Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Об эволюции понятия праздника в постсоветском мире

К прошедшей вчера дате.

Помню, когда-то в 1990 годы, в какой-то «солидной газете» (не помню точно «Комсомолке» или «АиФ»), была напечатана статья, называющаяся примерно так: «В жизни должно быть место празднику». Писалось там о том, что в указанный период в России происходил необычайный рост разного рода празднеств и фестивалей. Кстати, само название было очевидной отсылкой к позднесоветской идеому: «в жизни должно быть место подвигу». Если кто помнит, то была подобная тема для школьных сочинений в позднесоветское время – должная, судя по всему, способствовать популяризации «героической тематики». Но в реальности воспринимаемая, как очередная официозная банальность – бессмысленная и никому не нужная. Так вот – этой самой банальности в указанной газете противопоставлялась совершенно иная идея – идея праздничного торжества, как момента отказа от пресловутого «служения», «героизма», «самоотречения» ради государства. Идея «всенародного отдыха», должного стать новым русским трендом

Тут надо заметить, что в указанное время – то есть, в начале-середине 1990 годов – праздники в РФ действительно очень любили. Можно даже сказать, что любили слишком – и на бытовом, и на «городском», и государственном уровне. Разумеется, с учетом платежеспособности «любителей»: поскольку если детям на еду денег не хватает, то какой уж тут праздник. Но если случилось чудо – и человек пробился к достатку, а уж тем более, к богатству – то тогда он начинал «гулять». Это было практически неизбежно, и совершенно не осуждаемо. Тут, скорее, наоборот: если кто-то оказывался при деньгах и при этом не устраивал безумные «загулы» с поглощением огромного количества алкоголя, дорогостоящих кушаний, с музыкой, плясками и прочими проявлениями «сладкой жизни», то он казался, как минимум, странным.
* * *

Однако это касалось не только «личной инициативы». Примерно то же самое происходило и на других уровнях. Скажем, именно в данный период пресловутые Дни Города – события, имевшие в советское время второстепенное значение – начали превращаться в настоящие «сатурналии» с салютами и массовыми гуляниями. (Вершиной этого процесса стало «850 летие Москвы», ставшее настоящим пиром во время чумы – т.е. разрушающейся и нищающей страны. ) Или, например, щедро в это время росли разного рода фестивали – начиная с кинематографических и заканчивая разного «народным творчеством». «Культура должна развиваться» - многократно твердилось со всевозможных трибун, и начавшие отъедаться госчиновники щедрой рукой резали бесконечные ленточки разного рода «торжественных мероприятий». (Правда, этот «расцвет культуры» как то странно коррелировал с тем, что реальный ее уровень оказывался где-то около плинтуса – но никого это не волновало.)

Ну, и разумеется, значительное внимание уделялось праздникам «календарным» - пресловутым «красным дням календаря»Collapse )

Надо ли праздновать День Великой Октябрьской Революции?

Вчера был День Великой Октябрьской Социалистической Революции – «7 ноября». Праздник, в свое время считавшийся чуть ли не самым главным праздником в стране. Хотя почему «чуть-ли». Именно самым главным – по факту, Днем Независимости, днем создания страны – СССР. (И не надо тут уточнять, что СССР был создан 30 декабря 1922 года – на самом деле, события, случившееся в октябре 1917 для его формирования на порядок важнее формального подписания Союзного договора.) Наверное, именно поэтому в то время данное торжество отмечали с особым размахом: парад на Красной Площади, демонстрации, иллюминация городов. Для сравнения – парад на День Победы устраивался в то время только в «юбилейные» (1965, 1985) годы. 1 мая после 1968 года так же «ограничивались» лишь демонстрацией. Один этот факт прекрасно показывает «масштаб» праздника и его место в советском церемониале.

Правда, после 1990 года парад на Красной Площади был отменен, а после 1991 года был его празднование по факту было упразднено. Нет, конечно, сам выходной день Ельцин отменять не стал – при всем своем самоуправстве он достаточно лояльно относился к желанию граждан отдыхать. Отменен был лишь «второй день» - 8 ноября, что сразу ставило праздник в разряд «ординарных», вроде 8 марта. Удивительно и то, что вплоть до 1996 года он продолжал нести свое историческое название. В 1996 году праздник переименовали в невнятный «День примирения и согласи» (кого с кем – непонятно). Ну, в 2004 году, наконец-то, ликвидировали – заменив на еще более абсурдные «День народного единства», празднуемый 4.10., и официально посвященный изгнанию поляков из Кремля в 1612 году. Повод, мягко сказать, странный – на самом деле, представления о событиях начала XVII века у наших граждан, мягко сказать, смутные. Даже о Войне 1812 года известно больше. Поэтому кого там кто когда откуда изгнал – мало кто может сказать. А день воспринимают просто, как лишний выходной.

