Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

США, Фритцморген и "дотянувшийся кровавый Тиран"

Фритцморге-Макаренко так ненавидит СССР, что во всех «нехороших» с его точки зрения процессах ищет «советский след». Вот, например, он, рассматривая нынешние протесты в Соединенных Штатах, пишет:
«Негры сожгли во время протестов в Миннеаполисе очередной ресторан. Владелец ресторана, — белый расист, вероятно, — проникся солидарностью с лутерами и заявил: «пускай моё здание горит, правосудие важнее, посадите этих полицейских в тюрьму»»

Казалось бы, где Миннеаполис, где негры, где сожжение ресторана – а где СССР? А значит, ввести «советскую тему» тут будет совершенно невозможно. Но нет, данный блогер пишет дальше буквальным образом следующее:

«Мне это напоминает знаменитые сталинские процессы, на которых старые большевики, не способные терпеть больше муки совести, честно признавались обвинителю Вышинскому в своих преступлениях.»

Как говориться, «дотянулся кровавый Сталин» до Миннеаполиса! Самое же забавное тут – это то, что Фритцморген не видит самое элементарное объяснение случившегося: судя по всему, ресторан застрахован, а его сожжение – страховой случай. Поэтому владелец радуется тому, что вместо бесполезного в условиях «коронакризиса» (вне связи с негритянскими бунтами) здания получит реальные деньги. Поскольку сама по себе судьба ресторанного бизнеса в современном мире – история достаточно печальная, и бунтующие негры в этой печали играют самую последнюю роль.

Впрочем, как уже говорилось, американское население вообще со странным спокойствием взирает на разгром «своих городов» протестующими. Подобный момент был замечен еще в начале протеста, сейчас же он стал более, чем очевиден. Причем, касается это всех – начиная с полиции, коя предпочитает самоустраняться и заканчивая самими бунтующимиCollapse )

СССР и два пути его существования

В прошлом посте было сказано, что СССР действительно мог бы сохраниться при условии, что выбрал путь высокотехнологичного инновационного развития. Тот путь, который, собственно, и сопровождал существование страны с самого момента ее возникновения (ГОЭЛРО и даже раньше), и оказывался актуальным вплоть до самой ее гибели. Впрочем, как уже говорилось, реальный отход от принципа «инновационности» произошел еще где-то в конце 1960 годов, когда была свернута «лунная программа», и существенно «заторможено» развитие в других областях. (Правда, к началу следующего десятилетия власти «опомнились», но было уже поздно: процесс «деинновационизации» был запущен.)

В любом случае, очевидно, что вопрос о выборе пути был связан не столько с «экономическими факторами» - а точнее, совершенно не с экономическими факторами – сколько с мировосприятием, утвердившимя в указанном периода. (Т.е., ключевым моментом, повлиявшим на судьбу страны, стал не дефицит ресурсов – несмотря на то, что он однозначно был. А совершенно иные вещи.) Да, так бывает в т.н. «переходном периоде», при котором базис – т.е., соотношение производственных отношений и производительных сил – находится в нестабильном состоянии. Как это и было в СССР 1960 годов, где передовая (социалистическая) форма огранизации труда была вынуждена существовать в условиях индустриальной формы производства. (То есть, в условиях господства производительных сил, характерных для капиталистической формации.)

Понятно, что в указанной ситуации было две возможности «уравновешивания системы». А именно: привод производительных сил в соответствие с социалистической формой хозяйства. То есть – та самая «инновацианизация» производства, развитие передовых промышленных технологий, таковых, как уже не раз помянутое гибкое автоматизированное производство или же, в крайнем случае, «простое» насыщение заводов и фабрик средствами автоматизации. (Хотя «традиционные» автоматизированные линии и имели очень существенный недостаток, состоящий в отсутствии нужной степени гибкости – поэтому они могли рассматриваться исключительно, как паллиатив.) Впрочем, стоит понимать, что одним только производственным оборудованием производительные силы не ограничиваются: например, так же не раз помянутая система ОГАС или уже существующие на конец 1960 годов системы САПР (скажем, созданный в 1968 годы компьютер МИР разрабатывался под указанную задачу) так же относятся к данной категории.

