Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мандат Неба

В Древнем Китае было такое понятие: «Мандат Неба». Смысл его (понятия) состоял в том, что власть (император) легитимна до тех пор, пока своими добродетелями заслуживает благословение Высших Сил. Когда же последнее исчезает – т.е., когда безнравственность властителей превышает какой-то предел – то указанный «мандат» перестает действовать. Что выражается в резком росте природных катаклизмов и прочих неприятных явлений. И, следовательно, подчиняться подобной власти становится незачем – скорее наоборот, ее следует менять в максимально сжатые сроки.

Впрочем, тут сразу следует сказать, что нечто подобное существовало практически у всех народов. В том смысле, что правитель, во время правления которого начинает происходить что-то не совсем «приятное» с вещами, вроде бы, от его действий независящими, тем не менее, часто оказывается лишенным легитимность. Для нас наиболее известный пример подобного – несчастный Годунов, который стал в нашем общественном сознании символом «несчастливого правителя». (Пускай и исключительно благодаря «Нашему Всему»  - сиречь Александру Сергеевичу Пушкину с соответствующей трагедией.) Сейчас даже принято считать, что «Царь Борис»  не смог стать родоначальником новой династии исключительно благодаря извержению вулкана по имени  Уайнапутина – который привел к Великому голоду 1601-1603 годов. (А если бы ни это – то не было бы ни Смутного Времени, ни войны с поляками, ни других бед первой половины XVII века.)

Тем не менее, подобное представление – кстати, характерное для нашего времени – согласно которому история страны или даже всей человеческой цивилизации зависит от подобных случайных факторов (вроде Уайнапутина), вряд ли можно назвать однозначно очевидным. Поскольку оно не учитывает того, что социум, как правило, имеет очень мощную систему компенсации внешних проблем. «Здоровый социум», разумеется. А вот не здоровый, понятное дело, не имеет.  Поэтому то же похолодание 1601-1603 годов, став одним из оснований Русской Смуты, тем не менее,  не привело к подобным проблемам в иных государствах. Да и сама Россия –попав примерно через полтора столетия после этого  вступив в период подобного похолодания (в 1740 году), так же смогла остаться достаточно стабильной.  Поэтому «сваливать» все проблемы Смуты на несчастный вулкан, не рассматривая при этом происходящие внутри русского общества процессы – выражением которых и стало появления царя Бориса на троне – было бы странным.

* * *

Хотя, разумеется, трагичности борисовского правления это не отменяет. Но зато отменяет загадочность и мистичность «Мандата Неба» - т.е., «неожиданно» падающих на некоторых «несчастливых» правителей «небесных кар». (После которых последние оказываются свергнутыми со своих тронов и, чаще всего, лишенными не только власти, но и жизни.) Дело в том, что подобное положение – т.е., крушение династии, а часто, и государства – может означать только одно: то, что правящие классы данной страны утеряли возможность для адекватной реакции на возникающие вызовы. Причем, стоит понимать, что речь идет вовсе не о «волевом» отказе от данной задачи – хотя и подобная ситуация порой случается. Нет, чаще всего «центральная власть», теряя «Мандат Неба», еще пытается задействовать некие механизмы компенсации – как тот же царь Борис.

Но либо эти механизмы  не желают «задействоваться». Либо их действие оказывается совершенно иным, нежели то, что необходимо. Причина данного парадокса проста: любые «социальные механизмы» состоят из людей.Collapse )

Короновирусное странное

Кстати, интересно: обратил ли кто на такой странный эффект. А именно: на то, что в Китае - который победил короновирусную эпидемию - ежедневно продолжает фиксироваться по несколько десятков заболевших. В Южной Корее, кстати, тоже. Однако - в отличие от недавнего прошлого - никакой "ужасной эпидемии" не наблюдается.

Хотя карантин, как таковой, уже снят, а провести тотальную проверку всего населения даже для КНР выглядит непосильной задачей. Поэтому понятно, что наблюдаемые заражения относятся к людям с очевидными симптомами болезни - те самые, что сейчас считаются опасными в плане распространения данной заразы. Подобная особенность вызывает два вопроса, очень важных на сегодняшний момент 

Во-первых, вопрос о том:  что же случилось с вирусом? А точнее, что случилось с  реакцией на него - поскольку получается, что зимой он мог заражать десятки тысяч человек, сейчас же довольствуется десятками. При том, что иммунизация всего китайского или корейского общества при "классической картине" данной эпидемии невозможна. ("Классическая модель" эпидемии вообще предполагает, что при декларируемом уровне заразности данная болезнь для затухания требует или полного уничтожения вируса -которой, как можно догадаться, нет. Или же указанной иммунизации, сиречь, того, что переболеет большая часть страны. Чего тоже не произошло)

