Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Текущее кратко

В последние дни среди лоялистов и государственников всех мастей популярными стали высказывания типа - "пускай карантин покажет, какая работа важна, а какая нет". Дескать, пускай закрываются все кафе, собачие парикмахерские (обычные, кстати, тоже закрылись) и прочие представители "паразитической экономики". Ну, а пресловутый "офисный планктон" пускай узнает, почем фунт лиха! Кстати, если его тоже уволят, то ничего страшного.

Разумеется, вопрос о том, к кому же относят себя эти лоялисты, остается открытым. (Поскольку, ИМХО, слесарей среди ни немного.) Впрочем, тут хочется сказать несколько о другом. О том, что реально пресловутое "НеЧС" охватило не только магазины, маникюрные салоны и спортзалы, но и промышленные предприятия. Да, именно так - заводы (причем, относящиеся к оборонной отрасли) перешли на минимально возможный режим работы. (В отличие от упомянутых лоялистов.) По крайней мере, в городе, где я живу.

Разумеется, это не означает, что все "ужас-ужас-ужас" - хотя понятно, что срок выполнения контрактов однозначно сдвинется. И это не говоря уж о прямых экономических потерях.Collapse )

Конец «инвестиционной эры»

Кстати, из всех последних российских новостей наиболее интересным является то, что Путин пообещал ввести 15% налог на вывод денег на зарубежные счета. Поскольку все остальное, по сути, является банальным популизмом, прекрасно освоенным Владимиром Владимировичем еще лет пятнадцать назад. Ну да: устроить гражданам лишние выходные, выплатить ветеранам войны (ну, сколько их осталось?) какие-то деньги, увеличить пособие по безработице, дать отсрочку по выплатам кредитов и т.д. – это все «стандартная» реакция на наступивший кризис. Причем, по большому счету, довольно слабая – в США вон вообще каждому гражданину хотят раздать то ли по 1000, то ли по 3000 долларов. А вот покушение на «священную корову» постсоветской России – на возможность беспрепятственно выводить деньги за рубеж – это, действительно, явление экстраординарное.

Поскольку оно ставит под сомнение главный принцип современной российской экономики: важность инвестиций. Который, собственно, и определяет те самые «райские условия», кои были созданы у нас для оффшорного капитала. На самом деле, кстати, данный момент достаточно неочевиден – в том смысле, что многие не понимают: почему же в РФ так «либерально» относятся к выводу капитала за рубеж. Ведь понятно, что этого факт существенно ослабляет экономическую мощь страны. (Об этических особенностях данного действа, думаю, говорить не надо – но они для капитализма, в общем-то, несущественны.) Поэтому неудивительно, что наличие этих самых «оффшоров» с давних пор – с самого начала существования российского капитализма – вызывал множество конспирологических теорий. Состоящих в том, что «на самом деле Россия находится на внешнем управлении» и «служит интересам внешнего – чаще всего, британского – капитала».

Подобные мысли выглядят, в какой-то степени, логично, однако на самом деле все обстоит несколько иначе. Дело в том, что, как сказано выше, в базовой парадигме позднесоветского мышления очень большое место занимает понятия т.н. «инвестиций». Т.е., неких гипотетических вложения – чаще всего иностранного капитала – которые, по мнению позднесоветских/постсоветских людей необходимы для того, чтобы довести страну до «западных стандартов». Тех самых, которые – по мнению этих самых позднесоветских обитателей – позволят им жить как «настоящие люди».

* * *

Указанная идея была порождена особенностью некритического восприятии опыта т.н. «азиатских тигров» - Японии, Южной Кореи, Сингапура и т.д., вплоть до Китая. (Последний, впрочем, в момент появления указанной концепции считался «дикой страной», и во внимание не принимался.) Некритическом потому, что в данном случае полностью игнорировалось не раз помянутое воздействие «советской тени», и следующее из этого открытие рынков для указанных государств. А так же – случившийся в 1950-1960 годы «вброс технологий», связанный с противостоянием двух сверхдержав. (По сути, и создавших ту технологическую базу, на которой выросли «тигры».) Однако удивляться данной ошибке мышления не стоит – у позднесоветского/постсоветского человека отрицание СССР выступало главной особенностью миропонимания.

