Category: семья

Консерватизм, женщины и «традиционная семья»

Встретил в ленте интересный материал , посвященный вопросу «поддержки семьи». Интересный он, прежде всего тем, что выступает прекрасной иллюстрацией тех мифов, что существуют в современном обществе по отношению к данной теме. (По крайней мере, у тех людей, которые относят себя к «консервативному лагерю», и одновременно – к позднесоветскому-первому постсоветскому поколению. Впрочем, эти категории, как правило, совпадают.) Например, в том смысле, что тут приводится отсылка к популярной идее конца 1980 годов о том, что женщина не должна работать, а должна заниматься семьей. Как пишет сам автор: «поставить задачу, чтобы нормально работающий отец имел возможность содержать семью с двумя-тремя детьми и неработающей женой». 

На  самом деле это довольно популярная идея – причем, популярность эта пришла к ней еще в позднесоветское время. Да, именно тогда, когда – помимо «либеральной концепции» с ее торжеством «красивой жизни» в виде «тачек-выпивки-доступных женщин» – возникла еще и мода на все «констервативное», «доброе старое». Кое – так же, как и «либеральное» - противопоставлялось, разумеется, «убогому совку». (Забавно, конечно – автор приведенного поста, в общем-то, настроен просоветски. Однако «поколенческая принадлежность» дает о себе знать.) Именно тогда и появился указанный выше «идеа», представляющий собой многодетную семью, проживающую в своем доме, и имеющую «неработающую маму». Причем, что интересно, данный «идеал», опять-таки, одновременно отсылал и к «России, которую мы потеряли», и к… «благословенному Западу».

То есть, пасторальный образ в виде многочисленных детишек, кучкующихся возле красивой женщины в длинном платье, готовящей вкусный обед любимому мужу, выступал. прежде всего, в качестве противовеса «убогому совку». (С его «тесными квартирами» и работающими женщинами, которые потом еще должны «выстаивать в очередях».) То есть, тогда казалось не важным: каким путем это будет достигнуто – через возврат дворянства и купечества (и сусального крестьянства из детских книжек), или через создание «цивилизованного бизнеса» в совокупности с потребительским кредитом. (Под которым, очевидно, имели в виду советскую «рассрочку» с нулевыми процентами – поскольку никакого другого «кредита» позднесоветский человек не знал.) В общем, что «консерваторы», что «либералы», в общем-то, создавали свои мифологические системы на основании одного источника – отрицания СССР. Мечтая лишь о том, чтобы вырваться из проклятой «серпасто-молоткастой реальности», лишь «вдохнуть воздух свободы»…

* * *

Разумеется, вскоре эта мечта сбылась в полном объеме. В смысле «вдыхания свободы», конечно. С соответствующим результатом. Состоящем в том, что  вместо тех же  многодетных семей, весело проводящих время в своих «родовых поместий», постсоветский человек получил падение рождаемости практически до 1,1 ребенка на женщину в 1999 году. (Напомню, что сейчас уровень ниже 1,2 считается катастрофическим.) Ну, и с ростом смертности почти в два раза. И только массовый исход русскоязычного населения из бывших «союзных республик» (а теперь «независимых государств») не позволил России скатиться в очевидную депопуляцию. («Потерянные» 4 миллиона человек – это, если честно, мелочи на фоне той демографической катастрофы, что пережила страна в 1990 годы.)

Впрочем, разбор результатов «демократических и рыночных реформ» будет уже значительным отклонением от поставленной темы. Поэтому вернемся к тому, с чего начали – и отметим еще раз, что указанное представление о том, что неработающая женщина является наиболее оптимальным вариантом для «семейной жизни» (и что именно в подобных условиях человек проживал большую часть своего времени), было создано именно в позднем Советском Союзе. Разумеется, подобные концепты создавались не только там и не только тогда, но именно та «модель», которая популярна сейчас, ведет свою родословную из 1980 годов.

