Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Образование, индустриализация и социализм. Часть первая

Итак, как было указано в прошлом посте , реальное восполнение «интеллектуального потенциала» - то есть, замена покинувших страну во время и после Гражданской войны специалистов – в РСФСР, а затем и СССР 1920 годов произошло довольно быстро. Можно даже сказать – стремительно, если ориентироваться на скорость восстановления промышленности, которая уже к 1926 вышла на уровень 1913 по многим важнейшим показателям. Например, по производству электроэнергии. Для понимания случившегося стоит вспомнить о том, что тогда это был фактический «хайтек», требующий весьма квалифицированного труда. Заниматься которым «прямо от сохи» было невозможно: скажем, профессия того же электромонтера в то время относилась к самой «элите» производственных специальностей: его зарплата доходила до 90 рублей в месяц! Для сравнения – ткач получал 16 рублей в месяц, а чиновник среднего класса – 65 рублей. (У среднего крестьянина доход был не более 100 рублей в год!)

То есть, люди, имевшие профессии, связанные с электротехникой, по тем временам были не просто немногочисленными, но крайне редкими – что и вызывало высокие зарплаты. (У инженеров, понятное дело, они были еще больше.) На этом фоне можно было подумать, что единственной возможностью для СССР восстановить «электрическое хозяйство» будет приглашение иностранных специалистов – что в отсутствии международного признания являлось еще той задачей. (Даже без учета необходимости еще более высоких зарплат, нежели у «местных».) Поэтому многим казалось, что ни о каком нормальном функционировании отрасли речи идти не может – ну, а об ее развитии говорить просто смешно.

Причем к этим «многим» относились не только «представители эмиграции» и даже лояльные к Революции представители Запада (вроде Герберта Уэлса) но и некоторые члены советского руководства, которые были в удивлении (если не больше) от представленного Лениным в 1920 году плана ГОЭЛРО. Поскольку для них – имевших возможность реальной работы с народным хозяйством – возможность столь быстрого строительства самой современной отрасли в стране была еще меньшей, нежели для сторонних наблюдателей. Кстати, тут сразу стоит указать на то, что популярное утверждение, состоящее в том, что ГОЭЛРО представлял собой переработанный проект, составленный еще дореволюционной Комиссией по изучению естественных производительных сил (КЕПС), в общем неверно. В том смысле, что первое – это всего лишь материалы действительно прогрессивных исследователей (большая часть которых, кстати, осталась «с большевиками»). А второе – именно государственный план, обязательный к исполнению.

Поскольку планы можно «нарисовать» самые общирные. А вот найти для них исполнителей – это еще та проблема. Тем не менее, в реальности этот самый плане ГОЭЛРО оказался не только выполненным, но и перевыполненным. В том смысле, что уже к 1930 году реальная выработка электроэнергии оказалась большей, чем планировалось в 1921. То есть, проблема с квалифицированным персоналом была не просто решена – а «перерешена». Примерно та же ситуация наблюдалась и в иных областях – начиная с авиастроения и заканчивая здравоохранением. Поскольку все требуемые для них (отраслей) представители квалифицированных профессий были «получены», причем – в числе, превосходящем изначальные требования. (Что позволило «играть на опережение» изначальных планов.)

* * *

И вот тут мы подходим к самому важному вопросу, связанному с СССР, а главное – имеющему огромное значение в будущем.Collapse )

Революция, эмиграция и инженеры - или еще о проблемах правого мышления

Еще приведу «немного Фритцморгена», который вчера выпустил пост на любимую правыми тему: «как Революция привела к изгнанию лучших людей из России». В том смысле, что «…после 1917 года учёные и инженеры бежали от «рабочекрестьянской» власти тысячами и десятками тысяч. Отечественная наука была надолго обескровлена этим большим исходом.»  Разумеется, десятки тысяч российских инженеров – об ученых тут даже говорить смешно – это очень сильно на фоне того, что общее число российского инженерного корпуса до Революции не превышало 10 тысяч человек. (Если вести речь об инженерах в современном представлении – т.е., о лицах с высшим образованием.) Со средне-специальным было, конечно, больше – порядка 50 тысяч – однако сути это не меняет.

