Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

На "День дурака"

Удивительно, но я еще помню, когда День Дурака воспринимался, как реальный праздник. Разумеется, не на официальном уровне, но достаточно близко к нему. В том смысле, что его реально ждали – как возможность вновь увидеть «любимых артистов», в смысле, юмористов, шутящих на телеэкране. Ну, и разумеется – весь «спектр» юмора, начиная с «любимых комедий», и заканчивая разного рода КВНами. Да что там КВН – в указанное время престиж «работников сатиры и юмора» был столь высок, что когда в наступающем 1992 году «дорогих россиян» вместо надоевшего Михаила Сергеевича Горбачева поздравлял Михаил Николаевич Задорнов, это воспринималось, как должное. Ну, разумеется, сам факт отсутствия руководителя государства может быть кого-то и удивил, однако тот факт, что вместо него это делает «писатель-сатирик» - а не политик, или, скажем, ученый, религиозный деятель или драматический актер – воспринималось, как само собой разумеющееся. Столь велик был авторитет и самого Задорного, и той самой «профессиональной группы», которую он представлял.

Собственно, подобное ощущение было и в следующее десятилетие. Если кто помнит, то популярность «юмора» в 1990 годы была колоссальной – несмотря на все идущие в стране пертурбации. Наверное, указанное время– особенно первая часть десятилетия – было настоящим расцветом «юморизма». Можно, к примеру, вспомнить пресловутый «Аншлаг», с вершиной его взлета – многодневном путешествии на теплоходе. (А может быть, было несколько путешествий – уже не помню.) Рейтинг данной передачи был огромный – несмотря на то, что шутки становились год от года все тупее. (А, может быть, и были таковыми с самого начала.) Но народу нравилось – как нравился ему знаменитый в свое время «Клуб белого попугая». Где так же известные личности в основном пили водку в эфире – причем, как говорят, самую настоящую – и вели о чем-то беседы. А восхищенные профаны взирали с радостью на подобное зрелище. Ну, или тот же КВН – после которого смаковалась каждая шутка, обсуждение которых затягивалась на неделю. Да что там КВН, например, «Маски шоу» - которые сейчас абсолютно «несмотрибельны» по причине тупости «гэгов» и их одинаковости – проходили тогда «на ура».

В любом случае, в указанное время именно юмор тогда вместе с «эстрадой» - то есть, тупой попсой, густо перемешанной с русским шансоном - занимал значительную часть общественного сознания. Правда, с каждым годом его место хоть немного – но уменьшалась, до тех пор, пока не исчезла почти полностью. Причиной этого обычно называют то, что, как говориться, «объелись» - то есть, перешутили про все, о чем можно и о чем нельзя, не оставив ни одной запретной темы. На самом деле, определенная доля истина в этом есть – однако реальная причина падения популярности юмора, все-таки, немного сложнее. Дело в том, что для существования последнего требуется наличие того, что обычно принято именовать «нормой». То есть – некоего привычного состояния, неизменного порядка вещей, нарочитое искажение которого и воспринимается, как «шутка». Собственно, именно на этом и базируется вся «юмористическая культура» - начиная с «высокой» политической сатиры и заканчивая «сортирными шуточками».

* * *

Например, в «рамках нормы», считается, что в «норме» политики должны заботится о народе, а не о своем кармане. Или, что в «норме» мужчины и женщины должны существовать в рамках определенных ролей, что в норме большая часть физиологических актов должно осуществляться в определенных местах по определенным правилам и т.д. и т.п. Точнее, так считалось до определенного времени – пока текущее «размытие нормальности» не привело к парадоксальной картине. А именно – к тому, что любой «выход за рамки» не стал восприниматься, как само собой разумеющийся. Первой «жертвой» подобного состояния пала политика – это произошло еще в указанные 1990 годы, когда было замечено полное исчезновение жанра «политического анекдота». А зачем нужен был анекдот, когда реальный президент страны в прямом эфире мог дирижировать оркестром или, простите, справить малую нужду на колесо самолетаCollapse )

Конец эпохи юмора.

Прерву на время «потребительскую тему». Но и о теракте в Париже так же не буду писать, равно как и о произошедшем ранее теракте с российским самолетом. Разбирать ситуацию с террором и исламистами надо отдельно, тем более, что это крайне неоднозначная тема. Но вот потрясающий символизм случившегося не заметить все же тяжело. Речь идет о том, что время между взрывом российского самолета и терактом в Париже было заполнено известными событиями, связанными с карикатурами французского издания «Шарли Ебдо». Издевательства над погибшими в терактах показались недопустимыми даже для привыкшей ко всему российской блогосферы – в результате чего возмущение данным фактом охватило значительную ее часть.

