Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как Гагарин эпоху сакрального закрыл

Разумеется, очередной юбилей выхода человека в Космос неизбежно означает появление огромного количества публикаций об открытии Космической Эры. Публикаций, безусловно, заслуженных – поскольку влияние космонавтики на развитие цивилизации в действительности очень большое. На порядок бОльшее, нежели это обычно представляется – поскольку важные тут не только спутники и космические станции, но и огромный спектр технологий, которые были порождены созданием подобных аппаратов. (Скажем, первые «твердотельные» интегральные схемы были созданы для применения в бортовом компьютере «Аполлона».)

Однако существует событие, не меньшее по значению, нежели открытие Космической Эры. Это – как не странно прозвучит – закрытие эры «докосмической», одной из важнейших особенностей которой была «закрытость небес», превратившихся в этот период в сакральное понятие. Доступное только «немногим избранным» -  точнее, не «избранным» (никто никого не избирал), сколько «нужнорожденным». Родившимся в «правильных» родах и фамилиях – царских или жреческих. (Уже для «обычных» аристократов небеса были закрыты.)

И вот в эти самые «эмпиреи» - которые ранее могли лишь обозревать издалека немногие «брахманы» - поднялся сын плотника, уроженец  деревни Клушино, обучавшийся в Люберецком ремесленном училище на профессию «формовщик-литейщик», а после в  Саратовском Индустриальном техникуме по тому же направлению. То есть, фактически, чистый пролетарий. (Высшее образование Гагарин получит уже после полета, в Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского.) Разумеется, у него был и аэроклуб, и в 1-е военное авиационное училище лётчиков имени К. Е. Ворошилова – в котором Юрий Алексеевич получил умение пилота, но это так же мало что меняет. Поскольку суть остается той же – это был чуть ли эталонный «обычный», низовой человек, не имеющий никаких связей с «лучшими». (Кстати, забавно – но в авиационное училище Гагарин был направлен … после воинского призыва.)

И вот этот самый обычный человек совершил свой самый обычный подвиг. Да, именно так: наверное, тут не надо говорить, что полет на космическом аппарате, не имевшем системы аварийного спасения, может рассматриваться как не просто рискованный, а крайне рискованный. (Впрочем, наверное, таких идиотов, которые об этом не догадываются, сейчас нет. А вот в году  1989 их было немало.) И как раз эта обычность, обыденность данного действа – вспомните классическое «Поехали!», данная фраза как раз про указанный момент – и стала тут самым главным. Ну, в самом деле, ведь это означало, что Юрий Алексеевич воспринимал свой полет… ну, примерно так же, как ранее воспринимал полет на поршневых машинах в аэроклубе, а затем – на реактивных истребителях в училище и во время службы.

Кстати, если кто помнит, то первый раз человек совершил управляемый полет на летательном аппарате («Флаер-1» братьев Райт) всего за 58 лет до старта «Востока-1». То есть, весь прогресс «человеческого полета» от фанерной «этажерки» до космической ракеты занял время, меньшее, нежели то, что прошло со времен Гагарина до наших дней. Но об этом будет, разумеется, сказано в отдельном посте. Тут же можно только еще раз указать на то, что выход человека в Космос на самом деле не только продолжил данное «движение» (развитие средств полетов), но перевел его совершенно новый уровень. Показав, что не только «приземное пространство», но вся остальная Вселенная является потенциально достижимой. И что больше нет в ней места сакральному, нечеловеческому, неземному. (На самом деле это стало понятно еще после запуска первого «Спутника», но полет «Востока» дал данному факту более, чем очевидное для всех подтверждение.)

Так была, фактически, закрыта «Эпоха Сверхлюдей». Эпоха, начавшаяся еще в III тысячелетии до н.э. на Ближнем Востоке и в Древнем Египте, где первые цари-герои-полубоги (а то и не «полу») начали формировать первые государства. (На самом деле наоборот, конечноCollapse )

Вы что, хотите как во Вьетнаме?

В одном из постов в ФБ  увидел шедевральнейшую "фотожабу" на фото из предыдущего поста. Как говориться: хотите Вьетнам - так получите его сполна!