Разумеется, определенная часть их действительно эмигрировала.(Правда,большая часть эмигрантов осела в Европе, а не в США. Кои как раз в указанное время очень сильно ужесточили миграционное законодательство.) Однако считать этот процесс катастрофическим было бы странным. Хотя бы потому, что реальной катастрофы в российской промышленности после 1917 года так и не случилось. Нет, конечно, была Гражданская война, развязанная белогвардейцами при значительной поддержке со стороны Антанты. Можно даже сказать, что, наоборот: важную роль в данном случае играли иностранные державы – причем, не только Антанта, но Германия с «Центральными державами». (Кои, например, выступали единственным источником существования «независимой Украины» в 1917-1921 годах. Где до 1919 года гарантом «украинской независимости» было Рейх, после – англо-французская политика.) Без поддержки которых белые – да и вообще, любые антибольшевистские – движения были обречены на полный провал. (Напомню, что до начала открытого вмешательства Антанты в дела России в конце 1918 года Белое движение терпело провал за провалом.)

В любом случае данная война 1918-1921 года действительно была серьезным испытанием для России, принесшем ей очень серьезные проблемы. Однако уже во второй половине 1920 годов большую часть их (проблем) удалось разрешить. И реальный подъем промышленного производства в Советской России начался еще в 1922 году, хотя к показателям 1913 года удалось вернуться только к 1926-1928 году. (В промышленности.)

* * *

Что, во-первых, показывает, что указанная эмиграция была некритичной: наверное, все понимают, что без инженерно-технических специальностей поднять неработающую промышленность невозможно. Впрочем, то же самое можно сказать и про другие направления деятельности – скажем, в Красной Армии оказались от 60 до 100 тысяч (по разным источникам) царских офицеров при общей численности их на 1917 год в 250 тысяч человека. Поэтому общая убежденность в том, что послереволюционная эмиграция сильно ослабила страну, имеет малое отношение к реальности: ну да, конечно бежали и офицеры, и инженеры, и даже врачи с учеными. Но большую часть эмигрантов составляли не они, а представители дореволюционной «элиты» - т.е., лица, занимающиеся присвоением и перераспределением изымаемой у населения прибавочной собственности. Скажем, помещики, коих в 1917 году было значительно больше, нежели инженеров: порядка 130 тыс. человек. (Что с семьями составляло более трети всей «белой эмиграции». И, скажем, превосходило число «белых офицеров», которых насчитывалось не более 70-80 тыс. человек.) Или, скажем, крупные чиновники, промышленники, финансисты и т.д. То есть, те категории людей, который вряд ли могут быть названы особо нужными даже сейчас – ну, а тогда, как показала практика, служили скорее тормозом в развитии.

Ну, а во-вторых, Советское государство смогло с достаточной легкостью восполнить появившийся недостаток кадров. Collapse )

Прощай, Сегвэй! Или еще немного о "современном прогрессе"

Оказывается, компания Segway отказывается от производства своих знаменитых электросамокатов. Если честно, то ситуация вполне ожидаемая, т.к. продукция данной фирмы не пользуется особым спросом из-за своей высокой цены. Особенно с учетом того, что Китая производит множество аналогов данного "самоката" - причем, по ценам, значительно меньшим, нежели американский оригинал.

Впрочем, подобное событие вряд ли обратило бы на себя внимание, если бы не одна характерная деталь. А именно: того, как в свое время - кстати, почти двадцать лет назад - данное изделие представлялось публике. Напомню для тех, кто не застал того периода, что о появлении "нового, революционного средства передвижения" начали говорить примерно за год до того, как Segway был представлен "в железе". Тогда утверждалось - причем, не только автором конструкции, но и множеством журналистов и экспертов - о том, что это не просто одно из транспортных средств, но транспортное средство, которое способно радикально изменить облик современных городов.