На самом деле, кстати, это довольно серьезная проблема, от решения которой зависит то, будут ли подобные эпидемии возникать снова. Ну, и разумеется, эти самый решения может быть различным. Например, в том плане, что, вполне возможно, тут  действительно значительную роль играет погода - и "китайская зима" является для данного заболевания самым лучшим временем. (Это объясняет тот факт, почему Африка и Индия оказываются слабозараженными. Однако вот США, Италия, Испания вносят сюда свои коррективы.) В любом случае, "климатический фактор" требует внимательного изучения.

Впрочем, вполне возможно, что речь идет не о природных, а о социальных факторах. Collapse )

Жизнь "безопасного мира" - 2 Спорт

Часть 2. Спорт

Наверное, для нашего современника нет ничего более естественного, нежели связь спорта со здоровьем. Ну, разумеется, с определенными «поправками» - скажем, в последнее время стало понятным, что т.н. «спорт высоких достижений» выступает скорее неким шоу, в котором участники зарабатывают деньги. (А здоровье тут выступает далеко вторичным.) Но, в целом, уверенность в том, что занятия спортом есть очевидное благо, и что им – в идеальном случае – должен заниматься каждый, выглядит практически прописной истиной. Понятно, что этой истине следуют далеко не все, а главное – не для всех есть возможность ей следовать. Но сути это не меняет, поскольку понятие о благе спорта выглядит безусловной и подтверждаемой огромным количеством научных работ.

Но так было далеко не всегда. А точнее, практически никогда так не было. В том смысле, что спорт, конечно же, существовал в том или ином виде, начиная с ярмарочных крестьянских состязаний  и заканчивая рыцарскими турнирами. (Можно еще греческие Олимпиады вспомнить.) Однако связь его со здоровьем была очень и очень условной, поскольку любые спортивные состязания мыслились или как некие ритуальные действа – коими они и были изначально. Или же как разновидность развлечений, то самое шоу, которым – как было сказано выше –сейчас считают «спорт высших достижений». (Как говориться, возвращаемся к истокам.)

Источник же здоровья? Ну, это, простите, не сюда. Поскольку – как это не забавно прозвучит – но идея сохранять здоровье путем совершения физических упражнений вплоть до 20 годов ХХ века выглядела очевидной глупостью. Ну, в самом деле, как это возможно: тратить силы и жить лучше? Вон мужланы пашут изо дня в день, и мрут как мухи. Нет уж – здоровье это калорийное питание и умеренность в нагрузках. И да – желательно поменьше бывать на «свежем воздухе». Поскольку тот же самый «источник» - т.е., ситуация с «простолюдинами» - показывала, что указанный показатель играет скорее отрицательное, нежели положительное значение. Причина была проста: т.н. «свежий воздух» - т.е., благоприятная для жизни нетронутая природа – в течение практически всей человеческой истории была доступна только в обширных имениях, отделенных от хозяйственных (сельских или промышленных) районов лесными массивами. В последних же, а так же на их границе «среда обитания» имела крайне убогий вид.

В том смысле, что человеческая деятельность – а точнее, человеческая деятельность, направленная на увеличение могущества элитариев – очень быстро наполняла места проживания людей серьезными опасностями. Да, именно так:  в полном противоречии с т.н. «основной задачей экономики», состоящей в создания искусственной среды обитания человека, классовые общества занимались, в основном, повышением могущества элиты. За счет всего остального. Поэтому если древние развитые общинные социумы – вроде Чатал-Гуюка – могли тысячами лет проживать в одном и том же месте, то социумы классовые, а тем более, капиталистические (как самые совершенные из классовых) очень быстро превращали в клоаку все свое окружение. Поэтому человеческие города столетиями были заполнены зловонием – не ушедшим с завершением Средневековья (канализация стала нормой только во второй половине ХХ века), антисанитарией, болезнями, развитой преступностью и тому подобными вещами. «Бегать для здоровья в парке» в данном мире было бредовой мыслью.Collapse )

Жизнь "безопасного мира" и ее отличие от всей остальной истории

Часть 1. Туризм

Давайте скажем честно: все наши представления, все наши нормы поведения, весь наш образ жизни сформировался во время «безопасного мира». Т.е., мира, получить проблемы в котором можно только при приложении определенных усилий. Причем, это касается практически всех живущих сегодня – начиная от тех, кому сейчас меньше 18 и заканчивая тех, кому около семидесяти. Поскольку все они выросли и сформировались в исторический период, который кардинально отличался от всей остальной истории человечества. Причем, относится это порой к самым неожиданным вещам.