Разумеется, уже в первой половине 1990 годов – когда экономика, вместо того, чтобы яростно попереть вверх (на основе указанных инвестиций), радостно полетела в пропасть – стало понятным, что данная модель не может считаться верной. Однако уже было поздно – поскольку созданная на основании этой идеи («благости инвестиций») экономика, в свою очередь, уже начала определять поведение государства. (Как уже говорилось, «властители виртуального мира» - финансисты и инвесторы – по существу, стали главными держателями власти.) Поэтому – несмотря на катастрофические последствия – весь постсоветский период прошел под знаком «инвестиционного приоритета». При котором каждое вложение денег в нашу экономику рассматривалось, как огромная победа. Ну, и разумеется, ради этого не жалели ничего – предоставляя инвесторам всевозможные льготы, устраивая дорогостоящие «экономические форумы» и т.д. А главное – допуская и такую важную преференцию, как описанный выше беспрепятственный вывод средств в разнообразные оффшорыCollapse )

Почему легкого возврата к «реальной экономике» не будет

Господин Лукъяненко – если кто не знает, то это такой известный российский фантаст, автор нашумевших «Дозоров –  решил в своем Фейсбуке пофантазировать на тему: что же будет «после короновируса». Ну да: желание законное, и к тому же, вполне лежащее в рамках профессиональных навыков писателя. Поэтому получилось довольно эпично – в том смысле, что «мир к прежнему состоянию не вернется» . Ну, и вообще: «Возрастет ценность реальной экономики…ценность медицины, биологии, как практической так и теоретической… Переформатируется система образования.»  А так же изменятся оптимальные стратегии поведения в нашем мире:  «Вы красили ногти в салонах красоты или стригли собак? Возможно, вам стоит освоить профессию медсестры или санитарки. Если совсем молоды - подумайте, сможете ли получить профессию врача.Вы хотели стать профессиональным спортсменом? Это хорошо, значит вы физически сильны, вы можете пойти служить в армию, работать в строительстве, в шахте и т.д.Вы планировали после школы пойти в юристы или экономисты? Подумайте о работе инженера. Они будут нужны.»

Разумеется, подобные изменения выглядят крайне желанными для очень многих. В том смысле, что повышенная ценность в современном мире совершенно бессмысленных занятий – кстати, главные из них у Лукъяненко предусмотрительно не приведены (о них будет ниже)– и, наоборот, хроническая недооценка занятий полезных, давно уже вызывает то ли раздражение, то ли досаду. В том смысле, что ситуация, в которой популярный блогер, известный спортсмен или популярный артист может получать намного больше, нежели врач, инженер или учитель, действительно выглядит нелогичной. (Ведь если не будет «работы» тех же деятелей эстрады, то ровным счетом ничего не изменится. А вот если исчезнут медики, то даже представить страшно, что произойдет!) Ну, и разумеется, надежда на то, что подобное положение изменится «хотя бы после вируса» оказывается вполне логичной.

* * *

Правда, несколько отрезвляет то, что подобные ожидания уже были. Скажем, после «кризиса 2008 года», когда, на какое-то время, «популяция российского гламура» (возьмем пока нашу страну) получила первый удар. Тогда многие тоже ожидали, что время «гламурных кис» обоего пола закончилось. И что вот-вот, и они пойдут заниматься настоящим делом – в смысле, убирать улицы, мыть полы и вытирать попы детям. Однако, как нетрудно догадаться, ничего этого не случилось. В том смысле, что после небольшого «провала» - с закрытием ряда глянцевых журналов и сокращением разного рода кинематографических и музыкальных тусовок – указанная категория вновь вернулась в жизнь. Уже в виде бесконечных «модных блогеров», разного рода коучеров и тренеров, специалистов по фитнесу и ногтевому сервису, ну и т.д., и т.п. Причем, в увеличившемся количестве и с увеличившимся уровнем доходов.