К реальному же традиционному обществу она – как уже не раз говорилось – не имеет ни малейшего отношения. Поскольку как раз в «мире Традиции» никакого «культа семьи» - тем более, семьи многодетной – не существовало. Точнее сказать, не существовало там и семьи в привычном понимании – т.е.,  некой формы совместного проживания мужчины и женщины с целью рождения и воспитания детей. (Не говоря уж о более «возвышенных» целях.) Поскольку главным – если не сказать, единственным – смыслом создания «брачных союзов» чуть ли не до самой середины XX столетия (для большинства населения) было то, что сейчас принято именовать «хозяйственной деятельностью»Collapse )

Продолжение разговора о "семейном вопросе"

Итак, как было сказано в предыдущем посте , то, что мы привыкли считать «традиционной семьей», на самом деле не только не имеет отношение к традиционной семье, как таковой. (Т.е., к существовавшему тысячелетия способу общежития, имеющему в своей основе семейное производство.) Более того, он имеет весьма малое отношение даже к той форме «нуклеарной семьи», которая возникла после перехода к индустриальному капитализму. В том смысле, что, «воссоздаваясь» в 1970-1980 годах после длительного периода хиповских «шатаний» - с их принципом «свободной любви», наркотрипами и отсутствием постоянного места проживания – «неотрадиционая» семья оказалась скорее «срисована» с некоторой идеальной картины, нежели с действительно бытовавших когда-то отношений. (Разумеется, понятно, что хиппи в 1960 годы составляли малую часть населения – однако именно их идеи господствовали среди молодежи.)

Это проявилось, скажем, в том плане, что в указанной форме взаимодействия изначально предполагался принцип «равенства супругов», тогда, как не только для традиционной, но и для «нуклеарной» семьи подобная вещь была просто невозможной. В том смысле, что до указанного времени (1970-1980 годов) само собой разумеющимся было то, что в семье есть только один «хозяин» - муж. Вокруг которого и выстраивается семья. Этот принцип казался настолько нерушимым, что сохранился даже в «мире сахарных картинок» семейного бытия, создаваемых в США 1950 годов. Т.е., в мире, где, казалось бы, все пережитки патриархата оставались далеко в прошлом. (Американские женщины добились реального равноправия еще в 1920 годах.) Однако нет: несмотря на все декларации и законы, роль женщины в подобной семье все равно оставалась исключительно подчиненной. Более того – эта роль так же, как и раньше, фактически сводилась к роли «добровольной прислуги», без которой указанная «карамельная культура», с ее просторными домами и многочисленными детьми была бы просто невозможно. (По той простой причине, что на поддержание подобного хозяйства уходило много сил, а иметь «настоящую» прислугу в условиях послевоенного экономического подъема было крайне дорого.)

* * *

Впоследствии, кстати, именно указанное положение стало одним из оснований отрицания «семейных ценностей» - особенно со стороны девушек, прекрасно видевших положение своих матерей в «золотых клетках» семейного счастья. И именно поэтому относительно легко принимавших идеи «свободной любви» - несмотря на то, что для женской части населения они были гораздо менее выгодные, нежели дл мужской. Впрочем, говорить об истоках того отрицания «классических отношений», что возникло в 1960 годы, надо отдельно. Тут же можно сказать только о том, что, воссоздавая концепцию «семейного гнезда» после более, чем десяти лет ее стагнации, указанную модель женского подчинения все же убрали. (Именно поэтому современную семью нельзя напрямую сводить к семье «классической», пускай и нуклеарной.) И хотя определенные элементы иерархии в данный конструкт все равно проникли – по той простой причине, что полностью игнорировать определяющий принцип было все равно невозможно – но их уровень изначально был крайне низок. (Именно поэтому, кстати, по отношению к «европейским семьям» невозможно использовать классические феминистские конструкты «угнетения», т.к., они создавались для совершенно иной ситуации.)

Кстати, касается это не только женщин, но и детей – наказание которых в «прошлую эпоху» было более, чем нормальным процессом. Точнее сказать – физические наказания, в смысле, банальное битье. Ремнем, розгами, или иными подручными (и специальными) предметамиCollapse )

Ненужный мир 4. Немного о семейном вопросе

В прошлом посте  было показано, как менялось отношение к такому явлению, как «частная собственность». (Впрочем, менялось вместе с самим явлением.) В том смысле, что в конце 1960-1970 годах указанное понятие обрело неожиданную (на тот момент) положительную коннотацию. (Отличающуюся от той, что сложилась в первой половине ХХ века, и которая господствовала до описанного времени.) Однако к концу 2000 годов этот процесс сменился на противоположный – в том смысле, что произошло очередное переосмысление собственности и связанного с ней частного предпринимательства.

