?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Entries by category: литература

Пять книг, приведших меня к коммунизму
entry is in top1000 ratingTop 1000
anlazz
Сейчас в ЖЖ проходит какой-то флеш-моб (или как это называется) на тему «пять главных книг в моей жизни». Не первый раз, разумеется – это ежегодная забава – так что ничего нового тут нет. Тем не менее, данная инициатива навела меня на мысль: так же указать на «пять важных книг». Однако указать произведения, не «повлиявшие на мою жизнь», а сыгравшие несколько иную роль, именно: приведших меня к коммунизму.

Напомню, что в конце 1980-начале 1990 годов я был, как и мои родители, да и вообще все окружающие люди, антикоммунистом. Причем, не просто антикоммунистом, а антикоммунистом социал-дарвинисткого толка – наверное, если был тогда были доступны книги Айн Рэнд, то я стал бы ярым айрендовцем. Впрочем, тогда в СССР и без нетленок госпожи Розенбаум подобного «добра» хватало. Поэтому, ИМХО, говорить в тот момент о каких-либо иных миропредставлениях, за исключением антикоммунистических – «жестких» или «мягких» - вряд ли имеет смысл. Поскольку даже те из жителей страны, что были настроены лояльно к СССР, так же находились в рамках антикоммунизма. В том смысле, что они рассматривали последний, как некий «советский мир» (переродившийся потом в «Русский мiр»), живущий в рамках своей самобытной системы отношений, тем не менее, никоим образом не имеющей отношения к тому, что написано в книгах «классиков» и преподавалось на уроках «научного коммунизма».

И уж конечно, все это «отмирание государства», «построения бесклассового общества» и т.п. вещей – даже самым «просоветским» из позднесоветских/постсоветских людей казались утопией. Так что если тогда и были коммунисты – то в «следовых количествах». Поэтому неудивительно, что даже т.н. «коммунистическая агитация» 1990 годов выстраивалась вокруг концепций «потерянной державы», «падения нравственности», или, в лучшем случае, низких зарплат и проблем с социальным обеспечением. Ну, в общем, кто помнит то время, тот понимает, о чем тут идет речь. Хотя я, в любом случае, к «просоветским» не относился, поэтому все вышесказанное имеет смысл только для того, чтобы понимать: насколько широко был укоренен в то время антикоммунизм даже у людей с оппозиционными взглядами. (Поэтому если кто говорит, о том, что читал Маркса в 1990 годы или еще о чем-то подобном – то он однозначно говорит неправду.)
* * *

Впрочем, все это присказка. Read more...Collapse )

Постапокалипсис сегодня - или об одной хорошей книге
anlazz
Яна Завацкая – Синяя Ворона – выпустила новую книгу под названием «Перезагрузка» , которая выступает «приквелом» (если так можно сказать) к ее предыдущей работе – «Холодная зона». В «Перезагрузке» рассказывается о том, как же мир пришел к описанному в «Холодной зоне» положению. Точнее – не весь мир, а та его часть, которая уже была названа «Союзом Трудовых Коммун», а еще точнее – одна его часть, связанная с уральским (выдуманным) городом Кузин. (Где и происходит действие обоих книг.) Впрочем, непосредственно о сюжете данного произведения говорить нет особого смысла – лучше непосредственно прочитать описанное произведение. Поэтому тут стоит только указать на некоторые моменты, которые отличают «Перезагрузку» от других книг.

Поскольку если бы не это, то можно было бы говорить о «рядовом» варианте т.н. «постапокалиптики» - т.е., одного из популярнейших жанров современной масс-культуры. Жанра, посвященного вопросу «выживания человечества после глобальной катастрофы», книги и фильмы о чем которые так приятно смотреть и читать, расположившись в теплом кресле. (И щекоча свои нервы некими жуткими опасностями и «нестандартными ходами».) А главное – втайне радуясь, что это происходит не с нами, и что наши реальные беды и проблемы хоть на мгновение начинают казаться пустяками. Собственно, именно последнее и есть самая главная причина популярности жанра – поскольку иначе весь этот мир гигантских крыс, противогазов и полудиких банд вряд ли имел бы смысл для современного человека. Ну, в самом деле, что интересного в том, как некие «выжившие» вырывают друг у друга последние куски «цивилизации», жрут каких-то мутантов – или, наоборот, пожираются последними?

