Category: экология

Пчелоцид

У Фритцморгена увидел информацию информацию о том, что в современном мире происходит массовое снижение поголовья пчел, а так же иных насекомых из-за массового применения пестицидов. Фритц еще спрашивает - реально ли это? На самом деле, конечно же, реально - поскольку данная проблема была замечена довольно давно. По крайней мере, активно писать про вымирание пчел стали еще в начала 2010 годов.

Правда, тогда говорили о будущем "апокалипсисе" - т.е., о полной потери возможности опыления растений. Тогда, как в реальности резкое снижение численности указанных насекомых частично компенсировалось иными представителями класса насекомых - осами, мухами и т.д. Правда, как указано в приведенном материале, указанная опасность грозит и им.  (Другое дело, что устойчивость к вымиранию у них выше.)

Кстати, интересно то, что - по личным наблюдениям - пчелы у нас в окрестностях  (Нижегородская область) стали исчезать после начала массового культивирования рапса.  Было такое поветрие в начале 2010 годов - специальная целевая программа была принята. Collapse )

О экологии, электробусах и троллейбусах...

Прочел забавное: "Мэрия Москвы объявила о том, что скоро город полностью откажется от общественного транспорта, использующего моторное топливо. В ближайшие годы привычные москвичам автобусы и троллейбусы заменит электротранспорт."  Дескать мы тут, в Дефолт-Сити не лаптем щи хлебаем, а боремся за экологию и благорастворение воздухов...

Забавно тут, разумеется, то, что при этом идет отказ не только от автобусов - "изъятие" которых из системы общественного транспорта действительно может несколько улучшить состояние с выбросами. (Хотя по отношению к основной массе автомобилей "автобусные выбросы" - это капля в море.) Но и от троллейбусов с трамваями - кои в российской столице давно уже стали persona non grata. И одновременно - поразительное преклонение перед электробусами, видящимися чуть ли не единственным способом решения транспортных проблем.

Хотя очевидно, что подобный вид транспорта, во-первых, значительно дороже из-за наличия специальной литий-ионной батареи. Которую еще и надо менять раз в несколько лет. (У "Теслы" срок замены - 5 лет. Ну, а электротранспорт, судя по всему, потребует еще более частой смены по причине гораздо большего числа зарядных циклов.) Ну, а во-вторых, производство данных батарей далеко не самое "зеленое" производство в мире. Collapse )

Мусорная цивилизация

Наверное, если выбирать то слово, которое набрало наибольшую популярность в последние полгода, то это слово будет «мусор». Нет, не в смысле жаргонного названия сотрудников правоохранительных органов – а в самом прямом своем значении, обозначающим отходы человеческой деятельности. Поскольку вдруг оказалось, что эти самые отходы выступают чуть ли не самой животрепещущей проблемой современности – настолько серьезной, что даже глава государства посвящает пресловутому мусору целый абзац своего недавнего выступления.

Хотя слово «вдруг» тут не подходит – вопрос о том, что же делать с образующимися вокруг крупных городов свалками поднимался уже давно. Например, вялотекущая возня вокруг московского «мусорного бизнеса» длиться уже лет десять. (Имеется в виду, возня, прорывающаяся в информационное пространство – поскольку с самими свалками проблемы возникли еще в 2000 годах.) То же самое можно сказать и про другие крупные города – в которых проблема утилизации твердых бытовых отходов давно уже стала крайне актуальной. Настолько, что разговоры о строительстве перерабатывающих предприятий начались крайне давно. Правда, обыкновенно все наталкивалось на известную проблему «раздельного сбора», которую – по неким загадочным причинам – внедрить никак не удается.

* * *

Отсюда в очередной раз выводятся идеи о «вечной отсталости» нашей страны: дескать, во всех цивилизованных государствах давно уже принято разделять отходы на несколько контейнеров – для того, чтобы легче было потом перерабатывать. Хотя на самом деле… Впрочем, о том, что же у нас было «на самом деле», мы еще вернемся. А пока укажем на то, что данная сентенция – а именно, указание на то, что «на Западе» переработка отходов является одной из важнейших отраслей деятельности, действительно имеет веское основание. Правда, с одной важной особенностью, состоящей в том, что значительная часть этой индустрии включает в себя предприятия, размещаемые в странах Третьего мира. Кстати, одним из ведущих «мусоропереработчиков» до недавнего времени был Китай, который «принимал» до четверти всех перерабатываемых отходов.

