Category: политика

К психозу дня

Для того, чтобы понять: какая же реальная цена попыток разного рода (левых) "аналитиков" увидеть, что же скрывается за последними "кадровыми изменениями" - можно вспомнить случай восьмилетней давности. Когда в конце декабря 2011 года  заместителем председателя правительства был назначен Дмитрий Олегович Рогозин.

Тогда это решение вызвало всплеск радости у представителей т.н. "народно-патриотических сил". (В которые тогда входили и многие "левые" - наследие "красно-коричневых" было еще не изжито.) С данным назначением связывали тогда огромные надежды в плане "обращения власти лицом к русскому народу" и прочие влажные мечты. Наверное, сейчас не надо говорить о том, каким же жестким обломом все закончилось.

Впрочем, есть и еще более "постыдный" пример, связанный с радостью по поводу избранияCollapse )

К психозу недели – или почему Мировые войны не начинаются вдруг…

Так получилось, что вторую половину 3 января – первую половину 4 января сего года я не заходил в ЖЖ. (Не только в качестве автора, но и в качестве читателя.) Однако когда зашел – то оказался сильно удивлен. Дело в том, что за указанный период Соединенные Штаты сумели уничтожить какого-то иранского генерала – что, по мнению многих, выступало причиной для скорого начала новой Мировой войны. Поскольку данный генерал был, оказывается, не просто генералом – а каким-то крупным иранским героем и, чуть ли не вторым человеком после президента.

Правда, убит он был не в Иране – а в Ираке, где находился на встрече с представителями «шиитского ополчения». Напомню, что указанная страна вот уже более 16 лет – с 2003 года –находится на положении фактически находящегося под американским контролем государства. (Несмотря на официальное прекращение оккупации, американские военные базы тут никуда не делись.) Что совершенно не мешает идти в Ираке перманентной гражданской войне – которая то затухая, то усиливаясь продолжается с самого момента «избавления от тирании». Причем, что самое интересное – значительную роль в данном процессе имеет Иран, для которого падение и нынешнее жалкое положение своего относительно давнего соперника выступает, в общем-то, положительным явлением. (Поэтому нахождение Сулеймани в Багдаде выглядело довольно двусмысленным.)

* * *

Впрочем это нисколько не оправдывает его убийство со стороны США. Но самое интересное тут вовсе не это – а равно и не то, насколько велик был убитый, и насколько Штаты в данном случае нарушили международное право. Поскольку, если честно, в отношении поставленной темы все это вторично – по той простой причине, что к пресловутой Мировой войне не имеет никакого отношения. Да и к «локальной» войне регионального масштаба (скажем, США против Ирана), если честно – тоже. Впрочем, о последнем моменте будет сказано отдельно. Тут же, прежде всего, имеет смысл напомнить о том, чем является по своей сути Мировая война. А является она ни чем иным, как кульминацией борьбы за мировую гегемонию. Т.е., за право «снимать сливки» с имеющейся системы международной торговли – что, собственно, и есть самое «сладкое» из всех способов получения прибыли.

Причина этого состоит в том, что международная торговля – по умолчанию неэквивалентная. Т.е., обмен товаров в этом процессе происходит, по умолчанию, по стоимостям, серьезно отличающимся от потребительских. Ну да: стеклянные бусы в обмен на золото и землю. Разумеется, в более поздние времена подобные схемы взаимодействия сменились на более сложные, прикрытые многочисленными заявлениями о «равенстве» и определяемыми сложными правилами, но суть их осталась той же. (Более того – схема типа «обмен программного обеспечения на нефть, никель или молибден» выглядит чуть ли не более издевательской, нежели схема со стеклянными бусами. Последние можно признать хоть какой-то ценностью – в отличие от программ, копируемых одним движением мышки.) Отсюда нетрудно догадаться, что тот, кто смог поставить под контроль данные действия, приобретает неслыханные возможности. Иначе говоря, он начинает буквально «купаться в деньгах», снимаемых за посреднические услуги. Что, в свою очередь, однозначно приводит к укреплению данного положения – так как если есть деньги, то всегда можно купить оружие, солдат, адвокатов и прочие орудия поддержания своей власти. За исключением одного – о чем будет сказано чуть ниже…