То же самое можно сказать и про 1998 год – который тогда так же был посчитан, как «конец среднего класса». Под коим тогда подразумевали разнообразных личностей, подвизающихся в процессе утилизации страны. (Понятно, что об уходе главных утилизаторов все разумные люди даже не задумывались – это с самого начала выглядело невозможными.) Причем, на какой-то момент также могло показаться, что это действительно произошло – и что быть тем же инженером в нашей стране может быть не менее выгодно, нежели «менеджером по маркетингу». Но уже в первой половине следующего десятилетия стало понятно, что все возвращается на круги своя – и что виртуальная экономика в любом случае побеждает реальную. (Собственно, упомянутые в предыдущем абзаце «гламурные кисы» и были следствием этого процесса.)

Нет, разумеется, нельзя сказать, что по сравнению с 1990 годами ничего не изменилось – некоторые подвижки в плане поддержки экономики реальной действительно были сделаны. Однако переменить «общественные приоритеты» они не смогли. Не удалось это сделать и после – ни в 2009, ни в 2015 году. Поэтому ожидать  «смены парадигмы» после нынешнего кризиса вряд листоит. Нет, конечно, Лукъяненко – как писатель фантаст – может мечтать о чем угодно, включая прилет инопланетян. Однако все остальные должны понимать, что это – и контакт с иной цивилизацией, и то, что после короновирусной (или какой иной) эпидемии люди, создающие реальные ценности и поддерживающие само существование цивилизации будут цениться выше, нежели представители того же шоу-бизнеса – события, в общем-то, имеющие нулевую вероятность.


* * *

Впрочем, и причина этого явления, в общем-то, хорошо известна.Collapse )

О грядущей смерти современной экономики и тому подобных вещах

На прошлой неделе в мире – а конкретно, в США – произошли два крайне интересных события. Которые, несмотря на формальное отсутствие связи друг с другом, в действительности стали прекрасной иллюстрацией для описания одного важного явления. А именно: США начали беспрецедентную в истории «накачку» экономики деньгами. Во время которой в экономику было влито более полутора триллионов (!) долларов, начат прямой выкуп «мусорных долгов» и даже разработан план раздачи денег напрямую населению! (Всего хотят потратить более 4 трлн. долларов!) Подобная «экономическая стимуляция» стала максимальной во всей экономической истории, превзойдя все предыдущие попытки. (Скажем, то, что проводилось в 2008-2009 годах.)

И одновременно – они (Штаты) осуществили вывоз из Италии более 500 тыс. тестов на короновирус. Для собственного использования, разумеется. Данное действо, разумеется, вызвало резкий всплеск возмущения своей неэтичностью – дескать, как можно вывозить из страдающей от эпидемии страны что-то, необходимое для борьбы с инфекцией. Но на самом деле оно показало проблему не в этике – с последней, кстати, все нормально: Штаты забрали то, что сами заказали итальянским производителям – а в экономике. Поскольку оказалось, что страна с «величайшей экономикой», а главное – с наиболее «высокотехнологичной экономикой» - вынуждена использовать обращаться к зарубежным организациям для производства даже таких относительно простых вещей.
* * *

То есть: невероятный «экономический подъем» - «самый длинный экономический подъем в истории», как писали еще недавно – причем, «подъем» в «высокотехнологической области», куда входят и биотехнологии, оказывается фиктивным. В том смысле, что в виртуальном пространстве «экономическая мощь» Штатов исчисляется исчисляться триллионами долларов, а в реальном – она не может обеспечить тот или иной крупный проект. (На самом деле, кстати, это не первый случай за последнее время.) То есть, можно сказать, что в современных США механизм «превращения» заложенного в пресловутой «виртуальной экономики» отчужденного труда людей в труд реальный перестает работать. Впрочем, и не в Штатах тоже – везде, включая Китай, пресловутая «рыночная мощь» оказывается бессильной при условии необходимости в чем-то реальном. Другое дело, что в КНР оказалось возможным включить нерыночные механизмы – и, прежде всего, армию. (И медицину.) Которые, судя по всему, с рынком там оказывается «развязанными». Западные же государства подобной возможности оказываются лишенными.

Поэтому достаточно щадящая эпидемия поставила их (т.е. Запад) перед околокатастрофическим положением. Ну да, это было ожидаемо: в последние тридцать лет (а может быть и больше) все пытались действовать за счет будущего. В смысле – влезали в долги в надежде на то, что рост производительности труда позволит компенсировать все долговые проценты. Так жили и отдельные граждане, и целые государства. Однако этот самый рост производительности так и не случился.