Высказывались даже мысли о том, что балансирный электросамокат способен вытеснить автомобили и мотоциклы, что после его появления транспортный поток изменит свою формы в сторону смешения пешеходов и транспорта, с фактическим исчезновением и того, и другого. (Т.е., все будут ездить на "Сегвэях".) Дополнительно привлекало и наличие "революционной системы управления", основанной на анализе наклонов тела водителя. (Впрочем, до самого момента появления указанного аппарата специально не говорилось, что лежит в основе подобной схемы, приводя к самым различным домыслам.)

В общем, была проведена "шумиха" - а точнее, произведена, поскольку значительная часть ее акторов участвовали тут непроизвольно - под которую и были начаты продажи. И если честно, то вначале казалось, что Segway действительно ждет блестящее будущее. Однако уже во второй половине 2000 годов - а  Segway начал продаваться в 2001 году - стало понятным, что те блестящие перспективы, которые обещали изделию эксперты, крайне далеки от реальности. И дело было не только - и не столько - в очевидно завышенной цене. (Как и на всю американскую продукцию.) Дело было в том, что реально существующие ниши для подобной конструкции были крайне узкие.

Например, в развлекательном плане данное изделие быстро приедалось: ну да, перемещаться стоя, да еще управляя аппаратом "силой мысли", прикольно. Но не более того. Особой спортивности - то есть, того, что до сих пор привлекает в мотоциклах и велосипедах - тут тоже не было: сама конструкция балансирного аппарата не предполагает высоких скоростей и каких-то там захватывающих виражей. (Впоследствие данный момент попытались ввести последователи "Сегвэя" в "безрульных" балансирных самокатах и "моноколесах", но этого так же хватило не на долго.) Что же касается коммерческого использования, то у него так же оказались серьезные ограничения. Связанные, опять-таки, с низкой "безопасной скоростью", а так же сложностью маневров на ограниченном пространстве. (Т.е., просто лавировать в плотном пешеходном потоке - как предполагали авторы идеи - оказалось невозможно.)

Поэтому все попытки вновь ввести "революционное средство передвижения" в жизнь оказались неудачными - даже после того, как цена на него (а точнее - на его аналоги) оказалась значительно снижена тем же Китаем.Collapse )

США, Фритцморген и "дотянувшийся кровавый Тиран"

Фритцморге-Макаренко так ненавидит СССР, что во всех «нехороших» с его точки зрения процессах ищет «советский след». Вот, например, он, рассматривая нынешние протесты в Соединенных Штатах, пишет:
«Негры сожгли во время протестов в Миннеаполисе очередной ресторан. Владелец ресторана, — белый расист, вероятно, — проникся солидарностью с лутерами и заявил: «пускай моё здание горит, правосудие важнее, посадите этих полицейских в тюрьму»»

Казалось бы, где Миннеаполис, где негры, где сожжение ресторана – а где СССР? А значит, ввести «советскую тему» тут будет совершенно невозможно. Но нет, данный блогер пишет дальше буквальным образом следующее:

«Мне это напоминает знаменитые сталинские процессы, на которых старые большевики, не способные терпеть больше муки совести, честно признавались обвинителю Вышинскому в своих преступлениях.»

Как говориться, «дотянулся кровавый Сталин» до Миннеаполиса! Самое же забавное тут – это то, что Фритцморген не видит самое элементарное объяснение случившегося: судя по всему, ресторан застрахован, а его сожжение – страховой случай. Поэтому владелец радуется тому, что вместо бесполезного в условиях «коронакризиса» (вне связи с негритянскими бунтами) здания получит реальные деньги. Поскольку сама по себе судьба ресторанного бизнеса в современном мире – история достаточно печальная, и бунтующие негры в этой печали играют самую последнюю роль.

