Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

О чем писали Стругацкие - или еще раз об основании "Мира Полудня"

Писатель Розов в очередной раз поднял тему «устройства мира Стругацких». Точнее сказать, поднял ее известный популяризатор Антон Первушин, который – по словам Розова – «поступил чертовски смело, собрав в одну статью почти все описания социального устройства "Мир Полудня" Аркадия и Бориса Стругацких» . И хотя про «смелость» тут говорить сомнительно : в действительности реконструкцией (а точнее, деконструкцией) данного «мира» кто только не занимался начиная с 1990 – например, самую значительную и самую неоднозначную интерпретацию показанного в творчестве братьев дал Сергей Переслегин, причем, еще лет двадцать назад – но, все равно, этот момент всегда вызывает интерес.

Вот только во время этого самого «интереса», как правило. происходит одна «загадочная» вещь. А именно : рассматривая «миры братьев Стругацких» мало кто обращает внимание на то, что эти самые «миры», в значительной мере, не созданы фантазией авторов. А скорее «срисованы» с реально существовавших в их время общественных элементов. На самом деле, кстати, Стругацкие тут не одиноки – это относится и к Ивану Антоновичу Ефремову. Который, собственно, и заложил «фундамент» для всех «миров Полудня» - сиречь, образом коммунистического общества – в настоящем и будущем. Но о нем мы скажем чуть позднее. Пока же обратимся к братьям, и отметим, что указанная построений «коммунизма по Стругацким» прекрасно известна. Поскольку их сверхидея наполнить сверкающий мир будущего «лучшими из современников – нашими друзьями и близкими, чистыми, честными, добрыми людьми, превыше всего ценящими творческий труд и радость познания» по умолчанию предполагает, что эти самые современники изначально существовали в чем-то подобном.

Однако – к величайшему сожалению – сами братья данный момент, судя по всему, отрефлексировали недостаточно. По крайней мере, в том смысле, что механизм «фабрикации» этих самых чистых, честных и добрых людей, превыше всего ценящих творческий труд и радость познания, был ими понят несколько превратно. Например, они как-то заявляли, что количество подобных людей пока мало, но в будущем оно станет увеличиваться – однако почему начнется этот процесс и как он будет происходить, братья не говорили. На данном фоне неудивительно, что когда стало понятным, что этого увеличения не происходит, данные авторы впали в пессимизм – с соответствующим скатыванием в социал-дарвинистскую яму. Тем не менее, сути это не меняет, т.к. само творчество Стругацких – ну, за исключением их наиболее поздних произведений, конечно – оказывается ориентированным на вполне конкретный психотип.

* * *

Причем, психотип, четко соотносящийся со вполне конкретной и в действительности существующей общественной ситуацией. А именно: с научным коллективом «образца конца 1950 годов», среди которых, по сути, и сформировались братья Стругацкие, как писатели. На самом деле это так же более, чем банальность – например, то, что знаменитое НИИЧАВО «писалось» с Пулковской обсерватории 1955-1958 года (в которой работал тогда Борис Стругацкий) давно уже известно. Однако мало кто представляет, насколько серьезно указанный момент определяет особенность «миров Стругацких». Взять, например, их (и «миров», и авторов) очевидную антибюрократическую направленность. А точнее – направленность «антиаппаратную», поскольку главным качеством будущего, создаваемого данными фантастами, оказывается именно отсутствие государственного аппарата. Т.е., отделенного от общества управляющего механизма, осуществляющего свою деятельность посредством репрессивного давления.

Кстати, сразу скажу, что «репрессивное давление» - это не только пресловутые «массовые расстрелы», но и, скажем, лишение премии по причине невыполнения начальственных указаний. Поскольку все это выполняется именно с позиции силы, которая определяет наличие неких благ в руках одних – и отсутствие их у всех остальных. Так вот: в «мире Полудня» подобного быть просто не может: Мировой Совет (и другие Советы) там выступают только «консультационными» органами, вырабатывающими общие рекомендации, и не имеющие никаких механизмов «продавления» их среди «подшефного населения». Collapse )

Еще раз про правое мышление

По наводке товарища Коммари узнал крайне  интересный факт. А именно: то, что пресловутая Алиса Розенбаум - известная у нас как Айн Рэнд и как создательница эпического труда "Атлант расправил плечи" - в последние годы своей жизни жила, получая социальное пособие.

