?

Log in

No account? Create an account

anlazz

В действительности всё не так, как на самом деле

Entries by category: производство

Не выходит «каменный цветок»
79 position in rating79
anlazz
У Розова в ЖЖ увидел прекрасное: «…Эксперимент "роботы изготавливают кроссовки" не удался ни в ФРГ, ни в США…» Речь идет вот о чем: в 2017 году ведущая фирма по производству спортивной обуви решила заняться «возвратом» своих заводов в развитые страны. Причем, не просто возвратом, но возвратом на новом технологической уровне – на уровне высокоавтоматизированного роботизированного производства. Совершенно в рамках «духа эпохи», заданного знаменитым лозунгов Трампа «Make America Great Again», только тут к Америке прибавилась еще и Германия. (Очевидно, руководство Адидас вспомнило свои «корни».) Однако результат этого действа оказался отрицательным – и через два года данную программу решено было прервать. Подобный итог данной программы «реиндустриализации» выглядит символическим – поскольку означает очень много.

На самом деле, конечно, первое, что тут приходит в голову – так это то, что ничего особо нового в пресловутых «роботизированных заводах» нет. Поскольку о чем-то подобным начали задумываться еще в 1950 (!!!) годах, а уже в 1960-1970 автоматические линии стали обычным явлением на производстве. А первый «автоматический завод» - т.е., производственная линия, полностью охватывающая весь цикл производства продукции – была запущена аж в 1954 году на фирме «Понтиак». (Была впоследствии поглощена GM) В результате чего к 1970 годам была сформирована концепция «полностью безлюдного» производства, которая в недалеком будущем виделась основанием для экономики цивилизованных стран. Особенно активно тут действовали японцы, построившие несколько прототипов подобных заводов еще в 1980 годы.

Тем не менее, в реальности данная идея оказалась нереализованной. По той простой причине, что автоматическое роботизированное производство или ставшее его развитием гибкое автоматизированное производство банальным образом проиграло полностью противоположной идее. А именно – переносу заводов в страны с низкой стоимостью рабочей силы. Поэтому вместо «бесчеловечного царства роботов» - как представляли производство будущего в 1970-1980 годах – реальным типом «инновации в промышленности» 1990-2000 годов стали огромные ангары-бараки, заполненные пресловутыми «азиатами». Которые вручную –в лучшем случае, на уровне технологий 1950-1960 годов – производили самую «передовую» продукцию. Впрочем, в отдельных случаях и ангаров не нужно было – из небытия были возвращено явление «давальческой мануфактуры», т.е., перенос производственных процессов в первые подходящие помещения. (Подвалы, сараи, а то и жилье.)

* * *

Причины подобного «прогресса» были довольно очевидны. А именно – оказалось, что единственной причиной автоматизации промышленности оказывался высокий уровень рабочей силы, связанный с (относительно) высокими социальными обязательствами развитых стран. Последние же, как не раз говорилось, выступали последствиями действия «Советской тени» - т.е., неявного воздействия СССР на капиталистические государства. (Которые теперь «боялись» любых революционных проявлений собственных рабочих, поскольку последние могли перейти в революцию, поддержанную Советским блоком.) В результате чего применять «неестественные» способы сокращения издержек через автоматизацию оказалось выгодным.

Кроме того, следует не забывать уже не раз помянутый высокий уровень «новационности» общества, созданного в «советизированном мире». Read more...Collapse )

Спасти сланцевую нефть
anlazz
Продолжается спасение сланцевой нефти - которая является чуть ли не единственной неспекулятивной сферой экономики США. Теперь удар  пришелся по Ирану -- чей танкер был атакован недалеко от Саудовской Аравии. В понятной надежде, что Исламская Республика это так не оставит...

Ну да: чем выше эскалация, тем выше цены, которые сейчас в очередной раз упали ниже "сланцевого порога". Хотя, конечно, вопрос о том, кто конкретно нанес удар, остается открытым - но это, ИМХО, несущественно.

СССР и "длинные процессы". Часть вторая
anlazz
Часть первая тут. 

Итак, к началу-середине 1980 годов стремительная урбанизация 1950-1970 завершилась: теперь основную часть советского общества составляли горожане. К этому времени они более-менее адаптировались в новом качестве – хотя, как было сказано в первой части, полноценной «городской цивилизации» в указанное время еще не сложилось. Да и не могло сложиться по причинам ограниченности человеческой психики – для коей полностью сменить базовые установки, заложенные в детстве и юности крайне сложно. Впрочем, этого, по большому счету, было и не нужно делать – поскольку в указанный период выросло и начало входить в жизнь следующее поколение советских людей. Поколение, родившееся и выросшее в городской индустриальной среде.

Поэтому можно было бы ожидать, что дальнейшее развитие советского общества пойдет успешнее – по крайней мере, ряд проблем предыдущего этапа (алкоголизм, «мещанство») перестанет быть актуальным. Однако в реальности можно было наблюдать совершенно противоположный процесс. А именно: нарастание дезадаптации советских людей, причем, охватывающей в основной молодежь. (Которая, собственно, и оказалась в первых рядах антисоветского движения) Т.е., вместо стабилизации пришла дестабилизация – хотя, казалось бы, должен был наличествовать именно первый процесс.