Впрочем, как уже говорилось, американское население вообще со странным спокойствием взирает на разгром «своих городов» протестующими. Подобный момент был замечен еще в начале протеста, сейчас же он стал более, чем очевиден. Причем, касается это всех – начиная с полиции, коя предпочитает самоустраняться и заканчивая самими бунтующимиCollapse )

СССР и два пути его существования

В прошлом посте было сказано, что СССР действительно мог бы сохраниться при условии, что выбрал путь высокотехнологичного инновационного развития. Тот путь, который, собственно, и сопровождал существование страны с самого момента ее возникновения (ГОЭЛРО и даже раньше), и оказывался актуальным вплоть до самой ее гибели. Впрочем, как уже говорилось, реальный отход от принципа «инновационности» произошел еще где-то в конце 1960 годов, когда была свернута «лунная программа», и существенно «заторможено» развитие в других областях. (Правда, к началу следующего десятилетия власти «опомнились», но было уже поздно: процесс «деинновационизации» был запущен.)

В любом случае, очевидно, что вопрос о выборе пути был связан не столько с «экономическими факторами» - а точнее, совершенно не с экономическими факторами – сколько с мировосприятием, утвердившимя в указанном периода. (Т.е., ключевым моментом, повлиявшим на судьбу страны, стал не дефицит ресурсов – несмотря на то, что он однозначно был. А совершенно иные вещи.) Да, так бывает в т.н. «переходном периоде», при котором базис – т.е., соотношение производственных отношений и производительных сил – находится в нестабильном состоянии. Как это и было в СССР 1960 годов, где передовая (социалистическая) форма огранизации труда была вынуждена существовать в условиях индустриальной формы производства. (То есть, в условиях господства производительных сил, характерных для капиталистической формации.)

Понятно, что в указанной ситуации было две возможности «уравновешивания системы». А именно: привод производительных сил в соответствие с социалистической формой хозяйства. То есть – та самая «инновацианизация» производства, развитие передовых промышленных технологий, таковых, как уже не раз помянутое гибкое автоматизированное производство или же, в крайнем случае, «простое» насыщение заводов и фабрик средствами автоматизации. (Хотя «традиционные» автоматизированные линии и имели очень существенный недостаток, состоящий в отсутствии нужной степени гибкости – поэтому они могли рассматриваться исключительно, как паллиатив.) Впрочем, стоит понимать, что одним только производственным оборудованием производительные силы не ограничиваются: например, так же не раз помянутая система ОГАС или уже существующие на конец 1960 годов системы САПР (скажем, созданный в 1968 годы компьютер МИР разрабатывался под указанную задачу) так же относятся к данной категории.

Ну, а второе направление «уравновешивания» – это, разумеется, «опускание» имеющихся социальных отношений под уровень индустриального производства. Collapse )

Где СССР мог бы взять деньги на будущее?

Одним из вопросов, возникающих при попытке анализа СССР и его путей развития – а точнее, путей развития, отличающихся от того, что реализовался в этом мире, и привел к гибели страны – является вопрос о том, где взять на это деньги. В том смысле, что подобные пути, как правило, означают активное развитие науки и техники – притом, наиболее передовой. А точнее, они основаны наи исключительно подобном высокотехнологичном развитии – иного быть просто не может. (О том, почему так, надо будет говорить уже отдельно.) Однако это – как не трудно догадаться – требует больших затрат. Гораздо бОльших, нежели пошло на то, что было осуществлено в реальности. Поэтому разного рода антисоветчики любят говорить, что все это – лишь бесплодные фантазии, и «совок» должен был развалиться в любом случа. (Ибо неэффективен и экономически невозможен.)

Однако так ли это? В смысле – действительно ли инновационный путь развития потребовал бы таких «космических» затрат, которые СССР было неоткуда взять? (Об «неэффективности совка», понятное дело, говорить смешно – особенно по сравнению с тем, что наступило потом.) И, скажем, реализовать полноценную лунную программу ему было не по плечу? Разумеется, нет! И не только потому, что отказ от высадки на Луну был исключительно политическим, и произошел уже после того, как основные вложения – разработка ракеты Н-1 и космического корабля «Союз» - были практически завершены. (Уничтожение уже готовых Н-1 списывать на какую-то «экономику» смешно.) Но и потому, что, пресловутые «космические траты» - космические в обоих смыслах (и в плане назначения, и в плане сумм) – являются невообразимыми только с точки зрения обывателя, для которого 1000 рублей есть «необычайная сумма». (Если вести речь о СССР 1970 годов.)