Но это – если говорить об «обычном постапокалипсисе». Поскольку в книге Завацкой дело обстоит совершенно иначе. Нет, разумеется, весь потребный антураж там имеется: и разрушенные ядерной войной города, и выживающие из последних сил люди, и крысы размером с крупную собаку, и даже некая неведомая субстанция a-la океан на Солярисе, которая пожирает посмевших подойти к ней. Но это оказывается именно антуражем – за которым скрывается гораздо более значимая идея. А именно: восхождение человека из полускотского – а порой и откровенно скотского – состояния к человеческой жизни. Иначе говоря, ревращение копошащихся в дерьме голодных и запуганных тварей в истинных хозяев своей жизни, познавших свободу, как осознанную необходимость.

* * *

Собственно, именно это и происходит с главной героиней повести, последовательно проходящей все этапы подобного «возвращения». Однако понятно, что то же самое можно сказать и про иных героев – которые постепенно открывают для себя возможности коллективного существования, возможности жизни иначе, нежели чисто животное выживание. В результате чего оказывается, что слабые до того люди – для которых раньше самой лучшей судьбой был рабский труд за еду на принадлежащем местному «олигарху» заводе – теперь могут не только взять этот завод в свои руки, но и перейти к более глобальным масштабам. К «обратному преобразованию» имеющегося вокруг «земного Ада» в мир, соответствующий человеческим потребностямRead more...Collapse )

Дракон пожирает себя: отказ от книг
anlazz
У Яны Завацкой вышел интересный пост , посвященный литературе. А точнее – значению этой самой литературы в современном обществе. Разумеется, прежде всего, германском – т.к. Яна живет в Германии и видит все проблемы данной страны. Так вот – основная проблема с литературой тут состоят в том, что она практически отсутствует в общественной жизни немцев. Вплоть до того, что литературные произведения практически не изучают в школе. (Речь идет именно о немецкой литературе.) Раньше, кстати, изучали – но теперь это стало не нужным.

Впрочем, понятно, что и за пределами школьных классов у современных книг имеются не слишком большие перспективы. Причем, это касается даже откровенно развлекательных – или считающихся подобными – жанров, вроде детективов, фантастики или фэнтази. Например, в следующем посте  Завацкой приводится интересный факт, состоящий в том, что сына Завацкой взяли в гимназию из-за чтения «Гарри Поттера». То есть – немецкие педагоги удивились тому, что он прочитал аж 4 (четыре) книги данного цикла, поскольку немецкие дети даже это «не осиливают». (Напомню, что последнее произведение считается «мировым бестселлером», дико популярным у молодежи с тиражами в 60 млн. экземпляров каждого романа.)

То есть – в современной Германии книги просто перестали читать. Впрочем, о современной России или, скажем, США, можно сказать то же самое. (Кстати, из личных наблюдений: когда дочь училась в школе, у нас был пик популярности «поттерианы». Так вот – соответствующие книги прочитало, помимо дочери, всего 2 (два) человека из класса.) Везде книга катастрофически уступает место иным способам получения информации: телевизору, интернету – а точнее, соцсетям, прежде всего – визуальным, вроде «Ютуба». Это, собственно, стало уже практической нормой – и даже у нас, в бывшей «самой читающей державе мира» чем дальше, тем меньше раздается возмущенных голосов по подобному поводу. Привыкли.

Ну, а те, кто все же продолжает возмущаться – или, хотя бы, обращать внимание на данный процесс – обычно склоняются к двум вариантам происходящего. Первый состоит в том, что подобное изменение – это естественный ход вещей, связанный с техническим прогрессом. Мол, если появилась возможность дешево и просто транслировать видео – то видео обязательно победит текст. Поскольку оно – гораздо более «качественный» и удобный источник информации. Ну, а второй вариант – это полная противоположность первому. Поскольку согласно ему нынешнее «исчезновения чтения» есть сознательно осуществляемая программа, за которой стоят некие могущественные силы. В самом простом варианте это – действующие власти, которым выгодно, чтобы люди смотрели телевизор. Однако встречаются и более «экзотические» концепции с не раз уже помянутыми Ротшильдами/Рокфеллерами, масонами и ЗОГом. (Впрочем, в любом случае, данный вариант подразумевает «внедрение» телевиденья, как «абсолютного оружия» своего владычества.)