Правда, сейчас КНР от данного бизнеса начала «отходить» Collapse )

О французских бунтах, экологии и экономике...

Интересный факт: оказывается, то самое повышение цен на бензин, что вызвало во Франции нынешний бунт, в значительной мере связано с … борьбой за охрану окружающей среды. Дескать, надо сделать покупку автомобилей невыгодной для того, чтобы все переходили на электрокары. Которые пока обходятся гораздо дороже – даже несмотря на все государственные преференции – и поэтому никак не желают вытеснять «старые» виды транспорта. Поэтому было решено повысить цену на топливо – которое во Франции и так достаточно дорого. (Цена на то же дизельное топливо сейчас тут 1,43 евро, что на 23% выше, нежели в прошлом году. Для сравнения в России – 0,6 евро.) Однако это еще не предел – цена должна вырасти еще выше. Поэтому неудивительно, что французы восприняли данное действо столь агрессивно. Однако одновременно с тем неудивительно и то, что французские власти надеются, в любом случае, провести данное повышение. (Сейчас речь идет лишь о приостановлении этого процесса – с тем, чтобы «смягчить» его.)

Но что же заставляет их жертвовать уровнем жизни своих граждан и собственной репутацией? Пресловутая забота о «нашей планете»? Разумеется, это смешно: что-что, а нахождение «донкихотов» у власти есть явление, очень маловероятное. Впрочем, причину нынешней «любви к экологии» найти несложно – и лежит она, разумеется, в экономике. Дело в том, что, как уже не раз говорилось, нынешний рынок не просто насыщен – а перенасыщен. На нем производится все, что может производиться – и все экономические ниши давно уже поделены и переделены по нескольку раз. А для создания новых экономических ниш… А для создания новых экономических ниш – скажем, «по образцу» 1950 годов – не хватает ни средств, ни, простите, умов. Поскольку для этого необходимы крайне серьезные вложения в достаточно неочевидные области – на которые не пойдет ни только частный инвестор, но даже государство. Впрочем, деньги – это еще не все. Для нового рывка необходимы люди, которые имели бы своей целью именно разработку новых технологий, а не «распил» приложенного бюджета. (Поскольку именно последнее, к величайшему сожалению, является основной целью существования для многих современных людей – в том числе, и среди научно-технических работников.)

Более того, даже «старые» инновационные отрасли, созданные в уже помянутых 1950 годах, отрасли, которые исправно кормили Запад в течение последних десятилетий, все больше «отбираются» у него странами Юго-Восточной Азии. В свое время туда было перенесено производство – в надежде на то, что «желтолицые обезьяны» будут послушно производить все, созданное «великой белой расой», отдавая последней львиную долю прибыли. И, как говориться, попали пальцем в небо! В подобном случае единственно возможным вариантом развития событий выглядит или потеря экономического преимущества – т.е., превращение Запада из нынешнего гегемона во «вторичного» по отношению к указанной Азии «субъекта». И это еще «хороший» вариант – поскольку вряд ли сама организация мирового гегемона последних четырех столетий позволит это сделать без скатывания в жесточайшую катастрофу. (Впрочем, как уже говорилось, при нынешней системе экономических отношений и Азия долго не проживет – т.к. она так же вынуждена ориентироваться на жесткую конкуренцию.)

* * *

Собственно, именно подобная ситуация и порождает нынешнюю «экологическую истерию». Поскольку пресловутые «экологические технологии» выглядят единственно возможным путем «перезапустить» западную экономику – в том смысле, что попытаться навязать покупателям необходимость смены нынешних «неправильных» вещей на некие, гипотетически «правильные». Collapse )

Об экосистемах и "Сталинском плане преобразования природы"

На «Социальном Компасе» выложили интересным материал: статью , посвященная «экологическим рискам», связанным с образованием заповедных зон. Тема звучит действительно забавно: как известно, заповедники служат почти исключительно доя того, чтобы «улучшить экологию». То есть – как минимум, сохранить биоразнообразие и устойчивость ценозов, а как максимум – увеличить их. И вдруг оказывается, что не все так просто. А точнее, все очень непросто – в том смысле, что реально существующие экосистемы, как правило, основаны на … факторе человеческой деятельности. Даже такие, как может показаться, не связанные с человеком их формы, как широколиственные леса...

