Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Великая Человеческая Революция – или о том, что же ждет нас в будущем

Как не удивительно, но данную сложную тему я начну довольно странным – на первый взгляд – примером. А именно – обращением к тому, как наши представления о «светлом будущем» выступают переложением того, что происходят сегодня, и к реальному будущему имеют довольно отдаленное отношение. В качестве же примера приведу образ т.н. «фаланстера» - т.е., огромного дворца, в котором проживает «фаланга» - коммуна из тысячи и более человек. Напомню, что данное название было введено французским утопистом Шарлем Фурье, однако, понятное дело, сводить подобную идею только к нему невозможно.

Скорее наоборот: практически все коммунисты-утописты использовали именно подобный образ проживания в будущем. Более того – в несколько «видоизмененной» форме она стала, вообще, «визитной карточкой» коммунистического мироустройства. В том смысле, что и сторонники, и противники коммунизма, говоря о последнем, как правило, рассматривают именно подобный тип совместного проживания – разница только в том, что сторонники рассматривают жизнь в роскошных дворцах, а противники – в грязных бараках. С соответствующей критикой, или апологетикой, разумеется. Впрочем, если честно, то «апология дворцов» господствует далеко за пределами «коммунистического дискурса», проникая в самые «странные» места человеческого существования. (Например, определяя строительство торговых центров или железнодорожных вокзалов.)

При этом мало кто понимает: откуда же взялась данная картина. В том смысле, что генезис пресловутых «фаланстеров» оказывается фактически неизвестным. Просто считается, что «дворцы – это хорошо и удобно», и все тут. Однако на самом деле тут наличествует совершенно противоположная ситуация: дело в том, что традиционно дворцы считаются местом обитания знати. То есть, людей, которые веками определяли действия всех остальных и имели максимальную свободу из всех живущих. Разумеется, отсюда не удивительно, что их жизнь традиционно рассматривалась, как самая лучший тип «организации жизни». Так было во времена Фурье (начало XIX столетия), так было во времена Томаса Мора (XVI век) – коего традиционно считают «основоположником» коммунистической утопии, так было у греческих мыслителей – вроде Платона – у которых коммунисты-утописты позаимствовали многие элементы своих «городов Солнца». И в более поздние времена – скажем, в начале XX столетия – это так же оставалось общепринятым местом.

* * *

При этом о том, насколько «дворцовое проживание» реально удобно, а главное – что же является его реальной целью – все это мало кто задумывался. Ну да: для «третьего сословия» - да даже для многих представителей первого и второго, не входящих в состав «ведущих властителей» - видна была только дворцовая роскошь. Которая воспринималась, разумеется, как выражение «внутренней потребности» ее обладателей, а значит – и «внутренней потребности» свободного человека, как такового. (Напомню, что властители долгое время действительно были единственными в мире «свободными людьми» - т.е., людьми, кои принимали свои решения, исходя из «внутренних оснований», а не внешнего принуждения.) В то время, как в действительности «все это» имело только одно значение – и это значение состояло отнюдь не в комфорте для «дворцевладельца». А в том, что через указанный образ жизни он – этот самый «владелец» - показывал другим «дворцевладельцам» свое могущество. И, тем самым, обеспечивал преимущество в конкурентной борьбе.

Собственно, именно поэтому главное свойство, коим должны были обладали дворцы вместе с протекающей в них жизнью– это крайняя дороговизна их исполнения. Не важно, идет ли речь о «жилищах» правителей восточных деспотий глубокой древности, или о резиденциях абсолютных монархов Европы 18 столетия. Собственно, именно отсюда и проистекают все особенности «дворцовой жизни» - и, прежде всего, тот факт, что «хозяин» данного помещения никогда не оставался один. Напротив, он всегда был окруженным морем слуг и царедворцев даже в самые интимные моменты своей жизни – например, при исполнении супружеских обязанностей или, простите, оправлении «естественных нужд». Поскольку в каждую минуту он должен демонстрировать то, насколько велика у него способность повелевания людьми – даже если речь идет о том, что повелевать приходится «выносильщиком ночного горшка». Все же остальное – в том числе, и потребность к комфорту – является, в данном случае, вторичной.