* * *

Впрочем, как можно понять, оба этих варианта считают «видео» более совершенным информационным каналом, нежели текст. Read more...Collapse )

Еще раз о литературе
anlazz
У Яны Завацкой – Синей Вороны – недавно наблюдалось очередное обсуждения вопросов литературы . Причем, литературы и в смысле занятия, состоящего в написании разного рода художественных произведений, и в смысле школьного предмета, состоящего в изучении данных произведений. Началось все с рассмотрения вопроса о Льве нашем Николаевиче Толстом и его романе «Анна Каренина» - который был назван одним из комментаторов «бульварным романчиком». Однако тема очень быстро вышла за указанные пределы - после чего и был написан указанный пост с изложением позиции самой Яны. Впрочем, вопрос о том, чем является для нас Лев Николаевич конкретно,  да и вся русская классическая литература вообще,  а так же то,  как стоит ко всему этому относиться – является довольно популярным в блогосфере. (Скажем, вчера этому был посвящен пост у Уборщицы.) Так что имеет смысл (еще раз) рассмотреть данную проблему. 

И, прежде всего, еще раз указать на главное назначение литературы, как вида человеческой деятельности. (На самом деле, все ниже сказанное относится к «искусству вообще» - но тут мы ограничимся данным его видом.) А именно – на то, что она, прежде всего, является одним из способов коммуникации между различными представителями homo sapiens. Причем, способом коммуникации очень и очень эффективным – поскольку позволяет «ужать» тот колоссальный объем информации, что находится у нас  под черепной коробкой, в крайне узкий текстовый канал. Для примера – объем той же «Анны Карениной» в текстовом формате составляет меньше одного мегабайта. Достаточно сравнить с тем, что потенциальная «информационная емкость» мозга человека составляет считается  где-то 100 Терабайт – по минимальным предположениям, ну, а по максимальным вообще может быть признана почти неограниченной. (В голове человека примерно 100 млрд. нейронов,  а возможное количество информации определяется числом их комбинаций.)

В подобном случае понятно, что «степень сжатия» тут колоссальна – она на десятки порядков превышает все, что используется в техникеRead more...Collapse )


Ефремов и Булгаков
anlazz
На некоторое время оставлю тему отношения к историческим личностям и затрону несколько иной, хотя и связанный, вопрос. А именно – в недавнем посте, посвященном Ефремову, я упомянул тот факт, что вышедший в свое время роман «Туманность Андромеды» показал довольно странную особенность тогдашнего общества. Она состояла в том, что основная масса читателей – в большинстве своем, молодежи, но не только – оказалась от него в восторге, выстаивая очереди вначале за «Техникой-молодежи», где печатались главы романа, а затем – за книжным изданием. А вот «литературный мир» прореагировал на данное событие довольно холодно. Надо сказать, что Ефремов в то время уже состоял в Союзе Писателей, и, в общем-то, считался небесталанным литератором. Тем более, что об его рассказах хорошо отзывался сам Алексей Толстой. Тем не менее, оглушительный успех нового романа литературной среде показался незаслуженным, причем, в основном, автора обвиняли в двух вещах. В «плохом языке», и «картонности героев» и натянутости сюжета.

«Плохой язык» мы пока оставим – хотя надо будет сказать и про него – и обратимся к последнему «обвинению». Надо сказать, что оно для середины 1950 годов выглядело довольно странно – в том смысле, что литература этого времени еще несла значительный дидактический заряд, и упрямо-положительные слесаря и доярки наполняли страницы множества книг. А если так, то высказывания о «недостоверно выписанных» экипажах межзвездных кораблей, отправляющихся в путь в далеком будущем, выглядят крайне странно! (Сам Иван Антонович впоследствии говорил то ли про тысячу, то ли про две тысячи лет, отделяющих мир «Туманности Андромеды» от 1950 годов.)

Однако причина, благодаря которой Дар Ветер и Эвда Наль выглядели для тогдашних критиков более неправдоподобными, нежели бесчисленные герои соцреалистической литературы, все же была. И состояла она в том, что указанная «положительность» последних неявно полагалась нормой, утверждаемой «свыше». В том смысле, что реально «все» (то есть, литераторы и критики) понимали, что «нормальный человек» должен вести и думать несколько по другому, но... В общем, нет ничего плохого в том, чтобы писать на нужные государству темы – и за это получать гонорар. Да и особо затрагивать реалистичность «строителей социализма» выглядело чревато – не дай бог, не того помянешь… Ефремовский же «мир» по всем параметрам совершенно не подходил под указанную категорию «отработки госзаказа» - что создавало у критиков известный диссонанс. Они видели нечто невообразимое: то, что человек сам, добровольно (!) занимался коммунистической пропагандой, причем даже не ожидая какого-то особого вознаграждения! (То, что роман расхватали читатели, создав на него ажиотажный спрос – вопрос другой.) Поэтому «натянутая положительность» ефремовских героев казалась очень странной: понятно, почему подобное делают для пропагандистских, «плакатных» вещей, но ведь «Туманность» однозначно не плакат, не агитка. А значит – это какой-то выверт мозгов автора, не желающего видеть, что «нормальные», живые люди ведут себя по-другому.Read more...Collapse )


