Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Два пути?

Сегодня увидел у уважаемого Мастерка: "в России начинаются продажи зеркальных фотоаппаратов «Зенит М»". Разумеется, тут можно было бы только порадоваться за возрождение легендарного бренда, если бы не одно "но". В том смысле, что данный аппарат, судя по всему, выступает копией камеры Leika-M - с незначительными отличиями дизайна. А, во-вторых, цена его так же оказывается крайне близкой к "лейковской": как пишет Мастерок, новый "Зенит" стоит от 5 до 8 тыс. евро. (Т.е., сравнимо с той де "лейкой".)

То есть - он изначально относится к "ультрапремиальному" диапазону. А это значит, что, во-первых, продажи данного аппарата будут незначительными - сравнивать с миллионными тиражами советских "Зенитов" их смешно. ("Зенит-Е" был выпущен в количестве более 8 млн. штук.) А, во-вторых, загадочно позиционирование подобного товара. В том смысле, что непонятно, кто будет покупать новый "Зенит", поскольку для людей, готовых выложить более 600 тыс. рублей за беззеркальную камеру первичным выступает именно бренд - и здесь "камера Лейтца" не имеет конкурентов! Все же это фирма, выпустившая первый в мире дальномерный фотоаппарат. "Зенит" же... ну, они бы еще "Смена-М" его назвали. Нет, конечно, есть некий слой "ностальгирующих нуворишей" - но делать ставку на них было бы смешно.

Впрочем, самое интересное тут даже не это. А то, что практически одновременно с указанным фактом мне попался другой - но крайне похожий на него - факт. А именно - информация о том, что китайцы так же приступили к выпуску своей беззеркальной камеры YI M1 от вездесущей Xiaomi.Collapse )

Ветряки, неодим и Китай

Если честно, то мне всегда было интересно: что же стало основанием для новоого "пришествия" в мир пресловутых ветряков. Дело в том, что данная технология не просто давно известная - а очень старая: первые ветряные электростанции были построены еще в позапрошлом веке. (В 1890 году в Дании.) Почему - понятно: ветряные мельницы были известны с античных времен, ну, а приделать к ним вместо жерновов генератор было довольно очевидно.

Но несмотря на это, данный способ производства электричества всегда считался не слишком эффективным. Поэтому использовался он, в основном, в "местных целях" для ветренных областей - и поэтому с созданием общенациональных систем распределения электроэнергии сильно потерял популярность. Но вдруг, где-то с начала-середины 2000 годов неожиданно вновь ее обрел, став одним из признаков пресловутой "зеленой энергетики". (Разумеется, сама "зеленая энергетика" стала "детищем" кризиса 2008 года и последовавшей за ним "политики нулевых учетных ставок", а так же - установок специального "зеленого тарифа" для электричества, однако признаки "возвращения ветра" начались чуть раньше.)

И вот ответ был найден в одной из статей . А именно - оказалось, что основанием для этого стало массовое использование неодима в электрогенераторах. Collapse )

Когда в мире исчезнут «мобильники»?

Разумеется, сразу стоит сказать, что под «мобильниками» тут подразумевается не только «классический» сотовый телефон – который, кстати, практически исчез под давление смартфонов – но вообще, некий массовый компактный носимый аппарат, предназначенный для мобильной связи одного индивидуума с другим. Ключевое слово (а точнее, слова) тут, разумеется «компактный носимый» и «массовый» - поскольку именно они характеризует т.н. «мобильную революцию», которой так принято гордиться сегодня. (Точнее сказать – принято было недавно гордиться, поскольку в настоящее время пресловутый смартфон стал такой обыденностью, что его мало кто замечает.)

