Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

О «дармовой рабочей силе» в СССР

Во время обсуждений советской истории периодически вплывает миф об «дармовой рабочей силе», якобы используемой в СССР. Под последней подразумевается то заключенные, то солдаты, то инженеры с учеными, собирающие картошку, а то, вообще, школьники и студенты, делающие то же самое. Цели у подобных упоминаний бывают разные: например, это приводится в качестве доказательств неэффективности советской экономики, не могущей «потянуть» настоящую оплату труда. (!?) Или же в качестве утверждения об эксплуататорской природе этой самой экономики, не могущей обойтись без студентов и солдат. Наконец, иногда встречается очень странная, но, тем не менее, имеющая своих сторонников в определенных кругах, точка зрения, согласно которой это делалось для унижения населения. Дескать, ненавидили большевики русский народ, и старались всяческие его гнобить и уничижать.

Впрочем, последнее, понятное дело – уже «клиника». В отличие от утверждений о благости «бесплатного труда», которые принимаются каждым вторым – если не каждым первым. (Эту идею принимают даже многие сторонники СССР, другое дело, что они воспринимают ее исключительно положительно.) Однако так ли это на самом деле? И в плане того, что данная «рабочая сила» была бесплатной, и в плане того, насколько ее использование было благом для страны. Разумеется, нет. В том смысле, что мифическая «бесплатность» в действительности легко оборачивается в весьма серьезные затраты.

* * *

Возьмем тех же солдат, чей труд с т.з. обывателя не стоит ни копейки, поскольку на руки военнослужащие ни копейки не получают. Однако это не значит, что государство на них не тратит денег – ни в советское время, ни сейчас. Дело в том, что само существование военнослужащих в государстве означает наличие там особой военной инфраструктуры, коя во все времена стоила крайне солидно. Например, в том же СССР «образца 1980 года» на оборонные нужды тратилось порядка 20 млрд. рублей. (Это прямые расходы, без косвенных.) На всех военнослужащих – коих тогда приходилось порядка 4,5 млн. человек – это давало порядка 4400 тыс. рублей в год, или 366 рублей в месяц. Немало по сравнению со средней зарплатой в то время. И хотя понятно, что эти деньги не все шли на обеспечение жизни солдат, тем не менее, прямую связь с их существованием они, конечно же, имели.

В том смысле, что вся эта крайне дорогостоящая военная инфраструктура, набитая самым современным оборудованием – начиная с танков и заканчивая ракетными шахтами – требовала для своего функционирования тех самых солдат. Поэтому когда последних  снимали с выполнения своих прямых задач, и направляли, скажем, на ту же уборку капусты, переборку  картошки или строительство пресловутых генеральских дач, то возникал очевидный парадокс. Состоящий в том, что вся военная техника становилась бесполезной.Collapse )

Чаша «Генуя» и другие ужасы советского режима

В процессе обсуждения «отравления Навального» и его страданий «в этой стране» всплыли фотографии  больницы скорой помощи в Омске, в которой оказался оппозиционер после снятия с самолета. Само собой, с комментариями о том, что жить в подобных условиях оказывается невозможным, что «в Европе все по другому» и т.д. Особенно ужаснул блогеров туалет лечебного заведения: чуть ли не в каждом первом сообщении на тему «омской больницы» фигурировало именно это место. Особенно ужасала блогеров т.н. «чаша Генуя», она же «турецкий унитаз» - т.е., унитаз, предполагающий сидение на корточках при пользовании им. Подобный тип организации «отхожего места» вызвал у них необъяснимый и  непонятный на первый взгляд ужас. Связанный с тем, что «это ужасный совок».

При завершении третьего десятилетия после гибели СССР подобное обвинение звучит забавно. Особенно на фоне того, что давно уже стало понятным, что ничего хорошего для большинства данный процесс не принес. И, в целом, жить стало только хуже. Однако несмотря на это до сих пор любые проблемы современной РФ (для примера) для определенной категории людей оказываются связанными с «совком». Сиречь – с тем, что тут когда-то существовал СССР, Советская власть и социализм. Более того, именно этот факт показывает, что т.н. «русофобия» имеет в своем основании именно «советофобию» - т.е., Россию и русских ненавидят именно за то, что тут «совок» и «совки».