* * *

В то время, как в масштабе страны «Космос» бы всего лишь одним, и притом, не самым значительным «каналом трат». На самом деле я уже приводил  одно сравнение: самая дорогостоящая из советских космических программ – программа «Энергия-Буран» - обошлась СССР в 16 млрд. рублей за 11 лет. Или в 4 рубля 13 копеек на человека в год. (Кстати, сами эти затраты в значительной мере выступали следствием уже указанного отказа советского руководства от космического лидерства. В том смысле, что «Буран» был вынужденным ответом на американский Space Shuttle, что, собственно, и определило довольно высокую его стоимость.) То средний гражданин платил за «Буран» сумму, не превышающую стоимости пресловутой «андроповки» (водки), коя обходилась ему в 4 рубля 70 копеек. Не сказать, чтобы особенно много.

Ну, а уж если мы затронули тему водки, то не лишне будет указать, что пресловутая антиалкогольная кампания принесла СССР убытков на 37 млрд. рублей. В год. И это говоря только о финансовой стороне дела. То, что были уничтожены уникальные производства – скажем, только на одной «Массандре» было вырублено порядка 800 гектар виноградников уникальных сортов – в данном случае опускается. (Хотя эти потери «аукаются» до сих пор.) И в целом дурацкая в плане осуществления, и бессмысленная в своем итоге – поскольку пьянство победить так и не удалось, скорее, наоборот – борьба с алкоголем оказалась втрое дороже, нежели разработка с нуля самого совершенного космического проекта! А ведь, если честно, то «анталкогольная кампания» - это самое невинное из всего, что было реализовано горбачевским правительством!

Поскольку тот ущерб, который был нанесен стране, скажем, либерализацией внешней торговли, Collapse )

Вторая Мировая Гражданская война. Завершение

Итак, как было сказано в прошлом посте , вопрос, который решался во время Второй Мировой войны, оказывался много шире «общеимпериалистического» вопроса о гегемонии. Т.е., о том, кто же должен получать плюшки от контроля над международной торговлей, равно как и над иными способами обеспечения рынков. Точнее, изначально – если под изначальностью подразумевать то, что случилось 1 сентября 1939 года – речь как раз шла исключительно об империалистическом переделе мира, но после вторжения немецких войск на территорию СССР и начале Великой Отечественной войны, ситуация резко изменилась. Поскольку с этого момента речь пошла о много большем: о том, по какому пути пойдет дальше человечество? По пути разрушения и деградации – т.е., утилизаторства – или же по пути созидания и развития.

Разумеется, этот выбор возник гораздо раньше – с самого начала Великой Пролетарской Революции 1917 года. (А до того он – в «слабой форме» - поднимался со времен 1789 года, проявляясь то в том, то в другом освободительном движении.) Тем не менее, вплоть до 22.06.41, он – этот выбор – никогда не вставал так резко и определенно перед каждым человеком на планете. Поскольку до этого времени еще можно было надеяться на «постепенное улучшение жизни всех» - как это считалось в рамках буржуазного миропонимания. Которое – по понятным причинам – не могло видеть истинный источник происходящего повышения уровня жизни большинства. Состоящий в нарастающем с начала XIX столетия рабочем движении, собственно, и породивше Революцию 1917 года. (Коя – в свою очередь – привела к подъему социал-демократии времен интербеллума.)