Возьмем, например, тот же туризм. В смысле – не тот туризм, где походы с палатками и сплав по рекам (хотя и с ним не все так просто), а туризм в привычном для нас понимании. Где «четырехзвездочный отель с оллинклузивом» и море с шезлонгами. И отметим, что до определенного времени подобного явления просто не могло существовать. Хотя бы по санитарно-эпидемиологическим причинам. В том смысле, что еще относительно недавно жизнь каждого жителя нашей планеты – включая представителей правящих классов – оказывалась тесно окружена опасностью заразиться той или иной опасной болезнью. Ну, разумеется, это не значило, что наиболее страшные заболевания – такие, как чума или холера – свирепствовали каждый год. Однако миру и без них хватало угроз – скажем, те же корь, коклюш, инфлюэнца (сиречь грипп), дизентерия рассматривались, как «обычные» проявления бытия. А туберкулез вообще выглядел профессиональным признаком для множества профессий – и не только. (Страдающие от чахотки барышни были любимым персонажем множества бульварных романов.)

Ну, и сифилис, конечно – лечиться от которого считалось чуть ли не предметом гордости у определенной категории людей. Впрочем, удивляться подобному было бы странным, поскольку уровень санитарии практически всю человеческую историю находился на крайне низком уровне. Я уже писал об этом неоднократно, и повторяться, конечно, не хотел. Но, все же, основные черты «условий человеческого проживания», характерных для большей части человеческой истории напомнить будет полезным. Итак, первое, о чем следует не забывать – так это о том, что до самого недавнего времени та же канализация была явлением, практически не применяемом. (Хотя и была известной с глубокой древности.) И да: содержимое выгребных ям – а они были далеко не везде, часть нечистоты просто выплескивались на улицы – обыкновенно вывозилось на поля. (С улиц, разумеется, тоже.) С соответствующими результатами.

* * *

Впрочем, даже без нечистот «гигиеническая обстановка» городов недавнего времени была ужасной. Начиная с наличия постоянного смога от печного отопления и пыли от незамощенных улиц – впрочем, и с мощением было не лучше, если учесть господствующий вид транспорта (это только борцы с ужасным СО2 могут говорить, что конский навоз – это «естественная» вещь, и поэтому -неопасная) – и заканчивая огромным количеством паразитов. Начиная с крыс и мышей, и заканчивая мухами и комарами, включая малярийных. (Ну, и глисты, конечно же.) Наконец, не стоит забывать о том, что большая часть потребляемых продуктов была откровенно испорченной. Причем, как естественным образом – холодильников-то не было, да и упомянутые выше крысы, тараканы, мухи и т.д., должны были чем-то питаться. Так и образом «неестественным», связанным со стремлением продавцов сделать их как можно дешевле. Ну да: уровень прибавочной стоимости «тогдашнего» мира был настолько низок, что любая «экономия» оказывалась действенной. (К этой важнейшей особенности мы еще вернемся.)

Поэтому «портилось» все и вся – начиная с добавления в кофе дорожной пыли и заканчивая огромным количеством поддельных драгоценностей. И если последнее, по существу, мало что значило, то все остальное гарантированно превращало мир в «эпидемиологический ад».Collapse )

Короновирус, "традиция" и "совок"

индияПроходящая «короновирусная неделя» - помимо всего прочего – серьезно ускорила разрушение старых иллюзий. Например, известного мифа времени “позднего СССР/новой России” о том, что «в гостях хорошо, а дома плохо». Иначе говоря, что везде – за исключением «убогого Совка/убогой Рашки» - царит счастливая и сытая жизнь. Ну, точнее, может быть, не совсем сытая, но, по крайней мере, «человеческая». Причем, под «везде» в данном случае подразумевались не только США и т.н. «развитые страны Европы», а вообще, все – за исключением постсоветского пространства. В самом же крайнем случае – вообще все за исключением РФ. (Где - как известно каждому “либералу” - до сих пор царит “совок”.)

