Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

О чем проговорился Варламов - или еще раз о "дружественном городе"

Главный жежешный урбанист – т.е., Варламов – недавно выпустил небольшой пост , посвященный «событиям французской жизни». А точнее – сносу квартала в парижском пригороде под удивительным названием «Сите Гагарин». Ну да – в 1960 годы, на волне советского космического успеха, имя первого космонавта звучало по всему миру, поэтому удивляться тому, что французские застройщики назвали так свой новый район не приходится. Тем более, что – как пишет тот же автор - в Иври-сюр-Сен (т.е., указанном предместье Парижа) коммунисты были у власти с 1925 года, а сам Сите Гагарин предназначался для живших там рабочих. (Жилье тут субсидировалось.) Ну, и в довершении ко всему, сам Юрий Алексеевич приезжал на открытие данного проекта, посадив там традиционное дерево. Что, опять-таки, показывает тот факт, что СССР в 1960 годах находился на пике мирового интереса…

В общем, все начиналось очень и очень хорошо. Причем, не только для квартала, но и для его обитателей. Которые, как уже говорилось, представляли собой французских рабочих, переселявшихся из практически трущобного типа жилья (которое господствовало в Европе до Второй Мировой войны) в современные комфортабельные квартиры с канализацией, водопроводом и отоплением. Да, это не только «убогие совки» радовались своим хрущевкам, но и обитатели «прекраснейшей страны кафе и виноградников». Поскольку для многих из них та же батарея центрального отопления (да, в Сите Гагарин были именно они) выглядела таким же чудом, как и для русских крестьян чудом. Поскольку ранее эти люди должны были думать о том, как бы по дешевле купить уголь для отопления (с дровами в Европе всегда было плохо). Поскольку даже в Париже 1950 годов значительное число зданий отапливалась печами и каминами, а уж о провинциях и говорить нечего.

В любом случае, изначально будущее «квартала Гагарина» выглядело блестящим: в 1960-1970 годах число рабочих во Франции возрастало, при этом уровень их «бытовой культуры» был достаточно высоким для того, чтобы позволять им прекрасно существовать в рамках подобных жилых комплексов. Однако наступили 1980 годы – и вместе с ними пришел т.н. «правый реванш», известный, в основном, по правлениям Рейгана-Тетчер, но в действительности затронувший все страны мира. В том числе, и Францию, где с указанного времени началось сворачивание промышленного производства и одновременно – массовая миграция в страну жителей африканских государств. Сочетание этих двух факторов по сути, и стало приговором «Гагарину». В том смысле, что не имеющие постоянного места работы мигранты очень быстро превратили данный жилой комплекс в то, во что они обычно превращают места своего обитания – в свинарник.

Тут я еще раз хочу сделать очень важный акцент: сказанное выше не означает того, что африканцы есть какие-то «недочеловеки», неспособные к жизни в «приличном месте». Тем более, что в данном случае речь идет, в основном, о жителях Магриба – который по древности культуры превосходит саму Францию. Дело в другом. В том, что эти самые люди изначально было лишены возможности получения постоянного рабочего места, и вынуждены были довольствоваться случайными заработками.Collapse )

О пролетариях и непролетариях

В последнее время среди левых как-то обострились дискуссия о том, кто же является пролетариатом. Разумеется, о том, зачем это делается, надо говорить особо – однако сейчас хочется отметить несколько другое. А именно – то, что указанная тема оказывается далеко не такой простой, как может показаться на первый взгляд. (Даже если при ее рассмотрении отбросить случаи с однозначно мелкобуржуазными слоями, которых иногда рассматривают, как «пролетариев» - вроде дальнобойщиков, программистов-фрилансеров и т.д.). Поскольку, даже учитывая исключительно тех людей, которые не имеют собственных средств производства и работают «за зарплату», можно увидеть достаточную неоднозначность. Ведь в подобном случае в одну категорию попадают не только рабочие, но и служащие, ИТР, а главное – начальство. (Директор завода официально не имеет собственности и выступает таким же «наемником», как и все остальные.) Так что же: считать его пролетарием?

Казалось бы, все просто: пролетарий – это человек, у которого изымают прибавочную стоимость. Однако это просто и понятное только тогда, когда мы имеем дело с «лабораторным примером». Скажем, со случаем наличия одного рабочего и одного хозяина – когда можно увидеть, что рабочий изготовил детали, которые потом были проданы за сто рублей, однако получил всего двадцать. (Условно, разумеется: доля рабочей силы в стоимости продукции в РФ составляет в среднем 20%.) При учете того, что пятьдесят рублей при этом ушло на покупку материалов и амортизацию оборудования (все цифры, опять же, условны), можно сказать, что хозяин предприятия забрал себе тридцать рублей в качестве прибавочной стоимости. А зарплату заплатил по средней цене на рынке рабочей силы – поскольку если бы рабочий отказался вкалывать за данную сумму, то на его место был бы взят другой. Для коего и двадцать рублей не лишние…

Кстати, это не значит, что бизнесмен тупо прожрал этот «тридцатник»– вполне возможно, что данная сумма были вложена в расширение производства. (А точнее, она с высокой долей вероятности была именно вложена.) Однако с точки зрения рабочего подобное действие ничего не меняет: как он получил денег, в любом случае, меньше, нежели была сумма созданных им материальных ценностей. Впрочем, это – как уже говорилось – «лабораторный пример». Поскольку в реальности таковых взаимоотношений практически не существует – то есть, мало когда производство на предприятии ограничивается одной технологической операцией. Как правило, таковых операций имеется множество – в результате чего над каждой единицей продукции работает множество людей.

* * *

Поэтому применительно к реальной ситуации наш «лабораторный пример» будет иметь несколько иную форму. А именно: имеется завод, работники на котором произвели изделий условно на 100 млн. рублей. Опять же – на амортизацию, сырье и т.д. ушло 50 млн. рублей, а на зарплату – 20 млн. Ну, а 30 млн., соответственно, «ушло» на прибавочную стоимость. (Еще раз: с огромной долей вероятности на эти деньги новые станки купили или еще что-то полезное сделали, но сути это не меняет.) Collapse )