Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

О вождях, обществе и истории

На самом деле, описанная в прошлых постах (1, 2) особенность «позднесоветского-раннепостсоветского мира» объясняет очень многое. Например, тот колоссальный уровень «вождизма», которым может быть охарактеризован этот период. Напомню, что практически все политические силы, созданные после распада СССР, являются, по сути своей, организациями, группирующимися вокруг той или иной «великой личности».

Скажем, ЛДПР – это, прежде всего, Жириновский. А точнее – исключительно Жириновский, поскольку «за пределами» деятельности “Вольфыча” говорить о "либеральных демократах” невозможно. КПРФ, соответственно, это Зюганов и только Зюганов. СР – если кто помнит, что это такое – это Миронов. Канувший в Лету «Союз правых сил» - это, прежде всего, Немцов. Ну, а о том, «кто является» Единой Россией и говорить смешно. Поскольку все понимают, что если бы не действующий президент – который до сих пор воспринимается, как «покровитель» данной организации, несмотря на все его открецивания – то вряд ли «Едро» смогло бы «взять» хотя бы 5% электората.

Впрочем, и про "непримеримую оппозицию” можно сказать то же самое: скажем, ФБК – это Навальный, Навальный и еще раз Навальный. Поскольку вне этой фигуры данное «движение» рассыпается полностью. (Даже без учета того, что все остальные «лидеры» этой самой «силы» занимаются исключительно грызней друг с другом.) И даже пресловутое «Яблоко» - это Явлинский, несмотря на то, что данная фигура давно уже засыпана нафталином. (Но без которого “Яблоко” не существует вообще.)

На указанном фоне самым бесполезным занятием в политике является изучение «политических программ» - по той простой причине, что последние составляются с четким пониманием того, что никто их читать никогда не будет. А уж задумываться над тем, что там написано, не будет никогда и никоим образом. (Даже «авторы программ», как правило, над ними не задумываются.) Поскольку все эти «бумаги», как правило, выступают только фоном для выступления «любимого вождя» - то есть, той личности, вокруг которой и строится весь политический процесс.

* * *

Кстати, про остальные варианты «писаний» - включая Конституцию – можно сказать ровно то же самое. Просто потому, что в мире, основанном на концепции «конца Истории» подобные вещи являются излишними: ведь очевидно, что, как не крути, все равно дело придет к единому концу. К тому самому «либерально-демократическому капитализму». И единственное, что может уравновесить данное движение – это какая-нибудь «экзистенциальная» сила. Одной из которых – или персонализацией которой – и выступает вождь. Или, точнее, Вождь: Великий Герой, данный миру некими высшими силами, и поэтому неподвластный его законам.

На самом деле, кстати – как не смешно это прозвучит – но указанные выше «вожди» воспринимались именно так. Я помню, например, избирательные компании того же Зюганова, в которых последний изображался, как принципиальный и последовательный политик, готовый жертвовать своим благом ради победы «Коммунистической идеи». (И это при том, что уже в 1996 году стало ясно – как же данный деятель себя на самом деле ведет.) Или, скажем, постоянное изображение нынешнего президента в виде непреклонного Стража Земли Русской. Раньше, кстати, доходило до забавного – Путина персонифицировали в виде… Сталина. Это при том, что сам Владимир Владимирович является активным антисталинистом и антисоветчиком, открыто выражающим симпатии таким людям, как Солженицын или Собчак. Да еще и последовательным западником, видящим целью своей деятельности создание “Большой Европы от Атлантики до Урала”Collapse )

Очень кратко про российскую идеологию

Сформулировал очень кратко основу современной российской идеологии: "Лучшие могут все". То есть - тот, кто чего-то "добился в жизни", по умолчанию в современном российском обществе считается однозначно лучшим. Разумеется, вне всякой связи с тем, как в действительности происходило это самое "добивание".