Нет, конечно, статистика исправно показывала увеличение данного показателя, однако по факту все товары продолжали производиться исключительно китайцами, южными корейцами и прочими представителями Юго-Восточной Азии.Collapse )

Классовое общество и индустриализм

В прошлом посте была рассмотрена одна из интереснейших особенностей классового общества, состоящая в т.н. «виртуализации жизни» правящих классов. Т.е., в стремлении последнего к перенесению всей деятельности из сферы реального производства – которая, собственно, и создает возможность существования человека – в сферу иерархической борьбы. Которая, как уже говорилось, с течением времени начинает «вытягивать» все больше средств из реального мира – до тех пор, пока последний не лишается самой возможности к существованию.

Наверное, не надо говорить, что подобное прекрасно подходит как к описанию современного состояния – когда сложные биржевые спекуляции и таинственные «инвестиционные проекты» пожирают фантастические средства, а «обычное» производство давно уже находится в глубокой стагнации. (И это еще при учете того, что среди этого самого «обычного производства» присутствует огромная доля производства «статусных предметов» - вроде пресловутого «айфона» - кои так же могут рассматриваться, как «полувиртуальные.) Так и к «классическим» классовым обществам прошлого, причем – еще докапиталистического типа. В том смысле, что и там через определенное время устанавливается состояние, при коем правящая верхушка «окукливается» в своем узком «виртуальном» мирке. Где с удовольствием проводит время в непрерывных интригах и «соревнованиях» по демонстрации статуса, полностью «забивая» на реальную экономику.

То есть, при определенной точке зрения можно сказать, что между римским патрицием «периода упадка», французским аристократом XVIII века и современным «успешным стартапером» нет особой разницы. В том смысле, что официально эти субъекты считаются выполняющими важную общественную функцию – как минимум, управление социумом. Но реально ее не выполняют, предпочитая все свои силы и средства (щедро получаемые с общества) тратить на «виртуальную» борьбу друг с другом. (Не важно – выступает ли она в виде придворных интриг или сложных биржевых спекуляций.)

* * *

Тем не менее, одно серьезное различие в положении «прошлых» и современных «виртуальщиков» - сиречь, "элитариев" - все же есть. В том смысле, что – как так же говорилось в прошлом посте – общества прошлого, доведенные собственной элитой до «цугундера» - т.е., до развала всех общественных функций вследствие поглощения их «виртуалом» - все же оказывались убитыми не полностью. Поскольку базисная их часть – то самое традиционное крестьянское хозяйство – в какой-то мере сохраняется и в подобном состоянии. Ну да – постоянное увеличение податей/оброков на поддержание все разрастающейся «надстройки» может вести к разорению крестьянства, а неизбежное после падения государства нашествие варваров (внешних завоевателей) еще «добавляет» проблем в указанном смысле. Однако проходят годы, «варвары» или уходят прочь, или оседают на земле, смешиваясь с местным населением – и все восстанавливается вновь.

Поскольку сами технологии традиционного земледелия являются довольно простыми и крайне устойчивыми – что позволяет им переживать случившуюся катастрофу. Поэтому отказ «властителей» от полного выполнения своих функций по управлению – или, скажем, защите государства – оказывает на них пускай угнетающее, но не фатальное воздействие. Однако в индустриальный период ситуация существенно меняется: высокая степень разделения труда означает то, что производственная деятельность может быть возможной исключительно при согласовании множества «производственных агентов».Collapse )

Про "посткризис" и его особенности

На самом деле сразу стоит сказать – говоря о «посткризисном состоянии», стоит понимать, что речь идет вовсе не о том, что будет завтра. Поскольку нынешний «шторм на фондовых рынках» - это, всего лишь, легкий бриз по сравнению с тем, что произойдет через некоторое время. Причем, не только в указанном месте. (Если брать исторические примеры – то это кризис 1921 по сравнению с Великой Депрессией. При понимании того, что данное сравнение крайне условно.) Тем не менее, уже сейчас стоит сказать о том, что же наступит после данного момента. В том смысле – чем же будет характеризоваться действительное прохождение человечества через некий барьер, после которого можно будет вести речь о более-менее устойчивом его состоянии.