* * *

Впрочем, о данном моменте надо будет говорить уже отдельно. Тут же – возвращаясь к тому, с чего начали – хочется обратить внимание несколько на иное. А именно – на то, что в советское время пресловутая «чаша Генуя» действительно широко применялась для оборудования общественных уборных. Так что в данном случае «отсылка к совку» - как это не удивительно – действительно имеет смысл. Равно, как верно и то, что пользоваться им гораздо менее комфортно, нежели унитазом в привычном для нас понимании.  Вопрос в другом. В том, откуда же появился этот «туалетный ужас либералов»? От бедности и недоразвитости? (Как неявно полагается в представлении указанной категории.)

Как не странно это прозвучит, но нет. В том смысле, что сама установка «чаши Генуя» по своим затратам мало отличается от затрат на установку классического унитаза. Скорее, наоборот – она требует определенных строительных работ по подготовке подиума и монтажа на него. (В то время, как «обычного белого друга» достаточно воткнуть в канализационную трубу.) Поэтому тут стоит вести речь о совершенно обратном. О том, что в СССР, по каким-то причинам, решили избрать более затратный путь обеспечения населения устройствами для личной гигиены. Видимо, для досаждения «либеральной интеллигенции»…

Впрочем, на самом деле все просто:Collapse )

Блеск и нищета "реалполитик"

Пока кратко.

Забавно: на постсоветском - да и не только - пространстве традиционно считается, что лучшей "моделью поведения" для государства в международных делах является т.н. "реальная политика" или "реалполитик". (От нем. Realpolitik) То есть, руководство в международных отношениях исключительно принципом "практической выгоды" в противовес любым идеологическим или моральным соображениям.

Разумеется, это кажется интуитивно понятным: ну, в самом деле, ситуация, в которой правители вместо размышлений о том, насколько этичным является то или иное действие, изыскивают пути получения реальных благ из имеющихся конфликтов, выглядит гораздо более рациональной. Однако именно что выглядит, поскольку в реальности данное положение оказывается далеко не таким уж привлекательным.

Для примера возьмем страну, которую традиционно считают образцом "реальной политики" - Соединенные Штаты послевоенного периода. И, для сравнения - СССР, который, напротив, считается государством, выступавшим исключительно с т.з. "первенства идеологии". (По крайней мере, так считается сейчас.) И посмотрим какие были их "потери" на внешнеполитическую деятельность.

Итак, те же США после завершения Второй Мировой войны в рамках своего "реалполитики" умудрились принять участие в более чем 20 военных конфликтах. При этом количество убитых солдат у данной страны составили порядка 100 тыс. человек. Большая их часть пришлась на две войны - Корейскую (36 тысяч) и Вьетнамскую (58 тысяч), однако сути это не меняет. Скорее наоборот - показывает, как легко от "реальной политики" перейти к реальным боевым действиям.

Для сравнения - СССР по существу, "полноценно" участвовал в одном военном конфликте - в Афганистане. Потеряв при этом порядка 15 тыс. человек - что было воспринято тогдашним обществом, как "катастрофические потери". Во всех остальных случаях наша страна обходилась минимум убитых - скажем, в Корейской войне их не больше 1000. Подобное положение само по себе прекрасно показывает разницу между американской "реалполитик" с ее стремлением к выгоде и советской "идеологической платформой", над коей так любят издеваться наши современники.

Но, может быть, американские финансовые затраты были меньше?Collapse )


 

Почему они проиграли? Часть четвертая

Итак, ставшая популярной среди «элиты» в 1920-1930 годах идея о том, что социализм – во всех его видах, начиная с СССР и заканчивая социалистическими элементами в других государствах – можно уничтожить через установление фашистских диктатур, в 1945 году потерпела поражение. Причем, поражение настолько эпическое, что властителям пришлось спешно задумываться уже не о том, как бы побыстрее покончить с «большевистской заразой», а о том, как бы вообще сохранить хоть какое-то положение в мире. Поскольку послевоенная Европа очевидным образом «окрасилась в красное» - социалистические и коммунистические силы оказались крайне популярными во многих странах.

