Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Индустрия красоты и человек, как функция

Интересно, что помимо рассмотренной в прошлом посте «фармакофилии» - в смысле, стремления любую свою проблему разрешать при помощи таблеток – у обитателей Западного мира существует еще один характерный пример «функционального подхода» к здоровью. Это – индустрия красоты. Точнее сказать, «индустрия красоты», поскольку часто результат ее работы имеет, мягко сказать, весьма отдаленное отношение к чувству прекрасного. (О том, почему – будет сказано несколько позднее.)

Пока же пойдем по порядку. И, прежде всего, скажем, что сам по себе данная «индустрия» охватывает многие области. Например, к ней может быть отнесено  то же производство косметики. Которое занимает не много, не мало, а рынок на более, чем полутриллиона долларов. (На 2017 год.) Для сравнения: та же «Бигфарма» - в смысле, производители лекарств – имеют объем продаж в 800 млрд. долларов в год. (Т.е. уровень примерно сравнимый.) Впрочем, о данном моменте надо говорить отдельно, поскольку косметология – это самый «безобидный» уровень рассматриваемой отрасли. И основную угрозу он несет, в основном, карману потребителей – в том смысле, что на различные «средства ухода и улучшения» уходят, как можно догадаться, огромные деньги. (Которые можно было бы потратить на иные, гораздо более необходимые человеку, вещи.)

Однако в «индустрии красоты» есть и более «серьезные» области, воздействие которых на потребителей не ограничивается опустошение их кошельков. Как, скажем, в той же пластической хирургии, где происходит фактическое «перекраивание» человеческого тела под общепринятые «стандарты красоты». Впрочем, тут сразу надо сказать  – для того, чтобы не создалось впечатление того, что речь в данном случае идет о некоем варианте достичь каллокагатии – что под «красотой» в данном случае подразумевается нечто иное, нежели то, о чем принято обычно думать. А именно: наиболее востребованные рынком типы человеческой внешности. Причем, очень часто, ни к какой эстетике не имеющие никакого отношения.

О том, почему так происходит – в смысле, как формируются «стандарты  красоты» в современном мире – я уже неоднократно писал. Поэтому в данном случае скажу лишь кратко: они являются олицетворением наиболее дорогих «типов» женской внешности. Слово «дорогой» тут употребляется в прямом смысле – то есть, типов женщин, для получения которых следует заплатить деньги. Собственно, именно последнее и означает «красоту» в классовом обществе, причем, не только по отношению к женщинам, но и практически ко всему. В том смысле, что чем реже и труднодоступнее оказывается то или иное явление, тем оно «красивее» считается. (И тем «желаннее» выступает для потребителей.) Впрочем, указанное правило применяется не только к эстетике – но об этом будет сказано уже отдельно.

Тут же можно только сказать, что именно указанную «редкую красу» и создают многочисленные пластические хирурги, превращая обычных девиц из рабочих районов во что-то, отдаленно напоминающее куклу Барби. Collapse )

Таблеточное безумие и миф о фармакократии

Разумеется, можно было бы сказать, что все, описываемое в двух прошлых постах (1, 2) – т.е., лоботомия и увлечение психотропными препаратами – есть дело прошлое. И что сейчас представители западной цивилизации ведут себя гораздо более разумно – по крайней мере, по отношению к собственному здоровью. Но это не так. Хотя бы потому, что описанное увлечение «психотропами» не просто продолжается, а вышло на уровень, недостижимый в те же 1960 годы. В результате чего, например, в современных США в год только от употребления транквилизаторов умирает до 23 тыс. человек. (Еще раз – это только транквилизаторы, и только ошибочное употребление.) Хотя, казалось бы, за десятилетия данную тему изучили вдоль и поперек. (В том смысле, что давно поняли побочные эффекты лекарств и возможность возникновение непредвиденных ситуаций с ними.)

Или, скажем, можно взять схожую проблему с опиоидными препаратами, которую сам Трамп называл одной из важнейших в стране. Поскольку от отравления ими сейчас умирает больше людей, нежели от злоупотребления тем же героином. Последний, кстати, сам опиоид, но распространяется нелегально, мафией – в отличие от опиоидов, продающихся в аптеке по назначению врача. Т.е., получается, что пресловутая наркомафия оказывается менее опасной, нежели «официальная медицина». Впрочем, это неудивительно: количество рецептов на применение подобных лекарств с 1991 года выросло в три раза – до 216 млн. в год. То есть, если ранее опиоиды прописывали только очень серьезным больным, то в 1990-2010 начали делать это по любому поводу. (Заменяя ими банальные анальгетики.) Понятно, что никакие злостные мафиози добиться подобных результатов не могут.