На самом деле возникновение данного мифа – вопрос достаточно интересный, хотя и понятно, что он стал следствием того самого «всеобщего отрицания советского», коим может быть охарактеризован самый последний период существования данной страны. И, разумеется, он имеет «генетическую связь» с более глобальным мифом о «античеловечном социализме». Дескать, проклятые большевики, свернув со «столбовой дороги истории», устроили в нашей стране вечную «долину страданий». (Отсюда нетрудно догадаться, что данный миф зародился в среде т.н. «бывших», уровень жизни которых действительно сильно просел благодаря Революции –правда, за счет увеличения уровня жизни 90% остального населения страны.) Однако указанный момент надо рассматривать отдельно.

* * *

Тут же – возвращаясь на уровень первого мифа – стоит обратить внимание на несколько другое. Например - на то, что созданная на его основании концепция «пора валить», оказалась достаточно востребованной в постсоветское время. Причем, если в 1990 – первой половине 2000 годов под словом «валить» подразумевалось исключительно эмиграция - да еще и в развитую страну - то со второй половины десятилетия его значение значительно расширелось. В том смысле, что под данное понятие стало попадать и т.н. явление «дауншифтинга», а также – массовое (относительно) распространение зарубежного туризма. (Разумеется, массовое с т.з. 20% “вписавшихся в рынок” - они же “пишущие в интернет”.)

Кстати, тут сразу же стоит сказать, что - в отличие от общемирового значения слова «дауншифтинг», под которым подразумевается некоторое снижение уровня жизни в обмен на увеличение «душевного покоя» - в современной России оно давно уже обозначает ни что иное, как просто переезд в некую дешевую, но зарубежную страну. (Т.е., российские дауншифтеры едут не из Москвы в Воронеж, а из России в Таиланд.) Причем, сами переезжающие ни о каком снижении уровня жизни даже не заикаются, наоборот, они всячески расписывали то, как прекрасно проживать там, где никогда не было «проклятых большевиков». Нет, разумеется, они могут приводить какие-то, более «смягченные» объяснения – скажем, приятный климат – но, в целом, общий смысл остается одним и тем же. То есть: тут Ад - там Рай и все такое.

То же самое, кстати, произошло у нас с туризмом, который – в отличие от общемирового и общеисторического понимания – стал означать не столько «способ увидеть мир», сколько желание «пожить немного без совка». Поэтому российские туристы в своих впечатлениях описывали (и описывают) вовсе не пресловутые красоты природы или памятники архитектуры – а «уровень сервиса» в отелях. А так же - то, насколько хороша в иных странах еда, как там приветливы полицейские и чиновники, как разумно поставлена торговля, и как хорошо относятся к приезжим местные жители. Не то, что “совковое быдло”.

* * *

В общем, старая поговорка «хорошо везде, где нас нет», в постсоветском мире трансформировалась в поговорку: «хорошо везде, где нет (и не было) совка».Collapse )

Почему легкого возврата к «реальной экономике» не будет

Господин Лукъяненко – если кто не знает, то это такой известный российский фантаст, автор нашумевших «Дозоров –  решил в своем Фейсбуке пофантазировать на тему: что же будет «после короновируса». Ну да: желание законное, и к тому же, вполне лежащее в рамках профессиональных навыков писателя. Поэтому получилось довольно эпично – в том смысле, что «мир к прежнему состоянию не вернется» . Ну, и вообще: «Возрастет ценность реальной экономики…ценность медицины, биологии, как практической так и теоретической… Переформатируется система образования.»  А так же изменятся оптимальные стратегии поведения в нашем мире:  «Вы красили ногти в салонах красоты или стригли собак? Возможно, вам стоит освоить профессию медсестры или санитарки. Если совсем молоды - подумайте, сможете ли получить профессию врача.Вы хотели стать профессиональным спортсменом? Это хорошо, значит вы физически сильны, вы можете пойти служить в армию, работать в строительстве, в шахте и т.д.Вы планировали после школы пойти в юристы или экономисты? Подумайте о работе инженера. Они будут нужны.»

Разумеется, подобные изменения выглядят крайне желанными для очень многих. В том смысле, что повышенная ценность в современном мире совершенно бессмысленных занятий – кстати, главные из них у Лукъяненко предусмотрительно не приведены (о них будет ниже)– и, наоборот, хроническая недооценка занятий полезных, давно уже вызывает то ли раздражение, то ли досаду. В том смысле, что ситуация, в которой популярный блогер, известный спортсмен или популярный артист может получать намного больше, нежели врач, инженер или учитель, действительно выглядит нелогичной. (Ведь если не будет «работы» тех же деятелей эстрады, то ровным счетом ничего не изменится. А вот если исчезнут медики, то даже представить страшно, что произойдет!) Ну, и разумеется, надежда на то, что подобное положение изменится «хотя бы после вируса» оказывается вполне логичной.