Впрочем, безо всяких шуток еще раз скажу: желание идентифицировать себя с проигравшими на постсоветском пространстве поражает. Collapse )

Прямой символ постсоветского мышления

Увидел у Кассада шедевральное фото: г-н Зеленский на фоне какого-то шалаша с надписью "В'этнам". И подумал, что лучшей иллюстрации того, что происходит на постсоветском пространстве, придумать, наверное, невозможно. И нет, речь тут идет вовсе не о "бравом" виде украинского президента - по которому кто только не прошелся. На самом деле тут важнее другое - тот самый "В'этнам", который удостоился чести быть запечатленным вместе с "великим властителем".

Который (не властитель, а то явление, что стоит за ним), во-первых, являет собой прямую иллюстрацию "строительства из говна и палок". (Да, чистых экскрементов там не видно, но качество "изделия" примерно соответствует. Во-вторых, отсылает к прямой "колониальной операции", являющей собой агрессию супердержавы против небольшого южноазиатского народа. (Причем, подобное восприятие присутствует даже в самих США.) Ну, а в третьих - агрессию совершенно очевидно неудачную, которую даже сами американцы считают своим поражением. (Да, Гитлера - в составе коалиции -победили, а вьетнамцев не смогли.)

То есть, украинские воины ассоциируют себя не просто с "белыми колонизаторами", но с "белыми колонизаторами", которые проиграли! (Причем, проиграли эталонно, со всеми последствиями, в виде "вьетнамского синдрома".) Впрочем, что тут говорить:  они с самого начала открыто связывали себя с бандеровцами-ОУН. Кои так же если чем и отличались среди всех остальных участников Второй Мировой войны - так это патологической неспособностью воевать при одновременной невероятной жестокости по отношению к мирному населению. (Это даже нацисты отмечали!!!)

Впрочем, тут самое важное - то, что и бандеровцы, и американцы во Вьетнаме изначально постулировали своей целью "борьбу с коммунизмом". Которая, по сути, и является самой "привлекательной" их особенность для современных украинских властителей и массы связанных с ними обывателей. Ради этого можно и очевидное поражение перетерпеть, и жестокость к мирному населению принять - особенно при понимании, что именно "мирняк" и несет в себе "бациллы" этого самого коммунизма.

Ну, и разумеется, подобная особенность относится не только у украинцам - наши "местные" националисты ничем не лучше. Collapse )

Про вторую итерацию социализма

Итак, как было сказано в прошлом посте , «первая итерация» социализма происходила не просто в неблагоприятных – а в сверхнеблагоприятных – условиях. В условиях, когда вокруг социалистического государства находятся экономически развитые, многолюдные и имеющие высокий научно-технический потенциал, государства. А «внутри» его, напротив, наличествует многочисленная – 80% населения – и  слаборазвитая крестьянская масса, имеющая миропонимание, в лучшем случае, на уровне 16 века. (И примерно оттуда же идущие технологии.)

Однако по-другому тогда быть просто не могло: дело в том, что социалистическая революция – так же, как и любой другой «переход» подобного уровня – обязательно должен был произойти в стране «второго эшелона». В том самом «слабом звене» империалистической системы, о котором еще в 1910 годах писал В.И. Ленин. Разумеется, об этом самом «слабом звене» и о его месте в социодинамических процессах, надо писать отдельно – поскольку тема это очень важная и интересная. Тут же можно только отметить, что это крайне фундаментальный закон, работающий не только в случае эволюции социальной. Но и, например, в случае эволюции биологической. (См. «взаимоотношения» рептилий и млекопитающих.)

Нам же в рамках данной тему важно, прежде всего, то, что это самое «слабое звено» в условиях 1917 года могло быть только полуфеодальным, имеющим огромное количество архаичных даже на то время элементов. (От деревянной сохи и веры в домовых - до преклонения перед «начальством».) Однако – вот еще один пример диалектичности истории – обретя в себе социализм, это самое «слабое звено» с 80% полуфеодальной крестьянской массой превратилось в главный действующий фактор истории. Который не только смог завершить в свою пользу самую большую войну в человеческой истории, но и стал к середине прошлого века главным источником научно-технического прогресса. В том смысле, что даже те открытия и изобретения, что были сделаны после условного 1950 года вне СССР, были неизбежно связаны с ним.