Ну, а второе направление «уравновешивания» – это, разумеется, «опускание» имеющихся социальных отношений под уровень индустриального производства. Collapse )

Где СССР мог бы взять деньги на будущее?

Одним из вопросов, возникающих при попытке анализа СССР и его путей развития – а точнее, путей развития, отличающихся от того, что реализовался в этом мире, и привел к гибели страны – является вопрос о том, где взять на это деньги. В том смысле, что подобные пути, как правило, означают активное развитие науки и техники – притом, наиболее передовой. А точнее, они основаны наи исключительно подобном высокотехнологичном развитии – иного быть просто не может. (О том, почему так, надо будет говорить уже отдельно.) Однако это – как не трудно догадаться – требует больших затрат. Гораздо бОльших, нежели пошло на то, что было осуществлено в реальности. Поэтому разного рода антисоветчики любят говорить, что все это – лишь бесплодные фантазии, и «совок» должен был развалиться в любом случа. (Ибо неэффективен и экономически невозможен.)

Однако так ли это? В смысле – действительно ли инновационный путь развития потребовал бы таких «космических» затрат, которые СССР было неоткуда взять? (Об «неэффективности совка», понятное дело, говорить смешно – особенно по сравнению с тем, что наступило потом.) И, скажем, реализовать полноценную лунную программу ему было не по плечу? Разумеется, нет! И не только потому, что отказ от высадки на Луну был исключительно политическим, и произошел уже после того, как основные вложения – разработка ракеты Н-1 и космического корабля «Союз» - были практически завершены. (Уничтожение уже готовых Н-1 списывать на какую-то «экономику» смешно.) Но и потому, что, пресловутые «космические траты» - космические в обоих смыслах (и в плане назначения, и в плане сумм) – являются невообразимыми только с точки зрения обывателя, для которого 1000 рублей есть «необычайная сумма». (Если вести речь о СССР 1970 годов.)

* * *

В то время, как в масштабе страны «Космос» бы всего лишь одним, и притом, не самым значительным «каналом трат». На самом деле я уже приводил  одно сравнение: самая дорогостоящая из советских космических программ – программа «Энергия-Буран» - обошлась СССР в 16 млрд. рублей за 11 лет. Или в 4 рубля 13 копеек на человека в год. (Кстати, сами эти затраты в значительной мере выступали следствием уже указанного отказа советского руководства от космического лидерства. В том смысле, что «Буран» был вынужденным ответом на американский Space Shuttle, что, собственно, и определило довольно высокую его стоимость.) То средний гражданин платил за «Буран» сумму, не превышающую стоимости пресловутой «андроповки» (водки), коя обходилась ему в 4 рубля 70 копеек. Не сказать, чтобы особенно много.

Ну, а уж если мы затронули тему водки, то не лишне будет указать, что пресловутая антиалкогольная кампания принесла СССР убытков на 37 млрд. рублей. В год. И это говоря только о финансовой стороне дела. То, что были уничтожены уникальные производства – скажем, только на одной «Массандре» было вырублено порядка 800 гектар виноградников уникальных сортов – в данном случае опускается. (Хотя эти потери «аукаются» до сих пор.) И в целом дурацкая в плане осуществления, и бессмысленная в своем итоге – поскольку пьянство победить так и не удалось, скорее, наоборот – борьба с алкоголем оказалась втрое дороже, нежели разработка с нуля самого совершенного космического проекта! А ведь, если честно, то «анталкогольная кампания» - это самое невинное из всего, что было реализовано горбачевским правительством!

Поскольку тот ущерб, который был нанесен стране, скажем, либерализацией внешней торговли, Collapse )

Вторая Мировая Гражданская война 2

Наверное, одним из самых интересных – и при этом не понятых – политических феноменов послевоенного мира является ГДР. Германская Демократическая Республика – первое и единственное в мире социалистическое государство германского народа, и, по сути, первое и единственное социалистическое государство народа, входящего в «ядро» Западного мира. Это само по себе очень немало – однако даже указанные моменты не являются тут наиболее важными. Поскольку наиболее ценным в истории ГДР является то, что она является социалистическим государством, построенным на руинах самого страшного врага социализма во всей мировой истории: на руинах Третьего Рейха.

