Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Про фундаментальную перестройку бытия

 На самом деле только сейчас становится понятным, событием какого масштаба было начало Революции, случившееся в 1917 году. Событием отнюдь не столетия – как традиционно принято считать – и даже не тысячелетия. А примерно четырех-пяти тысяч последних лет. (Если не более того.) Поскольку она знаменовало не просто изменение государственного устройства – как «обычные» буржуазные революции – а полное переформатирование всего образа жизни человека. Начиная с его самых глубинных сторон жизни. Взаимоотношения между людьми (включая такие важные явления, как любовь и секс), познание людьми мира (наука), его изменение (труд), ну и т.д., и т.п. – все это Революция переменила кардинально.

Разумеется, это не значит, что все указанные изменения проявились одномоментно. Скорее наоборот – начало этого титанического процесса оказалось, фактически, незаметным. Что, во-первых, создало иллюзию того, что «жизнь сейчас такая же, что раньше». (Ну, почти такая же.) А, во-вторых, породило не менее опасное заблуждение, состоящее в том, что «революция победила, и завтра будет коммунизм». Ну ладно, почти коммунизм – пресловутый «развитой социализм». Т.е., что социальная система перешла в устойчивое состояние, сравнимое с состоянием прежних «стационарных обществ». (Скажем, капитализма или феодализма, которые прекрасно «переносили» и массовую нищету, и развал экономики при кризисах, и вымирании трети населения от болезней, ну и т.д., и т.п.)

Понятно, что подобное восприятие мира – характерное для пресловутой «эпохи застоя» - в действительности оказалось критичным. В том смысле, что привела к излишней «расслабленности», к излишнему снижению скорости развития – в результате чего был упущен темп перестройки общества. (Производственной перестройки, прежде всего.) Ну, а закончилось все понятно как: серьезным поражением самого передового на тот момент типа общественного устройства (СССР) с очень большим откатом назад. О чем – в смысле, о процессе этого самого поражения – было написано очень много. В том числе, и в данном блоге.

Тем не менее – как уже не раз говорилось – полностью проиграть событие такого рода не может в принципе. Поскольку революционные изменения давно уже вышли за пределы отдельных государств, пронизав все существование нашей цивилизации. Поэтому можно с большой долей уверенности предположить, что те силы, которые решат не отбрасывать эти самые изменения, как «ошибочные», а используют их в своих интересах, окажутся в выигрышном положении. И наоборот – те, кто в максимальной степени «поставит» на поражение Революции, в максимальной степени начнет «выкорчевывать» ее корни из собственной структуры, проиграют безусловно.

Это прекрасно подтверждается последними примерами: скажем, КНР (в меньшей степени) и КНДР (в большей) не только сохранили определенную часть «революционных элементов», но даже приумножили какую-то долю их. (На самом деле, долю небольшую – поскольку сами изменения в данных странах не успели пройти слишком далеко.) Особенно характерен тут пример Северной Кореи – страны, попавшей в 1990 годах в крайне сложные, практически катастрофические условия. (Исчезновение СССР лишило КНДР практически всего нефтяного топлива в условиях экономического эмбарго. Что фактически было эквивалентно утрате современного производства, как такового.) Тем не менее, данное государство не только сохранилось, но и смогло выйти на «следующий уровень» развития производства – практически, на постиндустриал. (Т.е., на возможность малосерийного и штучного производства современной продукции.) Причем, в последние годы это касается не только – и не столько – военных заводов. (Например, тем жилищного строительства в КНДР очень высок, в разы превосходя то, что было в 1970-1980 годах. Про 1990-2000, думаю, и говорить не стоит.)

С другой стороны, многие республики бывшего СССР – включая РФ – поставили на «десоветизацию», как основу своей политики. Collapse )

В чем разница между "левым" и "правым" миром?

Итак, как было сказано в прошлом посте , традиционное разделение на правых и левых по отношению к равенству на самом деле является не основой, а лишь следствием более фундаментального различия. А именно: отношения к отбору и случайности, как способа решения всех проблем. В том смысле, что правые, буквальным образом, боготворят случай и признают единственно значимым историческим фактором. Точнее сказать, не признают открыто:и как раз открыто правые говорят обратное – о необходимости неких «правильных действий», совершаемых «правильными людьми» - но в действительности подразумевают именно ловлю удачного случая.