Творчество братьев Стругацких, как индикатор надвигающейся "ночи разума"…
anlazz
Данная тема должна была войти в прошлую часть – но из-за большого размера публикуется отдельно.

Говоря о любви постсоветского человека к «тайным силам» и «тайным знаниям», следует понимать, что эта особенность мышления имеет явные корни в т.н. позднесоветский период. Собственно, именно тогда сформировалось это некритическое отношение к «эзотерическому» ,так явно выразившееся в 1990 годы. Впрочем, если честно, то последние несколько лет существования СССР были не лучше – достаточно вспомнить Кашпировского и Чумака. Поэтому совершенно очевидно, что искать причины этого явления надо именно в указанный период.

Что и будет сделано несколько позднее. Пока же хочу обратить внимание, что генезис данной «власти тайны» можно очень хорошо проследить по творчеству братьев Стругацких. Недаром их можно назвать «зеркалом русской контрреволюции», поскольку произведения фантастов очень хорошо показывают эволюцию советского интеллигентского сознания за послевоенный период. Чем браться особенно ценны для истории.

Так вот, в их работах очень хорошо видна эволюция представления о мире в пользу «тайных сил». В ранних произведенияъ Стругацких доминирует практически чистая от «тайных сил» картина мира, т.е. он оказывается вполне познаваем - пускай и с некоторыми «черными пятнами». (Т.е, еще неизвестных и даже опасных – но однозначно «приручаемых в будущем» сущностей.) Собственно, даже если не брать работы периода «до Полдня», где господствует практически раннесоветский пафос освоения природы («Страна багровых туч», к примеру, очень схожа с произведениями, посвященными покорению Севера), то можно увидеть, что главной идеей их является мысль о том, что «предстоит большая работа». Этот этос освобожденного, неотчужденного труда, труда человека-преобразователя мира, наиболее ярко раскрывается в знаменитом «Понедельнике», который «начинается в субботу». Но в целом, он проходит через все их творчество, оставаясь доминирующим где-то до «Обитаемого острова». Даже в «Трудно быть богом» неудача главного героя выступает всего лишь одним из необходимых эпизодов в деле поиска истины.Read more...Collapse )


Еще раз о Стругацких и Ефремове.
anlazz
Поскольку в позапрошлой теме (о «шаловливых мальчиках») я упомянул «человека играющего», homo ludens, то, следовательно, без упоминания братьев Стругацких не обойтись. Ведь именно они, по крайней мере, на постсоветском пространстве, и ввели подобный термин (взяв его у Йо́хан Хёйзинги). «Человеком играющим» или «люденом», согласно их концепции, становится землянин после активации некоей «третьей импульсной системы» психики. В результате чего он обретает невиданные сверхспособности, настолько сильные, что не может считаться больше человеком. Более того, 90% люденов просто перестают интересоваться человечеством, как таковым – и переходят на более «высокие уровни» деятельности (на какие – братья, впрочем, не указывают).

Стругацкие «выводят на сцену» люденов в романе «Волны гасят ветер», написанном в 1985 году. Этот роман выступает завершающем в цикле «мира Полудня» - самого известного из «миров», созданных братьями, и, по сути, самого известного из образов будущего для советских людей. После «Волн» писатели уже не обращаются к «коммунистическому грядущему», рассматривая намного более близкие и страшные перспективы. Да и само по себе это произведение выглядит «реквиемом по Полудню», завершая практически четвертьвековую трансформацию фантастов из сторонников коммунистической и гуманистической идеи в крайних пессимистов, лишенных веры не просто в коммунизм, но в человека, как такового, в его способность к решению сложных проблем. Поздние произведения братьев – начиная с «Отягощенных злом», представляют собой практически открытые вопросы без ответов, не дающие людям никакой перспективы в будущем…