Указанный момент проявлялся во всех сторонах «господской жизни» - ничиная с кулинарии и заканчивая одеждой. В том смысле, что главным в них была возможность максимальных затрат труда на самые обычные вещи (еду, одежду): только бы не подумали, что у «господина» не хватает могущества.Collapse )

Жизнь "безопасного мира" и ее отличие от всей остальной истории

Часть 1. Туризм

Давайте скажем честно: все наши представления, все наши нормы поведения, весь наш образ жизни сформировался во время «безопасного мира». Т.е., мира, получить проблемы в котором можно только при приложении определенных усилий. Причем, это касается практически всех живущих сегодня – начиная от тех, кому сейчас меньше 18 и заканчивая тех, кому около семидесяти. Поскольку все они выросли и сформировались в исторический период, который кардинально отличался от всей остальной истории человечества. Причем, относится это порой к самым неожиданным вещам.

Возьмем, например, тот же туризм. В смысле – не тот туризм, где походы с палатками и сплав по рекам (хотя и с ним не все так просто), а туризм в привычном для нас понимании. Где «четырехзвездочный отель с оллинклузивом» и море с шезлонгами. И отметим, что до определенного времени подобного явления просто не могло существовать. Хотя бы по санитарно-эпидемиологическим причинам. В том смысле, что еще относительно недавно жизнь каждого жителя нашей планеты – включая представителей правящих классов – оказывалась тесно окружена опасностью заразиться той или иной опасной болезнью. Ну, разумеется, это не значило, что наиболее страшные заболевания – такие, как чума или холера – свирепствовали каждый год. Однако миру и без них хватало угроз – скажем, те же корь, коклюш, инфлюэнца (сиречь грипп), дизентерия рассматривались, как «обычные» проявления бытия. А туберкулез вообще выглядел профессиональным признаком для множества профессий – и не только. (Страдающие от чахотки барышни были любимым персонажем множества бульварных романов.)

Ну, и сифилис, конечно – лечиться от которого считалось чуть ли не предметом гордости у определенной категории людей. Впрочем, удивляться подобному было бы странным, поскольку уровень санитарии практически всю человеческую историю находился на крайне низком уровне. Я уже писал об этом неоднократно, и повторяться, конечно, не хотел. Но, все же, основные черты «условий человеческого проживания», характерных для большей части человеческой истории напомнить будет полезным. Итак, первое, о чем следует не забывать – так это о том, что до самого недавнего времени та же канализация была явлением, практически не применяемом. (Хотя и была известной с глубокой древности.) И да: содержимое выгребных ям – а они были далеко не везде, часть нечистоты просто выплескивались на улицы – обыкновенно вывозилось на поля. (С улиц, разумеется, тоже.) С соответствующими результатами.

* * *

Впрочем, даже без нечистот «гигиеническая обстановка» городов недавнего времени была ужасной. Начиная с наличия постоянного смога от печного отопления и пыли от незамощенных улиц – впрочем, и с мощением было не лучше, если учесть господствующий вид транспорта (это только борцы с ужасным СО2 могут говорить, что конский навоз – это «естественная» вещь, и поэтому -неопасная) – и заканчивая огромным количеством паразитов. Начиная с крыс и мышей, и заканчивая мухами и комарами, включая малярийных. (Ну, и глисты, конечно же.) Наконец, не стоит забывать о том, что большая часть потребляемых продуктов была откровенно испорченной. Причем, как естественным образом – холодильников-то не было, да и упомянутые выше крысы, тараканы, мухи и т.д., должны были чем-то питаться. Так и образом «неестественным», связанным со стремлением продавцов сделать их как можно дешевле. Ну да: уровень прибавочной стоимости «тогдашнего» мира был настолько низок, что любая «экономия» оказывалась действенной. (К этой важнейшей особенности мы еще вернемся.)

Поэтому «портилось» все и вся – начиная с добавления в кофе дорожной пыли и заканчивая огромным количеством поддельных драгоценностей. И если последнее, по существу, мало что значило, то все остальное гарантированно превращало мир в «эпидемиологический ад».Collapse )

Немного о туризме...

В плане дополнения прошлого поста хочется сказать о том, почему все "сладкие мечты" об "огромном туристическом потенциале" наших городов являются чистым бредом. Кстати, этими самыми "мечтами" страдают не только пресловутые "урбанисты" - но и весьма солидные государственные чиновники. Которые любят вставлять в свои заявления и программы обязательный пункт про этот  " туристический потенциал" - даже если речь идет о такой глуши, где хотя бы одного залетного туриста надо хорошенько поискать.