Так вот: насколько подобная обыденность обречена оставаться обыденностью? В том смысле, что всегда ли наличие смартфона у каждого первого будет восприниматься, как само собой разумеющееся? Конечно же, для достаточно «продвинутого» человека – а точнее, считающего себя таковым – ответ на этот вопрос имеется. В том смысле, что он привычно может сказать: это будет до тех пор, пока не изобретут чего-то более крутое. Правда, о том, что это будет такое «крутое», он вряд ли скажет. Может быть, некое устройство, способное передавать информацию напрямую в мозг и из него же ее получать? Кстати, на самом деле, данная концепция не так уж и фантастична, нежели кажется – поскольку, скажем, в случае лечения той же глухоты уже осуществляется «подключение» внешнего источника сигнала напрямую к слуховым рецепторам. (Кохлеарные импланты.) Со зрительными, понятное дело, ситуация обстоит гораздо сложнее – плотность обрабатываемой тут информации выше, а значит – подключаться сложнее. Но, может быть, по мере развития технологии и этот предел будет преодолен. И тогда никаких смартфонов больше не понадобится – вся информация будет напрямую передаваться на зрительное и слуховое поле человека. (Да и все оборудование может просто вживляться в виде пресловутого «чипа». Правда, остается вопрос – чем все это питать?)

Разумеется, этот вариант развития технологии довольно интересен – и, как уже говорилось, вполне возможен. Вот только ответом на указанный вопрос он не является. Поскольку даже обеспечивающее прямую подачу на те или иные рецепторы человека устройство, в сущности, от привычного нам смартфона отличаться не будет. Ведь, по сути, мобильник остается мобильником даже если разговор по нему ведется через внешнюю гарнитуру – так что никакой «прямой нейроконтакт» не изменит его сути. Поэтому можно подумать, что «эпоха мобильной связи» не завершится никогда. Ну, может быть, только в том случае, если все как в фильме «Матрица» окажутся помещенными в специальные ванны и подключены к системе виртуальной реальности. (Поскольку в данном случае достаточно стационарной связи.) Но и указанный вариант развития общества является маловероятным – по целому ряду причин. (О коих надо говорить отдельно – да и говорилось уже не раз.)

* * *

Так что может показаться, будто мобильникам никто и никогда угрожать не может. Ну, а ответ на поставленный в названии поста вопрос может быть только одним: никогда! Будут все более и более совершенные устройства и системы связи. Однако на самом деле не все так просто. А точнее- очень и очень непросто. Поскольку, хотя мы привыкли считать мобильную связь (и голосовую, и информационную) чем-то вроде самоочевидного блага, на самом деле эта «самоочевидность» довольно условна.Collapse )

К предыдущему

Кстати, для иллюстрации прошлого поста хочу вспомнить один забавный факт. А именно - когда у господина Гусинского в 2001 году начали отбирать телекомпанию НТВ, поднялся приличный кипеж. В том смысле, что не только сам владелец компании, но и многие ее сотрудники - в смысле, медийные персоны - оказались против данного акта. На то время это были "телезвезды" первой величины, ведущие программ с аудиторией в десятки миллионов зрителей - и, очевидно, они надеялись на то, что могут переломить ситуацию.

Но не переломили. Все пошло ровно так, как планировала власть - телекомпания была переформатирована, "звезды" разбежались по разным каналам или приняли произошедшие изменения, а Гусинский остался жить в Испании. Ну, а сама указанная история показала, что никакой "четвертой властью" СМИ, включая телевидение, не являются, и влиять на решения властей настоящих они не могут. Другое дело, что СМИ могут "озвучивать" решение, сделанное в рамках совершенно иных механизмов - то есть, выступать индикаторами. Но не более того.

Еще раз о фанатизме, манипуляции и рациональности

В связи с тем, что предыдущий цикл вызвал определенную реакцию среди френдов, хочу сделать некое дополнение к нему. И, прежде всего, сказать, что он был посвящен вовсе не проблеме фашизма, украинского ультарнационализма или исламского фундаментализма. Поскольку, все это – крайне сложные явления, которые надо рассматривать отдельно. Так что утверждать, что в данных постах, например, причины появления фашизма были описаны неверно – очень и очень странно, поскольку целью этих постов был вовсе не фашизм, а входящее в него явление, которое сейчас принято именовать «фанатизмом». То есть – иррациональная приверженность той или иной идее или группе с явным приоритетом ее над «личными» интересами индивида. А точнее – тому, что воспринимается подобным образом, но на самом деле может быть очень и очень рациональным.