Причем, подобное отношение господствует во всех социальных сферах - начиная с "публичной политики", где до сих пор правят бал попавшие туда в 1990-начале 2000 "монстры". Начиная с Жириновского и заканчивая каким-нибудь Мироновым. (Про коего никто даже не может сказать: что он вообще когда-то говорил, не говоря уж о делах. Однако при этом Миронов продолжает считаться "политиком первого дивизиона".) Впрочем, что там Миронов - "на вершине политического Олимпа" присутствует даже Явлинский! Который является очевидным лузером со времен незабвенной программы "500 дней". Однако при этом к нем продолжают прислушиваться и разумеется, дают "кормиться с политического поля".

То же самое можно сказать и про крупных чиновников - которые давно уже рассматриваются, как "неразменная команда". В том смысле, что - несмотря на постоянно идущий среди этой камарильи "конфликт интересов", как правило, мало кто из нее был "выброшен вовне". Ну, может быть, Улюкаев - да и то не факт. В том смысле, что нет никакой гарантии того, что после выхода на волю он не будет назначен каким-то "особым представителем". На этом фоне тот факт, что пресловутая "смена правительства" в действительности оборачивается не менее пресловутой "перестановкой кроватей в борделе", совершенно не удивляет.

А про "олигархов" - т.е., представителей крупного капитала - и говорить нечего. В том смысле, что даже Ходорковский - т.е., лицо, которое считается наиболее "пострадавшим от режима" - до сих пор находится среди 500 наиболее богатых граждан России. Впрочем, данный момент для капитализма не удивителен - скорее, наоборот, было бы странно, если бы "круг избранных" менялся.Collapse )

Геополитическое 3. Тучи над Минском

Наверное, тут не надо будет напоминать, что одним из главных событий, характеризующих наступающий год, стали некоторый конфликт между руководством России и Белоруссии. В результате которого последнее государство – традиционно рассматриваемое в РФ в качестве главного (а порой и единственного) союзника – потеряло немало своих сторонников. А белорусский президент стал вообще рассматриваться в качестве то ли комического героя, то ли некоего трикстера – но, в любом случае, персонажа скорее странного и отталкивающего, нежели героического.

А ведь лет десять назад принято (среди «патриотов») было говорить: у «батьки» 4 дивизии, но если они пойдут на Москву, то превратятся в 40! В том смысле, что российские военнослужащие с радостью перейдут на сторону белорусов, и обеспечат господину Лукашенко торжественный въезд в российскую столицу на белом коне. Впрочем, и без дивизий положение данной личности в российском «патриотическом пантеоне» долгое время было очень высокими – настолько, что он вполне мог соревноваться по популярности с Путиным. (И причем неизвестно, кто бы вышел победителем!) В «допутинскую» же эпоху «батька» вообще выглядел чуть ли не как единственный «приличный политик» на постсоветском пространстве. И подобное состояние сохранялось десятилетиями – в том смысле, что говорить о «белорусском чуде» начали еще в конце 1990 годов, продолжали все 2000, и даже в первой половине 2010 эта тема была еще достаточно актуальна.

Но уже со второй части указанного десятилетия положение начало меняться – в том смысле, что на безоблачном горизонте российско-белорусских взаимоотношений начали скапливаться тучи. Точнее речь стоит вести не о самих взаимоотношениях, а об их восприятии российским обществом, в котором появились совершенно невиданные до этого нотки. А именно – утверждения о том, что белорусы получают от РФ дешевую нефть и газ. И вообще – «жируют за российский счет». Впрочем, что уж тут говорить – в подобных словах была значительная доля правды, поскольку до самого последнего времени цены на указанное сырье для соседней республики действительно были ниже общемировых. (О более «мелких» особенностей российско-белорусских взаимоотношений, состоящих, например, в полуконтрабандном завозе через Белоруссию иностранных товаров в РФ, и говорить не стоит.)