Разумеется, понятно, что является источником подобных представлений. Для непонятливых же можно указать, что связано это с идеей, состоящей в том, будто указанный "туристический потенциал" представляет собой неиссякаемый природный источник прибылей - подобный нефти и газу, однако при этом имеющийся в каждой "дыре". Дескать, "у нас природа красивая", "у нас древняя история" и т.п. Ну, а значит - надо только немного постараться, и начать "стричь бабло". (В конце концов, какие-то турки, египтяне или тайцы во-о-о-т такие бабки заколачивают - неужто мы хуже?)

Однако подобная ситуация существует только в мозгах представителей "российских элит". (Не важно - идет ли речь о "элите интеллектуальной" со смузи и коворкингами, или об "элите управленческой" с "Единой Россией" и "духовными скрепами".) Поскольку в реальности туризм - это достаточно специфическая "субстанция", требующая достаточно специфических условий. И - увы - большую часть из них невозможно обеспечить даже денежными вливаниями. (Строительством аэропортов, дорог, гостиниц и т.д.)

Особенно это важно для туризма международного - который, собственно, и есть самый "сладкий кусок". Поскольку турист на самом деле ехать может ради двух вещей: во-первых, ради рекреации -- т.е., отдыха в привычном смысле слова. А, во-вторых, ради "путешествий и впечатлений".

А дальше все просто: для рекреации главный критерий - "хорошие климато-географические условия". Иначе говоря - климат и особенности окружающего рельефа. (Море или горы.) Но с первым, как известно, у России не просто беда - а настоящий кошмарCollapse )

Пхеньян и "эффект Хайнлайна"

Наверное, нет нужды напоминать известный эпизод, произлшедший с американским писателем-фантастом Робертом Хайлайном во время поездки в СССР. Ну, тот самый, где он усомнился в количестве населения Москвы, основываясь на личных наблюдениях:


"В один прекрасный день мы уселись в парке на скамейке спиной к Кремлю и лицом к Москве-реке. Поблизости никого не было, так что место отлично подходило для разговора - направленный микрофон, если бы нас подслушивали, пришлось бы расположить на другом берегу реки, пока мы сидели спиной к Кремлю.

- Сколько людей в этом городе, если заглянуть в путеводитель? - спросил я.

- Более пяти миллионов.

- Взгляни на эту реку. Видишь, какое на ней движение? (одинокая шаланда) Помнишь Рейн? (Три года назад мы плавали на пароходике по Рейну. Движение было настолько плотным, что на реке пришлось установить светофоры, совсем как на Панамском канале.) Джинни, здесь и близко не может быть пять миллионов человек. Скорее всего Копенгаген, не больше, Питтсбург. Нью-Орлеан. Возможно, Сан-Франциско. (Это города, которые я хорошо знаю, я исходил их пешком и объездил на разном транспорте. В 1960 году в каждом из них жило 600-800 тысяч человек.) И всё же нам пытаются сказать, что этот город больше Филадельфии, больше Лос-Анджелеса, больше Чикаго. Чушь."


Наверное, тут не надо говорить, что подобное восприятие действительности оказывается тесно связанным с уверенностью Хайнлайна в том, что существует только один тип цивилизации - Западная. В том смысле, что именно она обеспечивает наибольшую эффективность своих действий - в данном случае, в плане коммуникаций и перевозок - а все остальные только стремятся приблизиться к ней. Собственно, поэтому указанному фантасту даже в голову прийти не могло, что миллионы московских жителей могут перемещаться и снабжаться без пресловутой толчеи и хаоса - который с его точки зрения должен был однозначно сопутствовать большому городу.

Хотя в реальности именно СССР 1950 годов обеспечил гораздо более совершенную транспортную систему, нежели  все эти Чикаго или Сан-Франциско. Разумеется, делалось это за счет централизованного планирования. И в плане перемещения товаров и людей, и, что еще более важно - в плане рациональной организации имеющегося пространства, не допускающей пресловутого "маятникового движения". Т.е., ситуации, когда одни товары и работники перемещаются с одного конца города в другой по той простой причине, что "так решил рынок". (Ну, а навстречу им движутся ровно такие же товары и работники, так же управляемые великой стохастической "Невидимой Рукой".)