Так вот: все это до определенного момента можно было опускать – поскольку жизнь действительно улучшалась. (Жизнь большинства, разумеется, куда можно было отнести 90% всего населения даже развитых стран.) Однако появление фашизма/нацизма, ставшего, по сути, реакцией элиты на развитие рабочего движения, ситуацию изменило. (Наверное, тут не надо говорить, что без поддержки промышленно-финансовых кругов все эти «национальные партии» так бы и оставались в роли маргиналов, однозначно проигрывающих коммунистам и социалистам.) Поскольку с этого момента стало понятно, что «лучшие люди» не остановятся ни перед чем ради достижения своего главной цели – а именно, победы в конкурентной гонке. И что потеря всех социальных завоевания последнего (на 1940 годы) времени – это даже не самое страшное. Поскольку обезумевшие «хозяева» готовы посягнуть не только на уровень жизни, но и на саму жизнь большинства, превратив последнее в «пушечное мясо», должное умирать ради увеличения богатств своих «властителей».

* * *

Собственно, именно это ждало жителей Европы в случае победы Гитлера. В том смысле, что они должны были стать «топливом» для бесконечной войны ради покорения всего мира. Поскольку два империатистических центра – которым становился бы Великий Рейх со своими сателлитами после победы над СССР, и США со своими сателлитами (поскольку захват последних Германией был затруднен по известным причинам), разумеется, не смогли бы существовать в мире. (В смысле – в состоянии без войны.) И, по сути, в случае победы нацистов мир оказался бы в ситуации гипотетического «1984», написанного Оруэллом на основе наблюдения за фашизмом/нацизмом и его «тенью», накрывающей Британию. (Наверное, тут не надо говорить о том, что Миниправ был списан с BBC, в котором работал автор.) С единственной разницей, состоящей в том, что описанная в романе «трехцентровая» система (третим центром была империалистическая Японская империя), скорее всего, быстро сменилась бы «двухцентровой».

И да: наличие ядерного оружия в указанном случае не позволило бы указанному миру просуществовать до описанного года. (Когда писался «1984», ядерная бомба была крайне дорогим и крайне сложным «удовольствием», равно как и баллистические средства доставки. Поэтому писатель мог предположить его «неприменение».Collapse )

Немного об основах "Великой Западной цивилизации"

У Кассада увидел интересный момент: активисты движения BLM решили снести памятник американского хирургу Мариону Симсу, который носит титул "отец современной гинекологии". Который обвиняется в том, что проводил эксперименты на своих чернокожих рабынях. Например, оперировал их без наркоза – хотя даже в это время (середина 19 столетия) существовало обезболивание морфином или, даже, эфиром.

При этом всем данный господин вполне мог считаться гуманистом. Да, именно так, без кавычек – поскольку занимался он своими делами исключительно из-за желания помочь человечеству. Например после начала в 1870 году Франко-прусской войны Симс организовал американо-англосаксонский корпус скорой помощи, который лечил раненых солдат с обеих сторон в битве при Седане. Сыграл он важную роль и в создании Нью-Йоркской онкологической больницы — первой в США больницы подобного профиля.

То есть, Симс был достойным членом американского – и, можно сказать шире – западного научного и медицинского общества, человеком, который двигал прогресс и выстраивал здание великой Европейской цивилизации. Поэтому неудивительно, что ему был воздвигнут памятник. Ну, а то, страдали ли негритянки от данного «движения прогресса» или нет, преосвященных белых людей тогда интересовало не больше, нежели современного исследователя волнует внутренний мир лабораторной мыши. Ну, в самом деле, сколько мышей, собак или кроликов было принесено на «алтарь прогресса»? Кто-то по ним плачет?

* * *

Именно поэтому меня крайне удивляют люди, которые находят тот же нацизм чем-то невообразимым, уникальным для нашего мира. В том смысле, что, подобно тем ж Стругацким, заявляют о том, что он «превысил нормальный уровень средневекового зверства». Поскольку в действительности если чем данный «режим» и отличался, так это именно тем, что в 1930-1940 годах фактически возвращал к довольно недавним реалиям. А именно – к миру, который на тот момент существовал в прошлом веке. Не слишком большой, кстати, откат. (Значительная часть нацистских зверств заимствовалась из более близкого времени. Скажем, концлагеря или массовые экзекуции мирного населения были нормой еще во времена Первой Мировой войны.)