Разумеется, можно было бы попытаться еще раз «попытать счастья» в новом «крестовом походе против проклятых большевиков» - и некоторые из западных лидеров рассматривали этот вариант. (См. операция «Немыслимое») Тем не менее, прошедшая война прекрасно показывала, что от данного действия можно ожидать, скорее, противоположных результатов. А точнее – именно противоположных результатов от них и стоит ожидать, поскольку Советская армия имеет высокую боеспособность, а советская экономика – высокую возможность для мобилизации. Поэтому данный план был – на какое то время – отложен, и мировые «акулы капитализма» оказались вынуждены договариваться с советским руководством на равных. Типа – а давайте мы вам отдадим Восточную Европу, а вы в ответ на это откажитесь от Греции и Италии.

* * *

На самом деле прогресс с довоенным временем – в котором ни одна инициатива СССР не были принята – был огромный. Правда, при этом втайне западная элита надеялась на новое «абсолютное оружие» в виде атомной бомбы. Которой у Советского Союза не было, и не могло появиться в ближайшие 15 лет. Да, именно так – появление советского ядерного вооружения прогнозировалось где-то на 1957-1960 годы. Причем, это был совершенно рациональный прогноз, связанный с анализом имеющегося у СССР промышленного и научного потенциала. Причем, западные аналитики считали себя профессионалами – ведь они за время войны прекрасно научились предсказывать поведение иных государств. (Скажем, той же Японии или Третьего Рейха.) Отсюда и проистекала взятая в 1945 году «пауза», за которую США и их союзники – перенявшие у почившего Рейха должность «главных крестоносцев» - должны были создать достаточное число атомных бомб.

Достаточное для того, чтобы – при прочих условиях – гарантированно уничтожить советский военный и промышленный потенциал. (А пока можно ограничится железным занавесом, поместив «проклятую» часть человечества под своеобразный карантин. Выйти из которого можно только сгорев в ядерном огне.) Collapse )

США, Фритцморген и "дотянувшийся кровавый Тиран"

Фритцморге-Макаренко так ненавидит СССР, что во всех «нехороших» с его точки зрения процессах ищет «советский след». Вот, например, он, рассматривая нынешние протесты в Соединенных Штатах, пишет:
«Негры сожгли во время протестов в Миннеаполисе очередной ресторан. Владелец ресторана, — белый расист, вероятно, — проникся солидарностью с лутерами и заявил: «пускай моё здание горит, правосудие важнее, посадите этих полицейских в тюрьму»»

Казалось бы, где Миннеаполис, где негры, где сожжение ресторана – а где СССР? А значит, ввести «советскую тему» тут будет совершенно невозможно. Но нет, данный блогер пишет дальше буквальным образом следующее:

«Мне это напоминает знаменитые сталинские процессы, на которых старые большевики, не способные терпеть больше муки совести, честно признавались обвинителю Вышинскому в своих преступлениях.»

Как говориться, «дотянулся кровавый Сталин» до Миннеаполиса! Самое же забавное тут – это то, что Фритцморген не видит самое элементарное объяснение случившегося: судя по всему, ресторан застрахован, а его сожжение – страховой случай. Поэтому владелец радуется тому, что вместо бесполезного в условиях «коронакризиса» (вне связи с негритянскими бунтами) здания получит реальные деньги. Поскольку сама по себе судьба ресторанного бизнеса в современном мире – история достаточно печальная, и бунтующие негры в этой печали играют самую последнюю роль.

Впрочем, как уже говорилось, американское население вообще со странным спокойствием взирает на разгром «своих городов» протестующими. Подобный момент был замечен еще в начале протеста, сейчас же он стал более, чем очевиден. Причем, касается это всех – начиная с полиции, коя предпочитает самоустраняться и заканчивая самими бунтующимиCollapse )

СССР и два пути его существования

В прошлом посте было сказано, что СССР действительно мог бы сохраниться при условии, что выбрал путь высокотехнологичного инновационного развития. Тот путь, который, собственно, и сопровождал существование страны с самого момента ее возникновения (ГОЭЛРО и даже раньше), и оказывался актуальным вплоть до самой ее гибели. Впрочем, как уже говорилось, реальный отход от принципа «инновационности» произошел еще где-то в конце 1960 годов, когда была свернута «лунная программа», и существенно «заторможено» развитие в других областях. (Правда, к началу следующего десятилетия власти «опомнились», но было уже поздно: процесс «деинновационизации» был запущен.)