Причина этого проста: как уже говорилось, основной целью западной медицины является не восстановление человеческого здоровья, а максимально быстрое возвращение человека к его роли производственной функции. То есть, иначе говоря, там действует принцип: «съел таблетку – вернулся на работу». И не важно, сколько времени необходимо для действительного лечения. Именно поэтому американцы и потребляют горстями опиоиды при любых «физических проблемах» - дабы полностью купировать боль. И так же  пьют в массовом количестве транквилизаторы при любых «душевных» неприятностях. Поскольку никогда и нигде нельзя терять пресловутую улыбку – иначе проиграешь, и будешь выброшен на дно.

Поэтому, если честно, то не надо искать в описанной проблеме какие-то происки «фармакологической мафии» - как это принято делать сейчас. Поскольку на самом деле все это – в смысле, все желания «Большой фармы» продавать больше лекарств – как не странно, вторичны на указанном фоне. Ну да: «Фарма» обеспечивает огромное количество рекламы, «рекомендаций» врачам, ну и т.д. Однако если бы не было указанной «сверхпричины» - т.е., функционального отношения к своему здоровью – то не думаю, что все это было бы столь эффективным. В том смысле, что если бы у американских – да и европейских – граждан не было «прошито в мозгах» (на самом деле не в мозгах, конечно) то, что «некогда болеть», то никакая «Большая фарма» не смогла бы подсадить их на таблетки.

Кстати, про «некогда болеть»: в свое время – когда на нашем телевиденье только появилась фармацевтическая реклама – очень странно было слышать с телеэкранов от что-то подобное. Поскольку это просто противоречила не только любым медицинским правилам, но и банальной логике. Ну да: «У моего ребенка жар, но я дала ему таблеточку и он снова может бегать и играть с другими детьми». Collapse )

Про лоботомию, медицину и успех

Итак, в прошлом посте  был приведен пример применения лоботомии в США 1950 годов. А точнее – очень широкого применения данного метода, причем, производимого за пределами специфических клиник людьми, не являющимися специалистами в нейрохирургии. (Проще говоря, операция выполнялась усовершенствованным ножом для колки льда в условиях психиатрических клиник «разъездными» мастерами.) При этом реальные проблемы для здоровья больных – в виде опасности кровоизлияний в мозг, повреждения важных областей мозга (лоботомия производилась без вскрытия черепной коробки, фактически вслепую) с потерей многих психических функций – фактически игнорировалась. Причем – не только врачами, но и родственниками больного. (Которые часто не просто допускали – но настаивали на проведении данной «операции». Почему – будет сказано ниже.)

Подобное положение выглядит, на первый взгляд, странно. Кстати, тут надо сказать, что лоботомирование («по методу ледоруба» -  оно действительно так называлось) проводилось не только в Штатах. В Великобритании было проведено 17 000 подобных операций, в трех скандинавских странах - Финляндии, Норвегии и Швеции - приблизительно 9 300 лоботомий. (То есть, это не исключительно американская «фишка» - как это принято думать.) Причем, лечить так пытались не только серьезные патологии – например, тяжелые формы шизофрении – но и гораздо более легкие расстройства, вроде гомосексуализма. (Кстати, гомосексуалистов и электрошоком лечили – причем, последнее считалось, вообще, нормой.) Ну и, разумеется, о том, какой процент людей тут действительно излечивался, предпочитали не говорить.

Впрочем, если честно, то для многих случаев превращение больного в состояние «овоща» выглядело не таким уж и плохим концом. Для родственников больного, конечно. Например, так произошло с сестрой президента Кеннеди – Розмари – которая отличалась «своенравием и распущенностью», и была подвергнута лоботомированию по требованию отца. После чего превратилась в тихую помешанную, которая могла доживать свою жизнь в психиатрических клиниках без угрозы скандалов для могущественного клана. (Кстати, дожила до 86 лет, в отличие от своего брата.)