* * *

Причина этого состояла в том, что в указанный период произошло столкновение «урбанистической волны» с еще одной «волною». Производственной. Поскольку именно на 1980 годы пришелся «производственный максимум» Советского Союза, связанный с тем, что именно тогда вышли на максимальный уровень производительности построенные в предыдущий период предприятия. Напомню, что за «брежневское время» в стране было построено более 11 тыс. заводов, причем последние, в значительной мере, ориентировались на массовое производство. (Как на самую совершенную из известных технологий) Как на том же ВАЗе, который к началу 1980 вышел на проектную мощность в 700 тыс. автомобилей в год, при том, что в «довазовскую эпоху» во всей стране производилось не более 200 тыс. легковых автомобилей. Подобные заводы и фабрики смогли довести уровень советского ВВП до наивысших (в относительном измерении) во всей истории величин: до 45% американского ВВП. (Однако стоит учитывать, что последний включал в себя и спекулятивный финансовый сектор, коего в СССР не было.)

В любом случае это был экономический прорыв. И одновременно – серьезнейшая проблема для страны. Поскольку указанная масса предприятий практически закрывала возможности для переориентации производства на новые методы. Ну, в самом деле, были сделаны огромные инвестиции – чего же, теперь отказываться от них? Разумеется, никто на подобное пойти не мог – поэтому развитие экономики продолжалось по заложенному при Брежневе пути. В «нормальной» ситуации это было бы не страшно – а точнее, наоборот, вело бы к планомерному увеличению мощи страны. Ну, в самом деле, будет (массовый) переход на новые технологии не сегодня, а лет через десять, когда созданные построенными заводами материальные ресурсы позволят сделать это намного легче. Какая разница?

Однако данная концепция вступала в серьезный конфликт с описанным выше процессом. В том смысле, что новому «урбанизированному» поколению оказывалось недостаточно тех дешевых, качественных, но однотипных товаров, которые вполне удовлетворяли их родителейRead more...Collapse )

О пролетариях и непролетариях
anlazz
В последнее время среди левых как-то обострились дискуссия о том, кто же является пролетариатом. Разумеется, о том, зачем это делается, надо говорить особо – однако сейчас хочется отметить несколько другое. А именно – то, что указанная тема оказывается далеко не такой простой, как может показаться на первый взгляд. (Даже если при ее рассмотрении отбросить случаи с однозначно мелкобуржуазными слоями, которых иногда рассматривают, как «пролетариев» - вроде дальнобойщиков, программистов-фрилансеров и т.д.). Поскольку, даже учитывая исключительно тех людей, которые не имеют собственных средств производства и работают «за зарплату», можно увидеть достаточную неоднозначность. Ведь в подобном случае в одну категорию попадают не только рабочие, но и служащие, ИТР, а главное – начальство. (Директор завода официально не имеет собственности и выступает таким же «наемником», как и все остальные.) Так что же: считать его пролетарием?

Казалось бы, все просто: пролетарий – это человек, у которого изымают прибавочную стоимость. Однако это просто и понятное только тогда, когда мы имеем дело с «лабораторным примером». Скажем, со случаем наличия одного рабочего и одного хозяина – когда можно увидеть, что рабочий изготовил детали, которые потом были проданы за сто рублей, однако получил всего двадцать. (Условно, разумеется: доля рабочей силы в стоимости продукции в РФ составляет в среднем 20%.) При учете того, что пятьдесят рублей при этом ушло на покупку материалов и амортизацию оборудования (все цифры, опять же, условны), можно сказать, что хозяин предприятия забрал себе тридцать рублей в качестве прибавочной стоимости. А зарплату заплатил по средней цене на рынке рабочей силы – поскольку если бы рабочий отказался вкалывать за данную сумму, то на его место был бы взят другой. Для коего и двадцать рублей не лишние…

Кстати, это не значит, что бизнесмен тупо прожрал этот «тридцатник»– вполне возможно, что данная сумма были вложена в расширение производства. (А точнее, она с высокой долей вероятности была именно вложена.) Однако с точки зрения рабочего подобное действие ничего не меняет: как он получил денег, в любом случае, меньше, нежели была сумма созданных им материальных ценностей. Впрочем, это – как уже говорилось – «лабораторный пример». Поскольку в реальности таковых взаимоотношений практически не существует – то есть, мало когда производство на предприятии ограничивается одной технологической операцией. Как правило, таковых операций имеется множество – в результате чего над каждой единицей продукции работает множество людей.