Последнее наиболее важно – поскольку сейчас общепринято обратное представление, состоящее в том, что человек, в основном, ведет себя именно иррационально, повинуясь некоей манипуляции со стороны… да, собственно, кого угодно. Правительства, религиозных лидеров, разного рода «фюреров» и гуру и т.д. и т.п. Причем, это касается не только фанатиков, фанатики тут лишь являются лишь наиболее выраженным преставлением указанной особенности.

То есть, базовый смысл господствующей в современном общественном сознании модели поведения человека состоит в том, что этот самый человек – иррационален. Причем, настолько, что его сложно даже именовать субъектом в классическом понимании, поскольку он представляет собой типичный объект, управляемый некими «высшими силами». Ну, о том, кто же эти самые «высшие», существует много различных мнений, которые простираются от банальных олигархов и заканчиваются пресловутыми «рептилоидами». Но основной смысл всего этого состоит в том, что они, эти «высшие», только и являются субъектами в нашем мире. (О том, почему это происходит, в разных концепциях говориться по разному, однако, в любом случае, полагается некое отличие указанной категории населяющих Землю разумных существ от всех остальных.)

* * *

Так вот – весь прошлый цикл был посвящен тому, что указанное представление неверно. Что, в реальности, каждый из представителей homo sapiens - на каком бы уровне иерархической пирамиды он не находился - почти всегда является субъектом. То есть – у него почти всегда есть возможность выбора и самостоятельного управления ситуацией. (Исключение – рабы, узники концлагерей и т.п. люди, находящиеся в состоянии полной подчиненности, каждый шаг которых регулируется надсмотрщиком. Они да – объекты. Почти.) Другое дело, что разные типы выборов приводят к разному результату для выбиравшего – то есть, есть «комфортные» и «некомфортные» стратегии. При первых жизнь субъекта улучшается, ну, а при последних –наоборот. Правда, тут есть еще одна тонкость – в огромно числе случаев комфорт на начальных стадиях неминуемо ведет к дискомфорту в будущем, вплоть до физической смерти. (Например, наркоман вначале ловит кайф – а потом умирает в страшных мучениях.) Именно указанная особенность и приводит к тому, что данное поведение трактоваться впоследствии, как «иррациональное». Притом, что на этапе своего применения оно таковым не является.Collapse )

Обратная сторона СССР – продолжение.

Возвращаясь к популярному представлению о закономерностях развития техники, приведших к созданию абсурдной идеи - «гаджеты против ракет» - стоит выделить одну из важных причин его появлению. Речь идет о позднесоветском мифе, провозглашающим СССР неспособным к развитию электронной отрасли. Подобный миф настолько крепко засел в голове позднесоветского обывателя, что даже сейчас, при перечислении уничтоженных в 1990 годы отраслей промышленности, электронная почти не упоминается. Авиастроение вспоминают, станкостроение или производство автомобилей так же иногда припоминается – а вот про электронную промышленность как-то стараются «замять» Ну да – «советские микросхемы самые большие в мире!» А значит, «возвращаться» к тем временам как-то не хочется. (Кстати, про «самые большие микросхемы»: следует сказать, что максимально допустимый размер кристалла действительно характеризует совершенство используемых технологий. Это показывает тот факт, что люди, придумавшие данную фразу, были 100% гуманитариями.)