Так вот: несмотря на крайнюю сложность понимания подобных процессов, уже сейчас можно указать, чем же «посткризис» будет отличаться от «предкризиса». Так вот, одним из главнейших его отличий от текущего бытия станет «возвращение» на первый план «физической экономики». В смысле – экономики, главной целью которой выступает реальное преобразование окружающего мира. На самом деле, кстати, именно подобная задача, собственно, и была главным делом для человека в течение, как минимум, нескольких десятков тысяч лет. Во время которых он из пресловутой «голой обезьяны» - могущей существовать только в узком диапазоне климатогеографических условий – превратился в настоящего «хозяина планеты». По крайней мере, в плане возможности выживания в самых различных условиях, начиная от пустынь и заканчивая полярными областями.

Поскольку реальной «экологической нишей», в которой существует человек, в данном случае начала выступать создаваемая его трудовой деятельностью искусственная среда. (Вернадский использовал для этого понятия слово «ноосфера», однако сейчас оно имеет слишком сильную оккультную ассоциацию. Поэтому оставим просто «искусственную среду».) Так было даже в период господства «присваивающей экономики», основанной на охоте и собирательстве. Так стало – а точнее, намного усилилось – при переходе к экономике производящей, сельскохозяйственной. При которой человек начал просто изменять имеющиеся ландшафты, превратившись не только в «биологическую», но и в «геологическую» силу. И, казалось бы, так происходит и сейчас – когда технологическая мощь давно уже позволила нам выживать даже там, где никакой жизни быть не может. (Скажем, в космосе.)

* * *

Тем не менее, стоит указать, что с переходом к классовому обществу данное положение значительно изменилось. В том смысле, что, конечно, указанное выше «главное отличие» разумного существа у человека осталось. Однако параллельно этому в указанный момент «зародилось» и нечто иное. А именно – то, что можно назвать «виртуальной деятельностью». Дело в том, что неизбежная при классовых отношениях иерархия вызвала – помимо необходимости выживать – и еще одну важную область человеческой деятельности. А именно – необходимость продвижения по иерархической лестнице, а точнее – просто нахождение на ней. (Поскольку на все места в иерархии – за исключение самых низших – всегда имеются претенденты.)

Более того: затраты на данный процесс очень быстро начали сравниваться с затратами на, собственно, выживание человечества, а затем – и превосходить их. Это проявилось, например, в создании крайне дорогостоящего и сложного военного снаряжения – кое со времен древних египтян и шумеров выступало главным «двигателем» развития технологий. Или в возведении величественных и крайне трудозатратных культовых и государственных сооружений – всех этих дворцов, храмов, пирамид, усыпальниц и прочих подобных вещей, абсолютно не нужных в плане добывания хлеба насущного.Collapse )

Эфемерность рынка и другие особенности современного бытия

Забавно наблюдать, как одним постом человек может аннулировать практически все свои предыдущие размышления. Именно это произошло вчера, когда уже не раз поминаемый Фритцморген выпустил материал, озаглавленный «Эфемерность супербогатства, самые дорогие компании Рунета и сачок для человека без маски» . Разумеется, важным тут является первая часть – поскольку и восхищение высокой стоимостью «Яндекса», и прикольное видео о поимке «вирусоносителя» сачком ничего особенного не представляют. А вот упоминание о том, что «богатейшие люди планеты за один-единственный день стали беднее на 139 миллиардов долларов из-за падения акций их компаний», стоит очень дорого.

Поскольку это, по существу, развенчивают два тщательно выстраиваемых Фритцморгеном мифа. О первом из которых будет сказано отдельно. Ну а второй – это пригодность ценных бумаг для выстраивания собственных накоплений. Напомню, что Фритц очень любит говорить о том, что на государственную пенсию надеются только «лохи», и что «нормальный пацан» должен уметь планировать свое будущее. В том числе, и через вложение денег в будущие накопления. (Одна из его наиболее любимых идей состоит в том, что в юности-молодости человек должен «пахать, как вол» - в надежде на обеспеченную старость.) Причем основным способом подобных вложений он полагает покупку ценных бумаг. (В связи с тем, что банковские вклады в нашей (да и не нашей) стране отличаются, во-первых, низкой доходностью, а, во-вторых, невысокой надежностью.)