То есть, первичным в случае применения данного лечения оказывалось не стремление вернуть больного к полноценной жизни. Об этом, думаю, мало кто задумывался вообще – поскольку понятно, что нанесение черепно-мозговой травмы (коей фактически являлась лоботомия) не совместимо с данной задачей. Нет, цель тут была иная – а именно: желание обеспечить его наиболее комфортное существование для окружающих. Именно это двигало руководителями психлечебниц: тихие психи всегда выглядели более «приличными», нежели буйные, даже если когнитивные их способности были много ниже. А так же – многими родственниками больного. Собственно, именно эта задача и была всегда первоочередной для западной психиатрии. Конечно, явно ее мало кто озвучивал – но реально «психиатрическое лечение» с глубокой древности преследовало именно указанную цель.

Поэтому  хирургическому или фармацевтическому воздействию в подобном обществе подвергались люди с с такими «отклонениями в поведении», которые – по господствующему мнению – могли бы помешать в достижении успеха им или их родным.Collapse )

Про лоботомию и современную цивилизацию

Сапожник навел  на интересный  пост с Дзена о лоботомии. Вообще-то, там не только о лоботомии – приводимый материал, вообще, крайне объемный – но именно про лоботомию тема интересна больше всего. Тем, что она показывает одну крайне интересную особенность того, что принято именовать «Западным миром». А точнее – не просто западным миром, а «европейской цивилизацией», подразумевая под ней то самое «Акме», о котором говорил Фукуяма в своей работе о «Конце истории».

Этот самая особенность выражается в том простоте, с которой указанная лоботомия была в свое время введена в «повседневную жизнь» Соединенных Штатов. Собственно, именно это поражает больше всего. Поскольку на самом деле лоботомия – сама по себе – не так уж и ужасно. Ну, в самом деле, что это такое? А всего лишь одна очередная попытка добиться лечения психических заболеваний опираясь на тот уровень знаний, что был достигнут на момент ее появления. (Т.е., в середине 1930 годов.) Разумеется, сейчас данный метод выглядит не только бессмысленным, но и опасным – но на в 1930, при  торжестве «механицистских» представлений о работе человеческой психики, оно было вполне рациональным. (По крайней мере, не менее рациональным, нежели иные способы лечения психических заболеваний, практикуемых тогда – вроде электрошока.)

Ну, и разумеется, эта самая лоботомия –которая изначально носила название «лейкотомия») –изначально производилась нейрохирургами в условиях оборудованных операционных, рассматриваясь лишь как «средство спасения в безнадёжных ситуациях». Именно так предполагал работать автор данного метода – Эгар Мониш. Разумеется, как и все увлеченные люди, он рассматривал лоботомию, как революционный метод в психиатрии, и поэтому вел массированную агитацию за его применение. (Написав в 1935-1938 году более 100 статей и книг.) Кстати, это принесло ему не только «моральное удовлетворение» - в 1949 году Мониш был награжден Нобелевской премией за открытие указанного метода.

Но  это было еще только самое начало. Поскольку у Мониша оказалось множество последователей, которые очень быстро превзошли его по массовости и … специфичности применений лоботомии. Например, таковым стал американский невролог Уолтер Фримен, который еще в 1935 году стал практиковать подобные операции вместе с другим врачом – нейрохирургом Джеймсом У. Уоттсом . Указанные деятели значительно усовершенствовали данный метод и широко применяли его в своей медицинской деятельности. Однако и в данном случае речь шла о довольно сложной операции, требующей наличия соответствующего оборудования и квалификации врача.

Поэтому Фримен не остановился на достигнутом, а принялся искать способы упрощения работы. И, что интересно, нашел.Collapse )

Стартап-экономика - как источник проблем для современного мира

Вообще, если рассматривать изменения, которые неизбежно должны последовать за сегодняшним состоянием – о том, почему они должны последовать, было сказано в последних постах, поэтому затрагивать мы эту тему не будем – то можно увидеть, что он (изменения) практически неизбежно должны иметь форму «обращения» текущих тенденций. То есть, будущее общество должно быть «антисовременным» обществом.

Например, сейчас (а точнее, в течение трех-четырех последних десятилетий) идет активный переток капитала из базовых отраслей экономики – т.е., тех, что лежат в основании производственной пирамиды – в отрасли «инновационные», в те самые «стартапы», которые позволяют за короткое время получать фантастические прибыли. Это  кажется нормой, которая не может быть изменена: ну, в самом деле, чем быстрее оборот, тем выгоднее дело! Однако в действительности приводит к буквального расшатыванию, разрушению самого фундамента цивилизации, самой основы жизни человека. Обрушение которого неизбежно приведет к невозможности существования указанных «стартапов» а так же связанных с ними инноваций.