Причем, это относится не только к современному состоянию нашей цивилизации, а прослеживается еще со времен подсечно-огневого земледелия, и даже – загонной охоты. Подобная мысль, разумеется, вряд ли может считаться особо новой – она в свое время была высказана великим российским ученым, основателем биогеохимии Владимиром Ивановичем Вернадским. То есть, определенные догадки подобного рода делались и до него, однако именно Вернадский смог сформулировать указанную проблему наиболее четко, введя в научный оборот определение ноосферы. (К сожалению, указанное понятие было очень сильно «замылено» и размыто в 1980-1990 годы, когда оно стало ассоциироваться преимущественно с оккультными и сакральными смыслами, хотя изначально имело исключительно естественнонаучное значение.)

Ноосфера по Вернадскому – это особое состояние биосферы, в которой наиболее значимым фактором является человеческий разум и направляемая им работа. То есть – сознательный труд, причем труд коллективный. Причем, эта самая ноосфера (в определенной мере) существует, как уже говорилось, с самого зарождения человечества – точнее, с того момента, когда появилась возможность проявления коллективного труда. (Первоначально выражавшееся в загонной охоте.) Ну, и разумеется, она, в свою очередь, выступает основанием самого человеческого существования: homo sapiens, как биологическое существо, имеет крайне узкий ареал существования, рассчитанный на очень маленькое количество особей. Тем не менее, человек распространился практически по всему земному шару, он охватил все экологические ниши – начиная с пустынь и заканчивая тундрами. (В общем, можно сказать, что процесс формирования ноосферы имеет, несомненно, диалектическую природу – как, впрочем, большинство глобальных процессов.)

* * *

В подобной ситуации все идеи реализации «бесчеловечных ценозов» выглядят довольно бессмысленно - поскольку в большинстве мест их никогда не было в последние десять тысяч лет. Кстати, пресловутые заповедники до самого недавнего времени означали, всего лишь, запрет на охоту большинства для увеличения количества дичи для «высоких господ». (Т.е., заповедники были всего лишь формой косвенной эксплуатации знатью большинства.) И лишь в прошлом веке они превратились в то, что мы привыкли под ними подразумевать: в место полной ликвидации хозяйственной деятельности человека «во имя Природы». Правда, как уже было сказано, в реальности восстановить полноценный «доантропогенный» ценоз оказывается очень сложным. Для этого требуются очень большие изменения, связанные с отказом от больших площадей, а самое главное – крайне длительное время. Поэтому единственно возможной формой защиты и развития биологических ресурсов становится не простое закрытие хозяйственной деятельности, а сложная и длительная работа по согласованию множества разнообразных факторов – по сути, проектирование продуктивных экосистем.

Собственно, вот тут то мы и подходим к самому главному. А именно – к тому, что в рамках самого существования человека невозможно сохранения «нетронутых» его деятельностью областей.Collapse )

Об основании исторического оптимизма. Часть вторая.

На самом деле тему об экологической катастрофе я собирался включить в часть, посвященную «плохому обществу», т.е. опасности попадания человечества в условный «Торманс». Тем более, что она очень тесно связана именно с социальной проблематикой: даже на уровне массовой культуры «плохое», т.е., несправедливое и не способное развиваться общество неизбежно связывается с уничтожением окружающей среды (к примеру, именно эта особенность постоянно показывается в произведениях стиля «киберпанк»). Однако в процессе работы выяснилось, что данная тема достаточно объемна, и ее лучше выделить отдельно – хотя она и является «подразделом» темы о  «плохих обществах».