Однако до недавнего времени на данном обстоятельстве предпочитали не акцентировать внимание. И – несмотря на все «батькины закидоны» - продолжали считать данное государство лучшим российским союзником, верно идущим к пресловутой «интеграции». (Хотя в чем состоит последняя, и зачем к ней надо идти столь долго: напомню, «российско-белорусскую интеграцию» начали еще при Ельцине - никто особо не задумывался.) Причина этого была проста: в то время Белоруссия действительно выглядела крайне важным ресурсом, удерживать который считалось необходимым даже путем определенных экономических издержек. Поэтому на любые проблемы смотрели сквозь пальцы – для того, чтобы не разрушить главного: тех отношений, что вытекали из занимаемого Белоруссией положения в «глобализованном мире».

* * *

Да, именно так: несмотря на то, что указанное государство в свое время считалось чуть ли не самым главным «противником глобализма» в мире, а господин Лукашенко выглядел чуть ли не единственной «защитой угнетенного глобалистами русского народа», однако в действительности главным основанием его режима была именно установившаяся после гибели СССР система миропорядкаCollapse )

Геополитическое 2. Россия в «мире кластеров»

Итак, как было сказано в предыдущем посте , настоящее время является временем перехода от «квазиглобализованного» мира 1990-2000 к «кластеризованному» миру недалекого будущего. (Его еще можно назвать «миром классического империализма» - в противовес миру империализма «неклассического», который существовал с 1991 года где-то по год 2014.) То есть, к миру, в котором единое экономическое пространство, разделяется на отдельные секторы, стягивающиеся к своим «центрам силы». Точнее, не просто на секторы, а на секторы «логистически определяемые», т.е., имеющие высокоэффективные транспортные связи всей своей территории с указанными «центрами». Причем, под «высокоэффективностью» тут следует подразумевать не просто минимум транспортных затрат, но и возможность обеспечения безопасности данных «соединений» от воздействий извне. Иначе говоря, транспортные пути внутри данных «секторов» никакая «третья сила» перекрывать не должна. Причем, даже теоретически.

Кстати, интересно, что эта трансформация ставит под угрозу существование большинства современных «международных объединений». Причем, не только пресловутого «Евроатлантического союза» (НАТО+экономические и политические соглашения), но и практически всех созданных в последнее время «союзов». Скажем, того же БРИКСа, который еще недавно мыслился, как реальная альтернатива «американской гегемонии». Подобная «сборная солянка» из самых различных государств неплохо выглядела тогда, когда США действительно казались «непробиваемым монолитом», и когда именно борьба с ними оказывалась на первом месте. Однако после того же, как данное направление сменилось выстраиванием собственных «зон влияния», возможность сохранения данного «союза» оказалась равной нулю. Ну, невозможно впрячь в одну «упряжку» государства, разделенные океанами и континентами!

То же самое относится и к иным попыткам создания «пространствонезависимых» союзов – т.е., той самой, еще недавно казавшейся столь совершенной «сетевой организации». Например, к столь любимой футурологами идее «мира городов». Как это это красиво рисовалось еще лет десять назад : блестящие супермегаполисы-острова цивилизации, соединенные друг с другом информационными и транспортными связями! И совершенно не важно, что лежит между ними! Тогда любили говорить, что «эпоха государств» завершается, наступает «эпоха городов» - в рамках которой между жителем Токио, Нью-Йорка, Лондона или Москвы будет меньше разницы, нежели между жителем Москвы и Тамбова.

* * *

Так вот: указанная утопия – или антиутопия – в реальности оказалась только утопией. (Или антиутопией.) Поскольку выяснилось, что без наличия мощного силового аппарата – т.е., государства – все «конкурентные преимущества» мегаполисов теряют силу. (Если кто не понимает: почему? – то пускай погуглит понятия «торговая война» и «заградительные пошлины». Которые в последние пять лет снова начали активно звучать на «международной арене».) Ну, а поддержание подобного аппарата в рамках одного города-полиса – пускай и с приставкой «мега», невозможно. Ведь это только в рамках «экономической статистики» та же Москва может производить продукции больше, нежели десяток остальных областей. В случае обращения к «физической экономике» - т.е., к штукам, тоннам и баррелям – подобная аномалия, понятное дело, исчезает. А ведь для работы государственного аппарата подавления нужна именно «физическая продукция»: все эти танки, ракеты, патроны и солдаты – а вовсе не пресловутое «ВВП». (Пуская даже по ППС.)