Разумеется, в последнем не было ничего странного и зазорного - если бы не то, что именно указанная личность всю свою жизнь боролась за прекращение выплаты пособий и за свободную конкуренцию. И свой знаменитый роман посвятила именно указанной цели. И именно за это - т.е., за призыв к уничтожению любой социальной поддержки "неэффективных нищебродов" - любят ее многочисленные поклонники.

На этом фоне, конечно, указанный факт выглядит забавно. Однако, при этом он оказывается совершенно закономерным - в том смысле, что любой человек, не входящий в число "хозяев мира" (сиречь, крупных собственников), рано или поздно, но окажется в ситуации, при котором его труд окажется не востребован. Или же он окажется не востребован к труду. Разумеется, для работников физического труда это состояние очевиднее, нежели для работников труда умственного - но и там, и там суть примерно одна и та же.

Состоящая в том, что человек, живущий в условиях конкуренции, рано или поздно, но окажется в числе проигравших. Хотя бы по возрасту - но не только. (Есть еще болезни, неблагоприятные стечения обстоятельств и т.д.) Причем, подобное положение вытекает из наиболее фундаментальных свойств бытия - тех, что определяют само движение Вселенной.

Именно поэтому всегда - да, именно всегда - число проигравших в конкурентной гонке будет много выше числа победителей, а число повелевающих судьбами людей - много меньше, нежели число тех, кем повелевают. А значит - для каждого конкретного человека общество, благоприятное для "сильных" будет всегда и везде менее комфортным, нежели общество, благоприятное для "слабых". (Разумеется, это очень сильное упрощение - но сути описанной ситуации это не меняет.)

На этом фоне возникает вопрос - а почему же тогда в обществе существует такое количество людей, выступающих за "благо сильных"? Collapse )

Литература, колбаса и конкуренция

У Яны Завацкой – Синей Вороны – вышел интересный  пост, посвященный проблемам современной литературы. А точнее, ее основной проблеме, состоящей в переполнении ее произведениями, мягко сказать, не слишком сильными. Которые скрывают по настоящему талантливых авторов, не давая последним обрести своих читателей. Как пишет сама Завацкая: «современную литературу выбирать очень трудно, хотя достойная и есть, безусловно. Но проще перейти на литературу прошлого - там авторов было мало, и они были высококультурными людьми» .

То есть, критическим моментом, определившим нынешний «литературный тупик» - т.е., резкое снижение качества литературных произведений, а так же вытекающее из этого снижение их значимости – стало ни что иное, как увеличение количества людей, могущих создавать тексты. Разумеется, на первый взгляд это может показаться абсурдным, поскольку «обыденное мышление» подсказывает совершенно противоположную картину. А именно – то, что из увеличившейся «общей кучи» можно будет «выуживать» большее количество «жемчужин». (Даже при условии, что основной ее составляющей выступает гораздо менее ценное содержимое.) И это еще не учитывая того, что именно талантливые произведения в процессе «литературной конкуренции» должны –по идее – пробиваться к читателю. То есть, проще говоря, чем больше авторов – тем лучше.

* * *

Тем не менее, подобное представление – как и подавляющая часть обыденных представлений – неверна. В том смысле, что реальное увеличение конкуренции не всегда приводит к увеличению качества продукции – скорее, наблюдается обратный процесс. Его, например, очень хорошо можно увидеть на той же колбасе – коя к настоящему времени из деликатесного продукта превратилась в нечто неприличное. О причинах данного превращения я уже не раз писал, однако обращусь к ней меще раз. И укажу на то, что связно это с очевидной «пороговостью» восприятия человека – в том смысле, что он не способен почувствовать небольшое ухудшение качества. (Скажем, путем замены 10% мяса на соевый белок.) А вот увидеть некоторое «ценовое преимущество» он, напротив, вполне способен.

Поэтому неудивительно, что – после выполнения подобной замены – практически все участники рынка вынуждены или проделывать то же самое. Или же уходить в область «элитарных продуктов». (О параллелях этого с литературой будет сказано несколько ниже.) Впрочем, и это обычно не спасает – по причине того, что указанный процесс «порчи» не останавливается, повторяясь на следующем шаге конкуренции, ну и т.д – до тех пор пока все мясо в колбасе не будет заменено на сою и «мясопродукты». Что, в свою очередь, приводит к удорожанию «элитных колбас» по причине возрастанию технологической разницы их с «ширпотребом», и дальнейшему схлопыванию данного сектора до неких минимальных значений. («Ручная работа».)