* * *

Правда, несколько отрезвляет то, что подобные ожидания уже были. Скажем, после «кризиса 2008 года», когда, на какое-то время, «популяция российского гламура» (возьмем пока нашу страну) получила первый удар. Тогда многие тоже ожидали, что время «гламурных кис» обоего пола закончилось. И что вот-вот, и они пойдут заниматься настоящим делом – в смысле, убирать улицы, мыть полы и вытирать попы детям. Однако, как нетрудно догадаться, ничего этого не случилось. В том смысле, что после небольшого «провала» - с закрытием ряда глянцевых журналов и сокращением разного рода кинематографических и музыкальных тусовок – указанная категория вновь вернулась в жизнь. Уже в виде бесконечных «модных блогеров», разного рода коучеров и тренеров, специалистов по фитнесу и ногтевому сервису, ну и т.д., и т.п. Причем, в увеличившемся количестве и с увеличившимся уровнем доходов.

То же самое можно сказать и про 1998 год – который тогда так же был посчитан, как «конец среднего класса». Под коим тогда подразумевали разнообразных личностей, подвизающихся в процессе утилизации страны. (Понятно, что об уходе главных утилизаторов все разумные люди даже не задумывались – это с самого начала выглядело невозможными.) Причем, на какой-то момент также могло показаться, что это действительно произошло – и что быть тем же инженером в нашей стране может быть не менее выгодно, нежели «менеджером по маркетингу». Но уже в первой половине следующего десятилетия стало понятно, что все возвращается на круги своя – и что виртуальная экономика в любом случае побеждает реальную. (Собственно, упомянутые в предыдущем абзаце «гламурные кисы» и были следствием этого процесса.)

Нет, разумеется, нельзя сказать, что по сравнению с 1990 годами ничего не изменилось – некоторые подвижки в плане поддержки экономики реальной действительно были сделаны. Однако переменить «общественные приоритеты» они не смогли. Не удалось это сделать и после – ни в 2009, ни в 2015 году. Поэтому ожидать  «смены парадигмы» после нынешнего кризиса вряд листоит. Нет, конечно, Лукъяненко – как писатель фантаст – может мечтать о чем угодно, включая прилет инопланетян. Однако все остальные должны понимать, что это – и контакт с иной цивилизацией, и то, что после короновирусной (или какой иной) эпидемии люди, создающие реальные ценности и поддерживающие само существование цивилизации будут цениться выше, нежели представители того же шоу-бизнеса – события, в общем-то, имеющие нулевую вероятность.


* * *

Впрочем, и причина этого явления, в общем-то, хорошо известна.Collapse )

Санитарный фактор: реальность против виртуальности

Итак – как было сказано в прошлом посте – одним из механизмов, сделавших возможным современного существования цивилизации стало развертывание т.н. «массовой санитарии». То есть – комплекса мер, позволивших значительно (на несколько порядков) увеличить уровень санитарной грамотности населения и одновременно – уменьшить количество антисанитарных проявлений в обыденной жизни. Что, в свою очередь, способствовало уменьшению числа, а порой – и полному исчезновению множества опасных заболеваний. Начиная от дизентерии и заканчивая такими страшными вещами, как тиф, холера и даже чума. Наверное, тут не надо говорить: как же это отразилось на жизни людей. В том смысле, что это очень сильно снизило уровень смертности, причем, в значительной мере, для «младших возрастов» (детей и подростков). Впрочем, и для взрослых жить стало гораздо более приятно – в конце концов, одно исчезновение расстройств пищеварения, бывших в недалеком прошлом суровой обыденностью, чего стоит.

Самое же интересное тут – то, что большая часть используемых в данном случае методов основывалась на давно уже известных достижениях науки. Нет, были разумеется, и новые. (Ну как новые – та же массовая вакцинация ведет свою родословную с оспопрививания, известного еще с XVIII столетия. Скажем, Екатерина Великая прививалась от оспы, а уже к концу позапрошлого века данная технология была относительно разработанной.) Тем не менее, основные достижения «санитарной революции» основывались на еще более «древних» приемах. Таких, как развертывание пропаганды личной гигиены или принуждение к гигиене общественной. (Вроде ужесточения требований к торговле продуктами питания или организации вывоза мусора за пределы городов.) Ну, и разумеется, не стоит забывать появление на повестке дня самого понятия «гигиены труда» - что еще в 1900 выглядела немыслимым. (В том смысле, что призывы к ней были – но практическая реализация была затруднена из-за позиции хозяев бизнеса.)