Это очень хорошо видно на примере того же биржевого трейдинга. (Который не отрицается практически никем из «правого лагеря».) В том смысле, что полная хаотичность и непредсказуемость той же биржевой игры была доказана еще в позапрошлом веке – когда появилась «Теория вероятностей». Однако до сих пор существует огромный «пул» концепций, курсов и тренингов, посвященных данному делу. (Т.е., огромные средства уходят в создание видимости того, что «биржевые дела» совершенно рациональны.) Правда, от биржевых кризисов это не спасает – как и сто лет назад они оказываются непредсказуемыми. Скажем, в относительно недавнем кризисе 2008 года смог проиграть – т.е., обанкротится – такой «экономический монстр», как Lehman Brothers (основанный еще 1850 году!). Т.е., даже более, чем полуторастолетняя работа на рынке и наличие более, чем квалифицированных специалистов не помогло в столкновении с Хаосом.

Однако надо признать, что в указанном кризисе 2008 года были не только проигравшие, но и победители. В смысле – «родоначальники» новых «экономических пузырей», сменивших пузыри «старые». (Скажем, ипотечный.) Например, это можно сказать про «сланцевых добытчиков» - число которых как раз после указанных событий, фактически, удвоилось. (В 2007 в тех же США было чуть больше 600 буровых, а в 2011 – уже более 1200.) Поскольку именно после кризиса инвесторы, «обжегшись» на потребительском и банковском рынке, бросились вкладываться «в железо». (В конкретные производства.) Так же в качестве «винеров» 2008 можно назвать небезызвестного Маска, и вообще, большую часть стартаперов, в небывалом количестве выросших на массированных денежных вливаниях, характеризующих «посткризисное» время. Именно поэтому, формально признавая разрушительность «событий 2008 года», реально большинство «правых» не видит в них чего-то реально опасного. Делая акцент на том, что «после данного кризиса наступил экономический рост», и вообще, «кризисы необходимы и очистительны».

Однако они умалчивают, что даже после «восстановления» никаких особых изменений – которые могли бы характеризовать выздоровление экономики – вроде роста «физического» производства, в подобной ситуации наблюдаться не может. А значит – нет никакой надежды на то, что когда-то бешеными темпами растущий «национальный долг» можно будет выплатить. (Как это случилось после Второй Мировой войны.) Важно то, что «средний американец» (или, скажем, «средний европеец») от всего этого «немыслимого экономического роста» - коим характеризуется поведение биржевых индексов последнего десятилетия – если что и получает, так это ухудшение своего реального положения. Поскольку все имеющиеся «суперденьги» уходят напрямую на биржевой рынок, минуя не только сферу «физического производства», но и систему поддержания общественного жизнеобеспечения. (Вроде медицины, образования, энергетики и т.д.)

Причем, способов разрешения данной проблемы в рамках «правой доктрины» не существуетCollapse )

Почему "хозяева мира" никогда не смогут жить дружно?

В прошлом посте было сказано, что основной задачей капиталистов, из Альфой и Омегой, является задача конкуренции. Именно она определяет стратегию и тактику их поведения, а так же стратегию и тактику всех «подчиненных инстанций». Наверное, после этого может возникнуть вопрос: с чем же это связано? В том смысле, что могут ли капиталисты обходиться без вечной войны друг с другом – включая переход ее из экономического в политический, а далее в собственно военный, план? («Мирно» эксплуатируя всех остальных к общей пользе своего класса.)

Впрочем, можно сразу сказать: не могут. Но пойдем по порядку. И, прежде всего, укажем, что проекты в плане достижимости подобного мироустройства выдвигаются постоянно – начиная с позапрошлого столетия. Самым же известным примером «модели мирного капитализма» выступает знаменитая «Концепция устойчивого развития», предложенная в конце 1970 годов т.н. «Римским клубом». Напомню, что смысл этой концепции состоит именно в том, что все ведущие экономико-политические субъекты должны «договориться» о некоторых общих интересах. Начиная с вопросов охраны окружающей среды – этот пункт «Устойчивого развития» обычно упоминается чаще всего – и заканчивая типами производимых товаров. (В отличие от «экологического» пункта это как раз стараются не поминать – посколько в данном случае речь идет о том, чтобы заменить «реальные» продаваемые блага на блага цифровые.)