О подобном явлении, впрочем, я так же неоднократно уже писал – в темах, посвященных «Принципу тени» - и поэтому повторяться тут не буду. Напомню только, что все «великие технологии» послевоенного времени – начиная с ядерной энергетики и заканчивая сетью «Интернет» - появились исключительно благодаря Холодной войне. (Технико-экономическому соперничеству сверхдержав.) Вне же указанного противостояния – в «истинно-капиталистической» сфере деятельности – реальные достижения были крайне скромными. (Даже  «бытовые» нововведения послевоенного времени имеют свои «военно-космические» корни: скажем, микроволновые печи прямо восходят к радиолокации, сотовые телефоны – к космической связи, и даже тефлоновые сковородки ведут свою родословную с полетов «Аполлонов».)

Именно поэтому после исчезновения «Советской тени» - т.е., снижения «давления» на капитализм со стороны социализма, а затем и исчезновения последнего – уровень новационности человечества упал до околонулевых значений. В том смысле, что единственное, что осталось от былого прогресса – это возможности вылизывания уже имеющихся технологий. (Начиная с бесконечной модернизации несчастного «Боинга-737» 1965 года разработки и заканчивая «вечным доением» твердотельных ИС, ведущих свое происхождение примерно из этого же времени.)

Впрочем, так можно было говорить где-то до 2010 годов. Поскольку последние десять лет показали, что на состоянии «нет значительных инноваций» постсоветский мир не может остановиться. И даже положение «нет инноваций незначительных, а лишь одна имитация», для него есть только «промежуточная стадия». Поскольку в последние годы становится понятным, что «десоветизация цивилизации» дошла уже до состояния, при коей проблематичным становится поддержание заданного уровня научно-технического развития. Разумеется, «рваться» стало там, где «тонко» - то есть, в отраслях, которые в течение десятилетий считались второстепенными – например, в энергетике. Collapse )

О первой итерации социализма и ее проблемах

Наверное, не надо говорить, что «первое пришествие» социализма было очень трудным. Очень-очень трудным, практически невозможным – и только привычность для нас данного события удерживает от удивления тем чудом, что «тогда удалось». В смысле – что молодое социалистическое государство сумело вообще пройти период своего становления (1920-1930 годы), существую в окружении вражеских государств. А точнее – не просто вражеских государств, а вражеских государств, многократно превосходящих его по всем параметрам. По экономической мощи, по научно-техническому развитию, по количеству населения. (Если рассматривать в совокупности хотя бы главных врагов – хотя та же Британская Империя била СССР кратно по данному показателю.)

В общем,  любой рациональный анализ в рамках привычных критериев рациональности не давал СССР вообще никакой возможности существования. И в этом смысле белоэмигранты, годами не разбиравшие чемоданов для того, чтобы триумфально вернуться в страну после «падения Совдепа», были совершенно правы. Поскольку в подобной ситуации не нужно было даже «внешнее вторжение» - достаточным казалось простое «отключение» страны от «мировой цивилизации» для того, чтобы она исчезла, и очень быстро.  (Правда, в подобном случае эмигрантам вряд ли чего перепало: на «советское наследство» и так было полно претендентов – но сути это не меняет.)

Однако в действительности все пошло совершенно по-другому. В том смысле первое в мире социалистическое государство смогло «переломить» данную рациональность: стиснув зубы, большевики совершили практическое чудо. А именно: в кратчайшие сроки смогли «вытянуть» страну из «околонулевого состояния», создав самые передовые отрасли производства: авиастроение, автомобилестроение, тракторостроение, химическую промышленность, цветную металлургию ну и т.п., развернуть современную энергетику, и т.д. («У нас не было …., а теперь оно у нас есть!») И вообще, поднять на порядок инженерную и научную школы – которы, конечно, были, но имели очень маленькую «емкость». А главное – подготовить для всего этого кучу кадров, привив вчерашним крестьнам навыки индустриального мышления. (Да, не для всех это проходило просто – но, все же, определенная часть людей была «индустриализирована.)

Последняя задача – задача «модернизации человеческого потенциала» - до сих пор еще не полностью осознана и не отрефлексирована. Точнее, не осознана та колоссальная работа, которая была проведена для того, чтобы превратить людей со средневековым – а во многих областях даже неолитическим – мышлением, живущих в «волшебной», заколдованной Вселенной, в работников, разбирающихся в миллиметрах и вольтах, могущих управлять трактором, а то и самолетом. (Представители старших поколений еще застали людей, для которых домовые, кикиморы и прочие представители языческого «пандемониума» были очевидной реальностью. Не в смысле суеверий и неявных страхов – как бывает и сейчас – а именно в рамках ясной и даже логичной картины мира, где каждого демона надо было упрашивать и умилостивить по особой «программе», иначе самые элементарные действия будут невозможны.)