Да что там гигиена труда – банальная канализация, известная со времен Можеджо-Даро, стала достоянием развитых стран лишь во второй половине XIX. Впрочем, стоит сказать точнее: достижением наиболее крупных и развитых городов наиболее развитых стран. Так, в Лондоне выводить нечистоты за пределы города стали лишь после «Великой вони» 1858 года. До этого времени их просто сбрасывали в реку. Впрочем, там хотя бы сбрасывали, поскольку в подавляющем числе британских (и любых других) менее крупных городов наиболее «совершенной» формой городской санитарии были пресловутые выгребные ямы. Наиболее совершенной по той простой причине, что часто и подобных ям не было – и все «ненужное» просто выливалось на дороги и в канавы. С соответствующими результатами.

То же самое можно сказать и про водопровод – который стал обыденностью в Европе только с 1930, если не с 1950 годов. До того большая часть людей вынуждена была использовать воду из «открытых источников» - рек, озер, прудов. (Разумеется, не кипяченую. )На этом фоне активный рост потребления алкоголя в 17-19 веках выглядит, если честно, «гигиенической необходимостью». В том смысле, что пить пиво или вино тогда было на несколько порядков более разумным действием, нежели потреблять указанную выше жидкость сомнительного происхождения. И это при том, что разнообразные мыслители в данное время (XVII-XIX столетия) заявляли о «торжестве человеческого разума», и о том, что перед последним не существует никаких преград. И даже называли данное время "веком Разума".

* * *

Разумеется, это может показаться абсурдным. Однако если мы рассмотрим данную особенность через уже не раз помянутое разделение на «виртуальное и реальное», то она становится много понятнее. Напомню, что под «виртуальным» в данном случае подразумевается вовсе не то, что создается посредством компьютерной реальности – хотя последняя сюда иногда и входит. А нечто, имеющее очень высокое символическое значение, и используемое исключительно для «иерархических игр» - сиречь, для определения места в социальной иерархии. Сюда, например, входят т.н. «культовые сооружения» - храмы, усыпальницы; представители «гражданского культа» - разнообразные обелиски, памятники и триумфальные арки; наконец, дворцы и роскошные парковые комплексы.Collapse )

О "санитарном факторе" в современном мире

На самом деле пресловутый короновирус – помимо множества бед – принес в наш мир одно достаточно ценное изменение. А именно: он позволил обратить внимание на «санитарный фактор». Т.е., на необходимость учета санитарно-эпидемиологического состояния населения, а так же - на создание способов его улучшения. Поэтому можно сказать, что тут нам – т.е., жителям Земли – действительно повезло. Поскольку оказалось, что умение работать с данной сущностью в настоящее время оказывается где-то близкой к нулю. И будь вместо короновируса чего-то более серьезное – с большей летальностью, с более высокой заразностью – то мы гарантированно получили бы миллионы, если не десятки миллионов жертв. (О том, почему сейчас нет ни оспы, ни холеры, ни чумы - будет сказано в конце поста.)

В общем, нынешний эпичный крах образа «благословенного Запада» - как социума, имеющего близкое к идеальному устройство хотя бы в медицинском плане - выглядит прогрессивным. Поскольку позволяет всем – включая самих обитателей данного «Валинора» - начать поиск более совершенных, а точнее, хотя бы минимально работающих форм организации массового здравоохранения. Ну, а в нашей стране это может дать возможность хоть как-то «подтормозить» разрушительные «медицинские реформы», в общей сложности сводимые к пресловутому «сокращению медицинских коек». Да и в плане всего остального «реформительства» - ведущего исключительно к сокращению государственной поддержки населения – тоже. Например, в свете особенностей короновирусной инфекции становится понятной крайняя опасность т.н. «пенсионной реформы» - т.е., повышения пенсионного возраста и вытекающей из этого повышения «мобильности» старших возрастов. (Поскольку становится понятным, что – в силу снижения иммунитета с возрастом – данный момент приводит к большим проблемам в плане распределения инфекции.)