Именно поэтому место «гегемона» оказывается так притягательным для стран. И одновременно невозможным – так же, как невозможным для большинства акторов оказывается место «локального гегемона» (крупного финансового бизнеса) внутри страны. (Поскольку, как уже было сказано, этот гегемон имеет по умолчанию больше ресурсов, нежели все остальные – и может легко справляться с «претендентами на престол».) Впрочем, тут следует сказать точнее – это самое «место гегемона» оказывается невозможным на протяжении некоторого ограниченного времени. Поскольку, как уже было сказано, существует один фактор, приобрести который невозможно за любые деньги.Collapse )

Краткие итоги 2019 года

На самом деле разговор об «итогах десятилетия» не закончен – просто, в связи с наступающей датой, хочется подвести и итоги прошедшего года. Правда, если честно, особых изменений за указанный период в мире не произошло – но это и к лучшему. (Поскольку в текущем состоянии единственно возможным трендом может быть тренд нисходящий.) Поэтому подавляющая часть «событий» выглядит довольно скромно – ну, так оно и есть.

Итак, в 2019 году могут быть выделенными:

1. «Человек» (почему в кавычках, будет сказано ниже) года – Петр Порошенко. Да, именно так, поскольку представить более эпический провал на выборах при настолько благоприятных условиях было практически невозможно. И, тем не менее, это случилось – благодаря уникальной некомпетентности и самого бывшего украинского президента, и его «политтехнологов».Collapse )

2. Событие года – торговая война США и Китая. Разумеется, это явление не новое – начало ему было положено более года назад, однако именно в уходящем году стало понятно, что указанная «война» - всерьез и надолго. Кстати, в отличие от написанного выше эпического поражения бывшего украинского президента, «американо-китайская торговая война» выступала более, чем прогнозируемым событием. Collapse )

3. Компания года – разумеется, Huawei. Которая тесно связана с написанным выше – а именно, с «торговой войной» США и КНР. Причем, не только в том смысле, что данная фирма была выбрана Штатами для нанесения первого действительно серьезного удара по китайской экономики. Но и потому, что она первая в мире продемонстрировала бессмысленность подобных действий. Collapse )

4. Политик года – Николас Мадуро. Ну, тут понятно: в начале года многие (в том числе и я) не были уверены в том, что данная личность продержится сколь либо долго на своем посту. Поскольку, будучи лишенным известной харизмы своего предшественника (а главное – его связей в военных кругах), он казался слишком слабым для того, чтобы держаться в условиях активного давления со стороны Соединенных Штатов. Collapse )

5. Государство года – Иран. Поскольку именно он смог в данном случае продемонстрировать шаткость текущей американской (а точнее- западной) гегемонии в самом, наверное, «тугом узле» международной политики – на Ближнем Востоке. Collapse )

6. Технология года – «система предотвращения сваливания» (MCAS), примененная на Боинге 737 Max. Напомню, что именно она 10 марта этого года привела к крушению подобного самолета Ethiopian Airlines. Причем, если случившуюся за пять месяцев до того похожую катастрофу Lion Air еще можно было отнести к «комбинации трагических случайностей», то данное событие показало, что ничего случайного тут не было. А было, наоборот, закономерное последствие чуть ли не всех господствующих в общественном производстве трендов. Collapse )

7. Ложь года – ну, тут без вариантов: «климатические проблемы». Наверное, после того, как человечество выйдет из нынешнего Суперкризиса и перейдет к состоянию развития, разговоры об «антропогенном факторе» станут не просто признаком лженауки, а такой же «неприличной» вещью, как разговоры об евгенике после Второй Мировой войны.Collapse )

Итоги десятилетия 4. Постинформационная эпоха

Итак, в прошлом посте было сказано, что современный мир практически потерял понятие «средств массовой информации». В том смысле, что практическое исчезновение всякой «гарантии» достоверности сообщаемых фактов привело к тому, что ни один имеющийся источник в настоящее время не может считаться надежным. А значит – ни одно «СМИ», начиная с газет со столетней историей и заканчивая рядовыми блогерами – не может не просто гарантировать отсутствие «фейков», но даже не обеспечивает минимальную «правдивость», позволяющую хоть как-то осуществлять «верификацию данных».