В свою очередь, для создание этой самой «физической продукции», понятное дело, нужны самые разнообразные заводы и фабрики, а так же скважины, карьеры и шахты. Нужны поля для того, чтобы кормить солдат, и даже леса для выращивания деревьев.Collapse )

Геополитическое 1. Вперед, к "разделенному миру"

На самом деле я несколько «запустил» геополитическую тему – в том смысле, что еще на прошлой неделе хотел написать по поводу пресловутого «Брексита», однако как-то не получилось. Впрочем, это сделать никогда не поздно – тем более, что за прошедшую неделю уже выявились некоторые итоги данного события. Причем, итоги не сказать, чтобы очевидные. Более, чем неочевидные… Однако пойдем по порядку. В том смысле, что, прежде всего, укажем, что популярная идея о том, что выход Великобритании представляет собой ослабление Евросоюза –или, даже, начало его развала –ряд ли может быть названа верной. Хотя, разумеется, данное событие является серьезной вехой не только в европейской, но и в мировой политике. И, в определенной мере, действительно способной привести к ряду «екситов». Однако данная веха обозначает начала процесса, ведущего не к слабости, а к силе Европейского союза – который с выходом британцев обретает, наконец-то, возможности хоть какой-то политической субъектности.

Дело в том, что наличие в данном образовании фактически трех «центров силы» - Германии, Великобритании и Франции, причем, «центров», практически уравновешивающих друг друга (по ВВП они идут как раз последовательно), приводило к достаточно серьезной проблеме для данного образования. Состоящей в том, что ни одно из указанных государств не могло «перетянуть» на себя принятие решений. В результате чего фактический курс указанного образования начинал определяться т.н. «межнациональными органами» - интересы который, в свою очередь, формировались в результате крайне сложных процессов. В рамках которых однозначные экономические и политические «карлики» - в виде той же Польши – могли получать несравнимые с их реальным значением преимущества.

Ну, и разумеется – подобная ситуация выглядела идеальной для США. В смысле, для США времен «торжества глобализации», когда предполагалось, что данное государство, по сути, выступает единственно действенным внешнеполитическим субъектом. Нет, конечно, и в данной случае периодически возникали эксцессы, связанные с «непосредственным» столкновением интересов Соединенных Штатов и того же ЕС. Что, в свою очередь, вызываало разнообразные «торговые войны» невысокой интенсивности – однако все это было несравнимым по отношению к главному мировому тренду. К формированию «единого мира», в котором главную роль играли бы пресловутые транснациональные корпорации, выступающие единственно важной силой. (Как показано в ставшем за последние двадцать лет крайне популярных произведениях в жанре «киберпанк».)

* * *

Но в реальности оказалось, что достичь подобного «мирового единства» невозможно. (Кстати, теоретически это было ясно более ста лет назад – однако сегодня мы получили именно практическое подтверждение этого факта.) Поскольку единственное условие, дающее возможность «мирового единства», состоит в возможности бесконечного роста капитала. Т.е., в наличии неограниченных рынков сбыта – которые в момент формирования процесса «глобализации» (1980 годы) действительно выглядели практически неисчерпаемыми. В свою очередь, эта самая «неисчерпаемость» основывалась на том огромном пуле новых технологий, что были получены человечеством во время «золотых десятилетий». (Одна микроэлектроника чего стоит.) В результате чего при «заполнении» товарами тех или иных рыночных ниш, капиталы плавно перетекали в ниши новые.