Причем, последнее является даже не метафорой, в буквальным выражением – новое государство пришлось возводить среди развалин, оставленных Германии прежним государством. А самое главное – делать это пришлось «прежним» людям. Тем самым, что еще недавно выступали «преданными сторонниками Гитлера», многие из которых служили в Вермахте, а некоторые даже были членами НСДАП. (Да, понятно, что большинство нацистов постарались скрыться в американской «зоне оккупации», однако не всем это удалось. Ну, а про молодежь из «Гитлерюгенда» и говорить нечего – многие из них потом смогли стать членами СЕПГ.) Подобное «превращение из Савла в Павла» выглядит невероятным – и лишь общая «необычность» послевоенного времени, ставшего временем кардинальных перемен в мире, «маскирует» данный факт. Ну, в самом деле, сколько всего случилось после 1945 года – один распад колониальной системы чего стоит – так почему бы не возникнуть и постнацисткой социалистической стране?

Тем не менее, если попытаться заново взглянуть на данное событие, то можно увидеть, насколько фундаментальные вопросы бытия оказываются задействованы в данном случае. Начиная с того, что появление ГДР фактически обесценивает идею «всемогущества геббельсовской пропаганды», которая – по мнению наших современников – была способной навсегда превращать людей в тупых нацистских скотов. (Ну, разумеется, тут обычно делается отсылка к текущим реалиям и существующим тут аналогиям.) Поскольку в действительности это если и работало – то только до того момента, как указанное пропагандистское давление было снято. (То есть, стоило нацистским пропагандистам перестать грузить народ плотной «массой» своего продукта, и вся «нацификация» мнгновенно исчезла.) Ну, и заканчивая не менее известной идеей «вечного конфликта России и Запада», которая не меняется веками. И не зависит от имеющегося социального строя.

* * *

Поскольку в реальности оказалось, что дело обстоит как раз обратным образом. В том смысле, что вся «русофобия немцев» - кстати, характерная не только для Второй, но и для Первой Мировой войны – в действительности определялась не «внутренними свойствами немецкого менталитета». А тем, о чем уже не раз говорилось: тем, что война с Россией была необходима небольшой группе немецких «властителей» (владельцев крупного капитала), кои видели в ней способ обретения себе рынков сбыта. При этом основная масса людей в данном случае оказывались лишь «игрушками» в руках этой самой группы, «бессловестными орудиями», должными класть свои жизни ради удовлетворения господских интересов. Т.е., пресловутая «немецкая нация» в случаях обоих войн фактически сводилась к нескольким наиболее мощным «финансовым группам» вместе с находящимися на оплате у последних крупным чиновникам. Которые (группы), собственно, и «конструировали» ту или иную «национальную ненависть» посредством имеющегося пропагандистского аппарата.

И вот тут-то мы подходим к самому интересному. В том смысле, что указанный момент был, в общем-то, известен еще по итогам Первой Мировой войны. Когда стало понятным, что народ загоняется своими правителями на бойню, имеющую смысл только для «загонятелей». Собственно, именно про это и был знаменитый лозунг «потерянного поколения» Never Again – т.е., никогда больше! Collapse )

Завершение разговора о гибели СССР

В прошлом посте  был рассмотрен один из интересных процессов, происходивших в СССР конца 1960 годов. Который состоял в том, что советская номенклатура – сдающая позиции начиная с 1950 годов и потенциально отходящая на второй план в управлении страной – неожиданно «активизировалась» и провела то, что можно назвать «номенклатурным реваншем». А именно – попыталась замкнуть на себя все управление страной. Это было даже закреплено юридически – в «брежневской» Конституции 1977 года, куда была включена знаменитая «шестая статья». («Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза».)