Самое же забавное тут то, что через некоторое время вкус «настоящей колбасы» просто забывается – со всеми вытекающими последствиямиCollapse )

О генезисе мира Алисы Селезневой

Несколько лет назад по интернету широко разошелся шуточный текст , посвященный главной героине фильма «Гостья из будущего». Смысл его состоял в том, что все «сверхспособности» этой самой девочки происходят из того, что она является «боевой единицей сама по себе» - сиречь, прошла подготовку в качестве бойца спецназа. Впрочем, в указанном материале подобным образом трактовались практически все особенности фильма – начиная с робота Вертера и заканчивая конструкцией пресловутого флипа.

Разумеется, и автор этого текста, и его читатели прекрасно понимали, что речь идет о пародии, о попытке найти наиболее абсурдные объяснения описанных в «Гостье» ситуаций. (В том числе, и совершенно случайных, связанных с особенностями производства данной картины и т.д.) Тем не менее, он вызвал целый шквал обсуждений – не прекращающихся до сих пор. Вследствие чего стало понятным, что – несмотря на очевидную комичность поданной идеи – она сумела вскрыть довольно интересные вещи. Разумеется, интересные не в плане устройства гипотетического «мира Алисы», а в плане особенностей миропонимания наших современников. Которые действительно плохо представляют то, откуда, собственно, взялось значительное количество показанных в «Гостье из будущего» идей. Причем, это относится не только к современной молодежи, но и к тем, кто, собственно, застал выход этой картины в подростковом (или, даже, более зрелом )возрасте. И, вследствие этого, воспринимал все показанное в ней, как нечто, «совершенно естественное» - однако даже понятия не имел, откуда проистекает эта «естественность».

Скажем, те же «сверхспособности» Алисы – которые, в общем-то, лежали вполне в русле развития советской фантастики. В том смысле, что «люди будущего» в ней рассматривались, как гораздо более совершенные существа, нежели их предки. (Причем, и физически, и интеллектуально.) Впрочем, это было всего лишь одним из элементов того сложного образа, который можно обозначить, как «образ коммунизма». А точнее – как образ «советского коммунизма», или, еще точнее: «коммунизма Ефремова-Стругацких» или «мире Ефремова-Стругацких». Да, именно так – поскольку именно с указанными авторами можно связать создание того «образа будущего», который использовался в огромном количестве фантастических произведений, выходивших в нашей стране. В том числе, и книг Игоря Всеволодовича Можейко, известного под псевдонимом «Кир Булычев». Разумеется, не всех – скажем, тот же цикл «Великий Гусляр» Булычева находится в рамках совершенно иной модели. То же самое можно сказать и в отношении поздних (с конца 1980 и до смерти Можейко) книгах.

* * *

Однако в отношении «приключений Алисы» понятие «мир Евремова-Стругацких» можно применять в полной мере. Основными признаками данного мира (модели) – помимо уже указанных «сверхспособностей» его обитателей – можно считать следующееCollapse )</ol>

Кризис литературы и блогосфера. Часть вторая

Итак, как было сказано в первой части, основной источник проблем современной литературы состоит в том, что … писать стало слишком просто. В том смысле, что для современного человека количество ограничений к написанию своего текста приближается к нулю. Тут даже с ситуацией тридцатилетней давности есть серьезные отличия – поскольку до середины 1990 годов большинству авторов пришлось бы потратиться на «перепечатку рукописи» и пересылку ее по почте. А уж о позапрошлом веке и говорить нечего – в том смысле, что тогда более-менее грамотно писать могла ничтожная часть населения даже в развитых странах.

Так что можно было бы просто порадоваться за то, что писательское творчество перестало быть принадлежностью узкого круга избранных, превратившись в подлинно массовое занятие. Которое способно принести огромное количество новых произведений. Однако в реальности – в полном соответствии с диалектичностью мира – мы наблюдаем иной процесс. А именно – постепенное угасание литературного «источника», перерождение его то в коммерческий «развлекательный инструмент». То в элитарно-тусовочную «игрушку», неизвестную за пределами узкого круга «литературных спецов». Причем, избежать данного перерождения практически невозможно.