* * *

Изначально я не собирался сколь-либо реагировать на данные события. О самом журнале в нашей стране стало известно только тогда, когда в январе этого года несколько террористов устроили «кровавую баню» в его редакции. Собственно, именно с этого времени его популярность впервые вышла за пределы Франции. Можно сказать, расстрел «Шарли» оказался самой лучшей рекламной компанией, проведенной в последнее время печатным изданием – что привело к немыслимому в наше телевизионно-интернетное время росту тиража до 3 млн. экземпляров.

Но одновременно с этим стал ясен и необычайно низкий уровень карикатур, представленных в данном издании. Тем самым был разрушен популярный миф  о высоком культурном уровне европейских художников-нонконформистовCollapse )

И опять о том же...

Одна из самых бессмысленных фраз, которая встречается в блогах и соцсетях, это фразы типа: "Хватит гадить в лифтах/подъездах!", "Давайте перестанем гадить в лифтах, и тогда у нас будет, как в Европе!". ну и т.п. и т.д.

Бессмысленные эти фразы тем, что люди, читающие их, как правило, в подъездах не гадят (и не потому, что блоггеры - особо культурные, а просто потому, что они существуют в определенной социальной среде, где гадить в общественных местах не принято). А те, кто делает подобные "дела", как правило, эти фразы не читает. Даже если их распечатать и повесить на стене (может быть, кроме фраз типа: "поймаю - еб@ло разобью!", да и то, вряд ли...)

Так вот, подобное представление создают и фразы типа: "нельзя убивать за карикатуры!", "художник имеет право говорить то, что хочет!" и прочие призывы типа "Я - шарли!". Поскольку все, кто способен к восприятию этих фраз - вне своей религиозной принадлежности - убивать карикатуристов не будут никогда.

А вот те, кто готов и может это сделать, никакого воздействия от подобных фраз не получает. Напротив, ему нравится, что неверных так "корежит", он чувствует их страх и испытывает удовлетворение от того, что его единомышленники выполнили "волю Аллаха".

Т.о., смысла в подобных действиях и словах - ноль.

Еще об насмешке и исламистах. Кратко.

На самом деле, тема очень серьезная и ее надо разбирать подробно. Пока же скажу кратко. Ситуация с "Шарли" прекрасно показывает, в какую ловушку угодила современная (западная) левая мысль. Публикация скабезных карикатур есть, не что иное, как технология, имеющее свое применение. А именно - внедрение в сознание "своих" мысли о ничтожности врага.

Именно этим занимались, например. Кукрыниксы, когда рисовали карикатуры на Гитлера. Или их американские коллеги того же периода. Воздействовать этими карикатурами на сознание фашистов, понятное дело, никто не надеялся. Для этого были иные "агитационные материалы" в виде ковровых бомбардировок и тяжелых гаубиц.

Но в последнее время стала популярной иная точка зрения. А именно - то, что осмеяние и глум реально могут изменить сознание осмеивваемых. Именно эту точку зрения разделяли убитые журналисты - поскольку, судя по всему,  их карикатуры предназначались не для сплочения "своих" (атеистов), которым от осмеяния исламских святынь не холодно и не жарко. Да и сплотиться в борьбе с "исламской угрозой" "Шарли" не предлагал. Нет. адресатом карикатур были именно мусульмане, которых (в теории) и должны были задеть порнографические изображения пророка и его последователей. (Разумеется. речь идет об авторах, издателя, как легко понять, интересовали только продажи).Collapse )

В продолжение разговора о карикатурах и терактах.

Во-первых, о свободе слова. Эта свобода появилась не только задолго до злополучных карикатур, но и до основания самого журнала "Шарли Ебдо" (1969 год). В частности, во Франции эта свобода была гарантирована еще Конституцией 1791 года. Как же в подобном случае публикации в "Шарли" могут быть борьбой за нее?

Во-вторых, о смысле осмеяния святынь. На самом деле, мысль о том, что данное осмеяние может, все-таки, способствовать разрушению религиозных верований, не нова. Ее появление надо отсчитывать не с эпохи Просвещения даже, а намного раньше. Наверное, с эпохи Реформации и религиозных войн, когда степень насмешек с обоих сторон  конфликта достигала  больших высот, нежели сейчас. И карикатуры рисовались, и тексты писались вполне под стать "Шарли" (можно вспомнить, например, Раблэ).Collapse )

Про актуальное. Кратко.

А какой смысл карикатуры на религиозного персонажа? Доказать, что раз их автора не убило молнией (или что там вместо нее у мусульман) - то его нет? И за счет этого переубедить сторонников данной религии. Если это так, то следует признать, что этот путь не блещет эффективностью -  вряд ли хоть один мусульманин отрекся от своей веры благодаря пресловутым карикатурам.

Т.е, вопрос, конечно, не о сочувствии исламским фанатикам - с ними-то все понятно. А о смысле  "антирелигиозной борьбы"  путем карикатурного глумления. Ведь если эффект его равен нулю, то значит, единственный результат этих карикатур - те самые 12 трупов. А значит, ничего хорошего от подобной "антирелигиозной борьбы" нет...