И вот этой самой лапотной и посконной, традиционной, а порой – неолитической – массе противостояли самые развитые и культурные страны мира: Британия, Франция, Германия. Да что там Британия! Даже Польша, над которой сейчас принято чуть-ли не издеваться, но которая, между прочим, была самой развитой частью Российской Империи, самой образованной и технологически совершенной.Collapse )

Воспитательная проблем и кризис современной семьи

Наверное, самая большая проблема предсказаний будущего – это то, что они принимаются обществом только при очень определенных условиях. А именно: если в этих предсказаниях будущее является «продленным настоящим». (То есть – не сильно отличающимся от того, что окружает людей в момент предсказания.) Причем, особенно актуально это в социальной сфере: если в какой-нибудь физике-биологии человек еще может допустить «странность» - то есть, вероятность серьезных изменений (хотя и тут диапазон их ограничен) – то в области «человеческих взаимоотношений» он даже через тысячелетия желает видеть только то, к чему привык.

Поэтому неудивительно, что любые попытки предсказания в данной сфере обязательно попадают в разряд не фантастики даже – фантастика это сверхсветовые полеты при классическом буржуазном устройстве общества с элементами феодализма – а объявляются, в лучшем случае, бездумными и не имеющими ничего общего с реальностью фантазиями. А в худшем – «нападением на общественную нравственность, нарушением всевозможных заповедей и желанием развратить молодежь. Собственно, именно так было восприняты в позапрошлом столетии идеи марксистов о том, что в некотором будущем воспитание детей будет не семейным, а общественным делом. (И что, вообще, семья в своем привычном понимании обречена уйти в прошлое.) Причем, данное указание оказалось слишком радикальным не только для открытых реакционеров и консерваторов – но и для множества людей, которые считали себя социалистами и даже коммунистами.

Разумеется, причина данного отношения была понятной: несмотря на все приводимые доказательства разложения «семейной формы проживания» - например, в плане утраты ей производственных функций – она еще выглядела очень привлекательной. В том числе, и в «воспитательном плане». И хотя именно в это время – во второй половине XIX столетия – происходило активное развитие системы массового образования, однако представить, что оно сможет когда-то заменить привычное для «эпохи традиции» воспитание родителями никто тогда не мог. Тем более, что господствующая тогда модель «массовой школы» традиционно была крайне неэффективной и совершенно недостаточной даже для текущих условий. Иначе говоря, учителей было мало по сравнению с учениками, уровень компетентности их был недостаточным, педагогика – как наука – практически отсутствовала, а главной задачей школы мыслилось «формирование патриотизма.

Ну, а самое главное – в подобной образовательной системе ученик проводил, по сути, ничтожное количество времени своей жизни. Массовая школа охватывала три-пять лет, не более того, дошкольного образования не было, да и внешкольного тоже. Правда, уже в это время существовали пресловутые «закрытые школы» для элиты – все эти Пажеские корпуса, британские интернаты, институты благородных девиц и т.д. (Да что там интернаты – значительная часть отечественных гимназистов лет с 14 вынуждена была проживать отдельно от родителей, поскольку гимназии были только в крупных населенных пунктах,) Но, во-первых, эти заведения охватывали меньшинство, и поэтому могли считаться исключением, которое только подтверждает «вековые нормы». А, во-вторых, даже тогда было понятно, что заведения подобного рода не сказать, чтобы идеальны. А точнее – крайне сомнительны при относительно высокой стоимости. (В том смысле, что какого-то «особо высокого» образовательного уровня они не давали.)

Ну, и разумеется, не стоит забывать, что при этом существовали еще «интернаты для бедных» - разного рода «дома призрения» и приюты. Которые в качестве воспитательных учреждений были просто «хламом», поскольку не только не давали хотя бы минимального уровня знаний, но даже элементарные правила общежития «прививали» с большим трудом. Поэтому сама мысль о том, что процесс формирования человеческой личности можно будет изъять из семьи, выглядела для человека XIX века кощунством. (Правда, при этом мало кто задумывался, что в большей части семей реальное воспитание находится на уровне «приютского», если не худшего. Поскольку мало что может сравниться по деструктивности с тем же примером отца, пропивающего семейный бюджет и колотящего мать и детей.)