На самом деле, кстати, мы тут затрагиваем очень фундаментальное для нашей цивилизации явление. Состоящее в том, что в момент «великого перелома» - т.е., перехода общества от классового к посклассовой форме – многие (если не все) важнейшие области человеческой деятельности оказываются непригодными к дальнейшему использованию. И поэтому они должны или полностью измениться. Или исчезнуть, будучи замененными чем-то иным. Собственно, именно это и происходит с литературой – а точнее, с искусством вообще. Поскольку данная область изначально оказывалась слишком сильно связанной с классовой структурой для того, чтобы «без изменений» перенестись в бесклассовое будущее.

* * *

Разумеется, подобная категоричность может показаться излишней – поскольку, как может показаться, ничто не мешает «изменить сюжеты» и воспроизводить в литературе (или ином произведении искусства) те проблемы, которые волнуют «новое общество». В конце концов, количество и качество «каналов связи» человека от смены социальной структуры не меняется! То есть – как был текст с буквами, так он и остался. Однако, как уже было сказано, в реальности дело обстоит на порядок сложнее – в том смысле, что реальное положение «творцов» оказывается теснейшим образом связано с имеющимся общественным устройством. Причем, даже в таком, казалось бы, простом и дешевом виде деятельности, как литература. (Что же тут говорить, например, о театре или кино – где в создании произведения участвуют сотни людей и требуются огромные инвестиции?)

Именно поэтому после начала «великого перелома» количество великих литературных произведений пошло на спад. Да, именно так – вся «классика», по существу своему, была создана до 1950 годов, причем наиболее великие ее вещи ведут свою родословную из позапрошлого века. Причина этому очевидна: именно тогда писательский или поэтический труд оплачивался очень и очень высокоCollapse )

Кризис литературы и блогосфера. Часть первая

Прошлый пост, где рассматривался блог Марины Комиссаровой (сиречь evo_lutio)и, на самом деле был посвящен не только и не столько данному автору. Поскольку наиболее интересны тут не личность указанной дамы, и уж конечно, не ее идеи – а то, что указанный пример достаточно хорошо символизирует происходящий сейчас перелом в истории культуры. А именно – разрешение т.н. «кризиса литературы».

На самом деле подобный кризис был известен достаточно давно – насколько я помню, о нем стали говорить лет десять назад. В том смысле, что тогда, в конце 2000, стало популярным обсуждать вопросы т.н. «русской фантастики», т.е., произведений фантастического жанра, создаваемых российскими авторами. Напомню, что до указанного момента могло показаться, что указанная область человеческой деятельности переживает необычайный взлет – хотя бы потому, что количество книг каждый год росло, а вместе с ними росло и количество авторов. И хотя многие понимали, что качество подобной продукции… ну, мягко сказать, не идеальное, однако надеялись на то, что и оно, рано или поздно, подтянется. Так сказать, народится из количества.

Однако в реальности случилось совершенно обратное. В том смысле, что к концу десятилетия «новая русская фантастика» стала совсем уж очевидным «шлаком» : пресловутые «попаданцы» в различных видах, «постапокалипсис» типа С.Т.А.Л.К.Е.Р.а или «метро», разнообразное «романтическое фентази», ну и т.д. – в общем, все то, что читать совсем не хотелось. Обвиняли в этом тогда пресловутых «пиратов» - однако на самом деле причина данного падения была несколько иной. Дело в том, что оплата писательского труда в это время упала до минимума – где-то до 30-40 тыс. рублей за книгу. Неудивительно, что в подобном состоянии создавать «качественный продукт» стало невозможно – надо было «гнать вал».

Поэтому «русская фантастическая литература» очень быстро превратилась в исключительно коммерческий продукт, не производящий никаких новых смыслов. Да что там смыслов – новых «сеттингов» уже не производится, идет бесконечное переложение того, что было сказано ранее. Впрочем, с т.н. «литературой большой» это случилось гораздо раньше – лет на двадцать. То есть – где-то с середины 1990 годов, если не раньше. Другое дело, что тут указанный кризис проявляется по другому – не через «коммерциализацию» выпускаемого продукта, а наоборот, через полное самозамыкание его в узком кругу «творцов». Которые становятся сами себе поклонниками – устраивают какие-то конкурсы, выдают какие-то премии авторам, которых за пределами «узкого круга» не читает никто. Ну, за небольшим исключением – скажем, Пелевина. Впрочем, он-то как раз фантаст.