Другое дело, что Гитлер сумел довести эти вещи до совершенства, перейти от античеловечности кустарной к античеловечности индустриальнойCollapse )

Вторая Мировая Гражданская война 2

Наверное, одним из самых интересных – и при этом не понятых – политических феноменов послевоенного мира является ГДР. Германская Демократическая Республика – первое и единственное в мире социалистическое государство германского народа, и, по сути, первое и единственное социалистическое государство народа, входящего в «ядро» Западного мира. Это само по себе очень немало – однако даже указанные моменты не являются тут наиболее важными. Поскольку наиболее ценным в истории ГДР является то, что она является социалистическим государством, построенным на руинах самого страшного врага социализма во всей мировой истории: на руинах Третьего Рейха.

Причем, последнее является даже не метафорой, в буквальным выражением – новое государство пришлось возводить среди развалин, оставленных Германии прежним государством. А самое главное – делать это пришлось «прежним» людям. Тем самым, что еще недавно выступали «преданными сторонниками Гитлера», многие из которых служили в Вермахте, а некоторые даже были членами НСДАП. (Да, понятно, что большинство нацистов постарались скрыться в американской «зоне оккупации», однако не всем это удалось. Ну, а про молодежь из «Гитлерюгенда» и говорить нечего – многие из них потом смогли стать членами СЕПГ.) Подобное «превращение из Савла в Павла» выглядит невероятным – и лишь общая «необычность» послевоенного времени, ставшего временем кардинальных перемен в мире, «маскирует» данный факт. Ну, в самом деле, сколько всего случилось после 1945 года – один распад колониальной системы чего стоит – так почему бы не возникнуть и постнацисткой социалистической стране?

Тем не менее, если попытаться заново взглянуть на данное событие, то можно увидеть, насколько фундаментальные вопросы бытия оказываются задействованы в данном случае. Начиная с того, что появление ГДР фактически обесценивает идею «всемогущества геббельсовской пропаганды», которая – по мнению наших современников – была способной навсегда превращать людей в тупых нацистских скотов. (Ну, разумеется, тут обычно делается отсылка к текущим реалиям и существующим тут аналогиям.) Поскольку в действительности это если и работало – то только до того момента, как указанное пропагандистское давление было снято. (То есть, стоило нацистским пропагандистам перестать грузить народ плотной «массой» своего продукта, и вся «нацификация» мнгновенно исчезла.) Ну, и заканчивая не менее известной идеей «вечного конфликта России и Запада», которая не меняется веками. И не зависит от имеющегося социального строя.

* * *

Поскольку в реальности оказалось, что дело обстоит как раз обратным образом. В том смысле, что вся «русофобия немцев» - кстати, характерная не только для Второй, но и для Первой Мировой войны – в действительности определялась не «внутренними свойствами немецкого менталитета». А тем, о чем уже не раз говорилось: тем, что война с Россией была необходима небольшой группе немецких «властителей» (владельцев крупного капитала), кои видели в ней способ обретения себе рынков сбыта. При этом основная масса людей в данном случае оказывались лишь «игрушками» в руках этой самой группы, «бессловестными орудиями», должными класть свои жизни ради удовлетворения господских интересов. Т.е., пресловутая «немецкая нация» в случаях обоих войн фактически сводилась к нескольким наиболее мощным «финансовым группам» вместе с находящимися на оплате у последних крупным чиновникам. Которые (группы), собственно, и «конструировали» ту или иную «национальную ненависть» посредством имеющегося пропагандистского аппарата.