Итак, экологическая катастрофа давно уже стала таким же популярным пугалом для человечества, как ядерная война. Мысль о том, что мы, даже если не сгорим в термоядерном огне, то все равно будем обречены на унылое существование среди гор отбросов, лишенные возможности дышать чистым воздухом и пить чистую воду (как будто это возможно сейчас в большинстве крупных городов!) А уж мысль о том, что все природные угодья будут заменены на угрюмые нагромождения бетона и железа, противные самой «человеческой природе», выступала актуальной еще со времен начала XIX века, если не раньше (только место бетона тогда занимал кирпич). Более того, именно тогда была выработана основная альтернатива этому «индустриальному Аду» в виде пасторального Рая идеальной сельской жизни, с румяными пастушками и веселыми овечками в качестве обрамления. Причем, так же, как и современные заявления «экологистов» не имеющие с реальной деревенской (или «природной») жизнью ничего общего.

Впрочем, ни в позапрошлом веке, ни в веке прошлом – когда указанное движение борцов с дымом заводов и любителей пасторалей получило мощное научное подкрепление в виде работ т.н. «Римского клуба», ни сейчас, когда «экологическая проблема» стала основой для существования бесчисленного количества всевозможных фондов и международных организаций (а то же «глобальное потепление» стало признано основной проблемой мира) мало кто задумывался: а что же такое эта самая экологическая катастрофа? Нет, конечно даже «последнему землепашцу» понятно ,что жить в условиях, когда тебя окружает чистый воздух, прозрачная вода и зеленые луга с рощами намного приятнее, нежели если рядом находится какой-нибудь нефтеперерабатывающий или коксохимический комбинат. Однако ответ на вопрос, почему же в таком случае подобные комбинаты не просто строятся, но еще и собирают вокруг себя массу людей, почему объективно вредное для людей производство (вредность которого ежегодно подтверждается массой опасных заболеваний) непрерывно растет, а вся ведущаяся пропаганда «буколики» не имеет ни грамма смысла, это не дает. Ведь не является же действительно человек существом, стремящимся к самоубийству?

 Некое подобие ответа на данный вопрос, впрочем, дает понимание о происхождении самой идеи «пасторального Рая», лежащей в основании «экологической мечты». На самом деле, она, как легко можно догадаться, происходит вовсе не от реальной сельской жизни – крайне тяжелой, и пахнувшей, как известно, не столько розами, сколько навозомCollapse )


Еще одна имитация прогресса...

Фирму Volkswagen в США обвинили в мухлеже с выхлопом дизельных двигателей. Оказалось, что данный производитель вместо того, чтобы стремиться к снижению вредных выбросов своих двигателей предпочел иной путь. А именно - "подогнать" их параметры к проходимому автомобилем "сертификационному тесту". Т.е., на теста двигатель выдает требуемый минимум выбросов, а в случае с реальной ездой - их количество возрастает на порядок. В принципе, ничего страшного в этом нет - все равно в тех же Штатах полно автомобилей, созданных еще до того, как современные экологические нормы пришли в силу. Да и количество фольксвагенов в США так же не сказать, чтобы было велико. Однако важно другое: германский производитель выбрал именно тот путь, который является самым естественным и вероятным в современных условиях. А именно - ради получения сертификата сосредоточился именно на получении сертификата, а не на чем-то ином. И понято, что в данной ситуации нельзя сказать, что подобный путь не выбирают и остальные участники рынка - просто они пока не попадались...

Гораздо важнее тут то, что данный факт показывает иллюзорность "основного преимущества" дизельных двигателей - "экологичности". А именно это подавалось, как главная "фишка" германских (и не германских) машин. Теперь становиться понятным, что пресловутая "экологичность" являет собой ни что иное, как соответствующую надпись в сертификате - и не более того. Получил - молодец, не получил - лох. 