* * *

В общем, книг становится все больше, а смысла от них – все меньше. Настолько меньше, что в настоящее время литературу, как таковую, сложно именовать «социальным феноменом» - по той простой причине, что происходящее в ней на общество не влияет никак. Достаточно сравнить подобное положение с тем, что было еще лет тридцать назад, чтобы понять, как сильно изменилась ситуация. Причем, на первый взгляд, даже указанная коммерциализация выглядит слабой причиной для подобного изменения. Поскольку до этого очень часто случалось, что написанное для чистой выгоды произведение навсегда входило в мировую культуру – как это произошло, например, с романами Александра Дюма (отца) или тех же братьев Стругацких. (Например, их самый известный роман «Трудно быть богом» начинался именно, как «коммерческое» произведение, по контракту с журналом. Кажется, с «Молодой гвардией».)

То есть – до определенного времени даже «коммерческие авторы» мыслили категориями «властителей дум».Collapse )

Эво Люция против Уильяма Шекспира. Или еще немного на «культурную тему»

Есть в ЖЖ топовый блогер Марина Комиссарова, сиречь evo_lutio. Блогер крайне активный, выпускающий по нескольку постов за день, причем, практически все из них попадают в том. Причина последнего состоит в том, что госпожа Комиссарова работает поп-психологом. То есть, занимается тем, что советует людям, как изменить свое поведение для того, чтобы разрешить свои проблемы. Впрочем, если честно, то реальная деятельность госпожи Комиссаровой направлена на нечто иное, и реальные причины, привлекающие к ее блогу массу читателей, находятся в нескольку иной области. Но об этом будет сказано чуть ниже.

Пока же стоит еще раз указать на то, что, при всей популярности evo_lutio, отношение к ней в ЖЖ крайне неоднозначное. В том смысле, что многие читатели сомневаются в действенности применяемых Мариной методик в плане решения психологических проблем. Да и выглядят все эти «кукольные сценки» (любимый данным автором «вид творчества»), а в особенности – разборы писем – действительно странно. Поэтому еще года два назад, когда «звезда Эволюции» только всходила, существовала популярная гипотеза, состоящая в том, что данный автор пишет письма сама себе. Дескать, нет таких идиотов, которые способны так легко раскрывать свои интимные тайны неизвестной блогерше, да еще делать это так, чтобы все это полностью ложилось в ее теорию. А значит – делали выводы подобные критики – очень скоро эта тактика «самонакрутки» перестанет работать, и об Эволюции забудут.

Однако через некоторое время стало понятно, что подобных «идиотов» на самом деле полно – закон больших чисел никто не отменял. Да и от резкого отторжения «эволюцинской методики» - которая еще недавно охватывала большую часть аудитории – блогосфера сейчас перешла к постепенному ее принятию. По крайней мере, специфическую терминологию сейчас можно увидеть не только в блоге госпожи Комиссаровой, но и в иных «жежешных» местах. Более того, подобные вещи высказывают порой люди, позиционирующие себя, как «психологи» - хотя недавно именно в психологической среде Комиссарова была однозначным enfant terrible. Подобная смена восприятия показало, что поднимаемые блогером вопросы действительно интересуют аудиторию. Даже в том случае, когда указываемые им решения выглядят спорными, а избранная методика ведения дискуссии – не сказать, чтобы слишком корректной.

* * *

Еще раз: это не значит, что Комиссарова права, и что она действительно помогает людям. Однако она, несомненно, что-то «нащупала» в существующем общественном сознании – по крайней мере, в «жежешной» его части. И это «что-то», ИМХО, имеет с психологией – точнее, с тем, что под «психологией» сейчас принято поднимать – весьма отдаленную связь. Зато оно прямо связано с иной областью человеческой деятельностью – с литературой. Да, именно так: Марина Комиссарова не психолог, а… литератор, и ее посты следует рассматривать именно с данной точки зрения. (В том числе, и те, которые связаны с «разбором чужих багов».) Поскольку основной смысл всего этого состоит вовсе не в том, чтобы разрешить конкретные проблемы конкретных людей, а в несколько ином.