И да: знаменитые «встречи в Давосе», равно как и множество иных «международных клубов» - включая пресловутый Бильдербергский – основываются именно на указанных принципах. В смысле – имеют своей целью объединение всей мировой элиты в некое «единое целое». В ту самую Планету Торманс по Ефремову или в «Железную пяту» по Джеку Лондону. Однако – к величайшему счастью – все эти Давосы и Бильдерберги являют собой лишь плохо срежиссированные спектакли «всемирного единства», где «лучшие люди» проливают крокодиловые слезы по невинно загубленной природе или, скажем, «страдающим детям Африки». В действительности же если о чем они и думают – так это о том, как бы поудачнее вцепиться в горло друг другу, нанося смертельные удары.

Кстати, первыми об этом – то есть, о том, что вся «международная деятельность» есть лишь плохой спектакль – узнали «наши» элитарии. В том смысле, что они, приняв в свое время картинку с приветливо улыбающимися «лидерами» за правду, решили положиться на «международное здравомыслие». И практически «сдали» свою страну в лапы этим самым «джентельменам во фраках», так как думали, что сделанные ими «джентльменские соглашения» чего-то значат! Ну, а потом тот же Ельцин кричал-возмущался: как же так, мы же по понятиям договорились с вами о нераспространении НАТО на Восток! Или, скажем, о небомбардировках Югославии! А нас кинули, как последних лохов! (Забавно тут, разумеется, то, что «наши» думали, что это они, наоборот, такие хитрые, что добились от «наивных западников» каких-то выгодных себе решений.)

Впрочем, сейчас это все давно уже история. В том смысле, что давно уже понятно, что любые «глобалистические» действия могут означать только одно: то, что они приносят выгоду тому или иному участнику этого самого «глобализма». (И никогда – всем вместе.) Причем, еще недавно, подавляющая часть этой выгоды доставалась представителям Соединенных Штатов – то есть, весь «глобализм», фактически, был обозначением американской гегемонии и ничего больше. Сейчас же – как уже не раз говорилось – эта самая гегемония США разрушается, и чем дальше, тем больше. Вследствие чего эти самые «международные форумы» начали превращаться в откровенную «пустую говорильню», нужную, скорее, для демонстрации внутри «своих» стран. (Дескать, нас слушают «иные лидеры» - и значит, мы сильны в мире.)

В чем же причина этого? В смысле – почему все эти Бильдербеги, Давосы и Римские клубы так и не стали действительной формой «соглашения элит», пресловутым зародышем «Железной пяты»? Как не удивительно, ничего странного тут нет: дело в том, что этого не произошло потому, что подобное «сотрудничество лучших» просто противоречит их, «лучших», глубинным «установкам». Ведь что такое капиталистическое мироустройство? Это устройство мира, в котором главной целью экономических субъектов является получение прибыли. Collapse )

Про коронавирус, локдауны и экономику - или о том, чего же не видит политология

У блогера Сапожника вышел пост , где он попытался  объяснить разность в протекании «ковидной истерии» в Европе и России. С точки зрения науки политологии – как он авторитетно указывает в том же тексте. Так вот, с точки этой самой науки, причина различия отношения к «коронавирусным ограничениям» в России и Европе оказалась связана – по мнению указанного автора – с тем, что в России «автократия», а в Европе – «демократия». (Сам Сапожник называет устройство власти в РФ «авто (клепто-)кратия», делая реверанс в сторону т.н. «либеральной общественности». Дабы последняя не прокляла его в связи с «оправданием этой страны».)

Дескать, в «цивилизованных странах» власть имеет столь большую «легитимность» - опять же, термины господина Сапожника – что любые ухудшения жизни людей оказываются для нее нечувствительными. «Тоталитарные монстры» - вроде Китая или КНДР – этой самой легитимностью же не заморачиваются вообще. (Кстати, Южная Корея в данной квалификации куда относится?) А вот «автократии» - а именно, наша любимая РФ – подобной роскоши себе позволить не может. И вынуждена как-то «договариваться» с народом, по крайней мере, в том смысле, что не загоняют его в бессмысленный и беспощадный локдаун.