В любом случае, очевидно, что вопрос о выборе пути был связан не столько с «экономическими факторами» - а точнее, совершенно не с экономическими факторами – сколько с мировосприятием, утвердившимя в указанном периода. (Т.е., ключевым моментом, повлиявшим на судьбу страны, стал не дефицит ресурсов – несмотря на то, что он однозначно был. А совершенно иные вещи.) Да, так бывает в т.н. «переходном периоде», при котором базис – т.е., соотношение производственных отношений и производительных сил – находится в нестабильном состоянии. Как это и было в СССР 1960 годов, где передовая (социалистическая) форма огранизации труда была вынуждена существовать в условиях индустриальной формы производства. (То есть, в условиях господства производительных сил, характерных для капиталистической формации.)

Понятно, что в указанной ситуации было две возможности «уравновешивания системы». А именно: привод производительных сил в соответствие с социалистической формой хозяйства. То есть – та самая «инновацианизация» производства, развитие передовых промышленных технологий, таковых, как уже не раз помянутое гибкое автоматизированное производство или же, в крайнем случае, «простое» насыщение заводов и фабрик средствами автоматизации. (Хотя «традиционные» автоматизированные линии и имели очень существенный недостаток, состоящий в отсутствии нужной степени гибкости – поэтому они могли рассматриваться исключительно, как паллиатив.) Впрочем, стоит понимать, что одним только производственным оборудованием производительные силы не ограничиваются: например, так же не раз помянутая система ОГАС или уже существующие на конец 1960 годов системы САПР (скажем, созданный в 1968 годы компьютер МИР разрабатывался под указанную задачу) так же относятся к данной категории.

Ну, а второе направление «уравновешивания» – это, разумеется, «опускание» имеющихся социальных отношений под уровень индустриального производства. Collapse )

Где СССР мог бы взять деньги на будущее?

Одним из вопросов, возникающих при попытке анализа СССР и его путей развития – а точнее, путей развития, отличающихся от того, что реализовался в этом мире, и привел к гибели страны – является вопрос о том, где взять на это деньги. В том смысле, что подобные пути, как правило, означают активное развитие науки и техники – притом, наиболее передовой. А точнее, они основаны наи исключительно подобном высокотехнологичном развитии – иного быть просто не может. (О том, почему так, надо будет говорить уже отдельно.) Однако это – как не трудно догадаться – требует больших затрат. Гораздо бОльших, нежели пошло на то, что было осуществлено в реальности. Поэтому разного рода антисоветчики любят говорить, что все это – лишь бесплодные фантазии, и «совок» должен был развалиться в любом случа. (Ибо неэффективен и экономически невозможен.)

Однако так ли это? В смысле – действительно ли инновационный путь развития потребовал бы таких «космических» затрат, которые СССР было неоткуда взять? (Об «неэффективности совка», понятное дело, говорить смешно – особенно по сравнению с тем, что наступило потом.) И, скажем, реализовать полноценную лунную программу ему было не по плечу? Разумеется, нет! И не только потому, что отказ от высадки на Луну был исключительно политическим, и произошел уже после того, как основные вложения – разработка ракеты Н-1 и космического корабля «Союз» - были практически завершены. (Уничтожение уже готовых Н-1 списывать на какую-то «экономику» смешно.) Но и потому, что, пресловутые «космические траты» - космические в обоих смыслах (и в плане назначения, и в плане сумм) – являются невообразимыми только с точки зрения обывателя, для которого 1000 рублей есть «необычайная сумма». (Если вести речь о СССР 1970 годов.)

