Category: мода

Прощание с гламуром

У Галины Иванкиной – Зины-Корзины – вышел интересный пост, посвященный недавнему прошлому. А именно, «королевам 1990-2000 годов» - фотомоделям. Да, если кто помнит – была тогда подобная «фишка» - правда, она касалась, в основном, женской части населения. (Тем не менее, и мужчин она в определенной мере затрагивала.) У «нас» она совпала с массовым распространением т.н. «глянца»: периодических развлекательных изданий, отличающихся ориентацией, прежде всего, на визуальное восприятие - как помянутый Иванкиной журнал «Cosmopolitan». На Западе, разумеется, эпоха «глянца» началась лет на двадцать раньше, где-то в конце 1960 начале 1970 годов - когда люди, получившие недостижимую до того момента безопасность, принялись с радостью забывать о проблемах и с головой бросаться в мир развлечений. Тот самый «Cosmopolitan», кстати, «глянцевым» стал именно тогда – до указанного момента журнал был литературным! (Издаваясь, между прочим, с 1886 года - такой вот «Новый мир» Нового мира!)

Тем не менее, даже на Западе 1990 годы стали наивысшего расцвета подобных изданий. Поскольку именно в это время «Конца Истории» - когда обывателю показалось, что все имеющиеся проблемы или уже решены или будут решены в ближайшем будущем – идея «абсолютного потребительства» стала действительно массовой. Именно в это время вновь актуализовано было такое понятие, как «гламур». У нас его относят к 2000 годам («путинским нулевым» - но, на самом деле оно использовалось еще в 1930 годы. Именно в указанный период распространился культ «красивой жизни»: драгоценности, меха, дорогие автомобили, яхты, виллы, пышные приемы и балы, не уступающие тем приемам и балам, которые устраивала во время Belle Époque знать. (Собственно, «гламур» 1930 и был именно попыткой вернуться в ушедшую «Прекрасную эпоху».) Именно тогда утвердилась представление о «гламуре», как о роскоши, доступной не каждому – однако к которой можно было прикоснуться, купив заветный билет в кино. И там, созерцая «див» - всех этих Грет Гарбо, Марлен Дитрих и Джоан Кроуфорд – мечтать о том, как однажды они снизойдут со своих пьедесталов и окажутся рядом. (При этом прекрасно понимая, что не встанут и не окажутся.)

Но тогда эта эпоха закончилась Второй Мировой войной – так же, как Belle Époque закончилась войной Первой Мировой – которая серьезно подточила «бастионы гламура» даже в Соединенных Штатах. Впрочем, гораздо более важным тут оказалось то, что после войны мир кардинально изменился: на крыльях Великой Победы в мировую историю пришел новый гегемон – СССР. Который задал совершенно иной образ жизни – причем даже там, где, как могло показаться, его влияние было равно нулю. И хотя Запад в послевоенное время еще какое-то время пытался вернуться в «потерянный Рай» ушедшей роскоши, но неизбежная демократизация под действием «Советской Тени» диктовала другую модель поведения. И «гламур» ушел, уступив место более демократическим стилям – и в моде, и в музыке, и в кино, и в моделях поведения. Вместо смокингов и вечерних платьев стали пришли джинсы и миниюбки, вместо приемов – дискотеки и рок-фестивалиCollapse )

Цена потребительского "Рая".


Известие об обрушении швейной фабрики в Бангладеш, где погибло более 300 человек, поражает. В результате этой катастрофы число погибших превышает не только число жертв недавнего теракта в Бостоне, но и число жертв землетрясения в Иране. Но если теракт или природное бедствие являются событиями трудно предотвратимыми, то разрушение швейной фабрики поражает своей обыденностью. Так же, как обыденным являются аварии на шахтах, при которых гибнут десятки шахтеров. И даже в США почти одновременно с терактом в Бостоне произошел взрыв на заводе удобрений в Техасе, при котором только чудом число жертв оказалось не столь велико.

Но каждый теракт вызывает бурную реакцию, при которой поднимаются значительные силы, на предотвращение терактов тратятся миллиарды долларов, борьба с терактами объявляется приоритетом государственной политики. А обыкновенные, банальные производственные аварии практически не находят отражения в СМИ. Ну, взорвалось там что-то, и ладно, а если случилось это не в развитой стране, тогда и количество погибших не вызывает интереса – ну, дикари-с, что с них взять. Если не умеют работать, то пускай гибнут – не жалко…

Поэтому статья  цена брендовой куртки, в которой рассказывается, как обеспечивается современное товарное изобилие, вызвала определенный резонанс. Очень полезно ознакомиться с ней, для того, чтобы понимать, чем оплачено счастливое существование не бангладешской буржуазии даже, не владельцев мировых брендов и не олигархов, а простых представителей российского среднего класса.
Collapse )