То есть – даже попытки сравнения «разных источников» не позволяет получить истинную картину мира. По той простой причине, что сравнение изначально ложной информации не позволяет выйти на истину ни при каких условиях. Так же, как любая обработка т.н. «белого шума» не позволяет извлечь из него чего-то ценное даже при условии применения самых сложных механизмов исследования. Да, именно так: современное состояние информационного пространства оказывается напрямую приближенным к «белому шуму», т.е., к… отсутствию информации, несмотря на множество (кажущихся) источников последней. То есть – можно даже сказать, что современный человек, погруженный в пресловутую «информационную среду», имеет гораздо меньше возможностей для получения нужных ему сведений, нежели его предки.

Подобное утверждение кажется слишком парадоксальным – поскольку принято считать, что в условиях торжества «всемирной информационной сети» любая «некачественность» источников всегда может быть скомпенсирована их количеством. Однако, как указано выше, это не работает – поскольку, во-первых, значительная часть информации оказывается полностью ложной (скажем, к этой категории можно отнести все украинские «СМИ»), а во-вторых, даже при условии, что истинные сведения в сети имеются, произвести полное сравнения приближающихся к бесконечности корреспондентов оказывается невозможным. (И никакой «искусственный интеллект» помочь тут не может.) По крайней мере, в отношении общественно-политического сегмента «инфосферы» дело обстоит именно так. С другими «секторами» ситуация несколько получше – однако чем дальше, тем сильнее проблемы возникают и там. (Скажем, в области научно-технической информации еще лет десять назад можно было надеяться на получение истины. Сейчас же – почти невозможно.)

* * *

И тут надо сделать одно очень важное отступление. Состоящее в том, что указанное состояние следует отличать от т.н. концепции «информационного потопа», которая появилось где-то с 1950 годов. (Скажем, Станислав Лем очень любил писать о ней.) Напомню, что основная мысль данной концепции состоит в том, что информации в последнее время становится столько много, что человек теряет возможность ее охвата даже в самом упрощенном виде. Разницу с текущей ситуацией можно увидеть сразу: тогда предполагалось, что информация будет, пускай и многочисленной, однако, в любом случае, истинной. То есть, ее будет много, она будет несистематизированная, с ней окажется трудно работать – но, по большей степени, это будет именно информация, а не «белый шум». О том, что подавляющая часть предоставляемых в информационные сети или иные способы коммуникации сведений окажется изначально ложной, никто тогда даже предположить не мог.

Нет, был, конечно, пример Министерства Пропаганды Третьего Рейха (и его аналоги в англосаксонских странах, вроде оруэлловского BBC). Но все это рассматривалось, как некое «искажение», как следствие ненормальности ситуации Collapse )

Профессор Лопатников и демократия

Известный американский блогер «профессор Лопатников крайне не любит демократию. В том смысле, что одной из наиболее популярных у него тем является разговор о неспособности последней к решению сложны проблем. Как пишет он сам: «"демократия", как реальная власть народа - технически невозможна. "Демократия" - это лесть толпе дураков и политический нонсенс».

В качестве примера подобной невозможности Лопатников приводит некий опрос, совершенный в собственном блоге. Опрос этот состоял в том, что требовалось ответить на то, какой воздух имеет большую плотность: сухой или влажный? На самом деле тут, разумеется, самое интересное состоит в том, что целых 56 человек действительно ответило. Причем, судя по всему, сделало это честно, без использования «гугла» или еще какого-то способа получения справочных данных. (Поскольку в последнем указанная тема, разумеется, легко находится – естественно, в верном варианте.) В итоге оказалось, что больше половины отвевающихся ошиблись – что, собственно, с точки зрения «профессора» оказывается очевидным признаком «неработы» демократического устройства.