Ведь что, по сути своей, утверждает Эволюция (не путать с эволюцией) в своих постах? Какая ее основная идея, скрываемая под всеми этими «коронами», «щипцами» и «рапунцелями»? А идея очень простая: не следует «растворяться» в ином человека. В смысле – не следует превращать взаимоотношения с ним в основной смысл своего существования, надо быть самодостаточным. (Как пишет данный автор: «блюсти границы».) Иметь свои средства к существованию, иметь свои увлечения, свои цели – и только после этого можно «осуществлять контакт» в надежде на то, что последний послужит дальнейшему развитию личности.

Наверное, не надо иметь семь пядей во лбу для того, чтобы увидеть, что госпожа Комиссарова тут замахивается, страшно сказать, на какой уровень. Collapse )

«Возвращение со звезд» vs «Хищные вещи века»

Недавно полез в топ, и зачем-то прочитал абсурдный по своему содержанию пост  г-на Сапожника на тему «засилья феминизма» в современном мире. На самом деле сколько раз уже зарекался читать антисоветчиков и антикоммунистов по причине фантастического непониманию ими всего и вся (именно всего и вся, а не только вопросов связанных с СССР) – в результате чего их материалы вызывают сплошной фейспалм! Но нет… Впрочем, если честно, то весь этот постмодренисткий бред на тему феминизма/антимефинизма надо говорить отдельно. (Тем более, что с недавнего времени это уже устаревшее явление – сейчас в тренде выброс углекислого газа.) Тут же хочется обратить внимание на нечто иное – а именно, на то, что указанный господин в своем посте привел ссылку на превосходный роман Станислава Лема «Возращение со звезд».

На самом деле, кстати, и тут высказывание антисоветчика вызывает страстное желание закрыть лицо рукой. Поскольку, во-первых, этот самый роман был датирован им 1970 (!!!) годами, тогда как в реальности он был выпущен в 1961 году. (Ниже будет сказано, почему данный момент очень важен.) Ну, а во-вторых, потому, что данный субъект, именующий себя «социологом», в своем посте восклицает: «Как он мог все это предвидеть, и так точно - я вообще ума не приложу!» Это по поводу описанной в «Возвращении» тенденции на снижение значения мужественности и торжества феминизма. (По крайней мере, именно так характеризует описанное  Сапожник.) Видимо, с  его т.з. вплоть до 2010 предвидеть что-то подобное было невозможно. Хотя в действительности некоторые правые (да, именно правые!) деятели в США и Европе начали «бить тревогу» по указанному поводу уже в конце 1950. (То есть – даже среди правых «наши правые» заслуживают звания самых тупых.)

* * *

Впрочем, о данном моменте – в смысле, о том, что начало происходить в мире с 1950 годов – так же надо говорить в особой теме. Тут же можно только отметить, что, разумеется, все это ни на грамм не снижает ценности творчества пана Станислава. Поскольку «Возвращение со звезд» действительно интересный роман, причем, не только в чисто литературном плане. Однако считать поднятую в нем проблему уникальной не стоит – поскольку были другие произведения, посвященные происходившим в 1950-1960 годах общественным процессам. Например – не менее популярная у нас повесть братьев Стругацких «Хищные вещи века». Которая вышла примерно в то же время, что и роман Лема. (На самом деле чуть позднее – в 1964 году, однако русский перевод «Возвращения» появился только в 1965, поэтому ни о каком плагиате тут говорить нет смысла.) И посвящена была примерно той же проблеме – а именно, деградации человеческого поведения в условиях т.н. безопасного обществаCollapse )

Пять книг, приведших меня к коммунизму

Сейчас в ЖЖ проходит какой-то флеш-моб (или как это называется) на тему «пять главных книг в моей жизни». Не первый раз, разумеется – это ежегодная забава – так что ничего нового тут нет. Тем не менее, данная инициатива навела меня на мысль: так же указать на «пять важных книг». Однако указать произведения, не «повлиявшие на мою жизнь», а сыгравшие несколько иную роль, именно: приведших меня к коммунизму.