Подобное положение сохранилось и в следующем столетии. Более того – в указанный период положение семьи, казалось бы, еще более упрочилось.Collapse )

О причинах текущего демографического кризиса

Предыдущие посты (1 , 2)

Говоря об демографических особенностях современного – т.е., развитого капиталистического – мира, мы должны, прежде всего, иметь в виду основную ее особенность. А именно: то, что в современности вопрос «воспроизводства человека», фактически, отсутствует. Точнее сказать, в «физической реальности» он, понятное дело, реализуется – в конце концов, мы все как-то появились на свет. Однако в плане «ментальном», в плане наличия базовых стратегий поведения людей тут мы имеем, в лучшем случае, полную «понятийную кашу». В отличие от того же «мира традиции», где данная стратегия была закреплена очень жестко: «плодитесь и размножайтесь». Причем, плодитесь и размножайтесь, несмотря ни на что, и отказ от этого процесса есть самый страшный грех. (Детей надо делать в нищета и богатстве, в здоровье и болезни, в уме или его отсутствии, в молодости или старости – и лишь «выход за пределы мира», вроде того, что происходит у монахов, снимает эту необходимость.)

Разумеется, в современном мире подобного «категорического императива» найти невозможно. Конечно, отсылки к необходимости деторождения и тут существуют, но практически всегда они … отсылают к уже указанному «традиционному прошлому». Ну да: к традициям, к религии, к «мудрости предков», к необходимости продолжения рода. В общем, ко всему, что так органично вписывалось в мир прошлого, но сегодня смотрится, простите, как на корове седло. То есть, оказывается мало для кого убедительным в ситуации, в которой базовые принципы прошлого просто не работают. Начиная с самого главного принципа – уже описанного в прошлом посте «блокирования» интеллектуальной деятельности для подавляющей части населения.

Впрочем, об этом поговорим несколько ниже. Пока же только укажем, что даже в плане «институтов» вопрос «воспроизводства населения» даже сейчас остается в рамках, заложенных в период «традиционализма». Поскольку главным из указанных «институтов» сейчас – так же, как и тысячи лет назад – выступает семья. Да, разумеется, семья нуклеарная, включающая почти всегда только родителей и детей – безо всяких дедушек-бабушек и прочей родни, которая входила в состав семьи патриархальной. (То есть, той, в рамках коей человек, собственно, и проживал в течение тысяч предыдущих лет – еще с доклассового периода.) Однако, как не удивительно, но базовые свои основания эта семья сохраняет – по крайней мере, в плане отношения к деторождению и воспитанию детей.

В том смысле, что до сих пор именно родители воспринимаются, как единственно-ответственные за этот момент, а так же – как единственные «заинтересованные» в нем. Все же остальное общество оказывается «по другую сторону» - в том смысле, что оно может, конечно, помогать и даже «стимулировать» процесс «детопроизводства», но не более того. (И уж конечно, все огрехи воспитания целиком и полностью ложатся на родителей.) При этом – что интересно – сами вырастающие дети после обретения ими возможности трудовой деятельности однозначно выводятся из «семейного круга» во внешний мир. В то время, как в «традиционную эпоху» они какое-то время трудились на благо семейного хозяйства.

Впрочем, если честно, то переоценивать указанную роль особо не стоит – в том смысле, что наследовал отцовский надел только один сын. Остальные же – если выживали – то так же «выходили за пределы». (Но чаще, понятное дело, не выживали.) Так что целиком экономическим явлением деторождение никогда не было – иначе не нужно было бы такое жесткое принуждение к нему со стороны «официальной идеологии», о коем написано в начале поста. В том смысле, что для существования самого крестьянского хозяйства демографическая модель традиционного общества была не самой оптимальной: для него выгоднее было бы более редкая рождаемость при более высокой выживаемости детей. (За счет большей заботы о последних.) Как это существует в общинных социумах, которые имеют меньшую детскую смертность, нежели классовые традиционные – даже при меньшем уровне технологического развития.

Поэтому-то – как уже говорилось – стоит еще раз отметить, что одним из основ существования описанного мира была уже помянутая «блокировка мышления». Collapse )

Как уцелела Вселенная

Пришла хорошая новость: наконец-то доказано, что двигатель EmDrive, нарушающий закон сохранения импульса, не работает . Напомню, что этот самый EmDrive  представляет собой некое "ведро" сложной формы, в которую запускаются микроволны. В этом самом "ведре" (резонаторе), в свою очередь, за счет "сложной системы отражений и поглощений", должна была возникать некая таинственная "сила", которая бы двигала данный предмет в пространстве.