* * *

В то время, как в масштабе страны «Космос» бы всего лишь одним, и притом, не самым значительным «каналом трат». На самом деле я уже приводил  одно сравнение: самая дорогостоящая из советских космических программ – программа «Энергия-Буран» - обошлась СССР в 16 млрд. рублей за 11 лет. Или в 4 рубля 13 копеек на человека в год. (Кстати, сами эти затраты в значительной мере выступали следствием уже указанного отказа советского руководства от космического лидерства. В том смысле, что «Буран» был вынужденным ответом на американский Space Shuttle, что, собственно, и определило довольно высокую его стоимость.) То средний гражданин платил за «Буран» сумму, не превышающую стоимости пресловутой «андроповки» (водки), коя обходилась ему в 4 рубля 70 копеек. Не сказать, чтобы особенно много.

Ну, а уж если мы затронули тему водки, то не лишне будет указать, что пресловутая антиалкогольная кампания принесла СССР убытков на 37 млрд. рублей. В год. И это говоря только о финансовой стороне дела. То, что были уничтожены уникальные производства – скажем, только на одной «Массандре» было вырублено порядка 800 гектар виноградников уникальных сортов – в данном случае опускается. (Хотя эти потери «аукаются» до сих пор.) И в целом дурацкая в плане осуществления, и бессмысленная в своем итоге – поскольку пьянство победить так и не удалось, скорее, наоборот – борьба с алкоголем оказалась втрое дороже, нежели разработка с нуля самого совершенного космического проекта! А ведь, если честно, то «анталкогольная кампания» - это самое невинное из всего, что было реализовано горбачевским правительством!

Поскольку тот ущерб, который был нанесен стране, скажем, либерализацией внешней торговли, Collapse )

Вторая Мировая Гражданская война 2

Наверное, одним из самых интересных – и при этом не понятых – политических феноменов послевоенного мира является ГДР. Германская Демократическая Республика – первое и единственное в мире социалистическое государство германского народа, и, по сути, первое и единственное социалистическое государство народа, входящего в «ядро» Западного мира. Это само по себе очень немало – однако даже указанные моменты не являются тут наиболее важными. Поскольку наиболее ценным в истории ГДР является то, что она является социалистическим государством, построенным на руинах самого страшного врага социализма во всей мировой истории: на руинах Третьего Рейха.

Причем, последнее является даже не метафорой, в буквальным выражением – новое государство пришлось возводить среди развалин, оставленных Германии прежним государством. А самое главное – делать это пришлось «прежним» людям. Тем самым, что еще недавно выступали «преданными сторонниками Гитлера», многие из которых служили в Вермахте, а некоторые даже были членами НСДАП. (Да, понятно, что большинство нацистов постарались скрыться в американской «зоне оккупации», однако не всем это удалось. Ну, а про молодежь из «Гитлерюгенда» и говорить нечего – многие из них потом смогли стать членами СЕПГ.) Подобное «превращение из Савла в Павла» выглядит невероятным – и лишь общая «необычность» послевоенного времени, ставшего временем кардинальных перемен в мире, «маскирует» данный факт. Ну, в самом деле, сколько всего случилось после 1945 года – один распад колониальной системы чего стоит – так почему бы не возникнуть и постнацисткой социалистической стране?

Тем не менее, если попытаться заново взглянуть на данное событие, то можно увидеть, насколько фундаментальные вопросы бытия оказываются задействованы в данном случае. Начиная с того, что появление ГДР фактически обесценивает идею «всемогущества геббельсовской пропаганды», которая – по мнению наших современников – была способной навсегда превращать людей в тупых нацистских скотов. (Ну, разумеется, тут обычно делается отсылка к текущим реалиям и существующим тут аналогиям.) Поскольку в действительности это если и работало – то только до того момента, как указанное пропагандистское давление было снято. (То есть, стоило нацистским пропагандистам перестать грузить народ плотной «массой» своего продукта, и вся «нацификация» мнгновенно исчезла.) Ну, и заканчивая не менее известной идеей «вечного конфликта России и Запада», которая не меняется веками. И не зависит от имеющегося социального строя.