Это очень хорошо видно в нарастании серии т.н. «катастроф», которые все чаще начинает испытывать мир. В смысле, не просто аномальных погодных (или еще каких-то) условий, вызывающих разрушения. А ситуаций, при которых «очень развитые и экономически мощные» социумы оказываются неспособными отыграть довольно эти самые «внешние возмущения». Сейчас, например, все поминают пресловутый Техас, где кратковременное понижение температуры до -8 градусов Цельсия вызвало настоящий коллапс энергетики. Причем, самое интересное тут то, что подобные понижения в истории штата уже были неоднократно в прошлом –последнее в 2011 году – но ничего подобного тогда не было. (В 2011 электричество отключалось на 1-2 часа, не более того.)

Но Техас тут всего лишь «один из примеров». Если среди них и более серьезные вещи. Например, пресловутая эпидемия коронавируса, которая «поразила мир» в прошлом году и привела к значительному падению большинства мировых экономик. (Кстати, тут надо понимать, что даже те цифры, которые публикуются в разного рода «статистиках», являются в значительной мере «натянутыми».) И это притом, что реальная опасность данного заболевания была не столь уж и велика. Поскольку большая часть смертей, характеризующих начало «пандемии», было вызвано … ошибочными действиями по борьбе с ней. Начиная с банального помещения всех «подозрительных» в «ковидные госпитали» - чтобы уж гарантированно перезаражались. (Как это было в Италии или Испании – что, собственно, и вызвало там массовую гибель людей.) И заканчивая ориентацией на лечение исключительно «легочного заболевания» - с массовым помещением на ИВЛ – при игнорировании иных медицинских проблем. (Скажем, тромбоза, который и является тут самым опасным – о чем китайские врачи говорили еще в январе 2020 года.)

Ну, а уж про том, что данная эпидемия показала катастрофическую деградацию существующей больничной системы – в том смысле, что число пресловутых «коек» в разных странах упало по сравнению с 1990 годов в 3-5 раз – даже говорить не стоит.Collapse )

Фритцморген и падение доходов

Удивительно: после долгого периода убежденных постов о том, как же растет уровень жизни в благословенной РФ, Фритцморген все же признал , что реальные доходы граждан в ней упали на 8% с 2013 года. (Как говориться, на пятый день Зоркий Глаз увидел, что в сарае нет одной стены.) Видимо, идти совсем уж против течения показалось ему неудобным: если даже верховный правитель соглашается с тем, что доходы падают, то дальше держаться за идею "никогда еще россияне не жили так хорошо, как сегодня" становится просто неприличным.

Конечно понятно, что просто так взять - и сказать: "мы живем сейчас хуже, чем в 2013", Фритц не может, и поэтому объяснил это через рост платы по кредитам и повышение налогов. Дескать, россияне от радости за снижение процента по ипотеке понабрали квартир, и теперь вынуждены платить за это банкам. Ну, а повышение налогов - это, вообще, есть очевидное благо: ведь на них строятся дороги, школы и больницы.

Правда, непонятно при этом, отчего значительное число вновь построенных дорог оказывается платными - ведь деньги-то на них, вроде-как, уже были собраны? Да и с больницами все обстоит достаточно странно - например, с 2000 года количество больничных коек в стране сократилось на 500 тыс. (Напомню, что "койка" тут - не просто кровать, а штатная единица, определяющая доступность лечения:  скажем, именно от "коек" зависит численность медперсонала.) Особенно странно смотрится тут то, что одним из важнейших предметов сокращения во время "медицинской реформы" были койки "инфекционные". Те самые, число которых пришлось так резко наращивать во время эпидемии коронавируса в 2000 году. (О том, что это "экстренное наращивание" стоило в разы больше, нежели все выгоды, полученные от сокращения, думаю, можно не говорить.)

Да и с ипотекой не все так просто. В том смысле, что "дешевые ипотечные кредиты" в действительности привели к росту цен на недвижимость примерно на 10%. (В некоторых городах - и больше.) То есть, если кто и выиграл от этого - так это строительные компании. Collapse )

Мир дорогого труда. Часть первая

После того, как мы рассмотрели «мир дешевого труда» и его особенности, пришло время обратиться и к его противоположности. А именно – к гипотетическому «миру дорогого труда». Почему гипотетическому? А потому, что до сих пор этот тип общества так и не был построен – были сделаны лишь первые шаги по направлению к нему. Но даже при этом результат был более, чем блестящ:  как уже было  сказано, т.н. «золотые десятилетия» - период с 1950 по 1980 годы – являются следствием именно указанного «удорожания труда». То есть, как раз то время, когда произошло формирование «современного образа жизни», начиная с появления доступного образования (вначале среднего, а к концу – и высшего) и заканчивая созданием компьютерных сетей. В общем, практически всего, что мы традиционно считаем «очевидным благом», было создано именно тогда.