Что же касается 7 ноября, то тут инерция мышления оказывается достаточно большой – и поздравлений с этим праздником даже в Сети оказывается на порядок больше, нежели с невнятным «Днем народного единства». Более того, как-то неявно установилось правило, что любой человек коммунистической или социалистической направленности должен, по определению, радоваться данному празднику. И даже стараться отметить его - если не выйдя на улицу с красным флагом, то, по крайней мере, подняв рюмку водки. Но так ли это?Collapse )


Кстати, о масонах...

Еще немного о масонах и Кара-Мурзе. Сергей Георгиевич в своих книгах периодически упоминает масонов - как одних из самых ярых врагов традиционного общества. Например, в плане того, что именно масоны были одними из действующих сил (если не главной действующей силой) Февраля 1917 года. Или даже более - в самом первом "акте" трагедии традиционализма - в Великой Французской Революции. Казалось бы - ну упоминает, и упоминает, что тут такого...

Однако он же, говоря о своем пребывании на Кубе, описывает свою встречу с масонами настоящими:  
«...Помню другой карнавал, 1967 г., в Сантьяго – там карнавал самый типичный и красочный. Открывает шествие братство масонов, впереди идут их старейшины – старику 104 года и старухе вроде того. Почти все негры, в цилиндрах и полосатых штанах, как в 18-м веке. Глава провинциальной власти выходит, целует старуху, старику дает конверт с деньгами – особая помощь ансамблю, в котором самые старые участники. Но я карнавал описывать не буду, это большое дело. Массовая культура высокого уровня. То, что нам показывают из Рио де Жанейро – театрализованная эстрадная туфта. Настоящий афро-латинский карнавал, в той же Бразилии, вещь сложная...»


Получается какой-то страшный сон скинхеда: мало того, что масоны, так еще и почти все негры (хорошо еще, что не иудейского вероисповедания). Ну а если серьезно - то это самое страшное масонство, которое свалило в свое время российское самодержавие (по версии Сергея Георгиевича), выглядит при реальном столкновении совершенно иначе. Старые джентельмены в карнавальных костюмах, основная привилегия которых - идти первыми на параде.

В общем-то, все понятно. Масонство - клуб, приправленный некоторыми забавными ритуалами. Толкиенизм для взрослых, так сказать. А так - просто место для встречи людей, во время которых они могут обсуждать те или иные проблемы, а также принять какие-то там совместные решения. Понятно, что если в данном клубе собираются люди, принадлежащие к высшим классам (обычно так и происходит, так как бедные не имеют времени и средств для посещения клуба), то и решения будут приниматься в интересах этих высших классов.

Но от формата клуба, его ритуалов и символики это, понятное дело, не зависит...

О прошедшем празднике...

Праздники бывают разными. Некоторые, например, Новый Год, отмечаются всенародно и бурно, невзирая ни на что, с уходом в алкогольное застолье как минимум, на неделю. И никто, по сути, не задумывается: а что, собственно, отмечаем? Удивительно, но при том, что наступление Нового Года давно уже не имеет никакого смысла – это рецидив традиционной, сельскохозяйственной цивилизации – тем не менее, он остается главным, и при этом абсолютно неоспариваемым праздником в году.

Другие праздники несут вполне определенный смысл. Например, День Победы. В отличие от Нового Года этот праздник отмечается вполне сознательно, как символ великого взлета страны, когда она смогла не только сохранить свою независимость, но и стать сверхдержавой, определяющей судьбу всего мира. Но именно поэтому праздник этот – дискуссионный, при принятии его в целом существует определенное число людей, который имеют иное мнение. Тут нет смысла говорить об этом явлении, потому что отношение к Победе – отдельная большая тема. Важно то, что сознательность, в отличие от «встроенного в архетипы» Нового Года всегда порождает сомнения.

Впрочем, есть праздники, которые отмечаются весьма сознательно, но только определенной категорией людей. Причем, безо всякого возмущения со стороны других: например, профессиональные, как День Радио или местные, как бесчисленные Дни города. Впрочем, некоторые из этих «локальных» праздников могут выходить за пределы своей «референтной группы», захватывая все большую аудиторию, как например День Космонавтики, из профессионального праздника работников космической промышленности становящийся все более массовым.


Но есть праздник, который вызывают только удивление у большинства граждан. Это «День России». На самом деле, в 1990 годы последний именовался крайне громоздко: «День принятия декларации о государственном суверенитете Российской Федерации», но на слуху было более краткое название: День Независимости. Происхождение данного сокращения очевидно – калька с американского «Independence Day». Разумеется, когда вводился этот праздник, США занимали место непререкаемого авторитета, и тогда это краткое название только грело душу постсоветского гражданина. Казалось, и у нас появились даты, которые не связаны с «проклятым совком», которые можно отмечать, не стесняясь за «70 лет рабства». В общем, «День независимости» должен был стать «главным праздником» новой жизни вместо ненавистного 7 ноября.Collapse )