Впрочем, понимая, что указанное недостаточно, Сапожник пускается дальше в размышления относительно «политических» и «базовых» прав, которые – с точки зрения политологии же – по-разному воспринимаются в демократических и автократических государствах. Если кратко, то права «политические» - это по Сапожнику «права коллективные, «права сообществ», и поэтому за них идет «политическая борьба». Права же «базовые» - это права индивидуальные, и никакой политической борьбы за них быть не может. Может быть бунт, но это другое, поскольку «политическая борьба» - это борьба партий, т.е., организованных сил. А бунт – это просто выступление людей против угнетения, и поэтому в силу своей неорганизованности он может быть легко подавлен.

Разумеется, в подобном случае получается, что «автократия» - то есть, то, что существует в РФ – это наиболее заботящийся о гражданах тип государства. Правда, в данную конструкцию как-то не укладывается то, что указанный момент проявляется только в случае с «ковидом». (В других случаях местная власть ведет себя как-то по-другому в плане тех же «базовых прав» - скажем, повышает пенсионный возраст и т.п.) Впрочем, самое интересное тут даже не это – а то, что описанный автор умудрился полностью упустить самый главный фактор человеческого бытия. А именно – экономику. Точнее, не экономику даже, а то, что можно назвать системой общественного производства.

Поэтому ему и пришлось формировать довольно абсурдную конструкцию с «легитимностью» и «базовыми правами» - которые в данном случае оказались противоположными правам политическим.  Абсурдность этой схемы прекрасно видно в приведенном в указанном посте примере с ограничением свободы передвижения, которая оказывается не равной соответствующему «политическому праву»: дескать, описанное в Конституции право – это про выезд/въезд за границу, а не про возможность свободно выходить из дому. (Что звучит забавно на фоне того,  что в Европе и за границу перемещаться «забанили».) А все из-за того, что в размышлениях «политолога» исчезло понимание того, ради чего любой политический режим творит все свои дела. (И хорошие, и плохие.) А делает он их ради того, чтобы правящие классы получали прибыль за счет прибавочной стоимости, возникающей в системе производстваCollapse )

События в Техасе - как следствие завершения "энергоизобильного мира"

Удивительно, но пресловутая «трагедия в Техасе» на самом деле иллюстрирует не что иное, как описанные в прошлом    посте  проблемы. То есть – несоответствие текущего положения и привычного образа жизни, сложившегося в «энергоизбыточное время» в развитых странах. Да, именно так:  для США, вообще, практически все время существования было характерно избыточное количество «энергоносителей» - будь то уголь в период «угля и стали», или нефть и электричество в период «нефти и электричества». (И даже дрова в «доугольный период» тут были более, чем в избытке.)

Ну, а Техас всегда (по крайней мере, последние 100 лет) выделялся даже на этом фоне. В том смысле, что именно тут в 1920-1950 годы добыча нефти осуществлялась методом «просверлил дырку в земле». В смысле – требовала минимальных вложений при максимальных результатах. И это с учетом крайне благоприятного «естественного климата» и избыточности природных ресурсов. (Скажем, в плане промышленного скотоводства, и вообще, сельского хозяйства.) Разумеется, определенные проблемы в данном штате создавали частые смерчи и пыльные бури – вызванные, кстати, в значительной мере экстенсивных характером человеческой деятельности – но по сравнению с проблемами в иных местах они кажутся несерьезными. (Точнее – казались до недавнего времени, но об этом будет сказано чуть ниже.)

В любом случае, для обитателя России – страны рискованного земледелия, холодного климата и огромных низкопродуктивных земель – Техас мог показаться настоящим раем. Не уступающим по своей «райскости» благословенному Средиземноморскому региону. Причем, это самое «показалось» вполне подтверждалось и «официальной статистикой»: ВВП Техаса превосходит ВВП России. (В 2015 году Техас имел $1,639 трлн, а РФ - $1,325 трлн соответственно. И это еще в абсолютных цифрах, без пересчета «на душу».)

Впрочем, в данном случае нам важно не сравнение с Россией, а то, что в данном месте всегда (по крайней мере, 100 последних лет) всегда наличествовала ресурсная и энергетическая сверхизбыточность. Отсюда проистекает и особенности «техасской жизни» - например, все эти огромные, в несколько сотен «квадратов» дома, отапливаемые электричеством. Ну, а что, очень удобно – и в плане легкости монтажа, и в плане нетребовательности к лишней инфраструктуре: провел свет, и все, хватит. (Кстати, и водопровод с канализацией тут, в основном, местные: скважина и септик.) О том, что эти самые дома, по сути, были «каркасниками» со слабой теплоизоляцией, и говорить не стоит: по существу, так принято строить по всем США.