Однако – как уже не раз говорилось – этот самый «технологический пул» был полностью освоен к концу 2000 годов.Collapse )

Краткое дополнение к предыдущему посту

Отмечу один интересный момент, связанный с темой предыдущего поста. А именно - то, что описанное там явление "отрицания советскости" нельзя однозначно сводить к "низкопоклонству перед западом" или, вообще, западничеством. Поскольку это, ИМХО, явления различного порядка - и "западничество" в данном случае вытекает из указанного "отрицания". Именно в данном случае, поскольку в иных вариантах его источник может быть другим.)

Ну, и разумеется, кроме указанного "низкопоклонства" антисоветизм мог проявляться и через иные "поклонения". Collapse )

Ну, и еще в тему - встреченная в ленте запись о грандиозной антисоветской демонстрации, прошедшей 4 февраля 1990 года. В которой участвовало 200-300 тысяч человек, причем, самой различной "политической ориентации". Включая и "левых" - скажем, тех же анархистов.

К психозу дня

Для того, чтобы понять: какая же реальная цена попыток разного рода (левых) "аналитиков" увидеть, что же скрывается за последними "кадровыми изменениями" - можно вспомнить случай восьмилетней давности. Когда в конце декабря 2011 года  заместителем председателя правительства был назначен Дмитрий Олегович Рогозин.

Тогда это решение вызвало всплеск радости у представителей т.н. "народно-патриотических сил". (В которые тогда входили и многие "левые" - наследие "красно-коричневых" было еще не изжито.) С данным назначением связывали тогда огромные надежды в плане "обращения власти лицом к русскому народу" и прочие влажные мечты. Наверное, сейчас не надо говорить о том, каким же жестким обломом все закончилось.

Впрочем, есть и еще более "постыдный" пример, связанный с радостью по поводу избранияCollapse )

К психозу недели – или почему Мировые войны не начинаются вдруг…

Так получилось, что вторую половину 3 января – первую половину 4 января сего года я не заходил в ЖЖ. (Не только в качестве автора, но и в качестве читателя.) Однако когда зашел – то оказался сильно удивлен. Дело в том, что за указанный период Соединенные Штаты сумели уничтожить какого-то иранского генерала – что, по мнению многих, выступало причиной для скорого начала новой Мировой войны. Поскольку данный генерал был, оказывается, не просто генералом – а каким-то крупным иранским героем и, чуть ли не вторым человеком после президента.

Правда, убит он был не в Иране – а в Ираке, где находился на встрече с представителями «шиитского ополчения». Напомню, что указанная страна вот уже более 16 лет – с 2003 года –находится на положении фактически находящегося под американским контролем государства. (Несмотря на официальное прекращение оккупации, американские военные базы тут никуда не делись.) Что совершенно не мешает идти в Ираке перманентной гражданской войне – которая то затухая, то усиливаясь продолжается с самого момента «избавления от тирании». Причем, что самое интересное – значительную роль в данном процессе имеет Иран, для которого падение и нынешнее жалкое положение своего относительно давнего соперника выступает, в общем-то, положительным явлением. (Поэтому нахождение Сулеймани в Багдаде выглядело довольно двусмысленным.)

* * *

Впрочем это нисколько не оправдывает его убийство со стороны США. Но самое интересное тут вовсе не это – а равно и не то, насколько велик был убитый, и насколько Штаты в данном случае нарушили международное право. Поскольку, если честно, в отношении поставленной темы все это вторично – по той простой причине, что к пресловутой Мировой войне не имеет никакого отношения. Да и к «локальной» войне регионального масштаба (скажем, США против Ирана), если честно – тоже. Впрочем, о последнем моменте будет сказано отдельно. Тут же, прежде всего, имеет смысл напомнить о том, чем является по своей сути Мировая война. А является она ни чем иным, как кульминацией борьбы за мировую гегемонию. Т.е., за право «снимать сливки» с имеющейся системы международной торговли – что, собственно, и есть самое «сладкое» из всех способов получения прибыли.