Напомню, что речь идет именно о вложениях, а не о биржевой игре. (Хотя сам Макаренко, судя по всему, игрок «по жизни» - отсюда и его страстная любовь к компьютерным играм.) Т.е., о действиях, которые – с т.з. указанного блогера – однозначно могут привести к увеличению «стабильности положения» вкладчика… И вдруг оказывается, что акции имеют свойство падать. Причем, речь идет ни о каких-то там «мусорных бумагах», а о самых, что ни на есть, надежных компаниях, которые «росли» с самого начала своего основания. (Скажем, Microsoft.) Причем, касается это не только «бездуховного Запада», но и Богоспасаемой России. В том числе, и пресловутого Газпрома – акции которого указанный блогер предлагал в качестве одного из самых надежных вложений.

* * *

Ну да: нефть и газ всегда будут покупать! По крайней мере, примерно так рассуждал Фритцморген (и множество подобных «биржевых аналитиков») еще недавно. Но оказалось – что это неверно. В том смысле, что – как и любой другой товар – энергоносители могут быть куплены только при наличии свободных денег. Кстати, если кто может вспомнить, что еще лет шестьдесят назад Европа вообще обходилась без газа – отапливалась углем. Не сказать, чтобы без недостатков способ – скажем, знаменитый лондонский «смог» происходил именно отсюда – но это не значит, что он невозможен. Ну, а лет двести назад значительная часть европейцев не отапливалась вообще. Разумеется, поэтому кто-то из них не переживал зиму – но это уже не наши проблемы. «Наши проблемы» - это то, что акции российских «голубых фишек», оказывается (!!!???!!!), могут падать. Причем, порой весьма значительно. (Гипотетически – вообще до нуля.)

А значит, фондовый рынок в качестве способа вложений капитала – а тем более, в качестве способа создания накоплений себе на будущее – есть крайне неудачный способ. Наверное, наиболее неудачный способ изо всех возможных. Collapse )

О том, кто является настоящим творцом «японского экономического чуда» - или о благости «идей чучхе»

Материал несколько отвлеченный от сегодняшних тем, однако при этом имеющий к нему самое прямое отношение. Поскольку поднимает вопрос об адекватности пресловутой «антисоветской мифологии».

Общеизвестно, что Япония стала «великой экономической державой» потому, что в данной стране в свое время были проведены либеральные реформы. Причем, не просто так, а под «чутким руководством» американских советников. Которые, в свою очередь, были поддержаны американской же оккупационной армией. Этот «факт» - т.е., превращение «Страны восходящего солнца» из «третьестепенной державы» в «экономический гигант» благодаря либерализации экономики – настолько сильно вошел в антисоветскую мифологию, что полностью вытеснил из нашего (общественного) сознания то, что в «долиберальные» времена Япония была далеко не самой отсталой из стран. Наоборот: она входила, наверное, в первую десятку держав, способных выпускать самую передовую продукцию, начиная от самолетов и заканчивая авианосцами. Причем, добилась этого состояния данная страна практически самостоятельно. (Пресловутый «визит коммодра Перри» сыграл, скорее, роль «триггера» в рамках давно уже назревших в японском обществе перемен.)

Впрочем, довоенная история Японии – это тема для отдельного разговора. Тут же, из всех ее аспектов, наиболее важным является то, что до пресловутого «поражения от США» данное государство было отнюдь не самым отсталым – в том числе, и в научно-техническом плане. Поэтому – несмотря на важность ряда антифеодальных реформ, проведенных в послевоенное время (вроде отмены помещичьего землевладения) – сводить «японское развитие» исключительно к благости «американской оккупации» нельзя. (Так же, как, нельзя сводить к этому и «немецкое экономическое чудо», которое в действительности произошло с одной из самых развитых и в научно-техническом, и в экономическом качестве государств. Коим являлась Германия даже с учетом всех военных разрушений и потерь.) Впрочем, на самом деле все обстоит еще более интересно – в том смысле, что реальное происхождение японского послевоенного развития может быть связано не только с принятым после «реставрации Мэйдзи» курсом. Но и с некоторыми особенностями мировой политики послевоенного времени.