В ответ на это, конечно, можно привести множество примеров, свидетельствующих о том, что советская электронная и микроэлектронная промышленность если не лидировала в мире, то, по крайней мере, находилась на одном уровне с передовыми западными разработками. Однако тут мы это делать не будем. А займемся выяснением того, на чем же основывался вышеуказанный миф - и почему он оказался столь популярным. Вопрос этот несложный – основанием для этого послужило довольно специфическая ситуация, сложившаяся в отрасли к 1980 годам. Причем, ситуация абсолютно закономерная – но именно отражение ее в позднесоветском общественном сознании и создало тот самый образ «вечного отставания». А для еще лучшего представления о проблеме следует указать, что, поскольку большая часть населения могла «контачить» с данной отраслью исключительно в качестве потребителей бытовой аппаратуры, то судила о развитии по ней. То, что творилось в иных областях применения электроники, на общественное сознание влияло слабо.

Ну, и конечно же, стоит упомянуть известное «инженерное» отношение к дизайну/функциональности советских разработок, когда на первый план выходила эффективность (т.е. эргономика) – а вот «эффектность» (т.е. то, что сейчас и зовут дизайном) вообще не учитывалась. Именно поэтому в «нашей» аппаратуре очень любили «мягкие цвета» (серый, зеленый, кремовый) вместо контрастных и старались максимально сократить количество индикаторов и переключателей. А вот у «вероятного противника», напротив – преобладали контрастные решения и панели приборов, мигающие, будто новогодняя елка. И до сих пор преобладают, кстати – причем, не только в бытовой аппаратуре, но и в промышленной или даже военной области. Кстати, именно на указанном контрасте – «отсталая совковая техника» с функциональным дизайном и «передовая западная аппаратура», отражающая все прелести маркетинга, в свое время нехило озолотились многочисленные китайские производители. В 1990 годах они буквально завалили российский рынок откровенно низкокачественным поделками, но снабженными многочисленными индикаторами и ручками. Все это мигало и переливалось всеми цветами радуги – и прекрасно покупалось вследствие этого. Велик был миф!

* * *

Впрочем, тут речь пойдет несколько о другом. А именно – о том, что в реальности скрывалось за «кулисами» указанного представления.Collapse )

О гаджетах и ракетах – или обратная сторона СССР.

У уважаемой Галины Иванкиной (zina_korzina) недавно вышел пост , посвященный сериалу "Обратная сторона Луны". Как описывается сама Галина - "детектив с элементами фантастики", в котором главный герой неким образом попадает в "нераспавшийся СССР" 2011 года. Если честно, то данный сериал я не смотрел, и вряд ли заставлю себя сделать это. Что поделаешь - всевозможные "Улицы разбитых фонарей" и "Бандитские Петербурги" в совокупности с "Ворониными" и "Папиными дочками", на всю жизнь отбили у меня желание потреблять продукцию современных российских телевизионщиков. Так что о том, хорошо или плохо снят данный продукт я судить не могу - в принципе, Иванкиной понравилось, значит не все так плохо. Но в этой теме речь пойдет вовсе не о достоинствах и недостатках данного сериала. И даже не о том, хорошо или плохо изобразили в данном произведении СССР. (Хотя, можно даже не смотря ответить - плохо. Ненависть к "совку" - видовая особенность современной "творческой интеллигенции", проявляющаяся даже тогда, когда в этом нет необходимости.)

Я хочу обратить внимание на один небольшой аспект указанного сериала. А именно - на то, как в нем попытались изобразить мир, в котором СССР сохранился. И, в частности, как в этом мире выглядела бы техника. А выглядела бы она, по мнению создателей, шедеврально. Вот, к примеру, полюбуйтесь на картинку из поста Иванкиной. Это, как можно понять, телефон. Там еще шикарный телевизор есть, с вынесенным кинескопом - на манер «Филипса» 1960 годов! Но остановимся на телефоне. Мобильном! С механическим номеронабирателем и двумя сильноточными(!) кнопками. Впрочем, кнопки были куплены в ближайшем магазине радиотоваров. А вот для получения номеронабирателя они, судя по всему, раскурочили старый телефон. Впрочем, именно по нему можно понять, откуда «растут ноги» данной конструкции. А растут они из известной статьи о советском изобретателе "мобильного телефона" (т.е., радиостанции, имеющей связь с телефонной сетью). В конце 1950 годов инженер Л.И. Куприянович не только разработал, но и собрал "в железе" подобный аппарат, причем в отличие от западных разработок подобного типа "телефон Куприяновича" реально был мобильным в современном понимании. Поскольку его можно было носить в руках - в то время, как "конкуренты" ограничивались автомобильными вариантами.