Но одновременно с этим нынешняя эпидемия позволяет увидеть и то, какая огромная работа была проделана в свое время. (В 1950-1960 годы.) Когда удалось обуздать огромное количество бушевавших по всей планете инфекций – начиная с дизентерии, на совести которой еще в начале ХХ века было больше половины всех погибших детей, и заканчивая чумой. Коя еще в середине указанного столетия (!!!) могла уносить миллионы людей в той же Индии. А ведь уровень затрат на здравоохранение тогда был намного более низким, нежели сейчас. В том смысле, что то фантастическое финансирование, которое сейчас получает т.н. «большая фарма» (годовой оборот коей превышает 1,5 трлн. долларов!), «тогдашним» врачам и исследователям даже и не снилось. Равно, как не снились современные «страховые выплаты», позволяющим медицинским и околомедицинским организациям использовать самые современные технологии. (Скажем, те же цветные ЖК дисплеи впервые массово стали применяться именно в медоборудовании.) Правда, в основном - в качестве создания образа “современной, динамически развивающейся отрасли”.

* * *

Тем не менее, именно тогда, в середине прошлого века, удалось реализовать «вечную мечту» человечества, выглядевшую веками недостижимой – (почти) полностью ликвидировать самые опасные болезни. Причем – фактически по всему миру, включая страны Азии и даже Африки. (Разумеется, не все – скажем, очаги чумы сохраняются до сих пор, однако уровень их опасности минимален.) Самое же интересное: сделали это самыми «простыми» технологиями, вроде массовой вакцинации, массового медицинского обслуживания и массовой гигиены. То есть – не нужно было пресловутых «госпиталей» и «медицинских центров», оснащенных подобно космическим кораблям и так красиво выглядевших на страницах журналов и экранах телевизора. (Особенно, когда «высокопоставленное лицо» перерезает ленточку и картинно заявляет о «не имеющихся в мире аналогах.) А нужны был врачи, фельдшера и медсестры – много врачей, фельдшеров и медсестер – а также достаточно простые методы лечения и профилактики заболеваний. Но в количестве, достаточном для всего населения планеты.

А так же – еще более простые и понятные вещи, вроде уничтожения любых проявлений антисанитарии. Начиная с уличной торговли и заканчивая способами хранения товаров. На самом деле, кстати, это практически «исчезнувшая из истории» страница – в том смысле, что современные люди даже не подозревают, насколько большие изменения в данном плане произошли в обществе.Collapse )

Классовое общество и индустриализм

В прошлом посте была рассмотрена одна из интереснейших особенностей классового общества, состоящая в т.н. «виртуализации жизни» правящих классов. Т.е., в стремлении последнего к перенесению всей деятельности из сферы реального производства – которая, собственно, и создает возможность существования человека – в сферу иерархической борьбы. Которая, как уже говорилось, с течением времени начинает «вытягивать» все больше средств из реального мира – до тех пор, пока последний не лишается самой возможности к существованию.

Наверное, не надо говорить, что подобное прекрасно подходит как к описанию современного состояния – когда сложные биржевые спекуляции и таинственные «инвестиционные проекты» пожирают фантастические средства, а «обычное» производство давно уже находится в глубокой стагнации. (И это еще при учете того, что среди этого самого «обычного производства» присутствует огромная доля производства «статусных предметов» - вроде пресловутого «айфона» - кои так же могут рассматриваться, как «полувиртуальные.) Так и к «классическим» классовым обществам прошлого, причем – еще докапиталистического типа. В том смысле, что и там через определенное время устанавливается состояние, при коем правящая верхушка «окукливается» в своем узком «виртуальном» мирке. Где с удовольствием проводит время в непрерывных интригах и «соревнованиях» по демонстрации статуса, полностью «забивая» на реальную экономику.

То есть, при определенной точке зрения можно сказать, что между римским патрицием «периода упадка», французским аристократом XVIII века и современным «успешным стартапером» нет особой разницы. В том смысле, что официально эти субъекты считаются выполняющими важную общественную функцию – как минимум, управление социумом. Но реально ее не выполняют, предпочитая все свои силы и средства (щедро получаемые с общества) тратить на «виртуальную» борьбу друг с другом. (Не важно – выступает ли она в виде придворных интриг или сложных биржевых спекуляций.)