Разумеется, эта самая "сила" была достаточно невелика: порядка 70 мН. Однако, во-первых, само ее появление означало бы нарушение одного из фундаментальных законов сохранения - закона сохранения импульса. (Который очень широко применяется в самых различных рассчетах.) А, во-вторых, давало бы надежду на построение более масштабных конструкций, кои могли бы иметь практическое применение. Например, фирма Cannae Inc предполагала, что на указанном принципе можно будет доставить груз массой 2000 кг на расстояние 0,1 светового года за 15 лет . Общая масса такого аппарата вместе с системами охлаждения и другими деталями составит 10 тонн.

И вот данным надеждам был - к великому счастью - положен конец. В том смысле, что очередной раз было доказано невозможность использования "принципа Мюнхгаузена" - то есть, возможности поднятия себя самого за волосы - на котором, по сути, и был основан EmDrive. (Если отбросить все технические тонкости.) И все "проявления тяги", которые фиксировались при этом, в действительности оказались ошибками эксперимента. Так что законом сохранения импульса теперь можно пользоваться с такой же уверенностью, что и раньшеCollapse )

Про демографию традиционного общества

Для того, чтобы разобраться в том: почему же современные страны чуть ли не в полном составе свернули на путь депопуляции – стоит несколько поподробнее рассмотреть ситуацию, которая была до этого. То есть, то самое «традиционное общество», которое – как обычно считается – проблем с демографией не знало. Поскольку рождаемость в «мире традиции» была высокая, причем, вызывалась она «автоматически», безо всяких государственных стимуляций данного процесса – никто там даже не думал платить за рождение и воспитание детей, скорее, наоборот, деторождение наблюдалось даже у самых бедных и обреченных слоев населения. (Если кто помнит, то слово «пролетарий» изначально означало именно нищих, имеющих только свое потомство.)

В общем, внешне все в «мире традиции» выглядит красиво, и поэтому находится немало людей, которые считают, что для решения демографической проблемы надо «вернуть все взад». В смысле – обратиться к «опыту предков, к их исконной мудрости», при которых «демография росла». (Ну, и «переформатировать» общество соответствующим образом, ) Правда, при внимательном рассмотрении оказывается, что тут не все так просто – например, этот самый демографический рост очень долго был не сказать, чтобы значительным. И в действительности вплоть до 1920 годов (!) он напоминал, скорее, линейную функцию, нежели пресловутую экспоненту. (Которую предписывает «экологическая трактовка» демографических процессов.) Причина этого состояла в том, что указанной высокой рождаемости в традиционном обществе неизбежно сопутствовала и высокая смертность.

Причем, не только детская: например, очень высока была опасность умереть у самих рожениц, очень высоким был «производственный травматизм» (само понятие «охрана труда» до начала ХХ века было невозможным), а так же многочисленные эпидемии, возникающие из-за полного игнорирования вопросов гигиены. Наконец, не стоит сбрасывать со счета банальнейший голод и холод. Которые еще во второй половине позапрошлого столетия имели немалую долю среди многочисленных смертей.

Самое же интересное тут то, что значительное количество этих смертей можно было бы легко сократить даже на том уровне развития технологий, что были в прошлом. Недаром – как уже не раз говорилось – даже в развитых странах конца XVIII века средняя продолжительность жизни большей части населения была… меньше, нежели в развитом общинном социуме «доцивилизационной эпохи». (Скажем, в Чатал-Гуюке 7-6 тысячелетия до н.э. она составляла 32 года, в Риме времен Империи 27 лет, а в Великобритании 1700 годов – 31 год.) Разумеется, аристократы и богачи жили дольше. (Хотя и они «испытывали влияние» простонародных проблем – скажем, через распространение эпидемий, которые особенно не смотрели на титулы и состояния.)

Кстати, о последних: реально бороться с теми же кишечными инфекциями через отвод нечистот, использование специально оборудованных источников (желательно проточных), и даже кипячение воды (применяемого формально для заваривания отваров) вполне умели даже в период Античности. Но массово применять данные «супертехнологии» почему-то не решались. Хотя в той же хирургии, например, были неплохие достижения. (Правда, в большинстве случаев перечеркиваемые «загадочным» неприятием антисептики.) Более того – в значительном числе случаев медики выступали … фактором, увеличивающим смертность. Как это было, например, в акушерстве 18-19 веков, где пресловутые «родильные дома» являли собой «заповедники» всевозможных инфекций. (Впрочем, и то, что врачи вообще не любили мыть руки – по крайней мере, в больницах – не может не настораживать.)