Очевидно, что в случае, если бы ответ давали некие назначенные государством чиновники, то результат был бы лучше. Хотя нет, как раз последнее крайне неочевидно – а точнее наоборот. В том смысле, что в тех же Штатах – в которых, собственно, и проживает указанный блогер – государственные служащие часто позволяют себе такие «перлы», что никакими интернет-опросами это не переплюнуть. Да и в других странах (скажем, в РФ) ситуация в подобном плане мало чем отличается.

* * *

Впрочем, и это на самом деле тут не самое важное. Равно как не важен и парадоксальный, по сути, запрет на пользование гуглом. (Парадокс тут состоит в том, что для того, чтобы верно решить приведенную задачу, все равно придется обращаться к справочникам – поскольку, как пишет сам Лопатников, решать ее придется через молярные массы газов. Которые никто – за исключением студентов-химиков – на память не помнит, и их в любом случае потребуется «гуглить».) Поскольку все это есть вещи второстепенные на фоне гораздо более серьезного заблуждения, которое испытывает сам «профессор» по поводу демократии.

В том смысле, что он считает, будто основная ее задача состоит в поиске каких-то решений. Ну, или в крайнем случае – тех людей, которые эти решения могут найти. Разумеется, это представление  крайне популярное – особенно, в Соединенных Штатах, «плотью от плоти» которых и выступает Лопатников. Но данная популярность не влияет на его истинность – поскольку, в действительности, основная роль демократии состоит в другом. (И указанный «выбор людей» тут не более, чем метод.) В том, что только демократические процедуры позволяют получить хоть какую-то адекватную модель общественных интересов – т.е., понять, что, собственно, нужно обществу. Collapse )

Итоги десятилетия 3. Сумерки СМИ

В прошлых постах (1, 2) было сказано, что в последние десять лет стали заметны процессы, направленные «против» многих привычных и кажущихся «вечными» явлений нашей жизни. Таковых, как аудиотехника или телевиденье. И что в действительности это связано не столько с технологическими изменениями, сколько с тем, что происходит с нашим обществом. Откуда совершенно очевидно следыет, что только указанными областями подобные изменения не ограничиваются.

Напротив, они охватывают практически все стороны того, что можно обозначить, как «традиционная жизнь» - и что в реальности является тем live style, что сложился в конце «золотых десятилетий» (1950-1970 гг). Правда, некоторые из подобны вещей были очевидно затронуты уже в 2000 годах – как, например, та же «бумажная пресса». Которая из обыденной и даже «неизбежной» части быта – без которой невозможно было представить ни один дом или квартиру – превратилась в очевидную экзотику. Скажем, уже к 2009 году тиражи американских газет – который в период конца прошлого тысячелетия-начале нынешнего составлял 65 млн. экземпляров – упал до 49 млн. в день. Сейчас, понятное дело, эта величина еще меньше, однако данный факт уже мало кого волнует. Поскольку единственно с чем сейчас ассоциируется «бумажная пресса» - так это с бесконечными бесплатным «рекламными изданиями», щедро заполняющими почтовые ящики.

«Глянцевые журналы», впрочем, продержались несколько подольше. В том смысле, что они даже теперь продолжают продаваться (!) в розничной торговле. (Подписка, правда, практически канула в прошлое.) Правда, и тут тиражи сократились в разы – скажем, журнал «Maxim» с 390 тыс. экземпляров в 2006 году «съехал» на 150 тысяч. Тем не менее, подобное положение трудно назвать стабильным – как правило, основные потребители данной продукции относятся к «инерционной аудитории», т.е., основным критерием покупки изданий для них выступает привычка. Поэтому падение популярности «глянца» будет продолжаться и дальше – вне любых произошедших событий. И никакими силами остановить ее невозможно.