Впрочем, если даже не рассматривать этот «черный» период творчества братьев, то все равно, постепенное «смещение» их творчества от безудержного оптимизма 1950 годов к пессимизму 1980 все равно хорошо заметно. Это движение связано с переоценкой Стругацкими возможности перехода от существующего положения к миру, хоть как-то связанному с созданным ими идеалом («Полуднем»). И, во многом, подобное положение можно связать с пониманием сложности и неоднозначности указанном выше идеала «играющего человека». Ведь на самом деле, homo ludens появились в творчестве братьев намного раньше, нежели это было «официально продекларировано». Еще задолго до пресловутых «люденов» подобный «типаж» был выведен авторами в одной из лучших своих книг – «Понедельник начинается в субботу». Нет, разумеется, в то время Стругацкие рассматривали своих «магов», как определённую гиперболу, «технический прием», лишь позволяющий лучшим образом решить поставленную задачу, но на самом деле, это была попытка отобразить вполне реально существующие вещи.

А именно – людей, существующих в особой, «игровой» реальности, свойства которой существенно отличаются от окружающего мираRead more...Collapse )

В поисках «Чаши отравы». "Ефремовская часть".
anlazz
«В этом романе, я хочу попытаться развернуть картины отравления ноосферы, как говорил Вернадский В.И., человеческого общества и, собственно, мозга человека всеми видами злых, вредоносных, унижающих, ошельмовывающих, обманывающих влияний – с помощью религии, средств массовой информации, вплоть до медицины и спорта. Я хочу сказать о том, что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю».

Эти слова были сказаны о планируемом романе «Чаша отравы» советский фантаст Иван Антонович Ефремов сказал в интервью румынской газете «Скынтея» незадолго до своей смерти. К сожалению, это произведения так и не было написано, как и множество других нереализованных замыслов писателя. 5 октября 1972 года Ивана Антоновича не стало. Сказалась долгая и тяжелая болезнь сердца, один раз уже приведшая к клинической смерти писателя (в 1966 году). Но тогда самоотверженность его жены Таисии Иосифовны смогла победить Рок – и дать возможность создать еще два великих романа «Час быка» и «Таис Афинская». Однако бесконечно продолжаться подобное состояние не могло…

Поэтому идея «Чаши отравы» так и осталась нереализованной, а мы так и не узнали, что же нужно делать для очищения ноосферы Земли. Впрочем, данная задача настолько масштабна, что вряд-ли можно надеяться на то, что какой-нибудь один мыслитель смог бы ее решить в течении своей жизни. Но, тем не менее, это не уменьшает важности всего, сделанного писателем для движения к этому направлениюRead more...Collapse )

Что не увидел Хайнлайн...
anlazz
В 1959 году известный американский фантаст Роберт Энсон Хайнлайн приехал в СССР. Он никогда не был «другом СССР», напротив, взгляды Хайнлайна носят явно антисоветский характер (хотя не в смысле классического антисоветизма), но тут речь не об этом. Знаменитый фантаст был не только антикоммунистом, но и очень умным и образованным человеком, обладающим очень широкой эрудицией. Более того, он был морским офицером, окончившем не что-нибудь, а Военно-морскую академию США в Аннаполисе. Данное учебное заведение считается одним из лучших военных учебных заведений США, в которых готовят ни кого-нибудь, а будущую военную элиту. Так что, несмотря на то, что сделать военную карьеру Хайнлайну стать не удалось - подвело здоровье – представление о тактике и стратегии он получил весьма солидное. Более того, после того, как из-за туберкулеза будущий фантаст был отправлен в отставку, он поступил в аспирантуру Калифорнийского Университета. Во время Второй Мировой войны был вновь призван на военную службу уже в качестве инженера, работал на военном заводе. В общем, несмотря на все политические взгляды, его способности, ни в коем случае, нельзя недооценивать.