* * *

Тем не менее, одно серьезное различие в положении «прошлых» и современных «виртуальщиков» - сиречь, "элитариев" - все же есть. В том смысле, что – как так же говорилось в прошлом посте – общества прошлого, доведенные собственной элитой до «цугундера» - т.е., до развала всех общественных функций вследствие поглощения их «виртуалом» - все же оказывались убитыми не полностью. Поскольку базисная их часть – то самое традиционное крестьянское хозяйство – в какой-то мере сохраняется и в подобном состоянии. Ну да – постоянное увеличение податей/оброков на поддержание все разрастающейся «надстройки» может вести к разорению крестьянства, а неизбежное после падения государства нашествие варваров (внешних завоевателей) еще «добавляет» проблем в указанном смысле. Однако проходят годы, «варвары» или уходят прочь, или оседают на земле, смешиваясь с местным населением – и все восстанавливается вновь.

Поскольку сами технологии традиционного земледелия являются довольно простыми и крайне устойчивыми – что позволяет им переживать случившуюся катастрофу. Поэтому отказ «властителей» от полного выполнения своих функций по управлению – или, скажем, защите государства – оказывает на них пускай угнетающее, но не фатальное воздействие. Однако в индустриальный период ситуация существенно меняется: высокая степень разделения труда означает то, что производственная деятельность может быть возможной исключительно при согласовании множества «производственных агентов».Collapse )

Про "посткризис" и его особенности

На самом деле сразу стоит сказать – говоря о «посткризисном состоянии», стоит понимать, что речь идет вовсе не о том, что будет завтра. Поскольку нынешний «шторм на фондовых рынках» - это, всего лишь, легкий бриз по сравнению с тем, что произойдет через некоторое время. Причем, не только в указанном месте. (Если брать исторические примеры – то это кризис 1921 по сравнению с Великой Депрессией. При понимании того, что данное сравнение крайне условно.) Тем не менее, уже сейчас стоит сказать о том, что же наступит после данного момента. В том смысле – чем же будет характеризоваться действительное прохождение человечества через некий барьер, после которого можно будет вести речь о более-менее устойчивом его состоянии.

Так вот: несмотря на крайнюю сложность понимания подобных процессов, уже сейчас можно указать, чем же «посткризис» будет отличаться от «предкризиса». Так вот, одним из главнейших его отличий от текущего бытия станет «возвращение» на первый план «физической экономики». В смысле – экономики, главной целью которой выступает реальное преобразование окружающего мира. На самом деле, кстати, именно подобная задача, собственно, и была главным делом для человека в течение, как минимум, нескольких десятков тысяч лет. Во время которых он из пресловутой «голой обезьяны» - могущей существовать только в узком диапазоне климатогеографических условий – превратился в настоящего «хозяина планеты». По крайней мере, в плане возможности выживания в самых различных условиях, начиная от пустынь и заканчивая полярными областями.

Поскольку реальной «экологической нишей», в которой существует человек, в данном случае начала выступать создаваемая его трудовой деятельностью искусственная среда. (Вернадский использовал для этого понятия слово «ноосфера», однако сейчас оно имеет слишком сильную оккультную ассоциацию. Поэтому оставим просто «искусственную среду».) Так было даже в период господства «присваивающей экономики», основанной на охоте и собирательстве. Так стало – а точнее, намного усилилось – при переходе к экономике производящей, сельскохозяйственной. При которой человек начал просто изменять имеющиеся ландшафты, превратившись не только в «биологическую», но и в «геологическую» силу. И, казалось бы, так происходит и сейчас – когда технологическая мощь давно уже позволила нам выживать даже там, где никакой жизни быть не может. (Скажем, в космосе.)

* * *

Тем не менее, стоит указать, что с переходом к классовому обществу данное положение значительно изменилось. В том смысле, что, конечно, указанное выше «главное отличие» разумного существа у человека осталось. Однако параллельно этому в указанный момент «зародилось» и нечто иное. А именно – то, что можно назвать «виртуальной деятельностью». Дело в том, что неизбежная при классовых отношениях иерархия вызвала – помимо необходимости выживать – и еще одну важную область человеческой деятельности. А именно – необходимость продвижения по иерархической лестнице, а точнее – просто нахождение на ней. (Поскольку на все места в иерархии – за исключение самых низших – всегда имеются претенденты.)

Более того: затраты на данный процесс очень быстро начали сравниваться с затратами на, собственно, выживание человечества, а затем – и превосходить их. Это проявилось, например, в создании крайне дорогостоящего и сложного военного снаряжения – кое со времен древних египтян и шумеров выступало главным «двигателем» развития технологий. Или в возведении величественных и крайне трудозатратных культовых и государственных сооружений – всех этих дворцов, храмов, пирамид, усыпальниц и прочих подобных вещей, абсолютно не нужных в плане добывания хлеба насущного.Collapse )