Причем, особенностями, которые были заложены отнюдь не «благословенным Западом» с его «принуждением к либеральным реформам». А совсем наоборот. И, ИМХО, реальным «отцом японского экономического чуда» должен считаться ни кто иной, как товарищ Ким Ир Сен. Да, именно так: бессменный «великий руководитель» и «всенародно любимый вождь» маленькой Северной Кореи – государства, которое в течение десятилетий традиционно выступает в качестве «парии мирового сообщества» (а для наших российских «либералов» является вообще синонимом Ада на Земле) – в действительности сделал для благополучия японского народа много больше, нежели все участники блока НАТО. И, по сути, именно он и превратил разбомбленную миллионами американских (обычных) бомб (и двумя ядерными) страну в будущего «азиатского тигра».

* * *

Дело в том, что – вопреки привычным (для антисоветчиков) представлениям – после завершения Второй Мировой войны Япония находилась далеко не в лучшем положении. В том смысле, что она не только лишилась возможности иметь собственные армию и флот, но и вынуждена была платить огромные репарации. Более того – японская экономика была ограничена серией унизительных договоровCollapse )

О капитализме, бизнесменах и социальном развитии...

Пишут, что господин Шувалов предложил закрепить в конституции идею о том, что «бизнесмены — это передовой класс тех, кто создает новую Россию» . Шувалов, напомню, это тот самый «коргивладелец», который отправляет своих собачек на выставку персональным самолетом, чем вызвал сильное возмущение в российском обществе. Впрочем, самое забавное тут, разумеется, даже не это. А то, что данные господин является главой т.н. «корпорации ВЭБ.РФ», или, проще, «Внешэкономбанка». Который – если кто помнит – в 2015 году оказался на грани банкротства. И был спасен исключительно за счет выделения государственных средств в размере 280 млрд. рублей.

То есть: пресловутый «передовой класс» (в лице указанного своего представителя) банальным образом довел руководимое им предприятие до катастрофы. Которая была ликвидирована только благодаря тому, что российское государство смогло влить в него огромные по меркам нашей страны деньги (4,5 млрд. долларов). Кстати, основная причина кризиса, в который попал ВЭБ, состояла в том, что он (банк) вкладывал значительные средства в … украинские активы. (Причем даже в 2014 году, когда уже было понятно, что представляет собой украинская экономика.) Кстати, на этом «иностранная активность» ВЭБ не уменьшилась. Например, строительство АЭС в Белоруссии – это тоже он. (С, ИМХО, весьма прогнозируемым результатом.)

Да и вообще, в состав ВЭБа входит немалое количество «иностранных» организаций, скажем, украинский «Проминвестбанк». На этом фоне неудивительно, что, например, в 2018 году ВЭБ получил уже 300 млрд. рублей государственной помощи. Более того, государство предоставило данной организации 600 млрд рублей в виде имущественных взносов для погашения внешнего долга. В апреле 2019 года ВЭБ.РФ получил новый источник длинных денег — правительство разрешило корпорации привлекать депозиты бюджета не на год, а на пять лет. (Вся информация из Вики.) И это не говоря уж о том, что именно данная «контора» выступает также государственной управляющей компании пенсионными накоплениями российского Пенсионного Фонда.

Ну, и как вишенку на торте, можно процитировать ту же информацию из Википедии, посвященную доходам «Внешэкономбанка». Которые состоят в том, что «…Чистая прибыль по РСБУ по итогам 2018 г. составила 3,85 млрд руб. (после убытка 200,4 млрд руб. годом ранее), а по МСФО в 2018 году чистый убыток составил 175,8 миллиарда рублей. Чистый убыток ВЭБ.РФ за 9 месяцев 2019 года по МСФО составил 18,6 млрд рублей, сократившись почти в 4 раза по сравнению с убытком 69,6 млрд рублей за аналогичный период 2018 года.» 