Все вышеперечисленное было сказано вот для чего. Как уже сказано выше, американский фантаст в 1960 году посетил СССР, а потом описал свои ощущения от нашей страны. И вот что он пишет о Москве:
«В один прекрасный день мы [Хайнлайн с супругой] уселись в парке на скамейке спиной к Кремлю и лицом к Москве-реке. Поблизости никого не было, так что место отлично подходило для разговора - направленный микрофон, если бы нас подслушивали, пришлось бы расположить на другом берегу реки, пока мы сидели спиной к Кремлю.
- Сколько людей в этом городе, если заглянуть в путеводитель? - спросил я.
- Более пяти миллионов.
- Гм-м! Взгляни на эту реку. Видишь, какое на ней движение? (Одинокая шаланда...) Помнишь Рейн? (Три года назад мы плавали на пароходике по Рейну. Движение было настолько плотным, что на реке пришлось установить светофоры, совсем как на Панамском канале.) Джинни, здесь и близко не может быть пять миллионов человек. Скорее всего Копенгаген, не больше, Питтсбург. Нью-Орлеан. Возможно, Сан-Франциско. (Это города, которые я хорошо знаю, я исходил их пешком и объездил на разном транспорте. В 1960 году в каждом из них жило в пределах 600-800 тысяч человек.) И все же нам пытаются сказать, что этот город больше Филадельфии, больше Лос-Анджелеса, больше Чикаго. Чушь…»
Нам это может показаться бредом – ну на самом деле, зачем приписывать лишнее население городу, тем более, что истинное число жителей все равно такая характеристика, которую так просто не утаишь? Поэтому неудивительно, что данная характеристика у всех – ну, кроме как завзятых антисоветчиков – вызывает отторжение. Ну, попутал писатель, или оклеветал – не важно, главное, что это бред – и точка. Это все хорошо, но вот только не стоит забывать, что, как сказано выше, Хайнлайн, как бывший морской офицер и выпускник Аннаполиса, а равно как и очень наблюдательный и умный человек вряд ли стал говорить откровенный бред, если бы не был в нем уверен. А уверенность писателя базировалась на вполне достоверных фактах. Он поступал абсолютно верно, так как должен был бы действовать любой образованный и умный человек – сравнивал траффик Москвы и других городов сравнимой численности и получал огромное расхождение, которое и убедило фантаста в «советском обмане».Read more...Collapse )

Ефремов и Стругацкие: о некоторых проблемах в воспитании...
anlazz
Иногда находишь там, где не ожидаешь… Сравнения «мира Стругацких» с «миром Ивана Ефремова» давно уже навязли в зубах, причем, еще с тех времен, когда авторы этих «миров»  были живы и здоровы,  Сами братья никогда не скрывали, что создавали свой «мир Полдня» в качестве полемики с ефремовской «Туманностью Андромеды». Как сказал об этом сам Борис Стругацкий:

«…наш Мир Полудня, безусловно, возник в (самой почтительной!) полемике с потрясшей нас тогда «Туманностью Андромеды». Только Ефремов писал свой роман в манере классической утопии, строил Мир-Каким-Он-Должен-Быть, мы же ставили перед собою совсем другую задачу: показать Мир-в-Котором-Нам-Хотелось-бы-Жить-и-Работать. Все возможные сходства и различия двух этих Миров проистекают из сходств и различий поставленных задач. Например, герои Ефремова – это люди-образцы, люди-эталоны, каких, может быть, никогда и не будет на нашей грешной Земле. А наши герои – это лучшие из людей сегодняшнего дня, наши друзья и знакомые, с которыми мы встречаемся, общаемся, работаем вместе, вместе горюем и вместе радуемся.…»
Ничего страшного в такой полемике нет, не существует «сферических писателей в вакууме», создающих свои творения вне какого-либо внешнего влияния. И разумеется, нет ничего удивительного в том, что источником вдохновения для Стругацких стала книга, по сути, перевернувшая представления о фантастике в нашей стране. При этом сама манера написания «Туманности Андромеды», резко отличающаяся от всего, что было ранее, просто призывала к спорам, начиная от известных обвинений в «ходульности сюжета и картонности персонажей» и до создания «Полдня XXII века». Все это тоже общеизвестно.

Но именно поэтому сравнение этих «миров» может иметь ценность, отличную от чисто литературной. Дело в том, что писатель, независимо от того, про что он пишет: про жизнь наполеоновской Франции или про путешествия к иным планетам, все равно приносит в создаваемый мир элементы современных ему представлений. Причем – что очень важно – современных не столько времени написания произведения, сколько времени формирования личности автора. Это тоже общеизвестно. Так же известно, что несмотря на то, что и Ефремов, и братья Стругацкие создавали свои произведения в одно и то же время, относились они к различным поколениям. Ефремов – по сути, ровесник Советского Союза (имеется в виду, что переход его в сознательный возраст совпал с установление советской власти). Стругацкие – дети  периода величайшего расцвета СССР. Именно поэтому многие одинаковых, казалось бы, вещи в их произведениях имеют некоторые существенные отличия…Read more...Collapse )