Впрочем, данный факт сейчас довольно известен - поэтому особо останавливаться на нем не буду. Отмечу лишь дату его изготовления - 1958 год, что, собственно, и объясняет наличие архаичного номеронабирателя: в то время выполнение подобного устройства «на кнопках» было затруднительным. (Кстати, электромеханика тут еще не самое страшное. К примеру, пульты для ТВ вплоть до 1980 годов работали по принципу камертона – никакой электроники, одна акустика.) Ну, а самое главное - даже с учетом вышесказанного, "телефон Куприяновича" являлся, по сути, практически любительским устройством, построенным по принципу: «я тебя слепила из того, что было». Более поздние созданные данным инженером устройства имели уже более «профессиональный» дизайн, даже диск нобирателя был меньшего размера. А уж о пошедших в серию аппаратах мобильной связи системы «Алтай» и говорить нечего – это прекрасно сконструированные устройства, не уступающее своим аналогам за рубежом. В том числе, и в плане эргономики.

О чем это говорит?Collapse )

Немного о фотографии...

В последнее время можно наблюдать интересное явление - молодежь перестала фотографироваться. Нет, не совсем, конечно – напротив, общее число фотографий увеличивается в геометрической прогрессии. Она перестала фотографироваться фотоаппаратом. Это очень хорошо видно по «социальных сетям»: 99,9% фото, сделанных молодежью и подростками, делается на мобильный телефон, благо разрешение последних моделей уже давно перевалило за таковое у фотоаппаратов. Правда, про качество оптики такое сказать нельзя – что поделаешь, природу обмануть не получится. И даже в самых «люксованных» смартфонах невозможно сделать последнюю лучше, нежели было в самых дешевых камерах. Итогом этого, к примеру, является то, что все (100%) фото, выполненных «на телефон», имеют явные геометрические искажения (о более мелких недочетах, вроде уровня шума или динамического диапазона, можно даже не говорить).

Однако и это еще не все. Дело в том, что снимают современными телефонами в условиях, когда получить качественную фотографию невозможно вообще. Особенно это касается того явления, которое принято называть «селфи», когда расстояние да объекта съемки крайне мало. В этом случае, если честно, и профессиональная камера мало чем помогла бы, а для несчастных телефонных объективов задача становится вообще невыполнимой. В итоге выходят жуткие «монстрики» с огромными носами, коротенькими ножками, и прочими несуразностями. А «фотографы» этих самых «монстриков» не только не удаляют, но и выкладывают на свои «страницы» в соцсетях. Да еще и обсуждают, красиво ли они на этих фото выглядят.

При этом, на первый взгляд, выглядят они ужасно – от проблем с оптикой никуда не деться. Ведь не зря же зачем-то в течении более, чем полутора сотен лет, прошедших с момента изобретения фотографии, люди занимались разработкой все более и более совершенных объективов, разрабатывали новые составы стекол, методы обработки линз, решали сложнейшие задачи расчета оптических схем, осваивали методы точной механики…Collapse )

Об основной проблеме российской промышленности.

Совсем недавно, в конце ноября прошлого года турки сбили наш самолет. Этот момент привел к целому валу событий, затронувших самые разные стороны жизни страны, но из них я хочу обратить внимание на одно, как может показаться, самое незначительное и лежащее в стороне от политических вопросов. Речь идет о том, что после гибели самолета было принято решение публичного вскрытия черного ящика, в результате чего множество людей увидело полное разрушение находящихся в нем деталей. Практически все микросхемы, размещенные на плате этого самого устройства, оказались разрушенными от случившегося удара. Единственным элементом, сохранившем свою конструкционную целостность, явилась микросхема в  металлокерамическом корпусе. Не знаю, советского производства или уже российского, но основанного на прежних, советских стандартах (достаточно четких картинок в интернете нет).