Или, скажем, тут были популярные монстроподобные «настоящие американские автомобили» – «внедорожники», пикапы по сравнению с которыми «жигули» выглядят тележкой для гольфа. А так же – еще более монстроподобные «фуры»-грузовики, необходимые для того, чтобы доставлять техасцам «все необходимое». (Сделанное в Китае, разумеется.)  Ну, и конечно же, под весь этот «автозоопарк» строились шикарные автострады, с огромными развязками, множеством полос – необходимые для того, чтобы указанные «автомонстры» с комфортом перемещали людей ежедневно на много десятков, а порой – и сотен километров. (Благо, теплый и относительно «однородный» климат позволяет делать это очень дешево – кажется, раз в пять-шесть дешевле, нежели в России.)

В общем, девизом Техаса вполне могло быть названо словосочетание: «fuck fuel economy»Collapse )

Жизнь «постнефтяного мира». Транспортный вопрос

На самом деле вопрос о том, что будет, когда «закончится нефть», не совсем корректен. Поскольку очень сильно смещает тему в практически невозможное: нефти на нашей планете столько, что закончится она в ближайшее время не может. Другое дело, что эта самая имеющаяся «бесконечная» нефть будет иметь совершенно иную цену по причине совершенно иной доступности. То есть, на извлечение ее из земли потребуются совершенно иные затраты, нежели они требуются сейчас. Когда, например, на то, чтобы получить баррель (158 литров) «черного золота», требуется потратить от 10$ в Саудовской Аравии до 80$ в США. (Это еще по-божески – в Канаде, например, сланцевая добыча барреля доходит до 120$.) В России, кстати, этот показатель колеблется от 15$ до 30$ для разных месторождений.

Впрочем, самое интересное тут то, что еще полвека назад и ранее эта величина была на порядок меньше. В том смысле, что добыча нефти обходилась практически задаром (от 0,03$ до 0,5$) – и это не шутка. Скажем, в Техасе (хе-хе) 1920-1930 годов многие фермеры просто ставили на своем поле нефтяную «качалку» (до этого пробурив небольшую скважину в несколько десятков метров) – и получали «гарантированный доход». Примерно то же самое было на Ближнем Востоке – только с учетом того, что тут «вонючую жижу» добывало не местное население, а пришлые европейцы (в основном, британцы), отдавая местным какую-то символическую плату. (Это уже потом, когда после Второй Мировой войны на Ближний Восток пришли США, арабские шейхи смекнули, что неплохо бы «подзаработать» на желании двух «разновидностей» англосаксов выхватить друг у друга «нефтяные куски» пожирнее.)

На этом фоне неудивительно, что нефть не то, чтобы не ценили – но относились к ней, как к недорогому ресурсу. (Конечно, владея скважинами с миллионными запасами, можно было быть крайне богатым – сути это не меняет.) Поэтому транспорт довоенного, военного и послевоенного Запада строился на основе избытка топлива. В том смысле, что потребление бензина, дизельного топлива или мазута практически не считалось – отсюда «многолитровые» автомобили, трансокеанские лайнеры со средней скоростью в 30 узлов, широкое развитие гражданской авиации.  (СССР в это время наоборот жил в условиях нефтяного дефицита. Отсюда и известная разница в объемах и мощностях моторов тех же автомобилей или, скажем, малое количество авиарейсов до начала-середины 1960 годов.)

Впрочем, самая главная особенность «эпохи дешевой нефти» - это значительное удлинение «транспортных плечей», причем, для почти всех типов транспорта. (За исключением железнодорожного, о нем будет cказано чуть ниже.) На самом деле это естественно: если «накладные расходы» (цена топлива) почти отсутствуют, то зачем ограничивать себя? (То есть, если уж потратился на транспортное средство, то имеет смысл эксплуатировать его по-полной.) Поэтому неудивительно, что в конечном итоге данная особенность дала огромные «маятниковые» перемещения населения от работы домой и обратно. (С разделением городов на «спальные» и «деловые» районы.) Кроме этого, данная система позволила разделять производственные комплексы на отдельные предприятия, порой расположенные за сотни, а то и тысячи километров. Особенно при условии наличия морских путей сообщения.

