противника. Однако на самом деле вышеуказанное утверждение не столь очевидно, как может показаться. Дело в том, что у победы, одержанной СССР в мае 1945 года есть один момент, который выводит ее за рамки бесчисленных локальных побед в бесконечном числе человеческих войн, и придает ей всемирно-историческое значение. Причем - что самое важное - как раз в том гуманистическом ключе, который декларируется как наиболее важный как раз отрицателями ее значения.

* * *

Дело в том, что победа СССР в Великой Отечественной войне явилась самым ярким разоблачением мифа элитаризма в Истории. Вернее сказать, не мифа даже, а «супермифа», базового представления человечества до недавнего времени. Ведь страшно подумать – еще со времен глубокой древности понятие «героизма» связывалось с понятием «избранности». Само слово «герой»  еще в античности означало не просто смельчака, а человека, близкого к богам (а то и являющегося их прямым потомком). Неудивительно, что с глубокой древности героические поступки традиционно связывали с царями или, в крайнем случае, с аристократами. Для «подлых людишек», а уж тем более рабов героические поступки считались невозможнымиRead more...Collapse )