* * *

Впрочем, как уже говорилось, все это – «дела минувших дней», относящиеся, скорее, к событиям второй половины 2000 годов, нежели к 2010-м. Сейчас судьба «бумаги» может удивлять только в том смысле, что она все еще существует. То есть – что еще оказывается рентабельным печатать газеты и журналы в типографиях, а потому развозить их по торговым точкам. А главное:  что заставляет людей потреблять подобные товары при том, что ровно ту же информацию можно легко получить несколькими нажатиями мышки. (На самом деле, думаю, что тут речь идет об стремлении «эмулировать» прежнюю, счастливую и спокойную жизнь, когда будущее казалось обеспеченным, а проблему –несерьезными.) В любом случае тот факт, что полный уход журналистики в онлайн не просто неминуем, но и уже практически случился, вряд ли кто будет оспаривать.

Однако в действительности оказывается, что дело обстоит еще интереснее. В том смысле, что замещение бумажных источников информации электронными не является тем «линейным» технологическим процессом, которым он выглядит на первый взгляд. В этом плане крайне показательной оказывается та серия скандалов, которая прокатилась по «сети» уже в нынешнем десятилетии – и которая была связана с очевидным завышением популярности интернет-сайтов в современной статистике. На самом деле тут все просто: успех того или иного интернет-издания напрямую зависит от числа посещающих их лиц, поскольку именно на это ориентируются при размещении рекламы. Так вот – уже в середине 2010 годов выяснилось, что больше половины подобного траффика в сети генерируется «роботами», т.е., особыми программами, которые имитируют поведение людейCollapse )

Итоги десятилетия 2. Закат телевиденья

В прошлом посте было сказано о том, что прошедшее десятилетие (ну, будем считать, что оно заканчивается в данном году, на самом деле это некритично) охарактеризовалось резким снижением популярности аудиотехники. В том смысле, что из массового явления, охватывающего практически все семьи, увлечение данным типом аппаратуры превратилось в предмет достаточно ограниченного хобби «аудиофилов» - с их «теплым ламповым звуком» и прочими «прелестями» субкультуры. Однако самое интересное в этом всем – то, что только «аудио» подобное изменение не ограничивается. Поскольку подобный процесс охватил и другие разновидности того, что можно назвать «традиционной» домашней электроникой.

Причем оказался затронут даже такой «центральный» предмет «электронного бытия», как телевизор. Да-да, именно тот самый «зомбоящик», который за последние лет тридцать (а точнее – еще раньше) начал восприниматься не просто, как «сложный электронный прибор», но как некоторая «высшая демоническая сущность», определяющая саму жизнь человека. Наверное, тут не надо приводить примеры огромного количества статей и постов, посвященных этому «демону 20 века», в которых телевиденье рассматривается, как основная причина всех поразивших человечество бед. Начиная с излишней полноты и физической слабости нынешних поколений – ну да, пресловутый «диван перед телеком», да еще с «бутылкой пивасика» давно уже рассматривается, как некое «оружие массового поражения» мужского здоровья. (Кстати, не только у нас – у тех же американцев примерно то же самое, только вместо «балтики» обычно упоминается «кока-кола».)

И заканчивая «исчезновением политической воли масс». (Или вообще «любой низовой активности».) Наверное, тут не надо говорить, как были популярны подобные идеи еще лет десять назад. Ну, а лет двадцать «телеящик» вообще воспринимался, как единственно значимый элемент политики: дескать, если у тебя есть телевиденье – то будет и власть. Правда, с началом нового тысячелетия у сторонников подобной идеи случился очевидный фейл – в том смысле, что «новая власть» вначале аккуратненько «пережевало» Гусинского, бывшего одним из ведущих телемагнатов 1990 годов. А затем – произвела то же самое и с господином Березовским, который тогда вообще считался «делателем президентов» и чуть ли не реальным управляющим Россией. На этом фоне флер «телевизионного всемогущества» должен был несколько поутихнуть – однако в действительности он продолжался вплоть до самого последнего времени. Когда до некоторых представителей человечества, наконец-то стало доходить: что-то тут не то.