Были тут и «пострадавшие» - например, рельсовый транспортCollapse )

О разнице между российскими и китайскими капиталистами

По результату последних постов (1, 2) в голову пришла мысль о том, что между российскими и китайскими капиталистами есть одна большая разница. (Разумеется, слово "капиталист" тут надо понимать, как "усредненный портрет представителей класса".) А именно: китайские капиталисты принимают марксову "трудовую теорию стоимости", а российские ее категорически отвергают.

В том смысле, что в Китае уверены, что прибавочная стоимость товара порождается рабочими (так же обобщенными) в процессе его производства. А в России - что прибавочную стоимость создает капиталист в процессе акта купли-продажи. Отсюда вытекает и различное отношение к производственным процессам. Например, в КНР - как уже не раз говорилось - стараются максимально увеличить число последних у себя. Причем, делая упор на тех, которые приносят максимальную прибавочную стоимость - т.е., требуют для себя максимального числа максимально квалифицированного труда. Поэтому они упорно и методично занимаются построением "полной" производственной схемы - начиная с разработки продукта и заканчивая ее дистрибуцией.

"Наши" же уверены, что надо оставлять себе лишь максимально прибыльные операции. То есть, операции, кои приносят максимальный "мгновенный" доход - скажем, перепродажу, где маржа достигает десятков процентов. (Лучше всего, конечно, торговать природными ископаемыми, но можно и всем остальным.) Впрочем, годятся любые "посреднические услуги", где не требуется вбухивать миллиарды долларов в сложную систему производства - и уж конечно, где не надо готовить для этого людей. Все же остальное - выносится на "оутсорс".

Разумеется, тут можно сказать, что примерно то же самое происходит и на Западе - и это будет верным. (Запад - современный, конечно - марксизм так же не понимает и не принимает.) Но у нас это явление выражено еще более ярко и категорично. "Главный производитель - это хозяин, который может выгодно купить и продать. А потом - снова купить, но уже дешевле!" - для россиян практически аксиома. А мысль о том, что работающая масса в данной системе играет какую-то роль - ну, за исключением прожирания полученной успешным хозяином прибыли - возникает очень редко. (Поэтому - очень редко возникает вложение в "человеческий капитал".)

Собственно, и ориентация на помещение полученной прибыли "в банк" - которой страдают все этажи нашего общества, от обычных граждан и до государства - порождается именно этимCollapse )

Почему нынешние элиты не способны бороться с кризисами

На самом деле никакой интриги тут нет: в прошлом  посте  уже было сказано – почему? А именно: потому, что нынешние «лучшие люди» с кризисами не просто не могут работать, а, скорее, даже не имеют понимания: что же это такое. Поскольку во время всего своего существования в качестве «лиц, принимающих решение», они не разу не сталкивались с данным явлением. Подобная мысль может показаться странной: ведь и в 1980 годах, и в 1990, и в 2000 кризисы, вроде как, наличествовали. В том смысле, что и «черный понедельник» 1987 года, и знаменитый «азиатский кризис» 1997-98, и «крах доткомов» 2000, и «ипотечный кризис» 2008 совершенно явственно присутствуют в мировой истории. Что – в совокупности с выходом из последних – вроде-как должно свидетельствовать и о том, что кризисы нынешним властителям знакомы. (И о том, что те могут хоть как-то выходить из подобного состояния.)

Но эта мысль неверна. В том смысле, что, во-первых, указанные кризисы называть их «кризисами» можно весьма условно. А, во-вторых, никакого …. осознанного выхода из них не было. Да, именно так: указанные события действительно имели определенные признаки «экономического кризиса» - такие, как падение биржевых индексов и снижение роста ВВП (а порой даже снижение оного) – однако в действительности их влияние на жизнь развитых стран было на порядки более слабым, нежели влияние «классических» экономических кризисов XIX-XX столетия. Когда происходило массовое разорение производителей и целых отраслей производства, наступала массовая безработица и падение уровня жизни населения. Тут ничего этого нет: разумеется, некоторые фирмы и биржевые трейдеры действительно разорялись, но дальше этого процесс не шел.