Причина этого состоит в том, что международная торговля – по умолчанию неэквивалентная. Т.е., обмен товаров в этом процессе происходит, по умолчанию, по стоимостям, серьезно отличающимся от потребительских. Ну да: стеклянные бусы в обмен на золото и землю. Разумеется, в более поздние времена подобные схемы взаимодействия сменились на более сложные, прикрытые многочисленными заявлениями о «равенстве» и определяемыми сложными правилами, но суть их осталась той же. (Более того – схема типа «обмен программного обеспечения на нефть, никель или молибден» выглядит чуть ли не более издевательской, нежели схема со стеклянными бусами. Последние можно признать хоть какой-то ценностью – в отличие от программ, копируемых одним движением мышки.) Отсюда нетрудно догадаться, что тот, кто смог поставить под контроль данные действия, приобретает неслыханные возможности. Иначе говоря, он начинает буквально «купаться в деньгах», снимаемых за посреднические услуги. Что, в свою очередь, однозначно приводит к укреплению данного положения – так как если есть деньги, то всегда можно купить оружие, солдат, адвокатов и прочие орудия поддержания своей власти. За исключением одного – о чем будет сказано чуть ниже…

Именно поэтому место «гегемона» оказывается так притягательным для стран. И одновременно невозможным – так же, как невозможным для большинства акторов оказывается место «локального гегемона» (крупного финансового бизнеса) внутри страны. (Поскольку, как уже было сказано, этот гегемон имеет по умолчанию больше ресурсов, нежели все остальные – и может легко справляться с «претендентами на престол».) Впрочем, тут следует сказать точнее – это самое «место гегемона» оказывается невозможным на протяжении некоторого ограниченного времени. Поскольку, как уже было сказано, существует один фактор, приобрести который невозможно за любые деньги.Collapse )

Краткие итоги 2019 года

На самом деле разговор об «итогах десятилетия» не закончен – просто, в связи с наступающей датой, хочется подвести и итоги прошедшего года. Правда, если честно, особых изменений за указанный период в мире не произошло – но это и к лучшему. (Поскольку в текущем состоянии единственно возможным трендом может быть тренд нисходящий.) Поэтому подавляющая часть «событий» выглядит довольно скромно – ну, так оно и есть.

Итак, в 2019 году могут быть выделенными:

1. «Человек» (почему в кавычках, будет сказано ниже) года – Петр Порошенко. Да, именно так, поскольку представить более эпический провал на выборах при настолько благоприятных условиях было практически невозможно. И, тем не менее, это случилось – благодаря уникальной некомпетентности и самого бывшего украинского президента, и его «политтехнологов».Collapse )

2. Событие года – торговая война США и Китая. Разумеется, это явление не новое – начало ему было положено более года назад, однако именно в уходящем году стало понятно, что указанная «война» - всерьез и надолго. Кстати, в отличие от написанного выше эпического поражения бывшего украинского президента, «американо-китайская торговая война» выступала более, чем прогнозируемым событием. Collapse )

3. Компания года – разумеется, Huawei. Которая тесно связана с написанным выше – а именно, с «торговой войной» США и КНР. Причем, не только в том смысле, что данная фирма была выбрана Штатами для нанесения первого действительно серьезного удара по китайской экономики. Но и потому, что она первая в мире продемонстрировала бессмысленность подобных действий. Collapse )

4. Политик года – Николас Мадуро. Ну, тут понятно: в начале года многие (в том числе и я) не были уверены в том, что данная личность продержится сколь либо долго на своем посту. Поскольку, будучи лишенным известной харизмы своего предшественника (а главное – его связей в военных кругах), он казался слишком слабым для того, чтобы держаться в условиях активного давления со стороны Соединенных Штатов. Collapse )

5. Государство года – Иран. Поскольку именно он смог в данном случае продемонстрировать шаткость текущей американской (а точнее- западной) гегемонии в самом, наверное, «тугом узле» международной политики – на Ближнем Востоке. Collapse )