Напомню, что подобной особенности не было в Основных законах ни 1924, ни 1936 года. Т.е., ни при Ленине, ни при Сталине, ни даже при Хрущеве не считалось нужным передавать все управление обществом Партии. Другое дело, что члены ВКП(б) в это время представляли собой наиболее развитых и наиболее образованных граждан. (Да, именно так – если говорить не об отдельных личностях, а об общей массе.) И поэтому неизбежно оказывались на руководящих постах. Собственно, и номенклатура, как таковая – т.е., обязательность занятия ряда должностей членами партии – возникла именно по этой причине. (Слово «номенклатура» изначально означала перечень данных должностей.) Однако при этом полного поглощения партийным руководством производственного и экономического вообще не было – скорее наоборот. (Тут надо вспомнить и об артелях, кои вообще были вне партийного контроля – однако составляли значительную часть экономики.)

* * *

Т.е., тут надо говорить даже не о «номенклатурном реванше» - т.е., о возвращении партноменклатурой своего привелигированного положения, утраченного в 1950-1960 годах – а о установки никогда до того не существовавшего состояния. (То есть «брежневизм» - это, ни коим образом, не «облегченный сталинизм», а совершенно новое состояние!) Так вот – данный процесс оказался для СССР критически важным. В том смысле, что он вызвал невозможное до того состояние остановки развития страны – связанное с тем, что номенклатура, как «квазикласс», была не заинтересована ни в чем, за исключением сохранения своего текущего положения. (Сами номенклатурщики, конечно, стремились как можно выше «залезть наверх» - но исключительно в рамках имеющейся иерархической пирамиды. О том, что твориться за ее пределами – в сфере реального производства – они не задумывались.)

Разумеется, это привело к очень печальным результатам. Т.е., к остановке развития страны, демографическим, технологическим, производственными кризисами, возникновением дефицита, и наконец – появлением того самого самоотрицания советских людей, что является ядром идеологии антисоветизма.  Ну, и в конечном итоге – к роковому августу 1991 года. Что, в свою очередь, не может не вызывать вопроса: а что же, получается, что движение к коммунизму зависит от случайного, в общем-то, фактора – т.е., развития политической борьбы в Китае? Который, по сути, разрушил всю систему «коммунизации мира», основанную на существовании Советского Союза и его «Тени»? А значит, никакой гарантии построения более совершенного общества нет?

Однако на самом деле подобное представление не верно – поскольку является крайним упрощением реальных исторических процессовCollapse )

Еще раз о проблеме гибели СССР. Часть третья

Итак, как было сказано в прошлом посте , страх перед гипотетической «культурной революцией» одновременно и «сцементировал» советскую номенклатуру, превратив рыхлый – до определенного времени – социальный слой в монолитный «квазикласс». (Т.е., в социальный слой, действующий, как господствующий класс, но при этом классом не являющийся.) Подобное изменение, понятное дело, оказалось крайне неблагоприятным не только потому, что привело к накоплению реальных проблем в стране. (Поскольку «квазикласс», по определению, не желает заниматься этим проблемами: у него, как и у любого правящего класса, существуют только свои собственные интересы.) Но и потому, что данное изменение, по существу, сломало возможность построения в стране полностью неотчужденного общества – т.е., коммунизма.

Ведь как было до этого: в советском обществе – обществе бесклассовом, однако сохраняющим отчуждение труда – неизбежно возникали т.н. «локусы будущего». Сиречь – проявления низкоотчужденного общественного устройства, которые в обычном, классовом мире обычно подавляются имеющимися механизмами классового отчуждения. В обществе же советском они, напротив, развивались и расширялись. Как, скажем, обстояло дело с тем же «Миром Понедельника» - т.е., разного рода научными и техническими коллективами, занимающимися высокотехнологичными задачами. Поскольку реально они начали появляться еще в 1920-1930 годы – скажем, знаменитый ГИРД был именно подобным локусом – однако наибольшего расцвета подобная форма организации достигла во второй половине 1950-1960 годах. (Сами Стругацкие основывались на опыте работы Бориса в Пулковской обсерватории 1957 года.)