Этот момент прекрасно иллюстрирует необходимость применения дорогостоящих специальных компонентов вместо дешевых массовых. Ведь совершенно очевидно, что прекрасно работающие в бытовых условиях изделия изначально не рассчитывались на работу в условиях высоких механических и тепловых нагрузок. Однако при этом возникает вопрос: а почему же в этом случае основные элементы указанного устройства собраны на совершенно иной элементной базе? Collapse )

К предыдущему - "Микроэлектроника: взгляд из 1963 года".

К предыдущему - повторю (с переработкой) свой старый пост "Микроэлектроника: взгляд из 1963 года". Речь идет о статье в журнале "Радио" за ноябрь 1963 года, посвященной микроэлектронике. Напомню - с момента изобретения транзистора (1948 г.) прошло всего 15 лет, но полупроводники уже прочно вошли в жизнь, более того, вышли за пределы военно-космической отрасли и нашли широкое применение в разных отраслях хозяйства. Включая быт - с 1960 года в стране выпускался транзисторный всеволновый приемник "Спидола". Более того, транзисторы уже со второй половины 1950 годов стали широко представлены в радиолюбительской деятельности - в том же "Радио" печаталось немало схем полупроводниковых устройств.

И вот теперь речь шла о новом этапе развития электронной отрасли - микроэлектроники. Идея формирования разных элементов непосредственно в теле полупроводника была предложена в 1952 году британцем Джеффри Даммером, а доведены до практического применения Джеком Килби из корпорации Texas Instruments (который и считается изобретателем микросхемы). Коммерческое производство микросхем началось в 1959 году (тех самых, по 300 полновесных $ за штуку). В СССР работа над разработкой интегральных схем началась в 1958 году, а в 1962 году была выпущена первая опытная партия советских ИС. Так что многое из описываемого в статье, являлось в 1963 году уже реальностью.

Но интересно то, что в данной статье не ограничиваются только описанием достигнутого уровня и проблемами его повышения. В ней показаны такие направления развития полупроводниковой техники, которые должны были стать следующим этапом, начинающимся за "эпохой интегральных схем". Это, во многом, то, что сейчас называют модным словом "нанотехнологии" и считают прерогативой нынешнего времени. На самом деле еще в 1963 году было понимание, что развитие микроминиатюризации приведет к тому, что оперировать придется, буквально, отдельными атомами.

Более того, в отличие от современных людей, очень часто принимающих красивые 3D картинки на экранах мониторов за реальность, в 1963 году присутствовало понимание того, что: "Роль деталей и даже функциональных элементов в молекулярной электронике будут выполнять квантовомеханические процессы в твердом теле". Или предлагалось развитие оптоэлектроники, которая потенциально может решать многие задачи гораздо эффективнее электроники обычной.

В общем, статья показывает, что в СССР 1963 года не только успешно развивалась самая современная на тот момент техника, но и делались задумки на еще более высокий уровень, который, во многом, не достигнут даже сейчас. Именно благодаря этому Запад был вынужден вести напряженную научно-тех</font>ническую борьбу, вкладывая колоссальные средства во всевозможные исследования. Именно поэтому было вложено 25 млрд $ (еще не испорченных инфляцией) на достижение Луны, 5 млрд. $ на создание IBM System/360 и т.п. Именно поэтому возникали всевозможные анклавы научно-технической мысли, вроде MIT, а молодым талантам предоставлялся доступ к дорогостоящим вычислительным устройствам. Пройдет время - и это даст свои плоды, вот только причина данного "взрыва" окажется забытой. С соответствующими последствиями...

Впрочем, не буду тут о грустном.
Collapse )