Это порождает интересные моменты. Малютка "Ока", например, не смогла получить сертификат "Евро-2"- и была призвана не соответствующей экологическим нормам, а поэтому - выпуск ее прекращен (замена двигателя увеличивала цену автомобиля в два раза). А вот пресловутый Лексус или тот же Гелендваген, понятное дело, получил - и "Евро-2", и "Евро-3", и т.д., вплоть до "Евро-6". И никого не волнует, что машина весом в 3,5 тонны (как груженая "Газель") однозначно сожжет гораздо больше топлива, нежели та же "Ока". Потому, что от физики никуда не деться - и если нам требуется перевезти какую-то массу топлива из точки А в точку Б, то основные затраты не могут быть ниже, нежели требуемая для этого работа + КПД двигателя. А КПД ДВС реально не меняется уже лет 50 (Даже смена карбюратора на "впрыск" реально позволяет улучшить работу лишь на некоторых режимах, занимающих не так уж много времени за весь цикл езды). Так что если считать по количеству реально затраченного топлива (и выпущенных газов, соответственно), то более тяжелая и мощная машина, в любом случае, потребит его больше.

Получается, что все эти "экологически чистые" машины есть ни что иное, как чисто маркетинговый ход. Т.е. решение, позволяющее продать больше новых машин, прерываясь их безвредностью для природы". Отдельно надо рассматривать "гибриды" и электромобили - поскольку очевидно, что энергию для заряда батарей они получают отнюдь не из вакуума, а так же, не от энергии солнца или ветра. "Солнечные" электромобили, кстати, регулярно появляются в течении последних 50 лет - и все безрезультатно, поскольку имеют очень скромные параметры. И это не говоря уж о том, что существует гораздо более простой и разумный путь сокращения выбросов - общественный транспорт.(О том, что возможно вообще радикальное снижение числа поездок, можно даже не заикаться - во всех грехах обвинят).

А вот появление более дорогих, но более "экологичных" или "экономичных" машин - самое приятное дело и для покупателей, и для продавцов. Вот и стараются и те, и другие - на каждом автосалоне оказывается полно "сенсаций" и "прорывов" в той или иной области, которые впоследствии оказываются той же самой "жестянкой с мотором", шумной и экологически вредной, что и десятилетия назад. Так что на этом фоне случай с Фольксвагеном - это так, мелочь...

.

Об экологии. Мысли, не вошедшие в "предыдущие" части...

Некоторые мысли, относящиеся к предыдущим статьям, но не вошедшие в них…

Есть такая наука – экология. Наука о взаимодействиях живых организмов и их сообществ между собой и с окружающей средой (как сказано в Вики). Наука эта довольно старая – по крайней мере, в конце позапрошлого века она уже обладала достаточным аппаратом для того, чтобы считаться отдельной разновидностью биологического знания. Само понятие «экология» предложил биолог Эрнст Геккель в 1866 году, который и может считаться основоположником этого направления. Где-то около этого времени было предложено и основное экологическое понятие – биоценоз, или сообщество всевозможных организмов, существующий в некоем определенном ландшафте. С этого времени экология, как наука, стала важнейшей частью человеческого знания. Например, в области экологии работал великий русский ученый В.И. Вернадский, который включил в состав ценозов геологический фактор, связав био- и геосистемы.

К Вернадскому мы еще вернемся, а пока можно отметить, что экология, как наука, одной из первых на «биологическом поле» перешла к численному моделированию: еще в 1920 годах были выведены формулы, описывающие поведение простейших экосистем. Наиболее известна т.н. «формула Лотки-Вольтерра» или «формула хищник-жертва», описывающая соответствующую систему.  Данная модель, кстати, применяется далеко за пределами экологии, как науки, так как была одним из первых серьезных применений системного анализа. Это еще раз доказывает значение экологии, как науки серьезной и академической.

Все это так. Однако сегодня, говоря об экологии, мало кто вспоминает об биоценозах, вмещающем ландшафте и формуле Лотки-Вольтерра. Слово «экология» давно уже не ассоциируется с биоценозами и взаимодействиями «хищник-жертва». Сегодня оно имеет лишь одно довольно конкретное значение: охрана окружающей среды. Хотя, чаще всего, речь диет даже, не об охрана, а о констатации бедственного положения этой среды на сегодняшний день. Разумеется, определенная связь с «классическим» значением слова «экология» прослеживается: все-таки основной проблемой при критическом состоянии биосферы выступает состояние не отдельных особей или даже популяций, но целых экосистем. И следовательно, изучать подобные изменения разумнее всего в рамках постулатов экологии. Но вот направление этих изменений сейчас однозначно – разрушение. А источник этих разрушений в наше время может быть один – человек. Collapse )