И вот тут-то мы подходим к самому интересному. В том смысле, что указанный момент был, в общем-то, известен еще по итогам Первой Мировой войны. Когда стало понятным, что народ загоняется своими правителями на бойню, имеющую смысл только для «загонятелей». Собственно, именно про это и был знаменитый лозунг «потерянного поколения» Never Again – т.е., никогда больше! Collapse )

Вторая Мировая Гражданская война

Примерно в конце 1990 годов – когда пресловутая либеральная антисоветчина достигла своего апогея – на поверхность новорусского общественного сознания была выброшена концепция «Второй Гражданской войны». Дескать, представления о том, что во время Великой Отечественной войны вовсе вся страна поднялась на борьбу со страшным врагом, является большевистской ложью. Поскольку в действительности огромное число людей выступало с оружием против «совдепа» - т.е., на стороне немцев. Высказывались астрономические цифры подобных коллаборантов – два и даже три миллиона. Впрочем, в то время они никакими коллаборантами не считались – скорее, показывались патриотами, борющимися со страшной угрозой. Тогда казалось, что реабилитация Власова и РОА – вопрос времени. Да что там Власов – сам Адольф Алоизович и его верные соратники ожидали если не полного оправдания, то, хотя бы, объявления «сложными и неоднозначными личностями». (По сравнению с «советскими упырями».)

Но Бог миловал! В том смысле, что данная концепция оказалась слишком «смелой» даже для антисоветчиков, посему за пределами отдельных личностей ее мало кто рисковал исповедовать открыто. В следующем же десятилетии появились многочисленные материалы по «героям РОА» и их «героической борьбе», которые окончательно добили идею «Второй Гражданской». Поэтому сейчас она может восприниматься только как некий «исторический курьез», а так же – как показатель той огромной деструктивности общественного сознания, в котором последнее находилось в 1990 годы.

Однако – удивительным образом – в последнее время начинает выясняться, что отнесение Великой Отечественной войны к войне Гражданской действительно может быть рациональным. Вот только делать это следует не по отношению к мифическому «антибольшевистскому движению народов СССР» - которого в реальности не было. (Разнообразные националистические движения тут не в счет – это был именно национализм, а не антибольшевизм.) А к более глобальным – и действительно существовавшим – вещам. Которые проявились не на примере одной страны – а в масштабах, соответствующих Мировой войне. То есть, во всем мире. В том смысле, что война между Германией и СССР реально может рассматриваться, как делящая планету на два «лагеря»: на тех, кто выступал на стороне нашей страны, и тех, кто выступал против.

Подобное деление может показаться странным с учетом того, что Вторая Мировая началась еще до «советского участия», выступив фактическим продолжением войны Первой Мировой. То есть – войны между Германией и Великобританией за мировую гегемонию. Этот факт, разумеется, отрицать невозможно – собственно, я его уже неоднократно приводил, говоря о причинах Второй (и Первой) Мировой войны. Поэтому данное событие совершенно логично можно определить, как всеобщее империалистическое столкновение. Однако данный факт не отменяет сказанного выше. Поскольку каждое большое событие «послереволюционного» - т.е., наставшего после Революции 1917 года – времени, в действительности несет в себе смешение нового и старого, революционного и контрреволюционного. Причем, в самых странных конфигурациях.

* * *

Так и Вторая Мировая война, начавшись, как война однозначно империалистическая – т.е., как драка немецких и англо-французских империалистов (другие страны – вроде Польши или Бельгии тут имели сугубо вторичное значение) – с определенного момента «изменила свой знак». А именно: превратилась в столкновение не отдельных стран (правящих их классов) за право снимать сливки в плане прибавочной собственности, а в поистине библейское сражение добра и зла. И случилось это, понятное дело, 22 июня 1941 года, когда Германская Империя совершило то, что должно было случиться неизбежно, что определялось самим ходом мировой истории. А именно: начала агрессию против Советского Союза. Поскольку, как уже говорилось, это был и империалистический акт поглощения «свободного рынка», но и одновременно с этим – выступал, как выражение стремления классовых социумов уничтожить первый в мире социум бесклассовый. Как желание раз и навсегда покончить с мощным фактором, на порядки повышающим значение мирового рабочего движения, и заставляющим «хозяев» считаться с теми, кого последние еще недавно воспринимали исключительно, как бессловесных орудий в своих рукахCollapse )