Впрочем, и сами советские жители не совсем понимали данной системы. В том смысле, что в большинстве своем не видели разницы между имеющейся системой и тем, что происходило в развитых странах. И лишь после того, как растущая хаотизация производственной (и любой другой) жизни после 1991 года привела к образованию знаменитых "московских пробок" - а затем и "пробок" в других городах - стали хоть как-то задумываться над подобным.Collapse )

Про современных урбанистов и современную урбанистику

В то время, как французы жгут свои соборы, а украинцы готовятся выбирать между клоуном пошлым и клоуном злым, в блогосфере происходят и иные события. А именно – «фритцморгеновско-варламовская» тема по поводу того, как должны застраиваться городские кварталы, пополнилась «третьей стороной» . В том смысле, что в ответ на репортаж Варламова из финской столицы – которая была объявлена им местом «идеальной урбанистики» - вышел репортаж  теперь уже хельсинского (!) урбаниста. Который заявил, что хвала, которую воздавал «жежешный авторитет» его городу, на самом деле далека от истины.

Конечно же, это было вполне ожидаемо – хотя и забавно, поскольку в очередной раз показывает, насколько зыбка известная либеральная концепция о «благословенном Западе». (Дескать, везде, где не было ужасных «совков», существует процветание и благорастворение воздухов.) Поскольку оказывается, что и в Финляндии – которую наши «совконенавистники» считают не просто одним из отделений земного Рая, но и самым ярким свидетельством «ужасов коммунизма», а точнее, их отсутствия – вполне могут быть недовольные. Причем, не только среди пресловутых «нищебродов, кои по своей природной ущербности не могут вписаться в рынок», но и среди вполне продвинутых любителей смузи и велодорожек.

Впрочем, в указанном примере даже не это самое интересное. (В конце концов, что же удивительного в том, что и среди эльфов могут быть те, кто «эльфичнее» других.) А в том, что же выдвигается в качестве свидетельств «неидеальности» Хельсинки. Ну, разумеется, это, прежде всего, проблемы с … велодорожками. (Нет, разумеется, я знаю, что климат Финляндии отличается от климата России в более «мягкую» сторону. И что велосипед тут действительно можно использовать не пять месяцев в году – а, наверное, почти десять.) Однако, все равно, указанная проблема выглядит странно, особенно если учесть другую претензию урбаниста. А именно – проблема с сохранением «исторической застройки». Поскольку совершенно очевидно, что историческая-то застройка ни коим образом не имела никакого отношения к «велоинфраструктуре»: если рассматривать «историю» даже не со средних веков, а где-то с конца позапрошлого века, то можно увидеть, что велосипед тут рассматривался или как «обычный» транспорт, должный двигаться по дорогам общего пользования. (Или как некоторое развлечение, к городскому хозяйству не имеющее никакое отношение.)

* * *

Впрочем, фетишизация т.н. «исторической застройки» со стороны современной урбанистики действительно поражает.Collapse )

Собор и Боинг

На самом  деле, главное, что интересно в случае со сгоревшим собором Парижской Богоматери – это, конечно, не то, что он сгорел. В том смысле, что соборы горели и раньше – они это делали начиная с самого момента своего появления. Горели во время войн и бунтов, а так же без оных, разрушались от ветхости, а самое главное – от желания самих верующих. (Которым та или иная постройка начинала казаться ненужной.) Кстати, сам Нотр-Дам был воздвигнут на основании более древнего собора, разобранного ради его постройки. (А в самом основании этого сооружения лежат камни римского (!) храма Юпитера, над которым было впоследствии «надстроено» несколько христианских церквей.) Так что, казалось бы, что ничего удивительного в данном пожаре нет: ну, не сгорел в XVI веке – сгорел сейчас. И что?