Кстати, на судьбе упомянутого ГИРДа – «развернувшегося» в 1933 году в Реактивный научно-исследовательский институт (на самом деле, разумеется, дело обстояло гораздо сложнее, но сути это не меняет) – можно прекрасно увидеть тот факт, что власть советской номенклатуры в СССР никогда не была всеобъемлющей. Скорее наоборот – она оставляла достаточно свободы для конструктивной деятельности – но именно для конструктивной. Когда в подобных локусах «заводилась деструкция», ситуация резко менялась. Скажем, тот же Реактивный Институт был буквально разгромлен именно благодря начавшейся в нем активной «карьерной деятельности» некоторых работников. (Сиречь, благодаря массовому написанию доносов людьми, желающими занять руководящие места. Личности тут, разумеется, опустим, скажем лишь, что произошло это именно тогда, когда данный Институт стал солидным и хорошо финансируемым учреждением.)

* * *

Собственно, именно указанное «обострение карьеризма» - вызванное одновременно и указанным переходом «советских стартапов» в разряд «солидных учреждений», и начавшимся сокращением «ресурсной базы» в связи с приближающейся войной – и стало главным источником тех деструктивных процессов конца 1930 годов, которые сейчас принято связывать со «сталинскими репрессиями». Хотя на самом деле как раз «разборки» среди верхушки советской номенклатуры имели к указанным поцессам весьма опосредованное отношение – уже указанное «сокращение доступных ресурсов» было много важнее. (То есть, «громил» советские КБ и инстутиты не «кровавый Сталин» лично – а накопившиеся в этих самых КБ и институтах карьеристы, желающие использовать происходящее в своих целях.)

Впрочем, обо всем этом надо говорить отдельно. Тут же можно только сказать то, что даже в довоенное время в обществе существовали очевидные «островки» низкоотчужденных отношений, в которых работали не рад условной зарплаты – а ради реализации иных целей. (В основное – создания высокотехнологичных конструкций и систем.) В послевоенное же время – особенно во второй половине 1950 -1960 годах, когда ограничения в имеющихся ресурсах спало – эти самые «локусы будущего» стали банальностью, распространившись на многие отрасли. (Кстати, при указанной «неограниченности ресурсов» выполнение своих функций данными «локусами» в СССР происходило на порядок дешевле, нежели в США или Европе.) Что давало реальную возможность к дальнейшему распространению данной системы отношений на всю остальную экономику – с соответствующим изменением в жизни страны.

Этот процесс показывает, что пресловутое «всевластие номенклатуры» было довольно условноCollapse )

Оспа, СССР и рациональность

Кстати, интересно - но нынешняя истерия с короновирусом позволила дать ответ на один давно уже волновавший вопрос. А именно: почему в СССР не слишком приветствовался выезд за рубеж? Разумеется, тема это довольно сложная и определяемая многими факторами - скажем,  развитых стран, ИМХО, основную роль играли экономические соображения. (Т.е., необходимость выделения значительного количества валюты, которой не хватало.) 

Но  вот для посещения государств менее богатых, судя по всему, вопросы обеспечения "эпидемиологической безопасности граждан" могли оказаться более важными. Например, можно вспомнить раскрученную в последние дни историю о том, как в 1960 году в СССР победили черную оспу . На самом деле, кстати, история крайне характерная для советского времени - в том смысле, что показывающая, как благодаря умению мобилизовать все ресурсы тогда удалось не только потерять всего 5 (!!!) человек, но и не допустить возникновения паники в стране.

Однако, отдавая дань умениям и самоотверженности советских медиков, а так же грамотно поставленной карантинной работе, стоит понимать, что данная история подняла крайне серьезную проблему. В том смысле, что она показала высокую уязвимость "очищенной" от опасных заболеваний страны от занесения "внешней заразы". Разумеется, можно было бы вернуть всеобщее оспопрививание  - однако понятно, что привиться от всех существующих болезней было невозможно.

Впрочем, по большому счету, именно указанный случай стал одним из оснований "всемирной вакцинации", проведенной именно по инициативе СССР, которая и уничтожила оспу в мире. То есть - если бы СССР не существовало, то, вполне возможно, никто из развитых стран даже не пошевелился бы, предоставив неразвитым самим решать свои проблемы. Да и вообще, тогда был заложен фундамент т.н. "международной медицинской помощи", которая до самого недавнего времени более-менее выполняла функции "гашения" опасных очагов заболеваемости.