* * *

И вдруг оказалось, что количество телезрителей давно уже не растет, а падает. Да, именно падает с 2008 года, когда более 90% населения регулярно «зависали» у голубых экранов. Collapse )

Об одном аспекте современной политики

Забавный факт: во множестве публикаций, посвященных пресс-конференции Путина, рассматривались практически все заданные там вопросы и ответы. И посвященные "историческим аспекта" - скажем, вопросу об оценке деятельности В. И. Ленина. И проблемам с внешней политикой. И - будь он неладен - "украинскому вопросу". (Который давно уже не просто навяз в зубах, но стал вызывать просто отвращение по причине "передозировки") В общем - практически все, что было там.

За исключением, ИМХО, самого важного аспекта, который влияет на жизнь каждого человека. Я имею в виду ответ президента на вопрос корреспондента РенТВ о том, когда будут расти доходы наших граждан. Напомню, что ВВП тогда сказал буквальным образом следующее:

В.Путин: Я взял последние данные по всем основным показателям. Я понимаю, о чём Вы спрашиваете. Действительно, в последние годы мы наблюдали снижение реальных доходов граждан, и это очень плохо. Это одна из наших проблем, которые мы, безусловно, должны решать, но решать мы это должны на основе роста производительности труда и роста ВВП, это совершенно очевидно.
К этому нам нужно стремиться, потому что всё другое, в том числе, скажем, раздача денег из резервных фондов, это ни к чему не приведёт, они быстро закончатся. А если конъюнктура на внешних, в том числе нефтяных рынках изменится, то и источник иссякнет. Поэтому нам нужно фундаментальные вопросы решать развития экономики и на этой базе поднимать уровень заработной платы.
Уровень заработной платы за прошлый год немножко подрос. Немножко растут и реальные доходы. За III квартал мы это очевидно наблюдаем. Но этого недостаточно, безусловно.


Еще раз: дорогой наш Владимир Владимирович, по существу, опроверг всех этих Фритцморгенов и иже с ними, которые последние несколько лет только и доказывают то, что уровень жизни россиян все время возрастает. Причем, возрастает весьма сильно - одно только любимое их утверждение о "дворах, заставленных иномарками" чего стоит. А тут их кумир практически явно говорит: в последние годы реальные доходы граждан снижались. (Понятно, что по причине наличия инфляции в стране зарплата в абсолютных цифрах росла, но сути это не меняет.)

То есть - все утверждения о том, что Россия после 2014 года переживает "необычайный рост возможностей для граждан", столь любимые лоялистами, в действительности есть ложь. Поскольку сам президент - которого в неосведомленности вряд ли можно обвинять - единственное, что мог сказать " утешение", так это то, что  "реальные доходы немножко выросли только в третьем квартале данного года". (Что в действительности есть только риторический прием - в том смысле, что просто так завершить разговор без "утешения", в данном случае совершенно невозможно.)

И вообще, надо увеличивать производительность труда и ВВП. Collapse )

Опоздавшие к лету – или о том, как украинский майдан закрыл «глобализацию»

Оказывается, вчера было шесть лет с начала пресловутого «евромайдана». Шесть лет назад, в далеком сейчас 2013 году в не менее далеком городе Киеве случились события, которые показали очень многое – причем, не только, и не столько на Украине. Точнее сказать, которые стали логичным завершением нескольких длительных процессов, начало самых «старых» из которых находится еще в 1970 – конце 1960 годов.

Впрочем, дело обстоит совершенно наоборот – это пресловутый «евромайдан» стал проявлением завершения указанных процессов. В том смысле, что он оказался финальным аккордом пресловутого «процесса глобализации» - некоего гипотетического движения мира к абсолютному экономическому, политическому и культурному единству. Гипотетического – поскольку в реальности ничего этого не существовало, а было совершенно иное: неожиданное (в том числе и для себя) получение Соединенными Штатами мировой гегемонии, случившееся после гибели СССР. Да, именно так: Советский Союз совершенно необъяснимо для всего остального мира решил сложить с себя бремя супердержавы, а затем – и самоуничтожиться, распавшись на множество т.н. «постсоветских государств». (Так же практически независимо от любого внешнего воздействия, исключительно по внутренним причинам.)