Однако есть тут одна маленькая деталь, которая все меняет абсолютным образом. А именно: все указанные события разрушений происходили или во времена серьезных социальных катаклизмов, или из-за неустранимых особенностей существовавшего мира. (Скажем, та же Москва в «допетровские» времена постоянно горела из-за высокой плотности деревянной застройки при отсутствии пожарных служб – и до тех пор, пока в государстве на появилось понимание того, как надо строить и планировать города, никакими силами предотвратить это было нельзя.) Ну, или, как уже говорилось, стоило вести речь о сознательных действиях по разрушению – как это произошло со множеством средневековых парижских строений во времена барона Османа. Нынешний же пожар не может быть отнесен ни к первой, ни ко второй категории – поскольку, разумеется, никто сносить Нотр-Дам-де-Пари не собирался. Ну а о том, что наши современники должны, по умолчанию, знать: какие могут быть проблемы с открытым огнем при работе с деревянными конструкциями, и что нужно делать для их предотвращения, думаю, особо говорить нет смысла.

А значит, современные рабочие, которые ремонтировали национальную святыню, по умолчанию должны быть «лучше», нежели те, которые делали это же, скажем, во времена Виоле-ле-Дюка. Поскольку, по крайней мере, они имеют школьное образование, да и технологии нынешнего времени довольно сильно отличаются в положительную сторону. (Скажем, в те же 1840 годы, когда происходила «ледюковская» реставрация, единственным способом освещения было использование открытого огня. Но ничего не сгорело.) Однако, как показывает случившееся, это совершенно не помогло. Кстати, если честно, то за последнее время само сочетание понятия «ремонт» и понятия «пожар» стало довольно привычным – причем, не только по отношению к зданиям. Скажем, одних подводных лодок за последние лет десять подобным образом горел десяток. Причем, не только у нас или, скажем, в «дикой» Индии – например, в 2012 году в США во время ремонта загорелась АПЛ «Майами». Причем – в отличие от российских пожаров – дело зашло так далеко, что лодку пришлось списатьCollapse )

Увидел тут забавное...

нижний новгород
А именно - информацию о том, что в официальном буклете, изданном к чемпионату мира по футболу наш Нижний Новгород перепутали с Новгородом Великим. Точнее, перепутали изображения - вместо Нижегородского кремля поставили Новгородский.

Кстати, башню в левом нижнем углу изобразили правильно - это Дмитриевская башня именно Нижегородского кремля. Ну, и самое загадочное тут - если набрать в том же гугле  "Нижегородский кремль", то все фото будут именно те, которые нужно. Как дизайнеру (дизайнерам) удалось перейти к Великому Новгороду - загадка.

Наверное, тут надо особое умение - то, которое ежегодно заставляет в самых разных местах ко Дню Победы публиковать фотографии именно немецких солдат и техники. Это даже периодически порождает мысли о том, что так делается специально - дескать, это такой троллинг "ваты" от креативно мыслящих. Однако ситуация с заменой Нижнего Новгорода на Новгород Великий, разумеется, показывает, что никакого троллинга нет - а есть вопиющая безграмотность на всех уровнях издательского процесса.
Collapse )

Еще в тему «Автомобилей и путешествий»

«… чудесные средства передвижения позволяют недоумкам под видом туризма наклюкаться не в своей родной забегаловке, а рядом с собором святого Петра...» Станислав Лем, Глас Господа, 1968 год


В теме, посвященной посту Фритцморгена «Автомобили и путешествия» я несколько разобрал вопрос с автомобилями. Теперь можно перейти и к путешествиям, поскольку именно они— вместе с  изделиями иностранного автопрома – по мнению данного блогера  выступают реальным достижением нынешнего режима. Причем, на первый взгляд, оспорить данное утверждение невозможно. (Хотя некоторые, конечно, пытаются.) Правда, про автомобили уже было сказано, что их изобилие в реальности является не сказать, чтобы таким уж большим благом для современного человека. А точнее, в большинстве случаев не благом, а жизненно важной необходимостью, инструментом, позволяющим решать вопросы, которые в советское время вообще не возникали. (Вроде необходимости возить детей в школу, а себя – на работу.) Да еще и за собственные, и весьма немалые, деньги. (Впрочем, не только собственные – достаточно вспомнить, сколько общественных средств уходит на строительство дорожной инфраструктуры.)