Тем не менее, опасность того, что отправившись в какую-нибудь "жаркую страну", советский турист притащит оттуда какую-то экзотическую "болячку", в те же 1950 годы была вполне реальной. Кстати, тут даже вакцинация выезжающих могла не помочь - скажем, тот же художник Кокорехин из упомянутой истории умудрился припереть в Москву зараженный оспой ковер! Collapse )

О «правом повороте» в СССР и его причинах. Часть вторая

Часть первая.

Итак, основной причиной гибели СССР можно считать явление, сходное с «правым поворотом», произошедшим в конце 1970-начале 1980 годов в странах Запада. Напомню, что последний представлял собой не просто резкое «поправение» политики правящих сил, но и принятие этого самого «поправения» значительной частью населения. И это при том, что реально «правый курс» вел к ухудшению жизни большинства населения. (Порой катастрофическому – как это случилось с работниками угольной отрасли Британии.) Разумеется, в этом случае логично было бы ожидать активного сопротивления –но нет, за исключением отдельных локальных выступлений (как было с теми же британскими угольщиками), ничего подобного после «правого поворота» не случилось.

Причина этого состояла в том, что за три десятилетия «противостояния сверхдержав» рабочий класс западных государств привык к тому, что его требования «принимаются во внимание» без особого труда. Порой – даже без формальных выступлений (в виде митингов и демонстраций), просто потому, что «необходимо поддерживать высокий уровень жизни». О том, откуда этот самый «уровень» взялся, и почему до определенного времени подобная мысль до правительств не доходила, предпочитали не задумываться. А зачем – если все и так работает? (В крайнем случае отсылали к «концепции кейнсианства», согласно которой «благополучие масс», якобы, способствует росту капитала.) В то время, как реальное основание данного явления – в виде не раз уже поминаемой «Советской тени», т.е., гипотетической опасности поддержки любых массовых выступления со стороны СССР – разумеется, не рефлексировалось.

Итогом данной картины и стало то, что – после того, как стало понятным, что Советский Союз является неспособным к указанным действием – капитал пошел в наступление на права наемных работников, последние оказались не только не способными противостоять этому. Но даже не смогли правильно определить прошедшее – и продолжали сохранять лояльность даже при очевидном ухудшении уровня жизни. (Более того – продолжают сохранять и сейчас, после всех сокращений пособий и повышения пенсионного возраста.) Поскольку, как уже говорилось, за три десятилетия сытой и относительно спокойной жизни способность данных слоев к адекватному миропониманию (то самое «классовое сознание») серьезно притупилось. В то время, как капиталисты, напротив, все это время прожили в весьма «напряженном» состоянии, постоянно ожидая то удара со стороны СССР, то перехода массовых выступлений в «настоящую» революцию.

* * *

Разумеется, тут может показаться, что к самому Советскому Союзу все это не может иметь никакого отношения – ведь не может же он отбрасывать «тень» сам на себя. (На самом деле, кстати, такое возможно – но об этом надо говорить отдельно.) Тем не менее, определенное сходство советской и западной ситуации существует. В том смысле, что в СССР периода «конца застоя» так же господствовало то самое «расслабленное» восприятие мира, что и в других развитых странах. Точнее сказать, тут подобное «расслабление» достигало своего апогея, поскольку уровень обеспечения граждан жизненно-важными благами приближался к 100%, а «нежизненно-важные» рассматривались в несколько иной категории. (Которая крайне важна в подобном плане – но о ней будет сказано чуть ниже.)

Пока же стоит отметить несколько иное. А именно, то, что в подобной системе ожидать существования сколь либо значимых механизмов противодействия «правому повороту» - т.е., «перенастройки» общества с обеспечения общего блага на благо небольшого числа наиболее «эффективных» («избранных») лиц – было бы странным. Именно поэтому вся «поддержка социализма» гражданами в указанное время осуществлялась исключительно в «пассивном режиме». В том смысле, что они, в общем-то, принимали основные принципы подобной системы: т.е., честно ходили на работу, рожали детей, служили в армии, старались не нарушать основные нормы и правила существовавшего общества – ну и т.д., и т.п. Однако активно выступать в защиту существующего мира им виделось излишним – ну, в самом деле, зачем тратить силы на то, что и так работает?