Впрочем, к достижениям указанного периода можно приплюсовать и достижения «предыдущего» тридцатилетия. Которое – хотя и было омрачено фашизмом и Второй Мировой войной – дала нам такие важные вещи, как массовую электрификацию, радио, восьмичасовой рабочий день и наделение женщин гражданскими правами. (На самом деле и ВМВ и фашизм, кстати, честно можно отнести к порождениям «прошлой эпохи», отнеся весь период с 1917 и до 1986 к «эпохе подъема».)

Но, разумеется, надо понимать, что все это – лишь начало движение к еще более «дорогому труду», к увеличению доли работника в полученной прибыли. Гипотетически способной достигать 100%. (Кстати, тут сразу же стоит сказать, что говоря о «цене труда», следует вести речь не только о формальной зарплате, но вообще, о той части создаваемых общественным производством благ, которая идет работникам. Например, в виде социальных благ: медицины, образования, пенсионного обеспечения и т.д. Впрочем, думаю, это очевидно любому разумному человеку.) Поскольку даже в «лучшее» с т.з. реальной зарплаты время – в 1970 годы – ее размеры не превышали 65% ВВП в самых развитых странах. (В ряде европейских государств эта доля «на пике» достигала 70%, но это продолжалось очень короткое время.) Сейчас, кстати, эта величина снизилась до 52%, и продолжает падать. (Как уже говорилось, падение началось с конца 1970-начала 1980 годов, и было связано со снижением возможности давления масс на государство из-за происходивших в СССР процессов.)

Впрочем, даже 52% лучше, нежели 15-20%, которые составляла зарплата до 1917 года. (Причем, в лучшем случае – т.е., в развитых странах для относительно квалифицированного труда. Большая же часть работников трудилась, фактически, «за еду», причем очень грубую и некачественную.) Поэтому, в целом, мы можем считать наш мир скорее движущимся к «дорогому труду», даже с учетом наблюдаемого после 1980 годов «провала». (О том, почему это именно «провал», а не возврат к прошлому, будет сказано уже отдельно.) Поэтому вполне возможно выделить определенные тенденции, и смоделировать то, как будет выглядеть этот самый гипотетический «мир дорогого труда». Что, собственно, и будет сделано ниже.

Итак, чем же он будет отличаться от того, что было нормой для всей человеческой истории? (Имеется в виду, письменной истории или истории классового общества.) В общем-то, об этом уже было сказано не раз, поэтому особой тайны тут не будет. В том смысле, что, например, уже хорошо понятно, что по мере перехода от дешевого труда к дорогому будут смещаться «акценты» в экономике от производства разнообразных товаров к «производству» самого человека. Например, в плане развития системы образования и здравоохранения. Этот самый момент можно хорошо увидеть по тому, что именно эти систему могут быть названы отличительной особенностью современного общества от того, что предшествовало ему ранее. Когда – как уже было сказано, например, в прошлом посте – даже примитивные системы обучения были крайней редкостью.

Да, именно так: несмотря на то, что письменность, как таковая, появилась еще 5 тыс. лет назадCollapse )

Итоги года в ЖЖ

Нет, я, конечно, все понимаю, но почему медицина? Медицина! Начать, что-ли, вести медицинский блог?


А каким был 2020-ый год для вашего блога?!

Получите вашу карточку с итогами года здесь!


ЖЖ2020




Итоги года. Лузеры и винеры среди государств 1

Итак, от отдельных политических деятелей – кои рассматривались в прошлом посте – переходим к государствам. И посмотрим, кого в данном случае можно считать выигравшим, а кого проигравшим.

Впрочем, в данном случае вопросов с «винером» нет: это, конечно же, Китай. Страна, которая и до этого года демонстрировала неплохие успехи – и, по существу, может рассматриваться, как победитель, как минимум, последних десяти лет. Тем не менее, тут сразу же надо сказать, что на начало 2020 это самое «винерство» выглядело не столь однозначно. Во-первых, потому, что уже несколько последних лет главное основание «китайского успеха» - экономический рост – неуклонно снижался. (С 12% экономического роста в 2010 году она упала до 6% экономического роста в 2019.) А, во-вторых, поскольку этот рост, в значительной мере, опирался на рост государственного и частного долга страны. Причем, если госдолг тут достаточно низкий – порядка 10% ВВП (скажем, в США он превысил 116% ВВП) – то долг частный на порядок больше.