* * *

Поскольку в реальности оказалось, что дело обстоит как раз обратным образом. В том смысле, что вся «русофобия немцев» - кстати, характерная не только для Второй, но и для Первой Мировой войны – в действительности определялась не «внутренними свойствами немецкого менталитета». А тем, о чем уже не раз говорилось: тем, что война с Россией была необходима небольшой группе немецких «властителей» (владельцев крупного капитала), кои видели в ней способ обретения себе рынков сбыта. При этом основная масса людей в данном случае оказывались лишь «игрушками» в руках этой самой группы, «бессловестными орудиями», должными класть свои жизни ради удовлетворения господских интересов. Т.е., пресловутая «немецкая нация» в случаях обоих войн фактически сводилась к нескольким наиболее мощным «финансовым группам» вместе с находящимися на оплате у последних крупным чиновникам. Которые (группы), собственно, и «конструировали» ту или иную «национальную ненависть» посредством имеющегося пропагандистского аппарата.

И вот тут-то мы подходим к самому интересному. В том смысле, что указанный момент был, в общем-то, известен еще по итогам Первой Мировой войны. Когда стало понятным, что народ загоняется своими правителями на бойню, имеющую смысл только для «загонятелей». Собственно, именно про это и был знаменитый лозунг «потерянного поколения» Never Again – т.е., никогда больше! Collapse )

Завершение разговора о гибели СССР

В прошлом посте  был рассмотрен один из интересных процессов, происходивших в СССР конца 1960 годов. Который состоял в том, что советская номенклатура – сдающая позиции начиная с 1950 годов и потенциально отходящая на второй план в управлении страной – неожиданно «активизировалась» и провела то, что можно назвать «номенклатурным реваншем». А именно – попыталась замкнуть на себя все управление страной. Это было даже закреплено юридически – в «брежневской» Конституции 1977 года, куда была включена знаменитая «шестая статья». («Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза».)

Напомню, что подобной особенности не было в Основных законах ни 1924, ни 1936 года. Т.е., ни при Ленине, ни при Сталине, ни даже при Хрущеве не считалось нужным передавать все управление обществом Партии. Другое дело, что члены ВКП(б) в это время представляли собой наиболее развитых и наиболее образованных граждан. (Да, именно так – если говорить не об отдельных личностях, а об общей массе.) И поэтому неизбежно оказывались на руководящих постах. Собственно, и номенклатура, как таковая – т.е., обязательность занятия ряда должностей членами партии – возникла именно по этой причине. (Слово «номенклатура» изначально означала перечень данных должностей.) Однако при этом полного поглощения партийным руководством производственного и экономического вообще не было – скорее наоборот. (Тут надо вспомнить и об артелях, кои вообще были вне партийного контроля – однако составляли значительную часть экономики.)

* * *

Т.е., тут надо говорить даже не о «номенклатурном реванше» - т.е., о возвращении партноменклатурой своего привелигированного положения, утраченного в 1950-1960 годах – а о установки никогда до того не существовавшего состояния. (То есть «брежневизм» - это, ни коим образом, не «облегченный сталинизм», а совершенно новое состояние!) Так вот – данный процесс оказался для СССР критически важным. В том смысле, что он вызвал невозможное до того состояние остановки развития страны – связанное с тем, что номенклатура, как «квазикласс», была не заинтересована ни в чем, за исключением сохранения своего текущего положения. (Сами номенклатурщики, конечно, стремились как можно выше «залезть наверх» - но исключительно в рамках имеющейся иерархической пирамиды. О том, что твориться за ее пределами – в сфере реального производства – они не задумывались.)

Разумеется, это привело к очень печальным результатам. Т.е., к остановке развития страны, демографическим, технологическим, производственными кризисами, возникновением дефицита, и наконец – появлением того самого самоотрицания советских людей, что является ядром идеологии антисоветизма.  Ну, и в конечном итоге – к роковому августу 1991 года. Что, в свою очередь, не может не вызывать вопроса: а что же, получается, что движение к коммунизму зависит от случайного, в общем-то, фактора – т.е., развития политической борьбы в Китае? Который, по сути, разрушил всю систему «коммунизации мира», основанную на существовании Советского Союза и его «Тени»? А значит, никакой гарантии построения более совершенного общества нет?