Поэтому неудивительно, что люди, придерживающиеся противоположной «жизненной позиции» - т.е., те, кто желал получать побольше личных благ за общий счет – чем дальше, тем меньше ощущали противодействие своей деятельностиCollapse )

СССР и «Макдональдс» - или почему советских граждан не стоит считать "лохами"

Иногда жизнь приносит забавные ситуации, которые могут оказаться знаковыми – несмотря на кажущуюся их локальность. Вот, например, компания «Макдоналдс» 31 января планировала провести акцию «Биг Мак по 3 рубля», посвященную 30 начала деятельности в России. Однако за день до этого вынуждена была отменить данное действо в связи с опасностью эпидемии коронавируса. Вместо этого компания решила раздавать купоны на «Биг Мак» и билеты на «ГУМ-каток» - что, разумеется, совершенно не то. В том смысле, что подобных купонов в нашей жизни более, чем хватает, и к ним «наш человек» давно уже привык, поэтому вместо ожидаемого ажиотажа с очередями «жаждущих» получился очередной «маркетинговый ход».

А ведь как хотелось хоть как-то приблизиться к тому самому, «первому успеху», что случился тридцать лет назад. В том смысле, что хоть как-то напомнить забывшим уже потребителям, каким сказочным раем выглядело подобное заведения в 1990 году, а так же, какими жалкими и убогими выглядели личности по отношению со сверкающим огнями Абсолютом. Рестораном (!!!) – пускай и «быстрого питания» - ради посещения которого можно несколько часов стоять в очереди, а потом, получив за три рубля вожделенный бургер, сладострастно впиваться в него зубами, смакуя каждую секунду неземного вкуса! (И не надо тут говорить, что ничего подобного не планировалось: подобные акции часто проходят по всему миру – с совершенно предсказуемым результатом.) Но в этот раз не повезло – случился проклятый «коронавирус», и планируемое «унижение (бывших) совков» пришлось отменить.

Получилось – как уже говорилось выше – не просто забавно, но совершенно символично. В том смысле, что и указанный вирус, и «Макдоналдс» могут одинаково считаться «результатом глобализации». Поскольку именно концепция «единого мира» с одной стороны, позволила американскому заведению быстрого питания проникнуть в самые невозможные места, включая Москву. А с другой – дала возможность локальной эпидемия из города Ухань превратиться в «общечеловеческую угрозу». Ну да – разумеется, в чисто «информационном смысле», как  та самая «лихорадка Эбола», которая за все время своего «свирепствования» убила, кажется, меньше 30 тыс. человек. (При том, что только от банальной малярии – от которой лекарство придумали еще в позапрошлом веке – за год гибнет более 400 тысяч.) Однако сути это не меняет.

* * *

Наверное, лучшего примера самоотрицания пресловутого «глобализма» придумать сложно. Особенно на фоне того, с каким рвением все «участники» данной «эпидемии» бросились закрывать границы и ограничивать передвижение граждан. Впрочем, о подобной особенности современного мира – и о том, что из нее следует – надо будет говорить отдельно. Тут же хочется обратить внимание на несколько иное. А именно, на то, что на фоне указанной выше новости – т.е., «тридцатилетия открытия Макдональдса» - вышло достаточно много публикаций на ее тему. В основном сводящихся к показу помянутой выше очереди и выяснению вопросов о том, почему же советские люди столь восторженно восприняли открытие подобного «ресторана».

Так вот, самое интересное во всем этом – то, что указанная проблема в действительности является далеко не такой очевидной, нежели кажется на первый взгляд. В том смысле, что – вопреки обыденному представлению – данное «заведение» было далеко не единственным местом «общепита» в Москве 1990 года. (До чего «дописываются» некоторые авторы статей об описанном событии.) Поскольку на самом деле в СССР с 1960-70 годов шло постепенное развертывание сети столовых-кафе самого разного уровня. Collapse )