* * *

Поэтому применительно к реальной ситуации наш «лабораторный пример» будет иметь несколько иную форму. А именно: имеется завод, работники на котором произвели изделий условно на 100 млн. рублей. Опять же – на амортизацию, сырье и т.д. ушло 50 млн. рублей, а на зарплату – 20 млн. Ну, а 30 млн., соответственно, «ушло» на прибавочную стоимость. (Еще раз: с огромной долей вероятности на эти деньги новые станки купили или еще что-то полезное сделали, но сути это не меняет.) Read more...Collapse )

Советские микрорайоны против американских субурбий – или еще раз об урбанистике
anlazz
Продолжу «урбанистическую» тему. И сразу отмечу, что именно она связывает не только прошлый, но и позапрошлый (о безопасности), и даже еще более ранний пост –тот, в котором была рассмотрена проблема «пониженной самостоятельности» современных детей. Поскольку все их в какой-то мере связывает вопрос об оптимальности организации городского пространства – того самого пространства, в котором только и может существовать человек. (Точнее сказать – не городского, а «жизненного» - поскольку все вышесказанное, в общем-то, справедливо и для сельской местности.) И именно с этой самой организацией в настоящее время происходят довольно ощутимые проблемы – причем, не только у нас, но и во всем мире.

Дело в том, что до недавнего времени сам вопрос организации окружающего пространства определялся, скорее, традициями, нежели каким-то разумным рассмотрением данного вопроса. Впрочем, тогда, в традиционном обществе, вообще все определялось традициями – и «настройка» социума шла именно через их отбор. (Причем, зачастую вместе с социумами: те общества, традиции которых «не вписывались» в имеющуюся реальность, умирали – а на их место приходили новые.)

В любом случае, в данное время можно было сказать, что доминирующим было тесно «сращение» производственной и бытовой деятельности, отделить которые друг от друга было невозможно. К примеру, скотина порой проживала в одной избе с хозяином, а ритм жизни (в том числе и сексуальный) задавался исключительно календарем сельхозработ. Поэтому особых проблем с организацией жизни тут не было – само крестьянское хозяйство являлось практически автономной единицей жизнеобеспечения. Ну, а та небольшая доля неавтономности – к примеру, вопрос изготовления железных орудий или глиняной посуды – что оставалась, практически целиком удовлетворялась на уровне поселения – деревни, села, городка.

Проблемы начались тогда, когда от традиционного хозяйства начали переходить к индустриальному – с ростом специализации и, соответственно, разделения труда. В этом случае ядро прежнего построения в виде «дом-хозяйства» оказалось сменено ядром в виде «фабрики-хозяйства», вокруг которой и выстраивалась новая реальность. А именно – селились рабочие (чтобы далеко не идти), открывались лавки, трактиры, строились церкви и бордели. В любом случае данная схема, опять-таки, основывалась на главном: на обеспечении трудовой деятельности. (Поскольку именно последняя всегда и везде выступает «ядром» человеческой жизни.) Правда, в отличие от «старого порядка» вопрос воспроизводства населения теперь не входил в состав ключевых: массовое разрушение традиционных хозяйств под воздействием индустрии выбрасывал на рынок труда огромные массы людей. В результате чего не только их размножение, но и простое выживание оказывалось под вопросом – главное, чтобы работника «хватало» хоть на какое-то время работы.

* * *

Результатом этого стало превращение жизни рабочих в некий "филиал Ада" – с тесными, сырыми и темным домами (а то и вообще, с рабочими казармами), с грохотом и дымом фабрик буквально под боком. С антисанитарией, чуть ли не превосходящей ту, что была во времена традиции – и это при том, что к этому времени основные представления о гигиене уже сформировались, с диким бескультурьем и огромной преступностью.Read more...Collapse )


К предыдущему. Клерикализация – мифы и реальность.
anlazz
«Борьба с победобесием», которой я касался в прошлом тексте, представляет собой всего-лишь одну из форм «борьбы с сакральным», ведущуюся некоторыми левыми. Гораздо большей опасностью считается у этих левых опасность «клерикализма» – установления в России религиозной диктатуры. Впрочем, не только в России – например, многие видят такую опасность в формирующейся Новороссии. И напротив – огромное число левых указывают на современную Украину, как на страну, опасности клерикализации в которой не существуют – потому, что большинство политических сил в ней открыто это не декларируют. Подобное представление, несмотря на свою «воинствующую наивность» является достаточно популярным среди левых.

Что можно на это возразить? То, что, по сути, мы имеем место с одним популярным на постсоветском пространстве заблуждением – с волюнтаризмом. Волюнтаризм – это не ругательство, как можно подумать, а уверенность в том, что все в мире можно изменить волевым решением. Вот, захотел правитель (или правящая группа) устроить в России религиозное государство – и устроит. Введет соответствующие законы и все тут. На самом деле, подобное представление – следствие глубокого непонимания развития общественных систем, отбрасывающее нас к эпохе Просвещения (когда казалось, что воля «просвещённого монарха» достаточна для изменения общества). Но и тогда было понятно, что, помимо этой воли, должны быть еще и достаточные условия, вроде наличия средств в бюджете. Именно поэтому, например, Екатерина II, будучи сторонницей самых передовых идей своего времени, не рискнула начать переустройство российского общества.

* * *

Впрочем, подобное представление давно уже отброшено обществом. Даже если не учитывать марксизм, то давно понятно, что никакие волевые решения не способны привести к получения произвольного результатаRead more...Collapse )