* * *

То есть – указанная организация является чистой воды «зомби-корпорацией», могущей существовать исключительно при наличии некоего внешнего «источника ресурсов». Которым, разумеется, выступает наше «родное» государство. Collapse )

Трамп, социализм и «российские правые»

Как многие уже заметили, широко известный в узких кругах блогер Фритцморген очень не любит две вещи: социализм и США. (Еще он лютой ненавистью ненавидит школу – однако это уже другая тема.) Причем, если еще недавно он рассматривал эти вещи раздельно, то в последнее время перешел к объединению их в пресловутую «социалистическую Америку». Да, именно так – современные США с т.з. Фритцморгена выступают «социалистическим государством». Причем, если еще недавно указанный блогер еще делал оговорку о том, что под «социалистами» подразумевает американскую Демократическую партию, то в последнее время он пошел еще дальше.

Например, в одном из последних постов  под «социалистом» начал подразумеваться… Дональд Трамп. Да, именно так: один из самых правых политиков США, миллиардер и республиканец (а так же сын миллиардера и республиканца), был «обвинен» питерцем Олегом Макаренко в том, что он «вынужден прислушиваться к толпе». Да, именно так: оказывается, американский президент обязан хоть как-то соответствовать ожиданиям своих избирателей. А значит – должен делать что-то в их интересах. Даже если речь идет не о «хлебе», а о «зрелищах». Под которыми Макаренко подразумевает освоение космоса, связанное с выделением аж целых 25 млрд. долларов для НАСА.
Про это в приведенном посте написано буквально следующее: «…против Дональда Трампа единым фронтом выступят миллиардеры-социалисты с их обещаниями раскулачить средний класс и раздать каждому безработному негру по целой тележке бесплатных пицц. Так как пообещать то же самое Дональд Трамп не может, — ибо как раз и опирается на средний класс, — ему приходится вкладываться в зрелища.»  Тут прекрасно все. И то, что некие миллиардеры-социалисты (видимо, Берни Сандерс) собираются «раскулачить средний класс» - в то время, как сами американцы давно уже пишут про то, что этого самого «среднего класса» давно уже не осталось, поскольку он давно уже поглощен нынешней «кредитной экономикой».

(Кстати, забавно тут использование слова «раскулачивание» - при том, что в действительности речь идет о совершенно обратном: о пролетаризации мелкой буржуазии, описанной еще Марксом.) И то, что главной целью космической программы подразумевается «зрелище». (Это, видимо, можно интерпретировать в том смысле, что Фритц выступает сторонником т.н. «лунного заговора». Т.е., идеи о том, что полеты на Луну были сняты в павильонах Мосфильма Голливуда.)
Разумеется, так же не может не удивлять обозначение 25 млрд. долларов, как «колоссальной суммы». Хотя, на самом деле по американским меркам это – довольно средняя величина. Напомню, что в прошлом году государственный долг США увеличивался примерно на 2,1 млрд. долларов в день. (Отсюда можно увидеть, что 25 млрд. $ - это всего лишь 12 дней работы федерального правительства.) Для сравнения: стоимость реальной лунной программы Соединенных Штатов – «Аполлона» - составила как раз указанные 25 миллиардов. Однако с учетом инфляции эта сумма оказывается много больше – порядка 200-220 млрд. долларов. Т.е., примерно в десять раз больше, нежели выделено сегодня.

То есть, «фантастическое» - по мнению Фритцморгена – финансирование, способное нанести вред американской экономике, в действительности оказывается для нее фактически «булавочным уколом». Скромным по сравнению с действительно фантастическими военными расходами – которые составляю 740 млрд. $ в год. (Напомню, что указанные 25 млрд. – это средства, распределенные на 4 года – до 2024. В год получится чуть больше 6 млрд. долларов.) Впрочем, самое интересное тут не это. А то, что и «военные», и «космические» деньги выделяются, в общем случае, под одну и ту же задачу. Под ту самую «Make America Great Again», которая с самого начала прихода Трампа стала главной целью его существования. Т.е., под «реиндустриализацию», которая представляет собой «возвращение» в Соединенные Штаты значительной доли обрабатывающей промышленности. Той самой, что в течение последних трех десятилетий в активном режиме выводилась из нее в Китай и иные страны Юго-Восточной Азии.

* * *

Напомню, что указанный процесс еще недавно казался более, чем благоприятным. Настолько, что под него был даже подведен соответствующий «фундамент» в виде широко раскрученной «теории постиндустриализма». Collapse )