6. Технология года – «система предотвращения сваливания» (MCAS), примененная на Боинге 737 Max. Напомню, что именно она 10 марта этого года привела к крушению подобного самолета Ethiopian Airlines. Причем, если случившуюся за пять месяцев до того похожую катастрофу Lion Air еще можно было отнести к «комбинации трагических случайностей», то данное событие показало, что ничего случайного тут не было. А было, наоборот, закономерное последствие чуть ли не всех господствующих в общественном производстве трендов. Collapse )

7. Ложь года – ну, тут без вариантов: «климатические проблемы». Наверное, после того, как человечество выйдет из нынешнего Суперкризиса и перейдет к состоянию развития, разговоры об «антропогенном факторе» станут не просто признаком лженауки, а такой же «неприличной» вещью, как разговоры об евгенике после Второй Мировой войны.Collapse )

Итоги десятилетия 4. Постинформационная эпоха

Итак, в прошлом посте было сказано, что современный мир практически потерял понятие «средств массовой информации». В том смысле, что практическое исчезновение всякой «гарантии» достоверности сообщаемых фактов привело к тому, что ни один имеющийся источник в настоящее время не может считаться надежным. А значит – ни одно «СМИ», начиная с газет со столетней историей и заканчивая рядовыми блогерами – не может не просто гарантировать отсутствие «фейков», но даже не обеспечивает минимальную «правдивость», позволяющую хоть как-то осуществлять «верификацию данных».

То есть – даже попытки сравнения «разных источников» не позволяет получить истинную картину мира. По той простой причине, что сравнение изначально ложной информации не позволяет выйти на истину ни при каких условиях. Так же, как любая обработка т.н. «белого шума» не позволяет извлечь из него чего-то ценное даже при условии применения самых сложных механизмов исследования. Да, именно так: современное состояние информационного пространства оказывается напрямую приближенным к «белому шуму», т.е., к… отсутствию информации, несмотря на множество (кажущихся) источников последней. То есть – можно даже сказать, что современный человек, погруженный в пресловутую «информационную среду», имеет гораздо меньше возможностей для получения нужных ему сведений, нежели его предки.

Подобное утверждение кажется слишком парадоксальным – поскольку принято считать, что в условиях торжества «всемирной информационной сети» любая «некачественность» источников всегда может быть скомпенсирована их количеством. Однако, как указано выше, это не работает – поскольку, во-первых, значительная часть информации оказывается полностью ложной (скажем, к этой категории можно отнести все украинские «СМИ»), а во-вторых, даже при условии, что истинные сведения в сети имеются, произвести полное сравнения приближающихся к бесконечности корреспондентов оказывается невозможным. (И никакой «искусственный интеллект» помочь тут не может.) По крайней мере, в отношении общественно-политического сегмента «инфосферы» дело обстоит именно так. С другими «секторами» ситуация несколько получше – однако чем дальше, тем сильнее проблемы возникают и там. (Скажем, в области научно-технической информации еще лет десять назад можно было надеяться на получение истины. Сейчас же – почти невозможно.)

* * *

И тут надо сделать одно очень важное отступление. Состоящее в том, что указанное состояние следует отличать от т.н. концепции «информационного потопа», которая появилось где-то с 1950 годов. (Скажем, Станислав Лем очень любил писать о ней.) Напомню, что основная мысль данной концепции состоит в том, что информации в последнее время становится столько много, что человек теряет возможность ее охвата даже в самом упрощенном виде. Разницу с текущей ситуацией можно увидеть сразу: тогда предполагалось, что информация будет, пускай и многочисленной, однако, в любом случае, истинной. То есть, ее будет много, она будет несистематизированная, с ней окажется трудно работать – но, по большей степени, это будет именно информация, а не «белый шум». О том, что подавляющая часть предоставляемых в информационные сети или иные способы коммуникации сведений окажется изначально ложной, никто тогда даже предположить не мог.

Нет, был, конечно, пример Министерства Пропаганды Третьего Рейха (и его аналоги в англосаксонских странах, вроде оруэлловского BBC). Но все это рассматривалось, как некое «искажение», как следствие ненормальности ситуации Collapse )