Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

О единстве бытия, а также – базисе и надстройках…

Итак, в   посте про "МеТоо" было сказано, что пресловутое «движение МеТоо», являющееся дальнейшим развитием идеи «харрасмента» из начала 1990 годов, в реальности выступает следствием ни чего-нибудь, а серьезных проблем, испытываемых мировой экономикой. Точнее – мировой системой промышленного производства, которая стагнирует сейчас практически по всему миру. (За исключением Китая.) Подобная идея может показаться странной, однако на самом деле она является лишь одним из «отображений» того глобального процесса, который представляет из себя существование и развитие человечества. Процесса, заключающегося в том, что разумное существо посредством сознательного изменения мира – труда – превращает окружающую его реальность в нечто, пригодное для его существования.

Именно благодаря этому homo sapiens - существо относительно слабое и малоприспособленное к жизни вне влажных тропических лесов (а точнее, вне границы влажных тропических лесов и саванны) –смог распространить свое влияние практически по всей планете. Заселив практически все -  от жарких пустынь до арктических широт – и увеличив численность с «природной нормы» в несколько тысяч особей до 7,5 млрд. человек. Ну, а самое главное – превратиться из некоего «эволюционного курьеза» (коим были прямоходящие гоминиды) в поистине геологическую силу, способную определять развитие Земли. (Пускай даже в будущем.) Все это стало возможным именно благодаря труду – тому, что и делает человека человеком

Поэтому неудивительно, что любое изменение этой трудовой, производственной основы неизбежно ведет к изменениям во всех остальных областях человеческой жизни. В том числе, и самых неожиданных, вроде сферы «сексуальных отношений». Да, именно так – пресловутый «секс», так же, как и иные формы взаимодействия людей с миром, в реальности является «надстройкой» над базисной системой производительных сил/производственных отношений. И определяется именно этим базисом – а не наоборот, как пытаются доказать бесчисленные адепты «биологической природы человека». Поскольку – вопреки идеям об «основном инстинкте» - все «сексуально обусловленное поведение» вторично относительно самого факта выживания человека, обеспечиваемого, как уже было сказано, тем, что принято именовать «общественным производством». (Поскольку если представителю homo sapiens нечего будет есть и нечем будет спасаться от холода, то вряд ли он даже вспомнит о том, что есть какие-то иные занятия, кроме поиска еды и тепла.)

Разумеется, это не значит, что только данные стремления полностью определяют поведение каждой конкретной личности в каждый конкретный момент времени. Разумеется, нет. Отдельно взятый человек вполне способен поставить на первое  место для себя т.н. «высшие проявления психики» - например, творчество или любовь. (Последняя, кстати, отлична от «секса» в привычном нам представлении.) Но в статистическом плане, в плане рассмотрения поведения «ансамбля» человеческих личностей – общества – именно «ценности выживания» оказываются самыми важными.

* * *

Однако как раз  понимание этого  в современном мире практически отсутствуетCollapse )

Сексуальная контрреволюция. Часть вторая

Итак, «сексуальная революция». На самом деле, данное название не слишком удачное – поскольку оно означается всего лишь один из моментов того великого изменения мира, которое произошло в XX веке. (Почему – будет сказано чуть позже.) Тем не менее, определенный смысл оно все же имеет – особенно если сравнивать с описанными в прошлой части вариантами «неотрадиционного» мира, приходящему ему на смену. Так что оставим данное определение – обозначив «сексуальной революцией» ряд изменений в обществе, приведших к «детабуизации» секса и перевода его из четко зарегулированной области в область того, что Фромм именовал «спонтанным». Последнее и является самым важным в указанной «революции» - и оно гораздо важнее разного рода «внешних» признаков указанного процесса.

Ведь, собственно, наверное не надо объяснять, что секс существовал и до середины XX века. Причем, не только в плане обеспечения деторождения – но и как важный элемент эмоционального существования личности. И гедонистический смысл сексуальной жизни был известен с глубокой древности – так что считать, что вплоть до эпохи хиппи никто не занимался «этим» ради удовольствия было бы глупым. Правда, была тут определенная тонкость, связанная с тем, что удовольствие от данного процесса чаще всего получал один участник. В основном мужчина – так что можно сказать, что в этом плане феминистки, безусловно, правы. Однако правота их сродни правоте остановленных часов, показывающих дважды в сутки верное время – в том смысле, что указанная ведущая роль мужчин в сексе была связана вовсе не с наличием Y-хромосомы и иных признаков их биологического. А с тем, что именно мужчина в течение длительного времени оказывался главным собственником.

Разумеется, разбирать – почему происходило именно так – надо отдельно. (Тут можно сказать только то, что гендерные роли тут вторичны, а первична система общественного производства.) Ну, и разумеется, добавить то, что в тех редких случаях, когда женщина добивалась высокого места в социальной иерархии, она сразу же превращалась в «потребителя» сексуальности. Подобные примеры хорошо известны – достаточно взять ту же Клеопатру. (И, опять-таки, она обратно становилась сексуальным объектом при появлении более серьезного «собственника», вроде Цезаря или Антония.) Так что ничего биологического или еще какого тут нет – все чисто социальное. Ну, социальное в конечном итоге восходит к производственного –однако не будем пока усложнять.

* * *

А вернемся лучше к тому, от чего начали – и отметим, что в указанных условиях (связи сексуальных ролей и собственности) неудивительно было то, что данный вопрос оказывался зарегулированным очень и очень сильно. Впрочем, и в «дособственнический» период сексуальная жизнь оказывалась далеко не спонтанной – она так же четко определялась… производственным календарем. (Собственно, это универсально: к какой бы области человеческой жизни мы не обращались – везде и всегда в конечном итоге выходим на производство.) Поэтому пресловутые «оргиастические праздники» и полевые работы всегда шли рука об руку – что, в определенной мере, ограничивало сексуальную свободу. Однако в «разрешенный период» эта самая свобода была довольно велика – что еще в древности приводила лиц, связанных с классовой производственной системой, в ужас. Или напротив, вызывала скрытую зависть – которая, тем не менее, маскировалась указанным ужасом и презрением.

Понятно, чему было завидовать – у участников древних «оргий» была хоть какая-то возможность выйти за пределы строгой регламентации жизни. Того самого отчуждения, о котором уже было столько сказано. Collapse )