Разумеется, на «периферии» было несколько пожестче. Скажем, , во время азиатского кризиса 1998 года случился «дефолт» в РФ, при котором рубль «упал» в четыре раза. Но даже тут подобное состояние оказалось временным – уже через два года (в 2000) «разорившийся средний класс» начал вновь «нагуливать жирок». Что же касается властителей, то им, вообще, не пришлось практически ничего делать: разумеется, правительство Примакова-Маслякова ликвидировало наиболее деструктивные элементы «новорусской экономики», сложившейся в 1990 годы. Но ни о какой системной перестройке даже речи не шло: достаточно было чуть ослабить «утилизаторскую удавку», и экономика поперла вверх. Исключительно за счет своих «внутренних резервов»: просто вводились в строй простаивающие до этого мощности.

Я, кстати, хорошо помню это время, когда вдруг оказалась, что работа инженером или слесарем может давать хоть какой-то доход. И можно вести не нищенское существование, как это было ранее, а более-менее «нормальную жизнь». Тогда, «неожиданно» в магазинах появилось множество «отечественных товаров», поперло вверх жилищное строительство и т.д. В общем, открылась очередная надежда на лучшую жизнь, которая стала лейтмотивом «сытых 2000 годов». Разумеется, тут нет смысла подробно разбирать данное событие. Поскольку причин для этой «сытости» было множество – начиная с указанных «примаковско-масляковских действий» и заканчивая общеизвестным ростом цен на нефть.

Но одна вещь в данном случае была более, чем очевидной: в это время никаких существенных изменений сложившейся во время «развитого ельцинизма» элитарной системы не произошло.Collapse )

Итоги года. Лузеры и винеры среди государств 1

Итак, от отдельных политических деятелей – кои рассматривались в прошлом посте – переходим к государствам. И посмотрим, кого в данном случае можно считать выигравшим, а кого проигравшим.

Впрочем, в данном случае вопросов с «винером» нет: это, конечно же, Китай. Страна, которая и до этого года демонстрировала неплохие успехи – и, по существу, может рассматриваться, как победитель, как минимум, последних десяти лет. Тем не менее, тут сразу же надо сказать, что на начало 2020 это самое «винерство» выглядело не столь однозначно. Во-первых, потому, что уже несколько последних лет главное основание «китайского успеха» - экономический рост – неуклонно снижался. (С 12% экономического роста в 2010 году она упала до 6% экономического роста в 2019.) А, во-вторых, поскольку этот рост, в значительной мере, опирался на рост государственного и частного долга страны. Причем, если госдолг тут достаточно низкий – порядка 10% ВВП (скажем, в США он превысил 116% ВВП) – то долг частный на порядок больше.

Именно поэтому в конце прошлого – начале нынешнего года многие аналитики вели разговоры о том, что Китай может утерять свои ведущие экономические позиции. И даже погрузиться в кризис с развалом, массовой нищетой и т.п. вещами – вплоть до развала. Разумеется, это наиболее «радикальные» прогнозы, однако и без них положение КНР выглядело – по мнению «лучших умов» Запада – не слишком хорошо, особенно на фоне продолжающейся «торговой войны» с США. Которая привела не только к подписанию пресловутой «сделки», но и к тому, что значительная часть экспорта данной страны оказалась под санкциями. Например, это коснулось корпорации Huawei, которая была избрана Штатами для «показательной порки». Причем, не только смартфонов, но и коммуникационного оборудования, включая знаменитые «сотовые сети стандарта 5G».

* * *

По последнему поводу, впрочем, надо писать отдельно. В том смысле, что этот запрет может быть обозначен, как реакция Запада на утрату своего технологического лидерства. (До указанного момента все технические новинки приходили или из Европы, или из США – но никак не из азиатской страны) Пока же только можно отметить, что в целом план «показательной борьбы» с Китаем провалился. В том смысле, что падение продаж Huawei было компенсировано ростом продаж иных китайских фирм – китайские производители Xiaomi и OPPO, которые «приняли» на себя вытеснение Huawei. (И сумели, например, выдавить американский Apple из тройки лидеров по продаже смартфонов.) Впрочем, это уже будут частности. Поэтому тут можно только еще раз указать, что в целом для Китая американские «санкционные меры» оказались не такими чувствительными, как это планировали американцы.

Так же, как и политические меры подобного рода – например, стимуляция антикитайских настроений в Гонконге. Напомню, что еще в 2019 году были люди, которые считали, что там станет возможным провести очередной акт пресловутой «Оранжевой революции». Однако в действительности уже 2019 год показал, что «оранжад» возможен только при очень специфических условиях. А в 2020 эта тема, вообще, ушла с политической арены, смененная «мегатемой» пресловутого COVID-19.