Причины (внутренние) эти, кстати, сейчас, в общем-то, известны, и никакой тайны в гибели СССР не существует. Однако, во-первых, это сейчас – в момент происхождения описанного процесса, разумеется, никакого понимания не было. А, во-вторых, оно касается только жителей погибшей страны – для всех остальных рефлексия данного процесса до сих пор невозможна. Поэтому неудивительно, что восприятие происходившего тогда оказалось совершенно иным – оно выглядело, как «закономерный итог» победы «свободного мира», как окончательное устранение последнего противоречия на пути к вечному существованию «единого человечества». Неслучайно, что главным «мемом» того времени стал пресловутый «конец Истории» - завершение периода фундаментальных потрясений в виде войн и революций, и переход к «ламинарному» развитию через все большее улучшение демократического либерального мира.

* * *

Собственно, именно подобное течение истории и было обозвано «глобализацией». Однако, как уже было сказано, в реальности наблюдалось совершенно иное. В том смысле, что Соединенные Штаты, обретшие уже во время Холодной войны гегемонию в т.н. «западном мире», на какой-то момент оказались единственной мощной военной, экономической и политической силой на планете, и поэтому смогли устанавливать выгодные себе «порядки». Однако к полному – или даже частичному – устранению противоречий между ведущими акторами мировой политики это не имело никакого отношения. Более того, Collapse )

Вопрос о демократии и ее сущности

Приведенная в прошлых постах (1, 2) особенность «элитариев», состоящая в том, что последние практически ничем не отличаются от обычных людей – а точнее, если и отличаются, то не в лучшую сторону – позволяет понять многие механизмы современного общества. Например, пресловутую представительскую демократию. Дело в том, что у многих сейчас существует совершенно неверное представление об основных принципах ее работы. В том смысле. что общепринятое мнение состоит в том, что на выборах должны избираться «наиболее достойные» представители общества, достойные вхождения во власть. Дескать, путем всенародного обсуждения и широкого рассмотрения предлагаемых кандидатами программ существует возможность рационального отбора самых лучших по своим качествам кандидатов.

Наверное, тут не надо говорить, что в данная схема весьма далека от реальности. Причем, не только в том смысле, что – в полной противоположности с указанной выше идеей – практически везде в результате выборов к власти приходят, мягко сказать, не самые компетентные, и уж конечно, не самые «морально привлекательные» личности. Но и в том, что реальное избрание последних вообще оказывается событием более, чем маловероятным даже в идеальном случае – поскольку посреди «предвыборной трескотни» обеспечить тщательную рациональную оценку не только «качества» кандидатов, но и их программ. (В результате чего, собственно, и наблюдается описанное выше явление.)

Все это неизбежно создает определенное отторжение демократических процедур, широко известное и сейчас, и в прошлом. И придает определенные аргументы даже таким, казалось бы, бессмысленным и дискредитировавшим себя идеям, как монархизм и аристократизм. Ну, в самом деле – восклицает монархист – разве можно отдавать государство в руки первому попавшемуся горлопану! Разве это лучше ситуации, в которой власть переходит к «специально обученному» и особо воспитанному наследнику престола? (О том, как реально обучаются «наследники», и действительно ли они обладают каким-то особым воспитанием, тут, разумеется, умалчивается.) Причем, на фоне существующей ситуации подобные вещи выглядят даже рационально – т.е., имеют ценность даже без привлечения невозможной сейчас «божественной сущности» королей.

* * *

Впрочем, понятно, что монархисты представляют собой достаточно небольшую долю «сомневающихся в демократии». Гораздо большее число людей, разумеется, к наследственной передачи власти относится со справедливым сомнением – в конце концов, тысячи лет господства последней оставили нам немало примеров реальной «эффективности» подобного механизма. Поэтому большинству гораздо ближе оказывается более «современная» модель, заключенная в концепции: «управлять должны профессионалы». Смысл ее, как можно догадаться, состоит в том, что пресловутые «кандидаты на власть» изначально избираться должны из определенного круга лиц, изначально наделенных определенной системой знаний и связанных через это с системой государственного управления. Иначе говоря, должен быть некий «политический класс» или слой, который, собственно, и может управлять странойCollapse )