Однако на самом деле подобное представление не верно – поскольку является крайним упрощением реальных исторических процессовCollapse )

Еще раз о проблеме гибели СССР. Часть третья

Итак, как было сказано в прошлом посте , страх перед гипотетической «культурной революцией» одновременно и «сцементировал» советскую номенклатуру, превратив рыхлый – до определенного времени – социальный слой в монолитный «квазикласс». (Т.е., в социальный слой, действующий, как господствующий класс, но при этом классом не являющийся.) Подобное изменение, понятное дело, оказалось крайне неблагоприятным не только потому, что привело к накоплению реальных проблем в стране. (Поскольку «квазикласс», по определению, не желает заниматься этим проблемами: у него, как и у любого правящего класса, существуют только свои собственные интересы.) Но и потому, что данное изменение, по существу, сломало возможность построения в стране полностью неотчужденного общества – т.е., коммунизма.

Ведь как было до этого: в советском обществе – обществе бесклассовом, однако сохраняющим отчуждение труда – неизбежно возникали т.н. «локусы будущего». Сиречь – проявления низкоотчужденного общественного устройства, которые в обычном, классовом мире обычно подавляются имеющимися механизмами классового отчуждения. В обществе же советском они, напротив, развивались и расширялись. Как, скажем, обстояло дело с тем же «Миром Понедельника» - т.е., разного рода научными и техническими коллективами, занимающимися высокотехнологичными задачами. Поскольку реально они начали появляться еще в 1920-1930 годы – скажем, знаменитый ГИРД был именно подобным локусом – однако наибольшего расцвета подобная форма организации достигла во второй половине 1950-1960 годах. (Сами Стругацкие основывались на опыте работы Бориса в Пулковской обсерватории 1957 года.)

Кстати, на судьбе упомянутого ГИРДа – «развернувшегося» в 1933 году в Реактивный научно-исследовательский институт (на самом деле, разумеется, дело обстояло гораздо сложнее, но сути это не меняет) – можно прекрасно увидеть тот факт, что власть советской номенклатуры в СССР никогда не была всеобъемлющей. Скорее наоборот – она оставляла достаточно свободы для конструктивной деятельности – но именно для конструктивной. Когда в подобных локусах «заводилась деструкция», ситуация резко менялась. Скажем, тот же Реактивный Институт был буквально разгромлен именно благодря начавшейся в нем активной «карьерной деятельности» некоторых работников. (Сиречь, благодаря массовому написанию доносов людьми, желающими занять руководящие места. Личности тут, разумеется, опустим, скажем лишь, что произошло это именно тогда, когда данный Институт стал солидным и хорошо финансируемым учреждением.)

* * *

Собственно, именно указанное «обострение карьеризма» - вызванное одновременно и указанным переходом «советских стартапов» в разряд «солидных учреждений», и начавшимся сокращением «ресурсной базы» в связи с приближающейся войной – и стало главным источником тех деструктивных процессов конца 1930 годов, которые сейчас принято связывать со «сталинскими репрессиями». Хотя на самом деле как раз «разборки» среди верхушки советской номенклатуры имели к указанным поцессам весьма опосредованное отношение – уже указанное «сокращение доступных ресурсов» было много важнее. (То есть, «громил» советские КБ и инстутиты не «кровавый Сталин» лично – а накопившиеся в этих самых КБ и институтах карьеристы, желающие использовать происходящее в своих целях.)

Впрочем, обо всем этом надо говорить отдельно. Тут же можно только сказать то, что даже в довоенное время в обществе существовали очевидные «островки» низкоотчужденных отношений, в которых работали не рад условной зарплаты – а ради реализации иных целей. (В основное – создания высокотехнологичных конструкций и систем.) В послевоенное же время – особенно во второй половине 1950 -1960 годах, когда ограничения в имеющихся ресурсах спало – эти самые «локусы будущего» стали банальностью, распространившись на многие отрасли. (Кстати, при указанной «неограниченности ресурсов» выполнение своих функций данными «локусами» в СССР происходило на порядок дешевле, нежели в США или Европе.) Что давало реальную возможность к дальнейшему распространению данной системы отношений на всю остальную экономику – с соответствующим изменением в жизни страны.

Этот процесс показывает, что пресловутое «всевластие номенклатуры» было довольно условноCollapse )