Впрочем, если говорить о «ковиде», то он так же в начале года виделся, как причина, способная ввергнуть Китай в небытиеCollapse )

Миф глобализации и война

В прошлом посте  рассматривался вопрос о «капитализме с человеческим лицом» - он же «государство всеобщего благоденствия». Которое в действительности являлось старым добрым – а точнее, старым недобрым – империализмом, лишь несколько «облагороженным» под действием давления рабочего движения и «советской тени». Теперь же хочется рассмотреть еще одно популярное сегодня заблуждение на тему «текущей формации». А именно: идею «глобализации» или «глобализма».

Кстати, «глобализация» обычно идет тандемом к «человеческому лицу» в плане создания образа «блистательного Валинора» из капиталистического Запада. Ведь что означала эта «глобализация» для своих фанатов? А то, что теперь одна из самых страшных бед «досовременного мира» - а именно, война – является невозможной. По той простой причине, что весь мир сегодня охвачен одними и теми же корпорациями, фабрики которых разбросаны по всему миру – а значит, этим самым корпорациям нет никакой нужды в войне одной страны с другой. Да и вообще, постулировалось, что «время национальных государств прошло», и что теперь ведущую роль будут играть эти самые корпорации. Которые, собственно, и становятся единственно значимыми субъектами современного мира.

Более того – национальным государствам предрекалось вообще, исчезновение в качестве формы организации общественной жизни, предрекалась замена их на некие «регионы» и отдельные города-мегаполисы. (Полисы?) Разумеется, касалось это и населения этих самых стран, которое должно было сменить свою «национальную идентичность» на что-то иное. В самых «смелых» предположениях, вообще, считалось, что обитатели Земли расколются на небольшое сверхобразованное «глобалистическое меньшинство» - «новых кочевников» - и огромную «серую массу», существующую то ли за счет подачек со стороны этих кочевников, то ли за счет натурального хозяйства.

* * *

Самое, наверное, удивительное в этих прогнозах было то, что они чуть ли не один к одному повторяли знаменитую «Железную пяту» Джека Лондона от 1908 года. Однако, в отличие от американского писателя, их авторы относились к описываемому «будущему» с очевидным восторгом. В том смысле, что они чуть ли захлебывались от радости при мысли об указанном неравенстве. (Даже если формально и писали в алармистском тоне.) Ну, а самое главное – эти апологеты-мыслители, судя по всему, не были знакомы ни с романом Джека Лондона (настоящий интеллектуал читает только модные книги!), ни с тем, что он – этот самый роман – оказался совершенно не соответствующим действительной реальности. (Впрочем, понятно, что второй пункт вытекает автоматически из первого.)

Да и вообще, сторонники «глобализма/глобализации» оказались удивительно исторически невежественными. В том смысле, что они, судя по всему, ни сном ни духом ни слышали про то, что в жизни человечества уже был период, в котором деньги и люди спокойно перемещались через границы. И в котором, например, российские помещики ездили в Париж, как к себе домой, а в по российским улицам катались трамваи, выпущенные немецкой фирмой «Siemens». Впрочем, последняя, вообще, вольготно чувствовала себя на российской земле, имея значительные капиталовложения в местную промышленность. (Половина энергетики тут была именно «сименсовкой». Ну, а вторая половина – «эдиссоновской».) Но только этим участие германского капитала в экономике Российской Империи не исчерпывалось: например, немецкие деньги играли значительную роль в судостроении, включая военное.

Впрочем, с ними соперничали английские, а в особенности – французские капиталы, которые охватывали практически все высокотехнологичные области Империи. (Вместе с английскими и французскими технологиями.) И, разумеется, Российская Империя тут была не исключением. В том смысле, что капиталы «большой четверки» (Британия, Франция, Германия, США и примкнувшая к ним Бельгия) в это время – а речь идет о самом начале XX века – встречались, а порой господствовали практически по всему земному шару. Везде – в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке, на Балканах и т.д. – германская электротехника боролась с американской, а французские банки с английскими. В магазинах по всему миру продавались британские ткани и французские вина, французские консервы, немецкие готовальни, британские туфли – ну и т.д.,и т.п….(Только продукты – в связи со слабым развитием холодильной промышленности – были, в основном, местныеCollapse )