Впрочем, не стоит тут обвинять медиков во всех грехах, поскольку в действительности чуть ли не большая часть «народных обычаев», связанных с родами и младенцами, была чуть ли не специально направлена на усиление смертности последних.Collapse )

Прикладная футурология. Демографический аспект

На самом деле еще лет пять-шесть назад была надежда. Надежда на то, что вопрос с рождаемостью можно будет решить путем ее экономической стимуляции. Проще говоря, что можно выплачивать роженицам некоторые (не сказать, чтобы особо большие) деньги, и тем самым повышать популярность данного занятия. Эта концепция – как тогда казалась – подтверждалась самыми различными фактами. Начиная с того, что европейские страны, имеющие развитую систему поддержки населения – вроде Франции – имели лучшую рождаемость, нежели те, что не имели. И заканчивая тем, что в самой РФ, казалось, демографическая ситуация начала налаживаться после введения т.н. «материнского капитала». (В 2015 рождаемость вышла на «максимальный» постсоветский уровень в 1,78 рождений на женщину.)

Однако во второй половине 2010 эта «лафа» кончилась. Поскольку и в РФ рождаемость – достигнув в указанном 2015 году максимума за 30 последних лет – уверенно покатилась вниз, и в пресловутой Франции начался тот же процесс. И в «сверхбогатых» США которые еще недавно могли с высока посматривать на остальных в указанном плане (у них количество рождений еще в 2000 годах было больше двух), рождаемость упала. И  даже… в Китае – где боролись-боролись с бесконечным количеством деторождений – выяснилось, что этот показатель стал чуть ли не меньше, нежели в Европе! (1,69 на 2018 год.) И что даже отмена всех ограничений по программе «одна семья – один ребенок» ничего не меняет.

Поэтому  стало понятным, что этот путь не работает. Так же, как не работает и идея «миграционного прироста» - та, что позволила избежать в 1990 годы депопуляции России, а Западу в это же время получить множество квалифицированных рабочих рук. Поскольку вдруг оказалось, что «заманивать мигрантов» просто неоткуда: во всех, более-менее развитых государствах – то есть, государствах, имеющих возможность для обучения своих граждан – рождаемость упала ниже уровня простого воспроизводства. Более того – резко упала и образованность этих самых граждан. (Впрочем, последний процесс наблюдается практически повсеместно.)

Кстати, рождаемость падает и в государствах неразвитых – например, в том же Бангладеш она снизилась с более, чем 4,5 рождений на женщину в 1990 году до 2,04 в 2018. И лишь Черная Африка продолжает демонстрировать высокий прирост, хотя и там процесс очевидно идет к завершению. (Скажем, в Сенегале сейчас рождаемость 4,5, с очевидной тенденцией к снижению – и примерно к 2050 годам и эта страна перейдет предел в 2 рождения.) Поэтому все апелляции к тому, что «черные захватят мир», в общем-то, являются такими же ошибочными, как популярные еще лет двадцать назад «страшилки» о том, что «желтые захватят мир». («Если китайцы получат европейский уровень жизни, то биосфера Земли погибнет».)

И, таким образом, «классическая модель» времен Римского Клуба, согласно прогнозам которого численность человечества – при прочих равных условиях – будет нарастать по экспоненте до наступления экологической катастрофы в действительности оказалась … «классической» же ошибкой. «Классической» потому, что основывалась она на очень распространенном, но при этом всегда неверном методе применения  «природных» «экологических моделей» к человеческой популяции. В результате получилось прекрасное попадание «пальцем в небо»! В том смысле, что человек – как оказалось – есть существо «неприродное», и подчиняющееся совершенно иным законам. (Впрочем, так же очень хорошо известным, однако не приемлемым современным обществом по ряду причин.

Но об этом будет сказано уже отдельно.) И поэтому – совершенно неожиданно и для «экспертов-футурологов», и для элитариев-властителей – вдруг оказалось, что вместо ожидаемой «сверхпопуляции» у человечества оказывается совершенно иной финал.Collapse )