Именно поэтому в конце прошлого – начале нынешнего года многие аналитики вели разговоры о том, что Китай может утерять свои ведущие экономические позиции. И даже погрузиться в кризис с развалом, массовой нищетой и т.п. вещами – вплоть до развала. Разумеется, это наиболее «радикальные» прогнозы, однако и без них положение КНР выглядело – по мнению «лучших умов» Запада – не слишком хорошо, особенно на фоне продолжающейся «торговой войны» с США. Которая привела не только к подписанию пресловутой «сделки», но и к тому, что значительная часть экспорта данной страны оказалась под санкциями. Например, это коснулось корпорации Huawei, которая была избрана Штатами для «показательной порки». Причем, не только смартфонов, но и коммуникационного оборудования, включая знаменитые «сотовые сети стандарта 5G».

* * *

По последнему поводу, впрочем, надо писать отдельно. В том смысле, что этот запрет может быть обозначен, как реакция Запада на утрату своего технологического лидерства. (До указанного момента все технические новинки приходили или из Европы, или из США – но никак не из азиатской страны) Пока же только можно отметить, что в целом план «показательной борьбы» с Китаем провалился. В том смысле, что падение продаж Huawei было компенсировано ростом продаж иных китайских фирм – китайские производители Xiaomi и OPPO, которые «приняли» на себя вытеснение Huawei. (И сумели, например, выдавить американский Apple из тройки лидеров по продаже смартфонов.) Впрочем, это уже будут частности. Поэтому тут можно только еще раз указать, что в целом для Китая американские «санкционные меры» оказались не такими чувствительными, как это планировали американцы.

Так же, как и политические меры подобного рода – например, стимуляция антикитайских настроений в Гонконге. Напомню, что еще в 2019 году были люди, которые считали, что там станет возможным провести очередной акт пресловутой «Оранжевой революции». Однако в действительности уже 2019 год показал, что «оранжад» возможен только при очень специфических условиях. А в 2020 эта тема, вообще, ушла с политической арены, смененная «мегатемой» пресловутого COVID-19.

Впрочем, если говорить о «ковиде», то он так же в начале года виделся, как причина, способная ввергнуть Китай в небытиеCollapse )

Как человечество справлялось с эпидемиями в 1960 годах

К предыдущему .

Если кто помнит – то был в свое время гонконгский грипп. Тот самый, который в СССР известен по строчке из Высоцкого «очень вырос в целом мире гриппа вирус – три-четыре». Там, кстати, дальше было еще крайне оптимистичное: «если хилый – сразу в гроб» - что у нас воспринималось, как разновидность черного юмора. (Дескать, не будешь делать зарядку – помрешь!) И мало кто тогда задумывался, что в действительности эта шуточная строчка – не такая уж и шуточная. Поскольку этот самый H3N2 – как называется штамм, вызывающий указанное заболевание – в действительности убил от одного до четырех миллионов человек.

Для сравнения – пресловутый «ковид» пока виновен в гибели 1,5 млн. человек. Причем, для сравнения надо понимать, что в 1968-1969 году население земного шара составляло порядка 3,6 млрд. человек. (Сейчас – 7,8 млрд. человек.) В любом случае, стоит сказать, что «гонконгский грипп» стал одной из самых серьезных эпидемий – если не самой серьезной эпидемией второй половины ХХ века. Однако экономика эту эпидемию… просто не заметила. Да, именно так: на графиках экономических показателей «гонконгский грипп» почти не оставил следов, хотя в ряде регионов Европы и США до половины населения в какое-то время оказались «в постелях».

То есть, тогда, в 1968 году, общество оказалось способным к оперативной реакции на случившееся – приводящей к выработке актуальных мер. Которые позволили решить вопрос с минимальными потерями, не допуская падания ВВП на десятки процентов. Даже в Гонконге (!), где количество переболевших составляло более 500 тыс. человек. (Из 3,8 млн. всего проживающих.) Что же касается СССР, то тут этот самый «гонконгский грипп» просто … не заметили. В том смысле, что смертность населения тут во время эпидемии не превысила «общегодовую норму». И да – тут обошлись минимальными, но грамотно организованными карантинными мерами, касающимися исключительно людей, контактировавших с иностранцами. (Например, надели маски на сотрудников «Интуриста».) Collapse )