Что же касается путешествий, то говоря о них, прежде всего, следует подчеркнуть: речь в данном случае идет исключительно о поездках за границу. Потому, что если взять внутренний туризм, то сравнение настоящего с прошлым окажется далеко не в пользу современности. Хотя бы потому, что в советское время понятие «внутренний туризм» охватывал гораздо большую территорию, нежели сейчас. Все-таки, СССР был значительно больше, нежели современная РФ. (Не говоря уж о любых других постсоветских государствах.) И обычный советский человек мог, к примеру, не покидая страны проехать через всю Среднюю Азию или посетить республики Закавказья. При этом простота перемещения по Союзу, в общем-то, поражала – при желании можно было делать это почти без затрат. (На попутках, на электричках и т.д.) Впрочем, самое главное тут – то, что в данном случае полностью отсутствовал какой-либо коммуникационный барьер, поскольку на всей территории страны человек чувствовал себя примерно так же, как в своем городе. (Разумеется, были нюансы, особенно к концу существования СССР, но все равно, коммуникационная связность всего советского населения была высокой.)

* * *

Но разумеется, основой советского туризма был отдых «организованный», связанный с огромной сетью разнообразных оздоровительных и туристических учреждений. В них на середину 1980 годов могло отдыхать порядка 45 млн. человек в год.Collapse )


Вернулся из отпуска...

Вернулся из отпуска. Пока выложу некоторые фото, например, "то самое место", которое описано в романе Ивана Антоновича Ефремова "Туманности Андромеды".   (В главе "Конь на дне морском"):
"Море, тёплое, прозрачное, едва колыхало свои поразительно яркие зелёно-голубые волны. Дар Ветер медленно вошёл по самую шею и широко раскинул руки – старался утвердиться на покатом дне. Глядя поверх пологих волн на сверкающую даль, он снова чувствовал себя растворяющимся в море и сам становился частью необъятной стихии...

...Тихий полудетский голос окликнул его. Он узнал Миико и, взмахнув руками, лёг на спину, поджидая маленькую девушку. Она стремительно бросилась в море. С её жёстких смоляных волос скатывались крупные капли, а желтоватое смуглое тело под тонким слоем воды казалось зелёным. Они поплыли рядом навстречу солнцу, к одинокому пустынному островку, поднимавшемуся чёрным бугром в километре от берега. Все дети эры Кольца вырастали на море отличными пловцами, а Дар Ветер обладал ещё врождёнными способностями...."
Место легко локализуется благодаря могиле "знаменитого поэта очень древних времён" - под которым подразумевается Максимилиан Волошин. Разумеется, это Коктебель, бухта, которую местные называют "Тихой" (как она именуется "на самом деле" не знаю, на картах нет названия). Именно в ней лежит тот самый островок (и как раз примерно в километре), а так же есть тот самый песчаный пляж, на котором Рен Боз чертил свои формулы... (на фотографии эта бухта слева).Collapse )

Еще раз о прогрессе и об одном популярном заблуждении.

Только недавно закончив цикл про особенности современного прогресса («Кризис, которого нет»), я думал, что в ближайшее время вряд ли вернусь к этой теме. Однако эта «надежда» оказалась напрасной. Дело в том, что совсем известный левый либерал puffinus написал пост на тему «почему левые должны любить США». Подобное утверждение, на первый взгляд, выглядит как  жесткий троллинг, однако на самом деле, данный  автор поднял весьма серьезную проблему. Для лучшего ее понимания позволю процитировать часть данного текста:
«...Ведь ясно же: капитализм ближе всего подошёл к своему падению (но позитивному падению - то есть переходу на более высокую стадию развития) именно там, где он наиболее развит, то есть в США и Западной Европе. Это вообще-то такая лютая банальщина, от которой у любого марксиста должно скулы сводить. А вот поди ж ты...
…Консервативные и антикоммунистические настроения в США и других странах - это вообще такая ерунда, на которую и несколько слов тратить жалко. Прогресс общества определяется вовсе не тем, кто каким флагом размахивает и за какую партию голосует. Важен уровень экономического развития….»

То есть, Пуффинс утверждает, что США является наиболее «близкой» к коммунизму страной, поскольку она достигла максимального развития производительных сил. Несмотря на свой абсурд, данное утверждение восходит ни к чему-нибудь, а к работам классиков марксизма. В частности, сам К. Маркс в своей работе «К критике политической экономии» утверждал, что:
«В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные необходимые отношения, независимые от их воли, производственные отношения, соответствующие определенной стадии развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений образует экономическую структуру общества».

Но означает ли это, что Пуффинус в своей апологетике США действительно исходит из учения К.Маркса? Как не странно, и да, и нетCollapse )