Впрочем, только указанными моментами происходящие изменения не ограничились – похожая трансформация охватила практически все сферы человеческого бытия. В том смысле, что «прекрасная эпоха» «золотых десятилетий» привела к новому вдыханию жизни во многие, казалось бы, уже уходящие понятия. И напротив –наступивший после гибели СССР период «рыночного торжества» привел к быстрому исчерпанию данных вещей, их резкому «обветшанию» и разрушению. Взять, например, такое явление, как «семья».

Наверное, тут не надо говорить о том, что подобный тип человеческого общежития испытывает в настоящее время крайне серьезный кризис. Выражаемый, например, в том, что люди с каждым годом все менее охотно вступают в брак – а если вступают, то через определенное время все равно разводятся. (О связанных с данным явлением демографических проблемах надо говорить отдельно.) Подобное положение, разумеется, вызывает закономерное возмущение, а также – столь же закономерное желание найти от него «лекарство». Правда, искать его предполагается в т.н. «морально-этической области», зачастую имеющей однозначно религиозную коннотацию. C соответствующим результатом – в том смысле, что все попытки «лечения» закономерно заканчиваются провалом.

Поскольку в действительности мы имеем дело с чистейшим социально-экономическим процессом, напрямую восходящим к системе общественного производства. (И совершенно закономерно отражающим все колебания последнего.) Да, именно так: семья – это, прежде всего, элемент производственной системы, существующий исключительно потому, что данная форма взаимодействия людей позволяет (при определенных условиях) наиболее рационально осуществлять производственную деятельность. На самом деле последнее не будет выглядеть странным при условии, если вспомнить: чем же была семья на протяжении подавляющей части человеческой истории. А была она, прежде всего, производственной единицей, занимающейся обработкой земельного участка или еще какой-то полезной деятельностью. (Ремеслом, торговлей.) Впрочем, даже семьи аристократов, по существу, выполняли примерно ту же роль, только на более «высоком уровне» - недаром, заключение брака издавна считалось самым лучшим методом политики. (Которая, как известно, есть отражение экономики.)

* * *

Отсюда неудивительно, что с началом перехода от производства «распределенного», разнесенного по множеству крестьянских и ремесленных дворов, к производству «концентрированному» - т.е., индустриальному - традиционная семья оказалась не просто в кризисе. А в кризисе системном и неустранимом. Collapse )

О семейных отношениях в историческом аспекте. Или к корням одного заблуждения

Яна Завацкая – Синяя Ворона – написала очередной пост , посвященный семейным отношениям. Пост достаточно очевидные, если не банальный – про то, что женщина в современном мире находится в положении, несколько менее выгодном, нежели мужчина. Основная причина этого состоит в том, что она вынуждена тратить силы на рождение и воспитание ребенка. Еще раз скажу – это более, чем очевидность: мать в любом, даже самом лучшем, случае обязана уделять своему дитю больше времени, нежели отец. По физиологически причинам: даже самый лучший папа не может вынашивать младенца и кормить его грудью. Из этого вытекает и «особое» отношение ребенка и матери в раннем детстве – изменить которое очень и очень сложно. (Что же касается детства «позднего» - где-то лет с пяти, то там, понятно, не все так однозначно – однако и в данном случае есть достаточно серьезные проблемы, разрешить которые весьма непросто.) И вряд ли стоит удивляться тому, что все это неизбежно ведет к снижению ее положения в обществе. Да, потом данный «провал» можно нагнать за счет повышенного приложения сил – но это, в любом случае, будет положение «догоняющего».

То есть – обсуждать указанную проблему в ином плане, в общем-то, было бы странно: это такие простые вещи, что понимаются даже без привлечения диалектики, на основании самой банальной логики. Тем не менее, большая часть комментаторов поста Яны Завацкой удивительным образом эту банальность не только не поняли – но даже не заметили. Если прочитать самый первый «комент» к указанному посту, то можно увидеть, что он соотносится с поднятой темой примерно так же, как пуганая ворона соотносится с письменным столом. А ведь таковых «комментов» там, в общем-то, большинство! То есть, удивительно, но в нашем обществе «автоматические реакции» вызывают не только политические события: скажем, упомянешь Сталина – так обязательно прибежит куча борцов со сталинизмом, напишешь про Троцкого, Ленина, Путина – то же самое. Но и довольно нейтральные и, на первый взгляд, достойные спокойного обсуждения вещи, вроде положения женщин в обществе.

Впрочем, Бог с ними – с борцами против «женского угнетения мужчин»! Гораздо интереснее поговорить о другом – о том, какую же реально проблему подняла Завацкая, и как ее следует решать.Collapse )