Напомню, что в конце 1980-начале 1990 годов я был, как и мои родители, да и вообще все окружающие люди, антикоммунистом. Причем, не просто антикоммунистом, а антикоммунистом социал-дарвинисткого толка – наверное, если был тогда были доступны книги Айн Рэнд, то я стал бы ярым айрендовцем. Впрочем, тогда в СССР и без нетленок госпожи Розенбаум подобного «добра» хватало. Поэтому, ИМХО, говорить в тот момент о каких-либо иных миропредставлениях, за исключением антикоммунистических – «жестких» или «мягких» - вряд ли имеет смысл. Поскольку даже те из жителей страны, что были настроены лояльно к СССР, так же находились в рамках антикоммунизма. В том смысле, что они рассматривали последний, как некий «советский мир» (переродившийся потом в «Русский мiр»), живущий в рамках своей самобытной системы отношений, тем не менее, никоим образом не имеющей отношения к тому, что написано в книгах «классиков» и преподавалось на уроках «научного коммунизма».

И уж конечно, все это «отмирание государства», «построения бесклассового общества» и т.п. вещей – даже самым «просоветским» из позднесоветских/постсоветских людей казались утопией. Так что если тогда и были коммунисты – то в «следовых количествах». Поэтому неудивительно, что даже т.н. «коммунистическая агитация» 1990 годов выстраивалась вокруг концепций «потерянной державы», «падения нравственности», или, в лучшем случае, низких зарплат и проблем с социальным обеспечением. Ну, в общем, кто помнит то время, тот понимает, о чем тут идет речь. Хотя я, в любом случае, к «просоветским» не относился, поэтому все вышесказанное имеет смысл только для того, чтобы понимать: насколько широко был укоренен в то время антикоммунизм даже у людей с оппозиционными взглядами. (Поэтому если кто говорит, о том, что читал Маркса в 1990 годы или еще о чем-то подобном – то он однозначно говорит неправду.)
* * *

Впрочем, все это присказка. Collapse )

Фритцморген, Мединский и "культурная борьба"

Фритцморген решил вынести приговор нашей «официальной культуре». Нет, я не шучу – он так и написал в свой блог:  «…К сожалению, произошло нечто более страшное: министр культуры на полном серьёзе заявил, что считает комиксы для взрослых… убожеством…» Подобное высказывание Фритц традиционно обосновал тем, что «….что за последние 50 лет успели появиться целые пласты новой культуры.» К коим он относит, разумеется, компьютерные игры – являющиеся для данного блогера вершиной мировой культуры. Ну, и комиксы с разнообразной мангой,  и даже… «интернет-мемы». Непонимание важности всего этого с т.з. господина Макаренко является главной проблемой для министерства культуры.

Разумеется, тут можно долго говорить о том, что то ли Фриц действительно только и делает, что «троллит» своих читателей, представляя им некую абсурдную картину мира. Или он действительно не знает, когда появились «комиксы для взрослых» и пресловутая «манга» - и какое место они занимают в реальной жизни. (Поскольку в действительности данным жанрам лет гораздо больше, нежели указанные выше полвека. Скажем, та же манга появились где-то после Второй Мировой войны, ну, а сам комикс, как тип взаимодействия между автором и потребителем, восходит к еще более древним временами. Когда он действительно господствовал в массовой культуре – достаточно вспомнить российский «лубок».) Однако, в любом случае, можно сказать, что подобные высказывания показывают полное и очевидное непонимание им – и другими правыми – самого понятия «культуры».

Кстати, это относится не только к «страдальцам по компьютерным играм» и любителям «мемасиков», поскольку на самом деле, практически все правые имеют весьма смутное представление о том, что же такое «культура» и зачем она нужна. Другое дело, что представители «консервативного крыла» правых привыкли «считать за «культуру» то, что считалось так с древних времен – не задумываясь о том, почему так делается. (Так же, как «новаторы» не задумываются о том, почему это комиксы востребованнее романов – просто так принято считать.) И в данном случае пресловутый Мединский с его маниакальным стремлением поддержать театры и кино парадоксальным образом находится практически на одном уровне с Фритцем/Макаренко, недоумевающим: почему это деньги, идущие на поддержку данных вещей, не отдадут игроделам и авторам «русской манги». (А то – и клепальщикам пресловутых «мемасов».Collapse )